<<
>>

§ 1. Понятие и виды освобождения от уголовной ответственности

В некоторых случаях достижение целей борьбы с преступностью и целей наказания возможно без возложения на виновных лиц уголовной ответственности или при их осуждении, но с освобождением от реального отбывания наказания.
В связи с этим в уголовном праве России устанавливаются институты освобождения от уголовной ответственности (гл. 11) и освобождения от наказания (гл. 12). Данным институтам посвящены две самостоятельные главы УК. Таким образом, законодатель разграничил понятия «уголовная ответственность» и «наказание». Понятие уголовной ответственности является более широким, нежели понятие наказания, и включает помимо последнего другие неблагоприятные уголовно-правовые последствия, которые претерпевает лицо, совершившее преступление, в частности судимость. Наказание по существу — одно из непосредственных проявлений и выражение уголовной ответственности, поэтому освобождение от уголовной ответственности представляет собой одновременно и освобождение от возможного в будущем наказания. Наказание вне уголовной ответственности немыслимо. Но когда законодатель говорит об освобождении от уголовной ответственности, то имеется в виду освобождение лица, совершившего преступление, от осуждения со стороны государства, т.е. от вынесения ему обвинительного приговора судом. Освобождение от уголовной ответственности в отличие от освобождения от наказания может быть предоставлено не только судом, но и другими органами: следователем с согласия руководителя следственного органа и дознавателем с согласия прокурора. Освободить от наказания может только суд. Соответственно различаются и стадии, на которых предоставляется освобождение: освобождение от уголовной ответственности осуществляется только до момента постановления обвинительного приговора, далее возможно только освобождение от наказания. Освобождение от уголовной ответственности представляет собой освобождение лица, совершившего преступление, но впоследствии утратившего свою прежнюю общественную опасность в силу ряда обстоятельств, указанных в уголовном законе, от применения к нему со стороны государства мер уголовно-правового характера (за исключением несовершеннолетних, которым, несмотря на освобождение от ответственности, назначаются меры воспитательного воздействия).
Освобождение от уголовной ответственности возможно, только если лицо действительно совершило преступление. Другими словами, необходимо основание уголовной ответственности — совершение деяния, содержащего все признаки состава преступления (ст. 8 УК). В силу этого к освобождению от уголовной ответственности не относятся случаи, когда лицо не подлежит ответственности на основании ч. 3 ст. 20 УК (возрастная невменяемость), ст. 37—42 УК (обстоятельства, исключающие преступность деяния); когда общественно опасное деяние совершено невменяемым (ст. 21 УК) или малолетним (ст. 20 УК); если имели место малозначительное деяние (ч. 2 ст. 14 УК) или добровольный отказ от преступления (ст. 31 УК). Во всех перечисленных случаях нет преступления, следовательно, нет основания уголовной ответственности, а значит, и невозможно освобождение от нее. Глава 11 УК, регламентирующая разные виды освобождения от уголовной ответственности, включает нормы об освобождении в связи с деятельным раскаянием (ст. 75), в связи с примирением с потерпевшим (ст. 76), в связи с истечением сроков давности (ст. 78), а также об освобождении от уголовной ответственности по делам о преступлениях в сфере экономической деятельности (ст. 761). Вместе с тем в уголовном праве существуют и другие виды освобождения от уголовной ответственности. Так, от уголовной ответственности освобождается лицо, заболевшее психическим расстройством после совершения преступления, но до постановления приговора. В ч. 1 ст. 81 УК говорится об «освобождении от наказания» тех лиц, у которых после совершения преступления наступило психическое расстройство, лишающее их возможности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими. Однако в данном случае следует говорить не об освобождении от наказания, а об освобождении от уголовной ответственности, поскольку лицо, заболевшее до рассмотрения дела в суде либо в период такого рассмотрения, не может быть осуждено. Заметим, что от других видов освобождения от уголовной ответственности, рассматриваемых в настоящей главе учебника, освобождение от уголовной ответственности, предусмотренное в ч.
1 ст. 81, отличает то, что такое освобождение не может быть предоставлено следователем с согласия руководителя следственного органа или дознавателем с согласия прокурора. Следователь должен закончить расследование и направить дело прокурору, а тот в свою очередь направляет дело в суд. Согласно ст. 29 УПК только суд правомочен применить к лицу принудительные меры медицинского характера. Освобождение от уголовной ответственности возможно и в порядке амнистии (ст. 84 УК), анализ которой будет дан в отдельной главе учебника. УК предусматривает самостоятельный вид освобождения от уголовной ответственности несовершеннолетнего, совершившего преступление небольшой или средней тяжести, с применением к нему принудительных мер воспитательного воздействия, что также является предметом специального рассмотрения. К этим семи видам освобождения от уголовной ответственности, предусмотренным в Общей части УК (гл. 11—14), следует прибавить и виды освобождения от уголовной ответственности, предусмотренные в примечаниях к отдельным статьям Особенной части УК (см., напр., примечание к ст. 127, 205, 222, 228 УК). Общим основанием для всех видов освобождения от уголовной ответственности, предусмотренных в гл. 11 УК, является утрата лицом, совершившим преступление, его прежней общественной опасности, хотя прямо об этом сказано только в ст. 75 УК «Освобождение от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием». Освобождение во всех случаях обусловлено наличием ряда установленных в законе обстоятельста. Так, в ст. 76 УК определено, что освобождение от уголовной ответственности применяется тогда, когда виновным лицом впервые было совершено преступление небольшой или средней тяжести и оно примирилось с потерпевшим, а также загладило причиненный преступлением вред. Все это свидетельствует об утрате лицом общественной опасности, в связи с чем необходимость в применении к нему мер уголовной ответственности отпадает. При этом общественная опасность деяния сохраняется, поскольку критерии, положенные в основу признания деяния преступлением, остались прежними.
Освобождение от уголовной ответственности как акт правоохранительных органов не означает декриминализации деяния. Таким образом, освобождение от ответственности возможно только при утрате лицом общественной опасности. В противном случае это было бы необоснованным уходом от уголовной ответственности. В специальной литературе высказывается и другое мнение о природе освобождения от уголовной ответственности. Так, В.П. Малков полагает, что решение об освобождении от уголовной ответственности означает досрочное снятие правовых последствий совершения преступления до истечения срока давности привлечения к уголовной ответственности752. Следует согласиться с автором в том, что освобождение от ответственности аннулирует все последствия преступления, однако не может аннулировать само преступление. Допустим, лицо, умышленно причинившее здоровью другого человека легкий вред, было освобождено от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием. Несмотря на то что негативные уголовно-правовые последствия в виде наказания и судимости отсутствуют, сам вред здоровью имеет место, его «аннулировать» нельзя, поскольку он существует объективно. Необходимо отметить и то, что освобождение от уголовной ответственности не означает прощения виновного лица (за исключением случаев амнистии). Оно скорее свидетельствует об оказании ему снисхождения, о возможности достижения целей уголовной юстиции без осуждения такого лица. Другим необходимым требованием освобождения является возможность достижения целей наказания без возложения на виновного уголовной ответственности. К основным целям наказания относятся: восстановление социальной справедливости, исправление осужденного, предупреждение новых преступлений (ст. 43 УК). Первая цель — восстановление социальной справедливости — очевидно, может быть достигнута путем такого поведения виновного лица, которое свидетельствует о его деятельном раскаянии (возмещение ущерба, расходов пострадавшего, связанных с преступлением, совершенным виновным, заглаживание иным способом причиненного вреда, принесение извинений потерпевшему и т.п.).
Эти действия имеют своей целью в первую очередь удовлетворение чувств потерпевшего. Помимо этого они могут свидетельствовать о начавшемся исправлении лица, совершившего преступление, в особенности при его активном, инициативном поведении, направленном на максимальное уменьшение негативных последствий совершенного деяния. Другие обстоятельства, указанные в законе, - примирение с потерпевшим, истечение определенного срока со дня совершения преступления — также могут подтверждать реализацию указанных в законе целей наказания, в частности исправления и предупреждения совершения данным лицом нового преступления. Что касается общепредупредительной цели (предупреждение совершения преступлений иными лицами), то российскими юристами ее достижение применительно к случаям освобождения от уголовной ответственности нередко оспаривается. Отмечается, что факт освобождения от уголовной ответственности не только не способствует предупреждению преступлений со стороны других лиц, но и влечет негативные последствия, поскольку порождает в склонных к правонарушениям гражданах надежду на то, что ответственности можно избежать. Однако другая часть юристов полагают, что, поскольку освобождение от уголовной ответственности лишь возможно, но не обязательно, действует и общая превенция. Так, А.В. Наумов по этому поводу пишет, что «заложенная в законодательстве и подтверждаемая правоприменением возможность, а не обязательность принятия решения об освобождении конкретного лица от уголовной ответственности сохраняет для него (в определенной мере) основной мотив общепредупредительного воздействия уголовно-правового запрета и наказания — чувство страха перед возможным наказанием, это позволяет считать, что при фактическом освобождении лица от уголовной ответственности в определенной мере можно говорить о достижении общепредупредительной цели»753. Это положение справедливо не для всех видов освобождения от уголовной ответственности, поскольку иногда суд обязан освободить лицо от ответственности, например, в случаях, предусмотренных ст.
76 и примечаниями к статьям Особенной части УК, а также при истечении срока давности. Достижение целей общей превенции при освобождении от уголовной ответственности лиц, виновных в совершении преступлений, вызывает сомнения. Общая превенция достигается путем угрозы уголовной ответственностью и наказанием, обращенной к так называемым неустойчивым лицам, которых от совершения преступлений удерживает только такая угроза. Трудно говорить о том, что освобождение от уголовной ответственности способно предостеречь остальных лиц от совершения преступления. Потери в достижении целей уголовной ответственности, и в частности наказания, при освобождении от нее неминуемы, но, руководствуясь принципами справедливости и гуманизма, а также с учетом возможности достижения других целей наказания законодатель устанавливает освобождение от уголовной ответственности. Оригинальна точка зрения Х.Д. Аликперова, предложившего относить нормы об освобождении от уголовной ответственности к нормам-компромиссам». К ним он причислил те, которые гарантируют лицу, совершившему преступление, освобождение от уголовной ответственности или смягчение наказания в обмен на совершение поступков, определенных в законе и обеспечивающих реализацию основных задач уголовно-правовой борьбы с преступностью754. По мнению автора, целью такого компромисса является устранение (смягчение) вредных последствий преступления, обеспечение прав и законных интересов потерпевших и обвиняемых, склонение виновных к самообнаружению и сотрудничеству с правоохранительными органами, выявление латентных преступлений, повышение раскрываемости зарегистрированных преступлений, экономия уголовной репрессии, средств и времени правоохранительных органов и т.п. Такая точка зрения нашла поддержку и среди других ученых-юристов. Следующей необходимой чертой всех видов освобождения от уголовной ответственности является их осуществление только специальными органами, уполномоченными государством на принятие данного решения. Согласно УПК освобождение от уголовной ответственности осуществляют: суд (без постановления обвинительного приговора), следователь с согласия руководителя следственного органа и дознаватель с согласия прокурора. Процессуальной формой освобождения от уголовной ответственности является постановление о прекращении уголовного дела или о прекращении уголовного преследования в отношении конкретного лица. Прекращение уголовного дела в связи с примирением сторон (ст. 25 УПК), прекращение уголовного преследования в связи с деятельным раскаянием (ст. 28 УПК), прекращение уголовного преследования подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления в сфере экономической деятельности (ст. 281 УПК) или прекращение такого преследования в связи с применением к несовершеннолетнему принудительной меры воспитательного воздействия (ст. 427 УПК), а также за давностью (ст. 24 УПК) или вследствие акта амнистии (ст. 27 УПК) не допускаются, если подозреваемый или обвиняемый либо законный представитель несовершеннолетнего возражают против прекращения уголовного дела или уголовного преследования. В этом случае производство по уголовному делу продолжается в обычном порядке. Все перечисленные виды освобождения от уголовной ответственности являются нереабилитирующими, т.е. не оправдывающими лицо, поэтому подозреваемый или обвиняемый вправе возражать против своего освобождения от уголовной ответственности и добиваться любым законным путем вынесения в отношении него оправдательного приговора. Таким образом, освобождение возможно только при надлежаще оформленном согласии лица, совершившего преступление, с таким освобождением. В уголовно-правовой литературе ставится вопрос о правомерности освобождения от уголовной ответственности внесудебными органами (следователем и дознавателем). В этом усматривают нарушение принципа презумпции невиновности (ст. 49 Конституции РФ), согласно которому каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда, а также ст. 5 УК «Принцип вины», поскольку следователь и дознаватель не вправе устанавливать виновность лиц, подозреваемых в совершении преступления. В связи с тем что признать виновным в совершении преступления правомочен лишь суд, то ему одному и должно быть предоставлено право решать вопросы применения уголовной ответственности или освобождения от нее. Приведенные доводы справедливы. Однако следует учитывать, что в действительности целый ряд институтов и норм уголовного права и процесса не мог бы функционировать, если буквально толковать и применять конституционный принцип презумпции невиновности. Так, УК содержит положения о допустимости при задержании причинения вреда «лицу, совершившему преступление» (ст. 38). Задержание указанного лица, осуществленное при определенных условиях, отнесено законодателем к обстоятельствам, исключающим преступность деяния. При этом правом задержания наделены не только сотрудники правоохранительных органов, но и все граждане, причем не только в момент, но и непосредственно после совершения названным выше лицом преступления. Вместе с тем признать кого-либо «лицом, совершившим преступление», согласно Конституции РФ может только суд. Такое право не предоставлено ни гражданам, ни оперативным службам, ни следователям. Поэтому строгое следование принципу презумпции невиновности заблокировало бы действие данного уголовно-правового института. Тогда, когда «лицом, совершившим преступление», признает суд, реализовать право на задержание,* предусмотренное в ст. 38 УК, практически невозможно, за исключением случаев совершения осужденным побега. Если говорить о расследовании уголовного дела и его судебном разбирательстве, то презумпция невиновности опровергается до вынесения окончательного обвинительного приговора судом, по меньшей мере, 3 раза. Так, она опровергается следователем, предъявляющим обвинение, затем прокурором, утверждающим обвинительное заключение, а потом судьей, выносящим постановление о назначении судебного заседания. На каждом из этих этапов дело может и, более того, должно бьггь прекращено, если обнаружится, например, что отсутствует событие преступления или в деянии отсутствует состав преступления (ст. 24 УПК). Последний, как известно, включает и вину. Согласно ст. 171 УПК привлечение в качестве обвиняемого возможно только «при наличии достаточных доказательств, дающих основания для обвинения лица в совершении преступления». В соответствии со ст. 221 УПК прокурор, которому следователем передано дело с обвинительным заключением, должен рассмотреть дело в течение 10 суток и принять одно из предусмотренных в УПК решений, в частности об утверждении обвинительного заключения и о направлении уголовного дела в суд. Если же прокурор обнаруживает основания для прекращения уголовного дела (отсутствие события преступления, отсутствие состава преступления и т.д.), он должен это сделать. Таким образом, прокурор вынужден предварительно решать вопросы о виновности или невиновности лица, привлеченного к уголовной ответственности. Правом прекращения уголовного дела по результатам предварительного слушания согласно ст. 236 УПК наделен и судья. Последний может решить, что в действиях обвиняемого отсутствует состав преступления, и прекратить дело, но может сделать вывод и об обратном, включая вопрос о виновности лица, и вынести постановление о назначении судебного заседания. Таким образом, буквальное следование принципу, установленному в Конституции РФ, сделало бы невозможным само расследование уголовного дела, предъявление обвинения и т.п. Все эти функции должен был бы выполнять суд. Некоторое «отступление» от конституционного принципа должно быть, как представляется, компенсировано гарантией прав обвиняемых при освобождении от уголовной ответственности. Как отмечалось выше, обвиняемый (подозреваемый), считающий себя невиновным, вправе требовать рассмотрения своего дела судом в обычном порядке и добиваться оправдательного приговора. Следует также выяснить, является освобождение от уголовной ответственности правом или обязанностью уполномоченных на принятие такого решения органов. Так, в ст. 75 УК определено, что лицо, впервые совершившее преступление небольшой или средней тяжести, «может быть» освобождено от уголовной ответственности, если после совершения преступления добровольно явилось с повинной, способствовало раскрытию и расследованию преступления, возместило причиненный ущерб или иным образом загладило вред, причиненный в результате преступления. Выражение «может быть» употреблено и при регламентации освобождения от уголовной ответственности в связи с примирением с потерпевшим (ст. 76) и в связи с применением к несовершеннолетнему мер воспитательного воздействия (ст. 90). Вместе с тем в ст. 76755 УК «Освобождение от уголовной ответственности по делам о преступлениях в сфере экономической деятельности» и в ст. 78 УК «Освобождение от уголовной ответственности в связи с истечением сроков давности» употребляется категоричная форма: «лицо освобождается от уголовной ответственности» при обстоятельствах, указанных в данной статье. Освобождение от уголовной ответственности является обязанностью уполномоченных на это органов в случаях амнистии (ст. 84 УК) и освобождения по болезни (ч. 1 ст. 81 УК). Такая императивная форма используется и в большинстве норм Особенной части УК, предусматривающих освобождение от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием или иными обстоятельствами. Например, согласно примечанию к ст. 210 УК «Организация преступного сообщества (преступной организации) или участие в нем (ней)» лицо, добровольно прекратившее участие в преступном сообществе (преступной организации) или входящем в него (нее) структурном подразделении либо собрании организаторов, руководителей (лидеров) или иных представителей организованных групп и активно способствовавшее раскрытию или пресечению этих преступлений, освобождается от уголовной ответственности, если в его действиях не содержится иного состава преступления. На такое расхождение позиций Общей и Особенной частей УК в вопросе об освобождении от уголовной ответственности обращают внимание многие российские юристы. При этом нет единого мнения по поводу того, каким все-таки правилом следует руководствоваться: установленным в Общей части или в Особенной. А.В. Наумов полагает, что при наличии оснований, предусмотренных в ч. 1 ст. 75 УК, правоприменитель в определенных случаях «вправе и не освободить такое лицо от уголовной ответственности». По мнению автора, это возможно тогда, когда «послепреступное поведение, относящееся к указанным в законе разновидностям, не свидетельствует о полной реализации целей наказания в связи с освобождением лица от уголовной ответственности. Например, правоприменитель получил вполне убедительные и проверенные свидетельства, отрицательно характеризующие личность совершившего преступление с нравственной стороны»1. Что же касается случаев, предусмотренных в Особенной части, освобождение от уголовной ответственности при наличии указанных в соответствующей статье признаков, по мысли А.В. Наумова, является «обязательным для правоприменителя и не зависит от его усмотрения»1. Нередко прокуроры не дают своего согласия на прекращение уголовного дела, хотя все требования ч. 1 ст. 75 УК соблюдены. Обычно такой отказ происходит тогда, когда обвиняемый был ранее освобожден от уголовной ответственности по какому-либо нереабилитирующему основанию или характеризуется отрицательно756 757. Другие авторы полагают, что освобождение от уголовной ответственности при соблюдении всех требований, установленных в ч. 1 ст. 75 УК, должно быть обязанностью, а не правом суда (Ю.М. Ткачевский758). В противном случае будет утрачена цель института деятельного раскаяния. Более того, освобождение от уголовной ответственности будет во многом зависеть от усмотрения суда. Доводы и той, и другой стороны заслуживают внимания. Разумеется, учитывать личность необходимо в любом случае. Выше уже говорилось о том, что общим основанием освобождения от уголовной ответственности следует признать утрату лицом общественной опасности. И с этой точки зрения приведенные два мнения не противоречат друг другу. Расхождение обозначается в вопросе о том, можно или нет считать лицо утратившим прежнюю общественную опасность, если выполнены все требования уголовного закона. Думается, что об утрате общественной опасности в подобных случаях говорить можно. Реализуются практически все основные цели наказания, поэтому и становится возможным освобождение от уголовной ответственности. В связи с анализом института освобождения от уголовной ответственности уместно рассмотреть и такую проблему. Если лицо, освобожденное от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием, примирением с потерпевшим, вновь совершает преступление, возможно ли повторное освобождение его от уголовной ответственности при наличии, разумеется, всех других оснований? Некоторые ученые полагают, что повторное совершение преступления лицом, ранее освобожденным от уголовной ответственности, свидетельствует о том, что такое лицо нуждается в применении к нему мер уголовной ответственности. Если кто-либо совершает новое преступление, значит, цели исправления и специальной превенции не были достигнуты. Более того, в специальной литературе высказывалось мнение о том, что привлечение к уголовной ответственности лица, ранее уже освобожденного от нее, возможно за те же самые действия при условии, что не истекли сроки давности1. Не соглашаясь с такой точкой зрения, А.В. Наумов отмечает, что, регламентируя институт освобождения от уголовной ответственности, законодатель «не формулирует каких-либо оснований возобновления прекращенных в результате освобождения от уголовной ответственности уголовно-правовых отношений. Таким образом, освобождение от уголовной ответственности означает полную реализацию прав и обязанностей субъектов уголовно-правового отношения, и, следовательно, преступление, совершенное после освобождения от уголовной ответственности, не может считаться повторным»759 760. Вместе с тем А.В. Наумов прав лишь отчасти. Согласно ст. 214 УПК постановление следователя о прекращении уголовного дела или уголовного преследования может быть отменено руководителем следственного органа, а постановление дознавателя — прокурором, признавшим такое постановление незаконным или необоснованным. В этом случае производство по делу возобновляется. Признать постановление следователя о прекращении уголовного дела или уголовного преследования незаконным или необоснованным вправе и суд, который выносит соответствующее решение и направляет его руководителю следственного органа для исполнения. Единственным ограничением для возобновления прекращенного дела является срок давности. Если он истек, возобновление производства по уголовному делу невозможно (ч. 3 ст. 214 УПК). Таким образом, несмотря на то что УК не предусматривает возможности отмены решения об освобождении от уголовной ответственности, такая возможность предусмотрена в УПК. Однако если срок давности уже истек, а по преступлениям, указанным в ст. 75 и 76 УК, он непродолжительный (2 года — для преступлений небольшой тяжести и 6 лет — для преступлений средней тяжести), и возобновление прекращенного дела невозможно, то в случае совершения нового преступления лицо может претендовать на повторное освобождение от уголовной ответственности. Множественность видов освобождения от уголовной ответственности и их различная правовая природа требуют их систематизации. В юридической литературу приводятся различные классификации таких видов761. Предлагается, в частности, классифицировать их на общие и специальные. К общим относятся те виды освобождения от уголовной ответственности, которые предусмотрены в Общей части УК. Их семь. Четыре из них включены в гл. 11 «Освобождение от уголовной ответственности» (ст. 75, 76, 76762 и 78). Самостоятельными видами освобождения от уголовной ответственности, предусмотренными в Общей части УК, являются освобождение в связи с болезнью (ч. 1 ст. 81) и актом амнистии (ст. 84). Кроме того, к этой группе видов освобождения следует отнести и освобождение от уголовной ответственности несовершеннолетних в связи с применением принудительных мер воспитательного воздействия (ст. 90). К специальным видам освобождения от уголовной ответственности следует отнести те 27 видов, которые закреплены в Особенной части УК применительно к конкретным составам преступлений. Эти виды освобождения от уголовной ответственности фиксируются в примечаниях кст. 122, 126, 1271, 178, 184, 198, 199, 1991, 204, 205, 2051, 206, 208, 210, 222, 223, 228, 275, 276, 278, 2821, 2822, 291, 2911, 307, 337, 338 УК. Заметим, что не все специальные виды освобождения от уголовной ответственности связаны с деятельным раскаянием лица, совершившего преступление. Основаниями для освобождения служат самые разные обстоятельства. Так, в примечании к ст. 122 УК речь идет о согласии потерпевшего на причинение вреда, в примечании к ст. 205 УК — о добровольном отказе от совершения преступления, в ст. 337 и 338 УК - о стечении тяжелых обстоятельств. Поскольку в ряде случаев освобождение от уголовной ответственности является правом, а не обязанностью следственно-судебных органов, даже при наличии всех необходимых предпосылок для принятия такого решения, а в других случаях законодатель вменяет в обязанность освобождение от уголовной ответственности, виды такого освобождения предлагается классифицировать на дискреционные и императивные1. К дискреционным, когда освобождение от уголовной ответственности является правом, а не обязанностью органов следствия и суда, относятся три общих (ст. 75,76 и 90 УК) и два специальных вида (ст. 337 и 338 УК). Императивные виды освобождения от уголовной ответственности предусмотрены в четырех статьях Общей части (ст. 761,78, 81 и 84 УК) и в подавляющем большинстве случаев освобождения от уголовной ответственности, предусмотренных в Особенной части. Предлагаются и другие классификации (основные и субсидиарные, субъективные и объективные, условные и безусловные виды освобождения от уголовной ответственности). Так, в основе деления видов освобождения от уголовной ответственности на условные и безусловные лежит обязательность или невозможность предъявления определенных требований к поведению виновного лица после освобождения от уголовной ответственности. К условному виду освобождения от уголовной ответственности относится только один — освобождение от ответственности несовершеннолетних с применением к ним принудительных мер воспитательного воздействия (ст. 90 УК). Остальные виды освобождения от уголовной ответственности являются безусловными.
<< | >>
Источник: Под ред. д.ю.н. В.С. Комиссарова, д.ю.н. Н.Е. Крыловой, д.ю.н. И.М. Тяжковой.. Уголовное право Российской Федерации. Общая часть: Учебник для вузов. 2012

Еще по теме § 1. Понятие и виды освобождения от уголовной ответственности:

  1. ГЛАВА IV ЛИЧНОСТЬ ПРЕСТУПНИКА И ОСВОБОЖДЕНИЕ ОТ УГОЛОВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ
  2. §1. Понятие и криминологические особенности должностной преступности
  3. § 1. ПОНЯТИЕ И ВИДЫ ОСВОБОЖДЕНИЯ ОТ УГОЛОВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ
  4. § 1. Понятие и виды санкций в уголовном праве
  5. 2.2. Уголовно-правовая характеристика признаков, образующих объективную сторону состава привлечения к уголовной ответственности заведомо невиновного
  6. Глава 2. Метод уголовно-правового регулирования
  7. §1. Освобождение от уголовной ответственности в связи с примирением с потерпевшим в отечественном законодательстве: очерк истории
  8. §2. Освобождение от уголовной ответственности в связи с примирением с потерпевшим в уголовном законодательстве зарубежных стран
  9. § 1. Юридические условия освобождения от уголовной ответственности в связи с примирением с потерпевшим
  10. §2. Юридические основания освобождения от уголовной ответственности в связи с примирением с потерпевшим
  11. §3. Освобождение от уголовной ответственности в связи с примирением с потерпевшим и сходные основания освобождения
  12. 2.4. Соотношение уголовно-процессуального права и других отраслей российского права
  13. § 1. Понятие, задачи и система уголовного права Российской Федерации. Наука уголовного права
  14. § 1. Освобождение от уголовной ответственности
  15. § 1. Понятие и виды освобождения от уголовной ответственности
  16. § 2. Освобождение от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием
  17. § 4. Освобождение от уголовной ответственности по делам о преступлениях в сфере экономической деятельности
  18. § 1. Понятие и виды освобождения от наказания
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Акционерное право - Бюджетная система - Горное право‎ - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право зарубежных стран - Договорное право - Европейское право‎ - Жилищное право - Законы и кодексы - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История политических учений - Коммерческое право - Конкурсное право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право России - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминальная психология - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Образовательное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право интеллектуальной собственности - Право собственности - Право социального обеспечения - Право юридических лиц - Правовая статистика - Правоведение - Правовое обеспечение профессиональной деятельности - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Римское право - Семейное право - Социология права - Сравнительное правоведение - Страховое право - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Судебное дело - Судебные и правоохранительные органы - Таможенное право - Теория и история государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия права - Финансовое право - Экологическое право‎ - Ювенальное право - Юридическая антропология‎ - Юридическая периодика и сборники - Юридическая техника - Юридическая этика -