<<
>>

§ 2. Понятие повторности преступлений и ее место в структуре множественности уголовно наказуемых деяний

Выше мы рассмотрели понятие и разновидности единичного преступления,

входящего в структуру повторности уголовно наказуемых деяний. Однако задача

полного раскрытия понятия повторности, его содержания не может быть

ограничена лишь изложенным.

Осуществление этой задачи предполагает

рассмотрение повторности в соотношении со смежными социально-правовыми

явлениями и соответствующими понятиями, определяет необходимость уяснения

места повторности в более сложном по структуре и более широком по объему

образовании - множественности преступлений. Как отмечал В. И. Ленин, анализ

понятий, изучение их, "искусство оперировать с ними" (Ф.Энгельс) требует

всего изучения движения понятий, их связи, их взаимопереходов?3. Только

такой подход к -изучаемым явлениям обеспечивает успех познавательной

деятельности человека. "Чтобы действительно знать предмет, - подчеркивал В.

И. Ленин, - надо охватить, изучить все его стороны, все связи и

"опосредствования"24. Эти ленинские положения имеют важное методологическое

значение и для теоретического рассмотрения правовых категорий и понятий.

Правовые понятия, справедливо отмечает А. М. Васильев, выражая элементы

правовой материи, характеризующие ее внутреннюю организацию, разноплановы,

разнообразны по степени обобщения и логическому уровню. Поэтому возникает

потребность в их логической группировке и координации таким образом, чтобы

выразить внутреннюю организацию правовой формы25.

Уяснение соотношения повторности в качестве структурного компонента и

множественности преступлений, в качестве системно-структурного образования,

охватывающего ряд социально-правовых явлений, в том числе и повторность,

важно и с точки зрения потребностей практики органов суда и прокуратуры. Эти

вопросы решаются указанными органами при применении, в частности, норм,

регламентирующих ответственность за повторные преступления.

Следовательно,

верное понимание интересующего нас круга вопросов - обязательное условие

правильной, отвечающей требованиям закона квалификации преступлений.

Для точного определения места такой структурной части множественности

преступлений, как повторность уголовно наказуемых деяний, установления

субординационного порядка расположения понятия повторности, соотношения его

с другими понятиями, характеризующими структурные звенья категории более

высокого порядка - множественности преступлений, необходимо прежде всего

четко уяснить содержание понятий самой повторности общественно опасных

деяний, предусмотренных уголовным законом.

В уголовно-правовой науке и в практике правоохранительных органов с

достаточным основанием, на наш взгляд, различают: 1) общую повторность

(повторность в широком смысле слова), охватывающую все разновидности

повторения преступлений одним и тем же лицом независимо от характера,

степени общественной опасности преступлений и наличия осуждения за эти

деяния26, и 2) специальную повторность (повторность в узком смысле слова),

под которой понимают более ограниченный круг неоднократно совершенных

преступлений - тождественных, а в. случаях, прямо предусмотренных законом, -

и однородных преступлений, совершенных одним и тем же лицом, независимо от

осуждения за эти преступления.

Объединяющим признаком общей и специальной повторности является

последовательное совершение двух и более общественно опасных деяний,

предусмотренных уголовно-правовыми нормами, и отсутствие оснований,

погашающих правовые последствия совершенных преступлений [Далее, если не

оговаривается иное, под термином "повторность преступлений" следует понимать

специальную повторность (повторность в узком смысле)].

В юридической литературе понятие специальной повторности определяется

не однозначно, что в известной мере можно объяснить отсутствием

законодательного определения общего понятия повторности, а также отсутствием

единства в терминологии при характеристике повторности преступлений в

различных уголовно-правовых нормах, предусматривающих в ряде случаев

однотипные ситуации.

Так, в действующих УК говорится, например, о

совершении: преступления лицом, ранее совершившим какое-либо преступление

(п. 1 ст. 39 УК РСФСР, п. 1 ст. 37 УК Азербайджанской ССР); тех же действий,

совершенных ранее осужденными (ч. 2 ст. 70 УК РСФСР, ч. 2 ст. 63 УК

Азербайджанской ССР, ч. 2 ст. 88 УК РСФСР, ч. 2 ст. 81 УК Азербайджанской

ССР и др.); тех же действий, совершенных повторно (ч. 2 ст. 89, ч. 2 ст. 90,

ч. 2 ст. 92, ч. 2 ст. 93 УК РСФСР, ч. 2 ст. 83, ч. 2 ст. 84, ч. 2 ст. 85, ч.

2 ст. 86, ч. 2 ст. 154-3 УК Азербайджанской ССР и др.); тех же действий,

совершенных повторно либо лицом, ранее совершившим одно из преступлений

(указываются виды преступлений).

Такое разнообразие терминов, обозначающих нередко аналогичные сочетания

преступлений, не может не сказаться отрицательно на правильности понимания

соответствующих уголовно-правовых норм, а следовательно, и на их применении.

Четкость и однозначность терминологии в законе - важное условие его

эффективности. Так, Н. Ф. Кузнецова, объясняя причину встречающихся в

законодательстве неточностей в терминах, не без основания указывает, что в

подавляющем большинстве случаев это - результат неясности уголовно-правовых

понятий27. Полагаем, что этими же соображениями в известной мере можно

объяснить различие в терминологии, связанной с регулированием вопросов об

ответственности за множественность преступлений, в том числе и за

повторность уголовно наказуемых деяний.

Неодинаковая трактовка понятия специальной повторности в литературе,

отсутствие его законодательного определения, а также встречающаяся в

уголовном законодательстве различная терминология при характеристике

повторности преступлений объясняют и неоднозначное понимание повторности

преступлений как квалифицирующего обстоятельства работниками судебных и

прокурорских органов. Между тем значимость правильного и единообразного

понимания повторности преступлений едва ли требует специального доказывания.

Признак повторности деяния в качестве квалифицирующего обстоятельства

предусмотрен в нормах Особенной части уголовного законодательства,

устанавливающих усиление наказания как при тождественных, так и в ряде

случаев при однородных преступлениях. Согласно закону тождественные

преступления образуют повторность, предусмотренную в числе квалифицирующих

обстоятельств, при: изготовлении, хранении и сбыте крепких спиртных напитков

домашней выработки (ч. 2 и ч. 4 ст. 158 УК РСФСР, ч. 2 и ч. 4 ст. 155 УК

Азербайджанской ССР); незаконном занятии рыбным или другими водными

добывающими промыслами (ч. 2 ст. 163 УК РСФСР, ч. 2 ст. 159 УК

Азербайджанской ССР); управлении транспортными средствами в состоянии

опьянения (ч. 2 ст. 2111 УК РСФСР, ч. 2 ст. 20,8-2 УК Азербайджанской ССР);

угоне автомототранспортных средств (ч. 2 ст. 2121 УК РСФСР); хищении

огнестрельного оружия, боевых припасов или взрывчатых веществ (ч. 2 ст. 2181

УК РСФСР, ч. 2 ст. 220-1 УК Азербайджанской ССР); изнасиловании (ч. 2 ст.

117 УК РСФСР, ч. 2 ст. 109 УК Азербайджанской ССР) и др.

В то же время в конкретных случаях совершения корыстных посягательств

на государственное, общественное и личное имущество (кража, грабеж,

мошенничество и хищение государственного или общественного имущества путем

присвоения, растраты или злоупотребления служебным положением) в качестве

квалифицирующего обстоятельства закон предусматривает признак повторности не

только тождественных, но и однородных преступлений (примечания к ст.ст. 89 и

144 УК РСФСР; ч. 4 ст. 83, ч. 4 ст. 143 УК Азербайджанской ССР; ч. 2 ст. 96

УК РСФСР; ч. 2 ст. 87 Азербайджанской ССР).

Повторность тождественных и однородных деяний предусмотрена и в составе

разбоя: совершения преступления лицом, ранее совершившим бандитизм или

разбой (п. "д", ч. 2 ст. 91 УК РСФСР, ч. 2 ст. 88 УК Азербайджанской ССР).

Аналогичные положения установлены в составах преступлений, связанных с

наркотиками - их незаконным изготовлением, приобретением, хранением,

перевозкой, сбытом, хищением и т.

д. (части 2 статей 224, 224 ', 2242, 225

УК РСФСР; части 2 статей 226, 226-1, 226-2, 226-4, 227 УК Азербайджанской

ССР).

Приведенные статьи Особенной части УК РСФСР, предусматривая повторность

в качестве квалифицирующего обстоятельства, имеют в виду как случаи

совершения нового преступления лицом, ранее судимым за такое же или

однородное деяние, так и совершения их лицом, ранее не судимым за такого

рода преступления. В постановлении № 2 Пленума Верховного Суда СССР от 25

марта 1964 г. "О судебной практике по делам об изнасиловании" дается

разъяснение, которое помогает правильно уяснить понятие "повторность

преступлений". "Часть 2 ст. 117 УК РСФСР и соответствующих статей УК других

союзных республик, предусматривающая повышенную ответственность за

изнасилование, совершенное лицом, ранее совершившим изнасилование, -

говорится в постановлении, - подлежит применению независимо от того, был ли

виновный осужден за ранее совершенное изнасилование..."28. Аналогичные

разъяснения даны в постановлениях Пленума Верховного Суда СССР от 11 июля

1972 г. № 4 "О судебной практике по делам о хищении государственного и

общественного имущества", от 27 июня 1975 г. № 4 "О судебной практике по

делам об умышленном убийстве"29 и др. Содержание приведенных

уголовно-правовых норм и разъяснения Пленума Верховного Суда СССР не

оставляют места сомнениям в том, что квалифицированная повторность

охватывает и случаи специального рецидива соответствующих преступлений.

По изложенным выше соображениям мы не можем согласиться с мнением

авторов, понимающих под повторностью совершение двух и более тождественных

либо однородных .преступлений (когда согласно специальному указанию закона

они образуют повторность) до вынесения приговора по любому из них30. Такая

трактовка не охватывает всех .возможных проявлений повторности. Она не

основана на учете содержания уголовно-правовых норм, предусматривающих

повторность в числе квалифицирующих признаков состава, и разъяснений Пленума

Верховного Суда СССР применительно к некоторым категориям преступлений.

Рассмотрим вопрос о месте повторности в структуре множественности

преступлений, которая в нашей уголовно-правовой литературе определяется как

совершение одним лицом "двух или более преступлений" либо "нескольких

преступлений"31 или, что в принципе одно и то же, как стечение в поведении

одного и того же лица нескольких правонарушений, каждое из которых согласно

закону обладает признаками самостоятельного преступления32. При этом единым

является мнение о том, что множественность преступлений имеет место

независимо ни от степени близости образующих ее преступлений, ни от факта

осуждения за ранее совершенное преступление (или преступления). Для

признания множественности преступлений важно, чтобы входящие в нее деяния не

утратили своего юридического значения. Не будет множественности преступлений

в тех случаях, если истекли установленные законом сроки привлечения лица к

уголовной ответственности и исполнения обвинительного приговора, а также

погашена или снята судимость в установленном законом - порядке;

Нормы, регламентирующие ответственность за совершение нескольких

преступлений, содержатся в положениях как Общей, так и Особенной частей

уголовного законодательства. В совокупности эти нормы с учетом общих

свойств, присущих множественности преступлений, и особенностей ее видов

позволяют осуществлять целенаправленную уголовно-правовую борьбу с

множественностью преступных деяний.

Говоря о нормах уголовного законодательства, следует указать на ст. 231

Основ уголовного законодательства Союза ССР. и союзных республик [Там, где

это удобно, для краткости будем писать Основы или Основы уголовного

законодательства], которая, формулируя признаки особо опасного рецидивиста,

исходит из повышенной общественной опасности и количества неоднократно

совершенных рецидивистом преступлений. Признание судом лица особо опасным

рецидивистом влечет ряд правовых последствий, усиливающих уголовную

ответственность.

Статья 34 Основ уголовного законодательства в числе отягчающих

ответственность обстоятельств признает совершение преступления лицом, ранее

уже совершившим преступление. Некоторые статьи Основ (ст.ст. 35, 36)

содержат нормы, предусматривающие правила назначения наказания лицам,

совершившим несколько преступлений, четко выражая уголовно-правовую политику

Советского государства, направленную на углубление дифференциации

ответственности лиц, виновных в совершении преступлений, усиление

ответственности лиц, которые, упорно не желая соблюдать требования закона,

встали на путь неоднократного совершения преступлений.

Уголовно-правовая политика в сфере борьбы с множественностью

преступлений нашла отражение и в нормах Общей части уголовного права,

регулирующих условия отбывания такого наказания, как лишение свободы (ст. 23

Основ),, определяющих основания применения условного осуждения к лишению

свободы с обязательным (привлечением к труду, условно-досрочного

освобождения от наказания и замены наказания более мягким и др. Согласно

закону эти институты уголовного права либо вообще не применяются к

определенной категории лиц, неоднократно совершивших преступления, либо

применение их связано (по сравнению с впервые осужденными) с дополнительными

условиями.

В соответствии со ст. 41 Основ совершение лицом нового преступления

прерывает срок давности уголовного преследования, а согласно ст. 47 Основ

совершение нового преступления лицом, ранее судимым, прерывает

предусмотренное законом течение срока погашения судимости за предшествующее

преступление.

В теории советского уголовного права общепринятым является мнение,

согласно которому множественность преступлений является институтом Общей

части уголовного права. Разделяя эту точку зрения, мы не можем, однако,

присоединиться к соображениям о том, что содержание института

множественности преступлений "составляет совокупность норм Общей части"33.

Уголовно-правовые нормы представляют собой определенные правила. Последние

определяются в большинстве случаев положениями как Общей, так и Особенной

частей уголовного права. Применительно к множественности преступлений нельзя

не отметить, что статьи не только Общей, но и Особенной части содержат

немало положений, регламентирующих вопросы множественности (примечание к ст.

89 УК РСФСР, ч. 4-ст. 83 УК Азербайджанской ССР; примечание к ст. 144 УК

РСФСР, ч. 4 ст. 143 УК Азербайджанской ССР; ч. 2 ст. 991 УК РСФСР, ч. 2 ст.

931 УК Азербайджанской ССР; ч. 2 ст. 116 УК РСФСР, ч. 3 ст. 115 УК

Азербайджанской ССР; ч. 3 ст. 89 УК РСФСР, ч. 3 ст. 83 УК Азербайджанской

ССР; п. "л" ст. 102 УК РСФСР, п. 8 ст. 94 УК Азербайджанской ССР; ч. 2 ст.

87 УК РСФСР, ч. 2 ст. 80 УК Азербайджанской ССР; ч. 2 ст. 154 УК РСФСР, ч. 2

ст. 153 УК Азербайджанской. ССР и др.).

Изложенное позволяет сделать вывод о том, что лишь при правильном

уяснении всей совокупности постановлений закона, включающей соответствующие

положения как Общей, так и Особенной частей уголовного законодательства,

можно говорить о множественности преступлений как о правовом институте,

регулирующем вопросы уголовной ответственности при совершении одним и тем же

лицом нескольких преступлений. Здесь наблюдается положение, аналогичное

тому, которое связано с уяснением места состава преступления в системе

законодательства и в науке уголовного права. Известно, что признаки состава

преступления предусматриваются в диспозициях статей как Общей (например,

возраст уголовной ответственности, вменяемость и Др.). так и Особенной

частей. Учитывая, что учение о составе преступления содержит общие,

принципиально важные положения для решения вопросов, связанных с уяснением

содержания и применением всех статей Особенной части, отнесение учения о

составе преступления к Общей части уголовного права ни у кого не вызывает

сомнений. Вместе с тем это вовсе не приводит к выводу, что вопросы о составе

преступления регулируются только положениями Общей части уголовного

законодательства.

Не вызывает сомнений по изложенным соображениям, что правильно

определить социальную и правовую суть множественности и образующих ее

сочетаний преступлений можно только на основе уяснения положений Общей и

Особенной частей, уголовного законодательства при условии уяснения

содержания этих положений в их неразрывном единстве.

Множественность преступлений охватывает такие сочетания двух и более

пpеступлений в действиях одного и того же лица, которые, обладая

существенными особенностями, нашедшими отражение в уголовном

законодательстве, послужили основанием для классификации их в науке

советского уголовного права.

Принимая во внимание неодинаковые правовые последствия различных видов

множественности преступлений, значение уяснения каждого из них для

отграничения повторных преступлений от иных разновидностей множественности

деяний в процессе квалификации, а также известную разноречивость их

классификации в юридической литературе, рассмотрим эти вопросы в настоящей

работе [Каждая из форм множественности как самостоятельная проблема освещена

в ряде монографических исследований советских правоведов. В рамках настоящей

работы мы рассматриваем вопросы о видах множественности лишь в связи с

уяснением места повторности среди них и не затрагиваем те многие аспекты,

которые либо подверглись обстоятельному исследованию в теории уголовного

права, либо не имеют прямого отношения к вопросам квалификации].

Ряд советских криминалистов считает, что множественность может

выражаться в виде повторности, рецидива и совокупности преступлений34.

Некоторые авторы выделяют лишь две формы множественности преступлений:

повторность и совокупностыпреступлений35. Несколько иной позиции

придерживается В. П. Малков, который полагает, что нельзя одинаково

оценивать с точки зрения форм множественности преступлений повторность и

рецидив, являющиеся понятиями "не одного класса", разной степени обобщения.

Если повторность, по его мнению, действительно может считаться формой

непосредственно множественности преступления, то рецидив представляет собой

форму повторности. В. П. Малков оспаривает также обоснованность отнесения к

формам множественности преступлений реальной совокупности преступлений.

Последняя рассматривается им как форма повторности. Таким образом, формами

множественности преступлений, по мнению В. П. Малкова, являются лишь: 1)

повторность и 2) идеальная совокупность преступлений. В свою очередь

повторность подразделяется им на две разновидности: а) повторность,

соединенная с наличием осуждения за ранее совершенное преступление и б)

повторность, не соединенная с осуждением лица за ранее совершенное

преступление. Последняя выражается в неоднократности и систематичности

преступлений, в совершении преступления в виде промысла, в реальной

совокупности. Повторность, соединенная с предшествующим осуждением

виновного, выражается в рецидиве преступлений36.

Предлагаемая В. П. Малковым градация форм и видов множественности

преступлений позволяет логично, обоснованно, с учетом социально-правовых

особенностей различных сочетаний нескольких преступлений в поведении лица,

четко и верно уяснить структурное содержание категории "множественность

преступлений". Она является хорошей базой и для последующего углубления

исследований в данной сфере. Так, в литературе была предпринята попытка

выделить два и более последовательно совершенных деяния из множественности

преступлений. Она нашла свое выражение в некоторых работах советских

правоведов, которые рекомендовали с этой целью ввести в научный оборот

термин "повторение преступлений"37. В частности, Т. М. Кафаров пишет, что с

учетом указанной особенности (последовательность совершенных преступлений. -

Т. К.), присущей реальной совокупности, повторности и рецидиву, эти

категории множественности в отличие от идеальной совокупности целесообразно

было бы именовать повторением преступлений38. Формой множественности

преступлений считают повторение также Е. А. Фролов и Р. Р. Галиакбаров. Они

относят к повторению преступлений только повторность тождественных и

однородных преступлений и рецидив, совокупность выносят за рамки

повторения39.

С нашей точки зрения, введение термина "повторение" вряд ли

способствует решению вопроса, ибо "повторение" и "повторность" по своему

смыслу одно и то же. Тем более что в уголовном законе вообще не

употребляется понятие "повторение преступлений". Поэтому нет необходимости

заменять широко используемый на протяжении многих лет в литературе и в

практике судебных и прокурорских органов термин "общая повторность" термином

"повторение".

Небезынтересной представляется более детализированная классификация

повторности преступлений, предложенная Г. Т. Ткешелиадзе, который различает:

1) неоднородную повторность, т. е. совершение двух и более разнородных

преступлений; 2) однородную повторность, охватывающую случаи совершения двух

или более однородных преступлений; 3) специальную повторность, т. е.

повторное совершение одного и того же преступления; 4) неоднородный рецидив,

при котором лицо после осуждения за первое преступление совершает другое

разнородное преступление; 5) однородный рецидив, означающий совершение после

осуждения за первое преступление однородного преступления; 6) специальный

рецидив - повторное совершение после осуждения за первое преступление такого

же преступления; 7) особо опасный рецидив40.

В основу классификации повторности могут быть положены в зависимости от

цели и другие критерии. Полезной с точки зрения предпосылок решения вопросов

квалификации представляется классификация, основанная на учете форм вины: 1)

повторность умышленных преступлений; 2) повторность преступлений,

совершенных по неосторожности; 3) повторность различных по форме вины

преступлений41.

Указанная классификация позволяет детально уяснить возможные в жизни

сочетания преступлений, образующие повторность, и в этом отношении полезна

при решении вопросов квалификации повторных преступлений в практике

следственных, судебных и прокурорских органов. В то же время она не отражает

иерархию понятий разновидностей повторности, а также неполно отражает

проявление повторности в виде неоднократности, систематичности и промысла.

С учетом всего изложенного считаем необходимым в рамках множественности

преступлений выделить верхний уровень (порядок): идеальную совокупность и

общую повторность преступлений. При этом последняя охватывает: 1)

повторность преступлений, т. е. разновременное совершение не менее двух

тождественных или однородных, когда это специально указано в законе,

преступлений, а при таких разновидностях ее, как неоднократность,

систематичность и промысел, - тождественных преступлений одним и тем же

лицом при отсутствии факта его осуждения; 2} специальный рецидив

преступлений, т. е. совершение при указанных выше условиях нового

тождественного или однородного преступления лицом, ранее уже судимым

[Ситуации, указанные в пунктах первом и втором, образуют сочетания

преступлений, охватываемые понятием "квалифицирующая" повторность,

рассматриваемая в нашей работе]; 3) реальную совокупность преступлений, т.

е. совершение разнородных, а когда в законе нет специального указания на

образуемую ими повторность, и однородных преступлений одним лицом, ранее не

осуждавшимся ни за одно из упомянутых преступлений; 4) общий рецидив, т. е.

совершение разнородных, а при указанных выше условиях и однородных

преступлений лицом, которое было уже осуждено за одно из этих преступлений.

Правильное применение уголовно-правовых норм, предусматривающих

ответственность за повторность преступлений, предполагает четкое

разграничение случаев повторности от идеальной и реальной совокупности

преступлений. Характеризуя в этой связи виды совокупности преступлений,

прежде всего отметим, что при идеальной совокупности образующие ее

преступления связаны между собой по признакам субъекта, объективной и

субъективной сторон, а при реальной совокупности - только тем, что их

совершило одно лицо. Идеальная совокупность преступлений характеризуется

тем, что одним действием виновный совершает по меньшей мере два

преступления, полностью или частично совпадающих по времени их начала, и

окончания.

Как указывалось в юридической литературе, можно различать виды

идеальной совокупности. Так, входящие в идеальную совокупность преступления,

совершенные умышленно, могут иметь неодинаковую направленность умысла, что

обусловливает посягательства на разные объекты. Следовательно, можно

различать идеальную совокупность преступлений, посягающих как на один, так и

на разные объекты. Может быть выделена и такая идеальная совокупность, при

которой входящие в нее преступления характеризуются неодинаковой формой

вины42.

При реальной совокупности в действиях одного и того же субъекта налицо

два или более последовательно совершенных преступления, когда ни за одно из

них он ранее не осуждался. Реальная совокупность характеризуется тем, что в

последовательно совершенных одним и тем же лицом по меньшей мере двух

действиях содержатся признаки преступлений, предусмотренных разными нормами

Особенной части уголовного законодательства.

В рамках реальной совокупности следует различать ее виды, зависящие от

сочетания входящих в нее преступлений. При этом возможны следующие ситуации:

1) одно преступление создает условия для совершения другого преступления.

Например, угон автомашины может явиться условием совершения

дорожно-транспортного преступления; 2) одно преступление является способом

либо средством совершения другого преступления (разумеется, если уголовным

законом оба деяния не охватываются единым составом преступления); 3) одно

преступление является способом или средством сокрытия другого преступления

либо средством избежания ответственности за него; 4) преступления,

образующие совокупность, не находятся в связи, указанной в первых трех

случаях; 5) совершенные преступления характеризуются однородностью мотивов

посягательства43. Такая классификация помогает отграничивать единые

преступления со сложным составом от совокупности преступлений [В литературе

встречается и другая классификация совокупности преступлений (см.: Яковлев

А. М. Совокупность преступлений по советскому уголовному праву, с. 82 и др.;

Никифоров А. С. Совокупность преступлений. М., 1965, с. 15 и др.). Однако

поскольку она преследует задачу отразить степень общественной опасности

личности преступника и не связана с задачами квалификации, полагаем

возможным, не рассматривать ее в рамках настоящей работы].

Из приведенной характеристики реальной совокупности преступлений

следует, что, будучи разновидностью множественности преступлений, она стоит

в одном ряду с повторностью. Вместе с тем указанные разновидности

множественности различаются по существенным признакам. При повторности лишь

возможна ситуация, обязательная гари совокупности, - отсутствие осуждения

виновного лица за преступления, входящие в повторность или реальную

совокупность. Отличаются они друг от друга и характером совершенных

преступлений. При повторности последние, как правило, тождественны и, лишь

когда это прямо предусмотрено законом, однородны. При реальной совокупности

совершенные преступления, как правило, либо разнородны, либо однородны (в

последнем случае, когда соответствующие сочетания деяний прямо не отнесены

законом к повторности).

От повторности и реальной совокупности следует отличать рецидив

преступлений, который представляет собой вид повторности преступлений,

характеризующийся совершением общественно опасного деяния лицом, уже

осуждавшимся за ранее совершенное преступление - отбывающим ранее

назначенное наказание или отбывшим его, но имеющим судимость (легальный

рецидив). Таким образом, рецидив преступления будет иметь место в том

случае, если лицо, имеющее не погашенную и не снятую в установленном законом

порядке судимость, после отбытия наказания совершило новое преступление, а

также если повторное преступление было совершено во время отбывания

наказания; до истечения испытательного срока при условном осуждении; при

уклонении осужденного от отбывания наказания; когда обвинительный приговор

не был обращен к исполнению.

Рецидив - наиболее опасная разновидность множественности преступлений,

обнаруживающая упорное нежелание виновного лица соблюдатъ требования

советских уголовных законов.

Помимо легального рецидива в теории уголовного права и в криминологии

различают криминологический (или фактический) рецидив, который определяется

как последовательное совершение двух и более преступных деяний, независимо

от факта осуждения за ранее совершенное преступление. Криминологический

рецидив поглощает своим содержанием все разновидности общей повторности

преступления, включая и те, которые потеряли свое юридическое значение в

силу истечения давностных сроков, погашения судимости либо снятия ее в

установленном законом порядке. В связи с этими особенностями

криминологического рецидива он теряет свое значение для решения вопросов

квалификации и поэтому не рассматривается в нашей работе.

Решению вопросов квалификации способствует общепринятое в юридической

литературе деление легального рецидива на общий, охватывающий разнородные

преступления, и специальный, состоящий из тождественных или однородных

преступлений. Квалифицирующее значение закон придает лишь специальному

рецидиву [ Здесь не имеются в виду сочетания общего рецидива, образующие

особо опасный рецидив].

В уголовно-правовой теории и криминологии в зависимости от

количественных показателей прошлой судимости различают простой и сложный

рецидив. Простой (однократный) рецидив имеет место тогда, когда лицо ранее

осуждалось один раз и вновь совершило преступление. Сложный (многократный)

рецидив характерен тем, что лицо, ранее осуждавшееся два раза и более,

совершает новое преступление.

Отдельные авторы классифицируют проявления рецидива с учетом формы вины

преступлений, различая: а) рецидив умышленных преступлений; б) рецидив

преступлений, совершенных по неосторожности; в) рецидив преступлений,

совершенных умышленно и по неосторожности44.

Обоснованным представляется нам выделение такой разновидности рецидива,

как "пенитенциарный"45. Под последним понимается такая форма рецидива, при

котором лицо уже отбывало за ранее совершенное преступление наказание в виде

лишения свободы и вновь осуждается к этому виду наказания. Вопросы

ответственности за такой рецидив регулируются в некоторых нормах уголовного

законодательства (см. например, ст. 23 Основ).

Как и авторы других работ, определяя содержание понятий повторности,

совокупности и рецидива, мы стремились разграничивать виды повторения

преступлений, поскольку четкое уяснение различий, существующих между ними,

относится к числу обязательных условий успешного решения вопросов

квалификации преступлений. Однако приведенное разграничение является

условным. Нередко встречаются ситуации, когда то или иное проявление

множественности преступлений не представляется возможным отнести к

какой-либо одной из ее разновидностей. Обращая внимание на это, И. И.

Горелик даже употребляет термин "повторность - совокупность" как стечение

нескольких преступлений, ни за одно из которых виновный не был судим46.

Возможны случаи совпадения также рецидива и повторности преступлений

(например, лицом, судимым за разбой, совершена кража). Однако повторность

может и не образовывать рецидива преступлений (например, лицо совершило

повторное изнасилование до осуждения за первый случай совершения такого же

преступления).

Аргументированные выводы о соотношении повторности, реальной

совокупности и рецидива преступлений сформулированы В. Н. Кудрявцевым,

указавшим на существование четырех вариантов этого соотношения. Если

рассматривать рецидив преступлений, то он может не совпадать ни с

совокупностью, ни с повторностью, совпадать только с повторностью, только с

совокупностью, совпадать и с совокупностью, и с повторностью преступлений.

Аналогичные варианты возможны, если за исходный элемент соотношения

принимать, повторность или совокупность преступлений47.

Однако возможность совпадения повторности, совокупности и рецидива

преступлений не устраняет значения проблемы их разграничения, ибо в реальной

действительности повторность, совокупность и рецидив преступлений часто

проявляются самостоятельно.

Подводя итог изложенному, следует. отметить, что множественность

преступлений выражается в двух разновидностях: в единовременном и

последовательном совершении двух или большего чистла преступных актов.

Первая разновидность - идеальная совокупность преступлений. Вторая

разновидность множественности (общая повторность) охватывает сочетания

преступлений, образующих специальную повторность, реальную совокупность и

рецидив преступлений - специальный и общий.

<< | >>
Источник: Т.Э.Караев. ПОВТОРНОСТЬ ПРЕСТУПЛЕНИЙ. 1983

Еще по теме § 2. Понятие повторности преступлений и ее место в структуре множественности уголовно наказуемых деяний:

  1. 14.2. Правовая охрана прав и законных интересов человека, общества и государства от воздействия вредной информации
  2. § 1. Единичное (единое, отдельное) преступление как структурный элемент повторности преступлений
  3. § 2. Понятие повторности преступлений и ее место в структуре множественности уголовно наказуемых деяний
  4. § 3. Выбор уголовно-правовой нормы
  5. § 1. Общая характеристика института множественности
  6. ГЛАВА 2 . СУДЕБНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ЭКСПЕРТИЗА НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ ОБВИНЯЕМЫХ
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Акционерное право - Бюджетная система - Горное право‎ - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право зарубежных стран - Договорное право - Европейское право‎ - Жилищное право - Законы и кодексы - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История политических учений - Коммерческое право - Конкурсное право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право России - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминальная психология - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Образовательное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право интеллектуальной собственности - Право собственности - Право социального обеспечения - Право юридических лиц - Правовая статистика - Правоведение - Правовое обеспечение профессиональной деятельности - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Римское право - Семейное право - Социология права - Сравнительное правоведение - Страховое право - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Судебное дело - Судебные и правоохранительные органы - Таможенное право - Теория и история государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия права - Финансовое право - Экологическое право‎ - Ювенальное право - Юридическая антропология‎ - Юридическая периодика и сборники - Юридическая техника - Юридическая этика -