<<
>>

2.1. Понятие объективной стороны состава привлечения к уголовной ответственности заведомо невиновных лиц

Теория уголовного права практически не формулирует определение понятий объективной стороны какого-либо одного состава преступления. Такие формулировки чаще всего связывают с группой однородных составов.

Например, понятие объективной стороны составов преступлений против личности (разд. 7 УК РФ) или понятие объективной стороны составов преступлений против жизни и здоровья (гл. 16 УК РФ). Вряд ли можно сомневаться в полезности таких определений. Наличие в науке уголовного права таких дефиниций позволяет находить в том или ином явлении, отражаемом соответствующей дефиницией, признаки, подчеркивающие его сущность. Кроме того, выявленные признаки всегда характеризуют всю группу отражаемых в определении составов преступлений. В то же время каждый из закладываемых в дефиницию признаков характерен для всей группы составов преступлений. Однако применительно к конкретным составам данной группы эти признаки приобретают определенную специфику, присущую только данному составу. Эта специфичность позволяет, во-первых, определить особенности данного состава преступления; во-вторых, отграничивать один состав преступления от другого состава данной группы. Вот почему, на наш взгляд, необходимо давать определение понятий, характеризующих не только группу, но и один состав преступления.

Возникает вопрос: можно ли при формулировании понятия объективной стороны исследуемого состава преступления ограничиться определением объективной стороны всех составов преступлений, расположенных в гл. «Преступления против правосудия»? Полагаем, что нет, нельзя. Во-первых,

73

в монографической и учебной литературе такое определение отсутствует. Так, автор гл. 17 «Преступления против правосудия» одного из учебника по уголовному праву В.П. Малков отмечает, что «с объективной стороны большинство преступлений против правосудия совершается путем активных действий... По законодательному описанию признаков объективной стороны

большинство таких преступлений относится к формальным составам пре-

1 ступлении...» .

Можно ли представленное авторское суждение рассматривать в качестве определения объективной стороны преступлений против правосудия? Полагаем, что нельзя, главным образом потому, что оно не является таковым ни по форме, ни по содержанию. Во-вторых, даже если бы в теории уголовного права дефиниция, отражающая объективную сторону составов преступлений против правосудия существовала, то и в этом случае необходимо определение понятия объективной стороны конкретного состава преступления против правосудия, в нашем случае — состава, предусматривающего уголовную ответственность за привлечение к ответственности заведомо невиновного лица. И это, как представляется, обоснованно, поскольку, не определившись с такого рода понятием, практически невозможно определиться с объективными признаками данного состава преступления, а это означает невозможность знания конкретных признаков, совокупность которых образует объективную сторону анализируемого состава. В-третьих, отсутствие определения понятия затрудняет установление в таком деянии общественной опасности как одного из признаков преступления, в том числе и преступления, рассматриваемого нами.

В теории уголовного права общественная опасность увязывается с признаками объективной стороны преступления.

Так, П.С. Дагель отмечал: «Объективный характер общественной опасности обусловлен объективным характером вреда, причиняемого преступлением. Поэтому общественная

1 Уголовное право России: Учебник для вузов: В 2 т.

74 ? '

опасность деяния образуется его объективными признаками...»1. Сказанное позволяет резюмировать, что признаки объективной стороны состава преступления отражают общественную опасность деяния. Без их знания практически невозможно определиться с общественной опасностью как одним из материальных признаков преступления. Учитывая, что определение понятия объективной стороны любого состава должно содержать все, раскрывающие объективную сущность признаки состава, становится ясным, что без определения понятия объективной стороны невозможно определиться на объективном уровне с общественной опасностью исследуемого преступления.

Все изложенное подчеркивает необходимость и важность формулирования понятия объективной стороны конкретного состава преступления, в том числе и состава, регламентирующего ответственность за привлечение к уголовной ответственности лиц, заведомо невиновных.

Автор настоящего исследования считает правильным следующее определение объективной стороны состава привлечения заведомо невиновного к уголовной ответственности: объективная сторона — это предусмотренное уголовным законом общественно опасное и противоправное действие, непосредственно направленное на конкретное уголовно-процессуальное преследование конкретного человека, не совершившего деяния, послужившего основанием для преследования.

Исходя из представленного определения, нетрудно вычленить признаки, посредством которых данное определение было сформулировано.

В этом ряду, прежде всего находится действие, обладающее общественной опасностью и противоправностью. Названный признак означает, что привлечение заведомо невиновного к уголовной ответственности невозмож-

1 Дагель П.С. Проблемы вины в советском уголовном праве // Ученые записки Даль-невосточн. ун-та. Владивосток, 1960. Вып. 21. Ч. 1. С. 61; см. также: Кудрявцев В.Н. Социологический аспект преступления // Вопросы борьбы с преступностью. 1973. Вып. 18. С. 5; Ковалев М.И. Понятие преступления в советском уголовном праве. Свердловск, 1987. С. 67; Мальцев В.В. Категория «общественно опасное поведение» в уголовном праве. Волгоград, 1995. С. 59 и др.

75

но посредством бездействия. Бездействие в теории уголовного права определяется как «пассивная форма проявления поведения человека, выражающаяся в не совершении конкретного действия, которое он был обязан и мог совершить. Бездействие тождественно действию по своим социальным и юридическим свойствам и отличается от него лишь внешней, физической стороной-отсутствием телодвижения субъекта преступления»1.

С изложенными пониманием бездействия, как представляется, можно согласиться лишь по существу. На самом деле бездействие объективно способно оказывать воздействие и вызывать изменения во внешнем мире.. В уголовно-правовом плане оно выражается в невыполнении лицом строго, определенных действий, которые оно должно было совершить и могло совершить. В этой связи очень важное дополнение делает И.М. Тяжкова (автор одной из глав Курса уголовного права. — А.Л.), когда пишет, что лицо должно было и могло действовать не вообще, а в конкретных условиях. Без такого рода конкретизации будет невозможно обосновать привлечение лица к уголовной ответственности в соответствии с принципами уголовного права. В то же время достаточно трудно согласиться с авторами в той части понимания ими категории бездействия, в которой они утверждают о пассивности s бездействия. Это утверждение (пассивность бездействия.—А.Л.) в теории уголовного права практически общепризнанно. На самом же деле уголовно-правовое бездействие может быть как пассивным, так и активным. Семантическое понятие «пассивность» означает «бездеятельность, инертность...»2. Уместен вопрос: бездеятелен ли субъект преступления, совершающий общественно опасное и противоправное деяние посредством бездействия, инертен ли он в этой ситуации? Полагаем, что ответ на этот вопрос будет зависеть от формы вины лица, совершившего преступление. Так, если речь идет о вине в виде легкомыслия или небрежности, то бездействие лица при этом мо-

1 Курс советского уголовного права. Часть Общая. Т. 1 / Под ред. Н.А. Беляева и М.Д. Шаргородского. С. 325; см. также: Курс уголовного права: В 5 т. Т. 1: Общая часть / Под ред. Н.Ф. Кузнецовой и И.М. Тяжковой. М., 2002. С. 228 и др.

2 Словарь русского языка: В 4 т. М, 1987. Т. 3. С. 396.

76

жет быть инертным. В случаях же совершения преступления с прямым или косвенным умыслом трудно назвать такого рода бездействие бездеятельным и инертным.

В данной ситуации бездействие лица носит целеустремленный и активный характер. Некоторые могут сказать, что отграничение пассивного деяния от активного следует проводить по объективному, а не субъективному фактору.

Данный тезис, если речь идет о преступлении, не верен. Лицо, которое направляет свое бездействие в русло наступления какого-либо результата, связывающего этот результат с характером бездействия, тем самым проявляет не пассивность, а активность. Иначе, на наш взгляд, и быть не может, ведь бездействующее лицо обязано было действовать и могло действовать в конкретной обстановке, пространстве и времени, но бездействовало, добиваясь конкретного результата такого рода активным, а не пассивным поведением.

Подводя итог сказанному, можно было бы таким образом определить анализируемое понятие. Бездействие — это общественно опасное, противоправное невыполнение лицом действий, которые оно обязано было и могло совершить в конкретной обстановке и в конкретное время.

Как уже отмечалось, одним из признаков объективной стороны состава привлечения к уголовной ответственности лиц, заведомо невиновных ,выступает действие. При этом мы считаем, что выполнить названный состав бездействием невозможно и обосновываем это следующим. В качестве преступного результата анализируемого состава выступает привлечение лица к уголовной ответственности. Это следует из наименования статьи, предусматривающей уголовную ответственность за данное деяние. Статья 299 УК РФ так и называется: «Привлечение заведомо невиновного к уголовной ответственности». Он (этот вывод) подтверждается и содержанием ч. 1 указанной статьи, в которой отмечается: «Привлечение заведомо невиновного к уголовной ответственности...».

77

Названный результат не является самостоятельным признаком отдельно от деяния, направленного на его достижение. Он — часть самого деяния, в известной мере поэтому этот состав отнесен (по своей конструкции) к формальным составам1. Относительно данного обстоятельства (формальности состава. —А.Л.) речь пойдет далее. Здесь же необходимо отметить, что привлечение к уголовной ответственности — процесс, включающий в себя целый ряд элементов, выполнение которых возможно лишь посредством действий. Сюда следует отнести вынесение постановления о возбуждении уголовного дела, осуществление иных следственных действий: допрос, опознание, назначение экспертиз, предъявление обвинения и т.д. Все сказанное позволяет утверждать о невозможности совершения преступления, предусмотренного ст. 299 УК РФ посредством бездействия.

Вводя в качестве одного из признаков объективной стороны состава привлечения к ответственности заведомо невиновного лица «действие», мы считаем, что оно должно быть общественно опасным и противоправным. Названные свойства действия должны быть таковыми: общественно опасными и противоправными не только в связи с осознанием виновным лицом привлечения к уголовной ответственности заведомо невиновного, а главным образом потому, что совершаемое действие, выполнение тех или иных процессуальных действий объективно является общественно опасным и противоправным. Такого рода общественная опасность определяется не видом проводимого следственного действия, не предусмотренного Уголовно-процессуальным кодексом РФ, а самим фактом его проведения в отношении лица, которое объективно не совершало и не участвовало в совершении предусмотренного действующем УК РФ преступления. В этом случае наличие в совершаемом действии свойств общественной опасности автоматически означает и наличие в нем свойства противоправности. Изложенное представление относительно объективной стороны общественной опасности и противо-

1 См.: Уголовное право Российской Федерации. Особенная часть / Под ред. Б.Т. Разгильдиева, А.Н. Красикова Саратов, 1999. С. 556 и др.

78

правности действия применительно к исследуемому составу преступления позволяет провести отграничение анализируемого объективного признака от признака субъективного. В этом плане весьма проблематично согласиться с суждением СМ. Рахметова, утверждающего, что «объективная сторона данного преступления (речь идет о привлечении к ответственности заведомо невиновного. — А.Л.) состоит в привлечении заведомо невиновного к уголовной ответственности»1. Как представляется, данная точка зрения отражает не объективную сторону рассматриваемого преступления, а субъективную.

Следующий объективный признак, который заложен нами в определение понятия — это направленность деяния на уголовное преследование. В составе, предусматривающем ответственность за привлечение заведомо невиновного к уголовной ответственности, законодатель употребляет словосочетание «уголовная ответственность». Думается, категория «уголовная ответственность» по своему содержанию не ясна. Это характерно и для уголовного законодательства в целом, и для науки уголовного права. Действующий УК РФ не имеет ни нормы, ни положения, в котором давалось бы толкование названного понятия, хотя, по-нашему мнению, с учетом использования данного словосочетания в ряде уголовно-правовых положений УК РФ необходимость такого разъяснения становится очевидной. -

На самом деле в положениях, выступающих в качестве базовых, законодатель оперирует названной категорией. Это касается ст. 2 (Задачи Уголовного кодекса Российской Федерации), ст. 4 (Принцип равенства граждан перед законом), ст. 5 (Принцип вины), ст. 6 (Принцип справедливости), ст. 8 (Основание уголовной ответственности) УК РФ. Есть и ряд других положений и норм Общей и Особенной частей УК РФ, в которых законодатель использует названное словосочетание. Указанные статьи с учетом их важности актуализируют потребность в законодательной расшифровке понятия «уго-

1 Рахметов СМ. Ответственность за привлечение заведомо невиновного к уголовной ответственности по УК Республики Казахстан. Предмет уголовного права и его роль в формировании уголовного законодательства Российской Федерации // Научно-практическая конференция, посвященная памяти проф. А.Н. Красикова. Саратов, 2002. С. 25.

79

ловная ответственность». Особенно это применительно к ст. 8 УК РФ, которая именуется «Основание уголовной ответственности». Она гласит: «Основанием уголовной ответственности является совершение деяния, содержащего все признаки состава преступления, предусмотренного настоящим Кодексом». Из представленного положения совершенно не ясно, что представляет собой в содержательном плане категория «уголовная ответственность»^ ка- кого момента или времени она начинает проявлять себя или прекращает свое юридическое, точнее — уголовно-правовое воздействие. В свете изложенного, складывается впечатление о проблемности действующего УК РФ. В то же время следует иметь в виду, что далеко не всегда законодатель расшифровывает все категории, которыми он оперирует. Нередко в этом просто нет необходимости, поскольку многие из них понятны сами по себе, некоторые из них хорошо представлены в теории уголовного права. Так, например, в этом ряду можно назвать категорию, «общественно опасное деяние». Этой фразой законодатель пользуется, определяя понятие преступления, в частности в ст. 14 (Понятие преступления) УК РФ. Важность этого понятия совершенно очевидна, в том числе и для правоприменительной практики. Именно, исходя из содержания этого признака, делается вывод о преступном или непреступном деянии. В этой связи отсутствие его законодательного толкования создает впечатление пробельности в уголовном законе. На самом деле это не так, поскольку теория уголовного права решает этот вопрос на своем уровне и проблем относительно содержания анализируемой категории у правоприменителей, как правило, не возникает. Можно ли это сказать в отношении понятия «уголовная ответственность»? Думается, что нельзя.

Так,. М.Д. Шаргородский полагал, что уголовная ответственность — это «мера государственного принуждения, заключающаяся в лишениях личного или имущественного характера»1. Иное понимание рассматриваемой категории дает Б.В. Волженкин. Он считает, что уголовная ответственность —

1 Иоффе О.С., Шаргородский М.Д. Вопросы теории права. М., 1961. С. 451-452; см. также: Волженкин Б.В. Общественная опасность преступника и основания уголовной ответственности // Правоведение. 1963. № 3. С. 96.

80

это «предусмотренная законом обязанность виновного лица отвечать в случае совершения преступления в уголовном порядке, подчиняться мере принуждения, которую государство имеет право применить»1.

По мнению Я.М. Брайнина, уголовная ответственность — это обязанность лица подлежать действию уголовного закона при наличии в действиях виновного предусмотренного этим законом состава преступления.

Отличное от всех обозначенных, понятие уголовной ответственности дает И.Я. Козаченко. Он полагает, что уголовная ответственность представляет собой «...возникшее с момента совершения преступления правоотношение между государством и лицом, совершившим преступление: при этом государство правомочно ограничивать правовой статус виновного с целью его исправления и перевоспитания, а тот в свою очередь обязан претерпеть лишения личного и имущественного характера, возникшие из осуждения его от имени государства»2.

Более простой вариант определения уголовной ответственности дают авторы монографии «Механизм уголовно-правового регулирования», которые определяют уголовную ответственность как «...результат основанного на уголовном законе порицания (отрицательной оценки)совершенного общественно опасного деяния и лица, его совершившего, со стороны государства,, выраженного в обвинительном приговоре суду»3.

Гораздо раньше практически эту же мысль высказал К.Ф.Тихонов4. Достаточно оригинальную позицию по этому вопросу уголовного права представил Б.Т. Разгильдиев. Он отмечает, что уголовная ответственность — это «состояние, основанное на признании судом от имени государства РФ в форме обвинительного приговора преступником лица, виновно совершивше-

1 Брайнин Я.М. Уголовная ответственность и меры общественного воздействия. М., 1965. С. 32.

2 Козаченко И.Я. Уголовная ответственность: мера и форма выражения. Текст лек ций. Свердловск, 1987. С. 21.

3 Прохоров B.C., Кропачев Н.М., Тарбагаев А.Н. Механизм уголовно-правового регу лирования. Красноярск, 1989. С. 168.

4 См.: Тихонов К.Ф. Субъективная сторона преступления Саратов, 1967. С. 31-41.

81

го преступление, предусмотренное уголовным законом, связанное с ограничением его прав и свобод»1.

Есть на этот счет и целый ряд других определений. Изложенные понятия уголовной ответственности по своему содержанию, границам действия, моментам возникновения и прекращения различны. В этом плане представляют интерес существующие в уголовно-правовой теории точки зрения относительно момента возникновения уголовной ответственности. Решение вопроса о возникновении момента начала уголовной ответственности очень важно применительно к составу, предусматривающему ответственность по ст. 299 УК РФ. Ведь от решения вопроса, с какого момента лицо привлечено к уголовной ответственности, определяется оконченность или неокончен-ность рассматриваемого состава преступления в деянии того или иного субъекта преступления.

Необходимо отметить, что по этому вопросу в теории уголовного права нет единой позиции. Существующие точки зрения настолько не совпадают, что в определенной мере дают основания для вывода о неразработанности этой проблемы в науке уголовного права. Поскольку рассматриваемая проблема (момент начала уголовной ответственности) так или иначе характеризует само содержание уголовной ответственности, то такая ситуация свидетельствует о недостаточной разработанности понятия «уголовная ответственность».

Как уже отмечалось, относительно момента возникновения уголовной ответственности в теории представлен целый ряд суждений. Так, например, А.А. Пионтковский полагал, что уголовная ответственность возникает с мо-

мента совершения преступления, даже если преступление не раскрыто, а лицо, его совершившее, не известно органам правосудия2. Иная точка зрения сформулирована НА. Огурцовым. Он связывает начало уголовной ответст-

1 Разгилъдиев Б.Т. Уголовно-правовые отношения и реализация ими задач уголовно го права РФ. Саратов, 1995. С. 292.

2 См.: Пионтковский А.А. Правоотношение в уголовном праве // Правоведение. 1962. № 2. С. 89 и др.

82

венности с моментом применения к лицу определенных мер пресечения1. Другие исследователи возникновение уголовной ответственности увязывают с вступлением обвинительного приговора в законную силу2. Высказаны на этот счет и иные точки зрения, однако они лишь в той или иной мере конкретизируют представленные суждения, не изменяя их по существу.

Считаем не достаточно обоснованной точку зрения исследователей, усматривающих начало уголовной ответственности с момента совершения преступления. Всякая ответственность, в том числе и уголовно-правовая, есть результат нарушения обязанности. Так, например, уголовный закон, предусматривающий ответственность за разбой, возлагает на всех граждан, достигших возраста 14 лет, вменяемых, обязанность воздерживаться от совершения этого преступления. Если же лицо совершает разбой, то на него должна будет возложена обязанность понести уголовную ответственность в пределах санкции нормы, предусматривающей ответственность за данное деяние3. Отсюда следует вывод: уголовная ответственность — это некое следствие, результат совершенного преступления. В связи с этим возникает вопрос: когда преступление считается совершенным? Полагаем, ответ на него достаточно убедительно вытекает из позиции Б.Т, Разгильдиева, который отмечает: «Преступление считается совершенным в момент нарушенной обязанности по воздержанию от совершения преступления. Это и отражается в соответствующем приговоре суда, где прямо указывается, что преступление совершено не в момент вынесения приговора, а в момент нарушения самой обязанности. Однако всякое преступление предполагает конкретное лицо, его совершившее, соответствующий объем ответственности за содеянное. Без

1 См.: Огурцов НА. Правоотношение и ответственность в советском уголовном пра ве. Рязань, 1976. С. 162

2 См.: Смирнов ВТ. Функции советского уголовного права. Л., 1965. С. 158; Тарбага- ем А.Н. Пределы уголовной ответственности // Вопросы уголовной ответственности. Красноярск, 1986; Разгильдиев Б.Т. Задачи уголовного права Российской Федерации и их реализация. Саратов, 1993. С. 168; Мальцев В.В. Введение в уголовное право. Волгоград, 2000. С. 191.

3 См.: Разгильдиев Б. Т. Уголовно-правовые отношения и реализация ими задач уго ловного права Российской Федерации. 1995. С. 210.

83

решения названных вопросов не может быть конкретного преступления, а их разрешение возможно лишь определенными методами и в формах, установ ленных уголовно-процессуальным законодательством...А если это так, то можем ли мы в момент фактического совершения преступления признавать, что лицо, его совершившее, начинает нести уголовную ответственность? Ду мается, что нет_ В момент фактического совершения преступления уголов ная ответственность возникнуть не может, поскольку в этот период совер шенное преступление не приобрело соответствующую уголовно- процессуальную форму (приговор суда, вступивший в законную силу)»1.

В силу этих обстоятельств невозможно обосновать начало уголовной ответственности с моментом избрания в отношении обвиняемого лица соответствующей меры пресечения. Даже если в отношении лица избрана мера пресечения в виде ареста, то ничего принципиального в этом плане не меняется. Это лицо, хотя и приобрело статус обвиняемого, но не признано судом виновным в совершении конкретного преступления, в его отношении не вынесен обвинительный приговор суда. Более того, еще не известно, будет ли такого рода приговор вынесен вообще. Вполне может оказаться, что преступление, в котором лицо обвиняется, и по которому оно содержится под стражей, не совершалось вообще либо было совершено другим лицом, либо речь идет о другом преступлении.

Диссертант считает, что применительно к рассматриваемой проблеме предпочтительней точка зрения исследователей, связывающих начало уголовной ответственности с вступлением приговора в законную силу. Эта позиция в большей мере обеспечивает конституционный принцип презумпции невиновности.

В ст. 49 Конституции РФ отмечается: «1.Каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена

1 Разгильдиев Б.Т. Задачи уголовного права Российской Федерации и их реализация. С. 166-167.

84

вступившим в законную силу приговором суда...»1. Из этого положения вытекает вывод о том, что преступление предполагает вину лица, его совершившего. Вина лица определяется вступившим в законную силу приговором суда, который, разумеется, обвинительный и определяет начало течения уголовной ответственности.

Есть определенные основания полагать, что такое понимание начала уголовной ответственности разделяет и законодатель в УК РФ. Обоснованием этому, по нашему мнению, могут служить некоторые положения УК РФ. Так, вч.2 ст. 2 (Задачи Уголовного Кодекса Российской Федерации)УК РФ отмечается: «Для осуществления этих задач (речь идет об охране личности, общества и государства от преступных посягательств и предупреждении преступлений. — А.Л.) настоящий Кодекс устанавливает основания и принципы уголовной ответственности...». Как видим, в данном уголовно-правовом положении говорится об основании уголовной ответственности и принципах уголовной ответственности. Речь идет не об основаниях привлечения к уголовной ответственности, а именно о самой уголовной ответственности. Процесс привлечения к уголовной ответственности определяется уголовно-процессуальным законодательством в соответствии с теми принципами, которыми оперирует законодатель уголовно-процессуального права, а не права материального, каковым в этом плане и выступает законодательство уголовное. Если мы посмотрим на содержательные аспекты соответствующих уголовно-правовых положений, регламентирующих основание и принципы уголовной ответственности, то убедимся, что закон имеет в виду не процесс привлечения к уголовной ответственности, а сам факт уголовной ответственности. В ст. 8 (Основание уголовной ответственности) УК РФ подчеркивается: «Основанием уголовной ответственности является совершение деяния, содержащего все признаки состава преступления, предусмотренного настоящим Кодексом». Следовательно, в Законе констатируется, что возложить на

1 Конституция Российской Федерации. М., 1993. С. 19.

85

лицо уголовную ответственность можно лишь тогда, кода в его деянии будут установлены все без исключения признаки состава преступления, предусмотренные не Уголовно-процессуальным, а Уголовным кодексом РФ. Этим же принципом законодатель руководствовался и при формировании уголовно-правовых норм. Так, например, излагая принцип равенства граждан перед законом, законодатель подчеркивает, что «лица, совершившие преступление,

«! равны перед законом и подлежат уголовной ответственности независимо ...».

Данное положение имеет в виду не процесс привлечения лица к уголовной ответственности, а сам факт возложения на него обязанности понести уголовную ответственность. В силу того, что оно (это лицо) признается судом виновным в совершении преступления и в этом плане несет уголовную ответственность независимо от тех обстоятельств, о которых говорит законодатель в ст. 4 (Принцип равенства граждан перед законом) УК РФ. То же самое можно увидеть в положениях, регламентирующих принцип вины, справедливости. По нашим данным, 63% опрошенных граждан связывают привлечение

^, к уголовной ответственности с судом. Эта цифра составляет 81% примени-

тельно к практическим работникам.

Все изложенное относительно содержания категории «уголовная ответственность», границ ее действия, момента возникновения дает определенные основания говорить о ее недостаточной разработанности, а потому нецелесообразности использования в нормах уголовного законодательства, регламентирующих составы преступлений, ответственность за совершение которых непосредственно связана с понятием «уголовная ответственность». Речь идет о ст. 299 (Привлечение заведомо невиновного к уголовной ответственности), ст. 300 (Незаконное освобождение от уголовной ответственности) УК РФ. На самом деле в обеих названных уголовно-правовых нормах законодатель оперирует обязательным для них признаком: уголовная ответственность. И в том и в другом случаях названный признак представлен не в уголовно-правовом, а в уголовно-процессуальном аспектах. Об этом можно судить исходя из позиции самого законодателя. В ч. 1 ст. 299 (Привлечение за-

86

ведомо невиновного к уголовной ответственности) УК РФ отмечается: «1. Привлечение заведомо невиновного к уголовной ответственности...». Таким образом, законодатель рассматривает в данной уголовно-правовой норме уголовную ответственность не как обязанность, возлагаемую приговором суда на виновное лицо, а как процесс, направленный лишь в конечном итоге на возможное возложение на лицо такого рода обязанности. Рамки данного

«. процесса закон не ограничивает. Сделать это посредством признака «уголов-

ная ответственность», который вводится в содержание данной нормы, как представляется, невозможно. Можно предположить, что в силу именно этих обстоятельств ряд зарубежных уголовных законодательств в аналогичных нормах употребляют категорию «привлечение в качестве обвиняемого», а не «уголовную ответственность»1. Это неверно и по существу, поскольку непосредственным привлечением лиц к уголовной ответственности за совершенные ими преступления занимается суд и только суд, в то время как субъектом ст. 299 (Привлечение заведомо невиновного к уголовной ответственности)

t, УК РФ выступает не судья, а отдельные работники правоохранительных ор-

ганов. Такого рода лица (следователь, прокурор, лицо, производящее дознание) в соответствии с действующем уголовно-процессуальным законодательством России не привлекают к уголовной ответственности, а осуществляют уголовное преследование. Уголовно-процессуальное законодательство России более не оперирует категорией «уголовная ответственность» применительно к деятельности прокурора, следователя и дознавателя, в том числе и в части обвинения в суде. В настоящее время их деятельность по возбуждению уголовного дела, его расследованию, обвинению в суде есть не что иное, как уголовное преследование. И это совершенно обосновано, поскольку, как

* уже отмечалось, выполнение следователем, дознавателем и прокурором сво-

их функций — не есть непосредственное привлечение лиц к уголовной ответственности. Для того чтобы позиция закона и материального и уголовно-

1 Уголовный кодекс Республики Беларусь. СПб., 2001. С. 350; Уголовный кодекс КНР. СПб., 2001. С. 267.

87

процессуального права оказалась обоснованной и последовательной, необходимо изъять из вышеназванных статей УК РФ признак «уголовная ответственность», заменив его признаком «уголовное преследование». В этом случае границы действия лиц, совершающих преступления, предусмотренные ст. 299 и 300 УК РФ, будут достаточно ясны и, как представляется, позволят обеспечить реализацию всех уголовно-правовых принципов, а значит — повысить эффективность уголовно-правовой охраны личности, общества государства.

В теории уголовного права относительно ст. 299 УК РФ уже высказывалась точка зрения о необходимости такого рода изменения. Так, Л.В. Лобанова отмечает: «...Термин «уголовное преследование» вполне может быть использован в названии состава преступления, который необходимо сконструировать для защиты от необоснованного осуждения невиновных лиц»1.

В соответствии с изложенным относительно словосочетания «уголовная ответственность» предлагается внести следующие изменения в ст. 299 и 300 УК РФ. Из наименования статей следует изъять фразы «к уголовной ответственности» (ст. 299 УК РФ) «от уголовной ответственности» (ст. 300 УК РФ), заменив их словосочетанием «незаконное уголовное преследование» (применительно к ст. 299 УК РФ) и «от уголовного преследования» (применительно к ст. 300 УК РФ). Интересна в этом плане позиция УК Швеции. Закон говорит о возбуждении уголовного преследования невиновного лица с намерением осудить последнего2.

Вводя в объективную сторону анализируемого состава признак «уголовное преследование» следует иметь в виду, что этот признак должен характеризоваться определенным качеством. Речь идет о том, чтобы уголовное преследование было конкретным, во-первых, и, во-вторых, оно (уголовное преследование)должно быть направлено на преследование конкретного человека; в-третьих, человек, в отношении которого осуществляется уголовное

1 См.: Лобанова Л.В. Преступления против правосудия: теоретические проблемы классификации и законодательной регламентации. Волгоград, 1999. С. 70.

2 См.: Уголовный кодекс Швеции. СПб., 2001. С. 118-119.

88

преследование, не совершил преступления, послужившего основанием для возбуждения и осуществления уголовного преследования.

Все изложенное относительно понятия «объективная сторона состава привлечения заведомо невиновного к уголовной ответственности» позволило сформулировать новое, ранее не существовавшее в теории уголовного права понятие объективной стороны исследуемого состава: объективная сторона — это предусмотренное уголовным законом общественно опасное и противоправное действие, непосредственно направленное на конкретное уголовное преследование конкретного человека, не совершившего деяние, послужившее основанием для осуществления уголовного преследования. Данное определение позволило включить в него признаки: действие, которое должно быть общественно опасным и противоправным, уголовное преследование. Этот признак введен вместо признака «уголовная ответственность». Произведенная замена осуществлена в силу недостаточной ясности уголовно-правовой категории «уголовная ответственность». Отсутствие должной ясности по заявленной категории как на уровне уголовного законодательства, так и на уровне теории уголовного права не позволяет обеспечить реализацию в рассматриваемой части принципов уголовного права.

Дальнейшее использование понятия «уголовная ответственность» является необоснованным и по существу, поскольку вопросами привлечения к уголовной ответственности непосредственно занимается суд, в то время как субъектами исследуемого состава преступления выступают отдельные субъекты правоохранительных органов. Уголовное преследование должно характеризоваться определенным содержанием. В частности, речь идет о том, чтобы уголовное преследование было конкретным и направленным на конкретного человека. Этот человек не совершал деяния, послужившего основанием для возбуждения данного уголовного преследования. Однако оно возбуждено и осуществлено по основаниям, не содержащимся в поведении преследуемого.

89

<< | >>
Источник: ЛЕБЕДЕВ А. Г.. ПРИВЛЕЧЕНИЕ ЗАВЕДОМО НЕВИНОВНОГО К УГОЛОВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ПО УГОЛОВНОМУ ПРАВУ РОССИИ. 2004 {original}

Еще по теме 2.1. Понятие объективной стороны состава привлечения к уголовной ответственности заведомо невиновных лиц:

  1. Глава 2. ПОНЯТИЕ ОБЪЕКТИВНОЙ СТОРОНЫ СОСТАВА ПРИВЛЕЧЕНИЯ К УГОЛОВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ЗАВЕДОМО НЕВИНОВНЫХ ЛИЦ И УГОЛОВНО-ПРАВОВАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ЕЕ ПРИЗНАКОВ v
  2. 2.2. Уголовно-правовая характеристика признаков, образующих объективную сторону состава привлечения к уголовной ответственности заведомо невиновного
  3. 1.3. Объект состава преступления, предусматривающего уголовную ответственность за привлечение заведомо невиновного к уголовной ответственности (ст. 299 Уголовного кодекса Российской Федерации)
  4. 3.1. Уголовно-правовая характеристика субъекта привлечения заведомо невиновного лица к уголовной ответственности
  5. ЛЕБЕДЕВ А. Г.. ПРИВЛЕЧЕНИЕ ЗАВЕДОМО НЕВИНОВНОГО К УГОЛОВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ПО УГОЛОВНОМУ ПРАВУ РОССИИ, 2004
  6. Глава 1. ОБЪЕКТ И ПРЕДМЕТ УГОЛОВНО-ПРАВОВОЙ ОХРАНЫ ПРИ ПРИВЛЕЧЕНИИ ЗАВЕДОМО НЕВИНОВНОГО К УГОЛОВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ
  7. Глава 3. УГОЛОВНО-ПРАВОВАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА СУБЪЕКТА ПРИВЛЕЧЕНИЯ ЗАВЕДОМО НЕВИНОВНОГО К УГОЛОВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ И ЕГО ВИНЫ
  8. §1. Возбуждение уголовного дела и привлечение к уголовной ответственности
  9. § 2. ПРОЦЕССУАЛЬНОЕ ЗНАЧЕНИЕ ПРИВЛЕЧЕНИЯ К УГОЛОВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ
  10. 39.2. Особенности возбуждения уголовных дел и привлечения в качестве обвиняемых отдельных категорий лиц
  11. СПОРНЫЕ ВОПРОСЫ ПРИВЛЕЧЕНИЯ КОНКУРСНЫХ УПРАВЛЯЮЩИХ К УГОЛОВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ
  12. 2. Совершение преступления –  фактическое основание привлечения к уголовной ответственности и квалификации содеянного
  13. § 2. Понятие и значение гражданской процессуальной ответственности. Предпосылки и основания привлечения к гражданской процессуальной ответственности. Штрафная и компенсационная ответственность
  14. § 2. Сотрудничество государств в борьбе с преступностью. Основания привлечения физического лица к уголовной ответственности
  15. ГЛАВА III ЗНАЧЕНИЕ ЛИЧНОСТИ ПРЕСТУПНИКА ДЛЯ РЕШЕНИЯ ВОПРОСА О ПРИВЛЕЧЕНИИ К УГОЛОВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ
  16. 6.7. Международная уголовная ответственность физических лиц
  17. Уголовная ответственность лиц с психическим расстройством, не исключающим вменяемость
  18. § 7. Международная уголовная ответственность физических лиц
  19. § 4. УГОЛОВНАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЛИЦ С ПСИХИЧЕСКИМ РАССТРОЙСТВОМ, НЕ ИСКЛЮЧАЮЩИМ ВМЕНЯЕМОСТИ
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Акционерное право - Бюджетная система - Горное право‎ - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право зарубежных стран - Договорное право - Европейское право‎ - Жилищное право - Законы и кодексы - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История политических учений - Коммерческое право - Конкурсное право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право России - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминальная психология - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Образовательное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право интеллектуальной собственности - Право собственности - Право социального обеспечения - Право юридических лиц - Правовая статистика - Правоведение - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Римское право - Семейное право - Социология права - Сравнительное правоведение - Страховое право - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Судебное дело - Судебные и правоохранительные органы - Таможенное право - Теория и история государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия права - Финансовое право - Экологическое право‎ - Ювенальная юстиция - Юридическая антропология‎ - Юридическая техника - Юридическая этика -