<<
>>

§ 4. Покушение на преступление

Покушение представляет собой второй вид неоконченного преступления. Оно характеризуется тем, что субъект приступает к выполнению объективной стороны состава преступления, которое прерывается по не зависящим от него причинам до наступления общественно опасных последствий.
Определение покушения в отечественном уголовном законодательстве и уголовно-правовой доктрине различалось. Согласно Уложению о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г. покушением признавалось «всякое действие, коим начинается или продолжается приведение злого намерения в исполнение». В Руководящих началах по уголовному праву РСФСР 1919 г. покушением считалось действие, направленное на совершение преступления, когда совершивший выполнил все, что считал необходимым для приведения своего намерения в исполнение, но преступный результат не наступил по причинам, от него не зависевшим (ст. 18). При этом стадия совершения преступления сама по себе не влияла на меру репрессии, которая определялась степенью опасности лица (ст. 20). Таким образом, покушение наказывалось наравне с оконченным деянием, и наказание зависело от степени опасности лица. В УК 1922 г. покушение определялось как действие, направленное на совершение преступления, когда совершающий таковое не выполнил всего того, что было необходимо для приведения его намерения в исполнение, или когда, несмотря на выполнение им всего, что он считал необходимым, преступный результат не наступил по причинам, от него не зависящим (ст. 13). В этом определении покушение представляет собой только действие, а бездействие упускается из виду. Кроме того, выражение «действие, направленное на совершение преступления» может означать и покушение, и приготовление. Обращает на себя внимание и деление покушения на два вида: 1) совершивший покушение не выполнил всего того, что было необходимо для приведения намерения в исполнение; 2) он выполнил все, что считал необходимым.
Причем в первом случае законодатель руководствовался объективным критерием, а во втором - субъективным. Положительными чертами этого определения является указание на «направленность» действий, что означает невозможность покушения на неосторожное преступление и преступление с косвенным умыслом, а также указание на прерванность деяния по не зависящим от лица обстоятельствам. УК 1922 г. не предусматривал обязательного снижения наказания за покушение. Более того, в уголовном законе содержалось положение, согласно которому покушение «карается как совершенное преступление, причем отсутствие или незначительность вредных последствий покушения могут быть приняты во внимание судом при определении меры наказания» (ст. 14). Такой подход не является чем-то исключительным и существует в ряде современных зарубежных государств, в частности во Франции. Законодатели этих государств исходят из того, что в случае покушения результат (общественно опасное последствие) не наступает по обстоятельствам, не зависящим от воли лица. Следовательно, лицу нельзя «поставить в заслугу» ненаступление результата. При этом суды, как правило, не назначают точно такое же наказание, что и за оконченное преступление, учитывая, что вред правоохраняемым благам в действительности не причинен. В УК 1926 г. общее определение покушения, подобно тому, что существовало в УК 1922 г., отсутствовало. Вместо него в ст. 19 УК говорилось о том, что покушение преследуется также, как совершенное (т.е. оконченное) преступление, при этом суд при выборе меры наказания должен руководствоваться «степенью опасности лица», совершившего покушение, подготовленности преступления и близостью последствий, а также учитывать причины, в силу которых преступление не было доведено до конца. В УК 1960 г. покушение определялось как «умышленное действие, непосредственно направленное на совершение преступления, если при этом преступление не было доведено до конца по причинам, не зависящим от воли виновного» (ст. 15). Покушение наказывалось в рамках санкции за оконченное преступление.
При назначении наказания за покушение суд должен был учитывать характер и степень общественной опасности действий, совершенных виновным, степень осуществления преступного намерения и причины, в силу которых преступление не было доведено до конца. Действующий УК внес определенные уточнения в институт покушения, допустив возможность совершения покушения как действием, так и бездействием (в прежнем уголовном законодательстве указание на бездействие отсутствовало). В отличие от УК 1922 г. не проводится деление покушения на виды. Непосредственно в уголовном законе сформулировано правило квалификации покушения — по двум статьям: по статье, предусматривающей ответственность за оконченное преступление, и по ст. 30 УК, где дается определение покушения. За покушение предусмотрено сокращенное наказание (не более 3/4 от максимума наиболее строгого вида наказания, установленного в санкции уголовно-правовой нормы) и неприменение смертной казни и пожизненного лишения свободы (ст. 66 УК). Покушением на преступление, согласно ч. 3 ст. 30 УК, признаются действия (бездействие) лица, непосредственно направленные на совершение преступления, если при этом преступление не было доведено до конца по не зависящим от этого лица обстоятельствам. Как и приготовление, покушение содержит три обязательных признака: объективней, субъективный и признак прерванности деяния по не зависящим от лица обстоятельствам. Объективную сторону покушения законодатель определяет как действия (бездействие), непосредственно направленные на совершение преступления. Это значит, что лицо приступает к выполнению состава преступления. Деяние из стадии подготовки к совершению преступления переходит в стадию выполнения его объективной стороны. Даже совершение одного-единственного действия, входящего в объективную сторону состава соответствующего преступления, при прерванности деяния по не зависящим от лица обстоятельствам означает наличие покушения на совершение преступления. Определение начала исполнения состава преступления зависит от того, как сформулирован состав преступления в Особенной части УК.
Так, например, если с целью совершения изнасилования насильник срывает с потерпевшей одежду и угрожает убийством в случае оказания потерпевшей сопротивления и в этот момент его задерживают, то налицо покушение на изнасилование, поскольку это преступление (ст. 131 УК) предполагает не только половое сношение с потерпевшей, но и применение определенного физического или психического насилия, что и имело место в данном случае. Срывая одежду с потерпевшей и высказывая угрозу, виновный начинает выполнять объективную сторону состава изнасилования. Приготовлением в таких случаях следует признавать снятие своей одежды и обнажение половых органов самим преступником, подготовку им средств контрацепции и пр. А оконченным рассматриваемое преступление будет уже с начала полового сношения с потерпевшей. Если те же действия — срывание одежды и угроза убийством — совершаются не в целях изнасилования, а для похищения вещей, следует говорить об оконченном преступлении — разбое (ст. 162 УК). Большое судебно-практическое значение имеет вопрос о разграничении приготовления и покушения, поскольку покушение на преступление наказывается в любом случае, а приготовление к преступлению — только применительно к тяжким или особо тяжким преступлениям. От правильного решения этого вопроса зависит наступление или ненаступление уголовной ответственное™. Так, для состава угона автомобиля необходимо выяснить, начиная с какого момента действия виновного следует считать покушением на угон: с момента «вскрьггия» машины, проникновения в нее либо приведения двигателя в работающее состояние. В ст. 166 УК речь идет об угоне как неправомерном завладении автомобилем или иным транспортаым средством без цели хищения. Таким образом, угон понимается несколько шире, чем это следует из буквального толкования этого понятия, и включает в себя установление определенного контроля над транспортным средством, а не только его перемещение в пространстве. Исходя из этого, уже с момента проникновения в автомобиль следует говорить о покушении, поскольку лицо предпринимает попытку установить контроль над транспортаым средством, т.е.
начинает выполнять объекгавную сторону преступления - угона без цели хищения. Признание этих действий приготовительными означало бы их ненаказуемость, так как преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 166 УК, как совершенное без квалифицирующих признаков, относится к категории преступлений средней тяжести. Рассмотрим другой пример. Лицо с целью кражи из запертого сейфа проникает в комнату, где находится сейф, после чего его действия пресекаются. Возникает вопрос: о каком виде неоконченного преступления идет речь — о приготовлении или о покушении? С одной стороны, незаконное проникновение в помещение или иное хранилище является квалифицирующим признаком кражи (п. «б» ч. 2 ст. 158 УК). С другой стороны, проникновение в комнату, в которой находится сейф, только создает условия для последующего хищения ценностей, поскольку преступнику еще необходимо проникнуть в сейф. Эти действия находятся за рамками состава кражи и при их вынужденной прерванности означают наличие приготовления к преступлению. А вот усилия преступника открыть сейф следует оценивать как попытку проникнуть в хранилище материальных ценностей, т.е. начало исполнения объективной стороны преступления, и пресечение действий похитителя в этот момент означает наличие в действиях виновного покушения на хищение в форме кражи путем проникновения в помещение или иное хранилище. Покушение отличается от приготовления стадией, на которой прерывается преступное деяние: покушение прерывается на стадии исполнения состава преступления, а приготовление - на стадии подготовки к совершению преступления. Различие между приготовлением и покушением следует проводить и по содержанию приготовительных действий (бездействия) и действий (бездействия), которыми осуществляется покушение. Приготовительные действия лишь создают условия, необходимые для совершения преступления, но сами не способны привести к преступному результату: одним лишь приобретением огнестрельного оружия нельзя лишить другого человека жизни, приобретением яда — совершить отравление, изготовлением ключа-дубликата — похитить чужое имущество из квартиры и т.д.
Действия (акты бездействия), которыми осуществляется покушение, превращают потенциальную возможность совершения преступления в действительность и при беспрепятственном развитии преступной деятельности сами приводят к общественно опасным последствиям. Приготовительные действия не входят в объективную сторону состава преступления. Действия (акты бездействия), которыми осуществляется покушение, напротив, представляют собой элементы объективной стороны состава преступления, за исключением общественно опасных последствий430. От оконченного преступления покушение отличается только одним признаком — отсутствием общественно опасного последствия. Это последствие, с одной стороны, должно входить в содержание умысла виновного лица, а с другой — соответствовать законодательному описанию последствий в статье Особенной части УК. Субъективная сторона покушения заключается в прямом умысле. Это подтверждается использованием законодателем формулировки «умышленные действия (бездействие), непосредственно направленные на совершение преступления...» (ч. 3 ст. 30 УК). Направленность на результат свойственна лишь преступлениям с прямым умыслом. При косвенном умысле результат лицу безразличен и оно не направляет свои усилия на его достижение. Установление в деянии косвенного умысла означает наличие не состава неоконченного деяния - покушения, а иной оконченный состав преступления. Так, если сторож, охраняющий яблоневый сад, обнаруживает воров и стреляет поверх голов убегающих от него несостояв- шихся похитителей, то в случае причинения вреда здоровью кого-либо из них он несет уголовную ответственность за конкретный физический вред, им причиненный, а не за покушение на убийство, поскольку его действия не были направлены на причинение смерти кому-либо из убегавших, его целью было лишь напугать их. При покушении умысел может быть только конкретизированным (определенным). В случае неконкретизированного умысла, который довольно близок к косвенному умыслу, уголовная ответственность наступает не за покушение на преступление, а за фактически совершенное оконченное преступление. Конкретизированный умысел может быть неальтернативным и альтернативным. При альтернативном умысле возникает вопрос: за покушение на какое из двух преступлений должен отвечать виновный? К примеру, он с дальнего расстояния стреляет в другое лицо, надеясь, что причинит либо смерть, либо тяжкий вред здоровью потерпевшего, однако промахивается и не причиняет вообще никакого вреда. Как квалифицировать содеянное: как покушение на убийство или как покушение на причинение тяжкого вреда здоровью человека? Правильной представляется квалификация содеянного как покушения на более опасное преступление, т.е. как покушение на убийство. В противном случае более опасный умысел останется без надлежащей уголовно-правовой оценки. Признак прерванности деяния по не зависящим от лица обстоятельствам является обязательным и для приготовления, и для покушения. Как и в случае приготовления, эти обстоятельства могут быть как внешними по отношению к субъекту преступления, так и внутренними. Внешние обстоятельства иногда являются результатом действия физических, химических и других процессов. Так, Ш. совместно с другими лицами совершил разбойное нападение на С. и Д. в доме С. и их убийство. С целью сокрытия следов преступления, а также уничтожения имущества Ш. разбросал перед газовым камином в зале дома тряпки и бумагу, облил их спиртными напитками и поджег, после чего с места преступления скрылся. Через некоторое время огонь в доме самопроизвольно погас, не причинив значительного имущественного ущерба. Ульяновский облсуд квалифицировал действия Ш. применительно к поджогу как оконченное преступление — умышленное уничтожение и повреждение чужого имущества (ч. 2 ст. 167 УК). Однако Президиум Верховного Суда РФ правильно переквалифицировал действия Ш. на покушение на совершение преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 167 УК, при этом указав, что «если в результате действий, непосредственно направленных на поджог чужого имущества, предусмотренные законом последствия не наступили по причинам, не зависящим от воли виновного, то содеянное при наличии у него умысла на причинение значительного ущерба должно рассматриваться как покушение на уничтожение или повреждение чужого имущества путем поджога»1. Покушение может иметь место в случае фактической ошибки со стороны субъекта преступления. К примеру, лицо, желая причинить смерть сотруднику правоохранительного органа (ст. 317 УК), в действительности причиняет смерть иному лицу, не имеющему такого статуса (ст. 105 УК). В этом случае содеянное квалифицируется по совокупности преступлений: как покушение на то преступление, которое лицо планировало совершить, и как оконченное, фактически совершенное преступление (подробнее об этом см. главу XII «Субъективная сторона преступления» настоящего учебника). В теории уголовного права проводится деление покушения на виды. По степени реализации умысла выделяют оконченное и неоконченное покушение. При этом существует три основных подхода к определению этих видов покушения: 1) субъективный, согласно которому степень завершенности покушения определяется представлением об этом виновного лица; 2) объективный, учитывающий завершенность действий виновного с учетом описания преступления в уголовно-правовой норме; 3) смешанный, согласно которому покушение признается оконченным, когда совершены те действия, которые лицо считало необходимыми и которые в действительности были необходимыми для совершения преступления431 432. Подобное деление покушения на виды предпринималось еще в УК 1922 г. Однако, как отмечалось выше, Кодекс при этом не придерживался единого критерия деления. Из современных УК деление покушения на виды предусмотрено в УК Украины 2001 г. В юридической литературе значение такого деления покушения объясняется необходимостью индивидуализации уголовной ответственности433 либо невозможностью добровольного отказа при так называемом «оконченном» покушении. Однако в российском законодательстве деление покушения на виды лишено правового основания, поскольку законодатель дифференцирует на виды неоконченное преступление, а не покушение. Вид покушения — оконченное или неоконченное — не влияет на его наказуемость, следовательно, законодатель не считает оконченное покушение более опасным, чем неоконченное, в противном случае это было бы отражено в санкции. Такая позиция обоснованна. Любое покушение прерывается ближе или дальше к общественно опасным последствиям по обстоятельствам, не зависящим от лица. Вынужденная прерванность деяния до стадии наступления общественно опасных последствий — главная черта любого покушения, имеющая судебно-практическое значение. Что касается возможности добровольного отказа при «оконченном» покушении, то такая постановка вопроса некорректна по нескольким основаниям. Во-первых, понятия «добровольный отказ от совершения преступления» и «покушение на преступление» являются взаимоисключающими. Если имело место покушение — прерванное по не зависящим от лица обстоятельствам деяние — добровольный отказ уже невозможен. При добровольном отказе лицо само прекращает преступление до наступления общественно опасных последствий. Во-вторых, при отсутствии последствий, когда лицо выполнило все, что считало необходимым для совершения преступления, добровольный отказ возможен. Допустим, лицо с целью убийства дало другому медленно действующий яд, тем самым выполнив все, что считало необходимым для достижения результата. Однако до наступления смерти потерпевшего этот субъект может дать противоядие либо принять иные меры к его спасению. В этом случае следует говорить о добровольном отказе от совершения преступления, исключающем уголовную ответственность. В науке уголовного права выделяют также годное и негодное покушение. Негодное покушение в свою очередь подразделяется на: покушение на негодный предмет и покушение с негодными средствами. И в том и в другом случае речь идет о фактической ошибке лица относительно предмета или средств совершения преступления. При покушении на негодный предмет последний либо отсутствует, либо утрачивает свои прежние свойства, с наличием которых связано совершение преступления. Так, следователь А., будучи должностным лицом, реализуя свой умысел на получение взятки в крупном размере за прекращение уголовного дела в отношении Б., неоднократно встречался с последним и обговаривал с ним свои действия, направленные на совершение этого преступления: определял этапы расчетов - первая часть суммы — 25 тыс. долларов США — за приостановление дела производством, а при окончательном расчете — еще 25 тыс. долларов США за передачу копии постановления о прекращении уголовного дела. Однако при встрече следователю А. был передан конверт с 9 тыс. рублей и «муляжем» из долларов США Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ указала, что «преступные действия следователя А. не были доведены до конца по не зависящим от него обстоятельствам в связи с тем, что сумма денег в крупном размере А. была передана в виде муляжа денежных купюр». Таким образом, в действиях А. имелся состав неоконченного преступления — покушения на получение взятки в крупном размере (ч. 3 ст. 30, п. «г» ч. 4 ст. 290 УК)434. В данном случае предмет преступления (муляж денежных купюр) не обладает необходимыми свойствами (свойством быть имуществом), с наличием которых связано получение взятки как преступление. В литературе данный вид покушения иногда называется покушением «на негодный объект». Это выражение неверно. Общественные отношения, блага, интересы как объекты всегда «годны» для посягательства, в противном случае невозможно было бы объяснить то, что они поставлены под защиту уголовного закона. При покушении с негодными средствами лицо использует средства, не способные причинить вред, например производит выстрел из незаряженного ружья, подсыпает в стакан потерпевшему вместо яда нетоксичное вещество и т.п. Используемые средства могут быть абсолютно непригодными (магия, ворожба и т.п.) или непригодными в данном конкретном случае. В первом случае, при отсутствии общественной опасности, уголовная ответственность не наступает. В отличие от приготовления покушение на любое преступление, независимо от категории, влечет уголовное наказание. В зарубежном уголовном праве существует две. модели наказуемости покушения: 1) в рамках санкции за оконченное преступление и 2) установление более мягкого наказания, чем за оконченное преступление. Законодатель России пошел по второму пути и предусмотрел за покушение пониженное наказание: не более трех четвертей от максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного в санкции Особенной части за соответствующее оконченное преступление. При этом смертная казнь и пожизненное лишение свободы за покушение не назначаются (ст. 66 УК). Подытоживая сказанное, отметим: 1) покушение — это совершаемое с прямым умыслом действие или бездействие лица, непосредственно направленное на совершение преступления, прерванное на стадии исполнения состава преступления по не зависящим от лица обстоятельствам; 2) покушение отличается от приготовления стадией, на которой прерывается преступное деяние, а также содержанием действий (актов бездействия): приготовительные действия (бездействие) лишь создают условия для совершения преступления, но сами по себе не способны причинить вред, действия (акты бездействия), совершаемые при покушении, входят в объективную сторону соответствующего преступления, за исключением общественно опасных последствий, и при беспрепятственном течении сами способны повлечь преступный результат; 3) от оконченного преступления покушение отличается отсутствием общественно опасных последствий; 4) деление покушения на виды — оконченное и неоконченное, годное и негодное — законодательно не закреплено и не влияет на квалификацию содеянного, поскольку во всех случаях речь идет о прерванном по не зависящим от лица обстоятельствам преступлении; 5) в отличие от приготовления, караемого только применительно к тяжкому и особо тяжкому преступлениям, покушение на любое преступление наказуемо, однако в уголовном законе предусмотрено обязательное смягчение наказания за покушение, при этом смертная казнь и пожизненное лишение свободы не назначаются.
<< | >>
Источник: Под ред. д.ю.н. В.С. Комиссарова, д.ю.н. Н.Е. Крыловой, д.ю.н. И.М. Тяжковой.. Уголовное право Российской Федерации. Общая часть: Учебник для вузов. 2012

Еще по теме § 4. Покушение на преступление:

  1. 4. МЕХАНИЗМ ПРЕСТУПЛЕНИЯ
  2. §1. Понятие, цели и принципы предупреждения преступлений
  3. § 1. ПОНЯТИЕ СОСТАВА ПРЕСТУПЛЕНИЯ
  4. ( 2. ПРИГОТОВЛЕНИЕ К ПРЕСТУПЛЕНИЮ
  5. Глава VI ОПРЕДЕЛЕНИЕ МЕСТА СОВЕРШЕНИЯ ПРЕСТУПЛЕНИЯ И ПРЕДЕЛЫ ДЕЙСТВИЯ СОВЕТСКИХ УГОЛОВНЫХ ЗАКОНОВ
  6. § 2. Квалификация преступлений по признаку повторности
  7. Глава пятая. Критическое обозрение отдельных преступлений против избирательного права
  8. Правила назначения наказания при рецидиве преступлений
  9. §1. ПРИЧИНЕНИЕ ВРЕДА ПРИ ЗАДЕРЖАНИИ ЛИЦА, СОВЕРШИВШЕГО ПРЕСТУПЛЕНИЕ
  10. § 1. Стадии совершения преступления
  11. Преступления в отношении базовых объектов природной среды: вод, атмосферы, почвы, недр,континентального шельфа. Загрязнение вод:понятие, состав и виды
  12. § 5. Значение состава преступления
  13. § 1. Понятие и значение стадий совершения преступления
  14. § 3. Приготовление к преступлению
  15. § 5. Добровольный отказ от преступления
  16. 6.5. Правовая ответственность за вовлечение несовершеннолетних в совершение преступлений
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Акционерное право - Бюджетная система - Горное право‎ - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право зарубежных стран - Договорное право - Европейское право‎ - Жилищное право - Законы и кодексы - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История политических учений - Коммерческое право - Конкурсное право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право России - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминальная психология - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Образовательное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право интеллектуальной собственности - Право собственности - Право социального обеспечения - Право юридических лиц - Правовая статистика - Правоведение - Правовое обеспечение профессиональной деятельности - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Римское право - Семейное право - Социология права - Сравнительное правоведение - Страховое право - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Судебное дело - Судебные и правоохранительные органы - Таможенное право - Теория и история государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия права - Финансовое право - Экологическое право‎ - Ювенальное право - Юридическая антропология‎ - Юридическая периодика и сборники - Юридическая техника - Юридическая этика -