<<
>>

§ 4. Особенности уголовной ответственности лиц с психическими аномалиями, не исключающими вменяемости

Статья 22 УК регулирует вопрос об ответственности лиц с психическими аномалиями, не исключающими вменяемости: «1. Вменяемое лицо, которое во время совершения преступления в силу психического расстройства не могло в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими, подлежит уголовной ответственности.
2. Психическое расстройство, не исключающее вменяемости, учитывается судом при назначении наказания и может служить основанием для назначения принудительных мер медицинского характера». Еще на ранних этапах развития общей и судебной психиатрии было замечено, что нет резкой границы между душевной болезнью и полным психическим здоровьем. Для оценки промежуточных состояний в прошлом веке была предложена концепция уменьшенной вменяемости. Эта концепция не получила широкой поддержки. Среди противников уменьшенной вменяемости был и один из основоположников судебной психиатрии, профессор Московского университета В.П. Сербский, писавший: «Введение в законодательство этого понятия — при невозможности дать какую-либо правильную мерку для приложения его на практике — вызвало бы значительные недоразумения и дало бы ложное направление разрешению вопроса о невменяемости, который допускает только два решения: или человек обладает свободой действия - и тогда он вменяем, или же он не обладает ею — и тогда он невменяем»325. Уголовное уложение 1903 г. не предусматривало уменьшенной вменяемости. Разработчик Общей части этого закона Н.С. Таганцев признавал, что способность познавать и понимать окружающие нас явления и способность оценивать познанное допускают весьма различные оттенки, что эти оттенки могут влиять на ответственность. Но они «не могут рассматриваться как особый вид или даже как особый оттенок вменяемости, так как в этом отношении существует только двоякая возможность: или признать, что в данном случае существуют условия, устраняющие вменяемость, или установить, что таковые отсутствуют.
В первом случае виновный освобождается от ответственности, во втором — подлежит наказанию; признать какое-либо третье, посредствующее состояние мы не можем ни теоретически, ни практически»2. В советский период понятие уменьшенной вменяемости также отвергалось. Считалось, что вменяемость не может иметь степеней. Лицо, совершившее общественно опасное Деяние, признается либо вменяемым (тогда оно является объектом преступления), либо невменяемым (тогда оно субъектом преступления быть не может). Именно потому, что вменяемость выступает в качестве признака субъекта преступления, понятие уменьшенной вменяемости рассматривалось как неудачное. Действительно, никто не может быть субъектом преступления частично, в уменьшенном размере. Однако дискуссии среди юристов и психиатров 0 целесообразности введения в законодательство понятия уменьшенной (ограниченной) вменяемости никогда не прекращались. Это можно объяснить, во-первых, тем, что современное законодательство Франции, ФРГ, Швейцарии, Польши и ряда других стран признает в той или иной формулировке концепцию уменьшенной вменяемости; во-вторых, успехами психиатрии в изучении так называемых пограничных состояний и аномалий психического развития, не достигающих уровня психического заболевания. В юридической науке справедливо отмечалось, что лица с неполноценной психикой не могут быть в области уголовной ответственности приравнены к психически здоровым. Тем более что психические аномалии, не исключающие вменяемости, во многих случаях выступают в качестве условия, способствующего преступлению. Проблема актуализировалась в последнее десятилетие в связи с ростом числа психических аномалий в обществе в целом и особенно числа правонарушений, совершенных такими лицами. До 30—40% лиц, прошедших судебно-психиатрическую экспертизу и признанных вменяемыми, страдают различными формами нервно- психической патологии. А среди лиц, совершивших тяжкие преступления против личности, процент страдающих психическими аномалиями еще выше. Так, в числе убийц, проходивших экспертизу, у 71,5% были обнаружены психические аномалии1.
Как показывают исследования, в структуре психических аномалий у преступников преобладает алкоголизм, за которым следуют психопатия, остаточные явления травм черепа, органические заболевания центральной нервной системы, олигофрения в легкой степени дебильности и др.326 327 Широкая распространенность различных психических аномалий могла бы привести к безграничному толкованию ст. 22 УК, если бы не наличие в ней указания на психологический критерий: невозможность для лица «в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими». Однако наука и практика пока не выработали четких критериев, какую меру осознания считать полной, а какую — неполной, что осложняет применение ст. 22 УК. Из положений ст. 22 УК вытекает следующее. Во-первых, закон не признает промежуточного состояния между вменяемостью и невменяемостью. Во-вторых, признанное вменяемым лицо, которое во время совершения преступления не могло в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими, подлежит уголовной ответственности. В-третьих, наличие у виновного психических аномалий, не исключающих вменяемости, «учитывается судом при назначении наказания». В-четвертых, психическое расстройство, не исключающее вменяемости, может служить основанием для применения принудительных мер медицинского характера. Статья 22 УК не использует термины «уменьшенная вменяемость» или «ограниченная вменяемость», равно как и более удачный термин «пограничная вменяемость», употребляемый Ю.М. Антоняном и С.В. Бородиным. Позиция законодателя по-прежнему состоит в том, что вменяемость не может иметь степеней. Да и сторонники уменьшенной вменяемости, упорно игнорирующие это и называющие данную статью нормой об уменьшенной (ограниченной) вменяемости, по сути дела ведут речь об уменьшенной ответственности (или об уменьшенной виновности) лиц с психическими аномалиями. Такой подход вполне рационален. Не должно вызывать сомнения, что аномалии психики, уменьшающие способность человека оценивать свои действия и руководить ими, должны учитываться при назначении наказания, а также при определении режима отбывания наказания.
Но, во-первых, эта проблема не имеет отношения к признакам субъекта преступления. Во-вторых, здесь требуется избирательный подход. Формулировка ч. 2 ст. 22 УК такова, что из нее не следует вывод об обязательном смягчении наказания лицам с психическими аномалиями. По-видимому, не случайно среди смягчающих обстоятельств, перечисленных в ст. 61 УК, данное обстоятельство не упомянуто. При оценке конкретного деяния, совершенного лицом, имеющим аномалии психики, необходимо учитывать, имелась ли причинная связь между этими аномалиями и совершенным преступлением. И только в тех случаях, «когда психические аномалии явились решающим звеном в общей цепи причинной связи, объективно приведшей к совершению преступления и наступлению преступного результата, наказание виновному может быть смягчено. Формулировка ст. 22 УК позволяет сделать это»328. Хотя поведение человека и не определяется патологическими чертами его личности, но такие черты могут быть условиями, способствующими его преступлению. Учет психических аномалий представляет большие трудности для суда. Этот учет не может основываться исключительно на гуманизме, как это имеет место при физических аномалиях (тяжелое соматическое заболевание, увечье, нуждаемость в постороннем уходе). Наличие определенных нарушений интеллектуальных и эмоционально-волевых функций Может сказаться на мотивации противоправного поведения лица, определять способы реализации преступных намерений, снижать сопротивляемость к негативному воздействию ситуации. И в то же время при психических аномалиях, не исключающих вменяемости, улица сохраняется возможность осознавать свое преступное поведение и руководить им. Не менее важно учитывать и этиологию психической аномалии. Следует ли смягчать наказание, если данная психическая аномалия являлась результатом какой-либо антиобщественной привычки или аморальности поведения лица (пристрастие к алкоголю, наркотизм и т.п.)? Думается, что отрицательный ответ здесь очевиден. Это подтверждено и изучением судебной практики1.
И едва ли можно ставить вопрос о смягчении наказания, если благодаря той или иной психической аномалии преступление приняло особенно жестокий или дерзкий характер. Н.С. Таганцев писал, что «далеко не всегда в подобных состояниях можно приискать основания для уменьшения наказания»329 330. Зарубежное уголовное право также не связывает с «уменьшенной вменяемостью» обязательное смягчение наказания. Так, согласно УК ФРГ наказание в подобной ситуации «может быть смягчено» (§21), а УК Франции устанавливает, что «суд учитывает это обстоятельство при определении меры наказания и порядка его исполнения». В § 2 ст. 31 УК Польши также говорится, что в отношении лица, у которого в силу психического расстройства была ограничена возможность понимать свои действия или руководить ими, суд «может применить чрезвычайное смягчение наказания». Очевидно, что формулировку ст. 22 УК «учитывается судом» следует понимать не как «суд должен учесть», а как «суд может учесть». Учет судом какого-либо обстоятельства не обязательно означает смягчение или усиление наказания (индивидуализация наказания «по вертикали»). В принципе это может означать и выбор наиболее рациональной меры уголовно-правового воздействия среди более или менее равных (индивидуализация по «горизонтали»). Можно предположить, что дальнейшее развитие уголовного и уголовно-исполнительного законодательства приведет к созданию специальных видов наказаний и исправительных учреждений, ориентированных на лиц с психическими и физическими аномалиями. Пока же суд руководствуется общим перечнем видов наказаний. Индивидуальный подход при этом может выражаться только в мере наказания. Единственное существенное отличие — это возможность применения к лицам с психическими аномалиями наряду с наказанием принудительных мер медицинского характера. Содержание этих мер раскрывается в ч. 2 ст. 99 УК. Применительно к несовершеннолетним лицам Пленум Верховного Суда РФ разъяснил: «Психическое расстройство несовершеннолетнего, не исключающее вменяемости, учитывается судом при назначении наказания в качестве смягчающего обстоятельства и может служить основанием для назначения принудительных мер медицинского характера (ч.
2 ст. 22 УК, ч. 2 ст. 433 УПК)» (выделено нами. — Авт.)\ Тверским областным судом 7 августа 1997 г. несовершеннолетний Л. осужден по п. «б» ч. 2 ст. 111 УК к лишению свободы сроком на 6 лет. Он был признан виновным в умышленном причинении малолетнему Я. тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни. При рассмотрении дела в порядке надзора Президиум Верховного Суда РФ пришел к выводу, что областной суд назначил Л. необоснованно суровую меру наказания, не приняв во внимание, что инициатором конфликта, в результате которого совершено преступление, Л. не был и вредных последствий для потерпевшего не наступило. Из материалов дела следует, что у Л. обнаружены признаки умственного недоразвития (олигофрении) в степени легкой дебильности. Указанное психическое заболевание, как отражено в заключении судебно-психиатрического эксперта, не исключало для Л. возможности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими, что и определило вывод экспертов и суда о его вменяемости в отношении инкриминируемого деяния. Вместе с тем, как сказано в определении Президиума, «при назначении Л. наказания суд в нарушение требований ч. 2 ст. 22 УК не учел того, что он страдает психическим расстройством, не исключающим вменяемости». Поэтому Президиум Верховного Суда РФ изменил приговор в отношении Л. и снизил ему наказание до трех лет лишения свободы331 332.
<< | >>
Источник: Под ред. д.ю.н. В.С. Комиссарова, д.ю.н. Н.Е. Крыловой, д.ю.н. И.М. Тяжковой.. Уголовное право Российской Федерации. Общая часть: Учебник для вузов. 2012

Еще по теме § 4. Особенности уголовной ответственности лиц с психическими аномалиями, не исключающими вменяемости:

  1. Раздел II ПОНЯТИЕ ВИНЫ КАК СУБЪЕКТИВНОГО ОСНОВАНИЯ ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ
  2. §2. Понятие и основные направления индивидуального предупреждения (профилактики) преступлений
  3. § 1. ПОНЯТИЕ И ПРАВОВАЯ ПРИРОДА ПРИНУДИТЕЛЬНЫХ МЕР МЕДИЦИНСКОГО ХАРАКТЕРА
  4. ПРИНУДИТЕЛЬНЫЕ МЕРЫ МЕДИЦИНСКОГО ХАРАКТЕРА В УГОЛОВНОМ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ НЕКОТОРЫХ ЗАРУБЕЖНЫХ СТРАН
  5. § 2. Характеристика отдельных видов насильственной преступности
  6. § 3. Криминологическая характеристика личности насильственных преступников
  7. § 9. Некоторые вопросы назначения судебных экспертиз и участия экспертов в судебном разбирательстве
  8. 20.4. Государственная судебно-психиатрическая экспертиза
  9. Социально-психологическая подсистема личности преступника. 
  10. § 1. Преступник и личность преступника
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Акционерное право - Бюджетная система - Горное право‎ - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право зарубежных стран - Договорное право - Европейское право‎ - Жилищное право - Законы и кодексы - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История политических учений - Коммерческое право - Конкурсное право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право России - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминальная психология - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Образовательное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право интеллектуальной собственности - Право собственности - Право социального обеспечения - Право юридических лиц - Правовая статистика - Правоведение - Правовое обеспечение профессиональной деятельности - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Римское право - Семейное право - Социология права - Сравнительное правоведение - Страховое право - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Судебное дело - Судебные и правоохранительные органы - Таможенное право - Теория и история государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия права - Финансовое право - Экологическое право‎ - Ювенальное право - Юридическая антропология‎ - Юридическая периодика и сборники - Юридическая техника - Юридическая этика -