>>

§ 1. Основные исторические тенденции развития и совершенствования института наказаний в уголовном праве России.



Представление о сущности и целях уголовного наказания, его значении и возможностях в современных условиях борьбы с преступностью будет неполным без анализа истории его возникновения и развития.
Либо, с учетом задач настоящего исследования – выявления хотя бы основных исторических тенденций возникновения и развития института уголовных наказаний. При этом, учитывая более или менее обстоятельную теоретическую разработанность данной проблемы, представляется целесообразным сместить акценты с традиционного описания различных видов уголовных наказаний, применявшихся в разные исторические периоды развития государства и общества, и предположений в отношении целей, во имя которых они применялись, на проблему возникновения и развития системности уголовных наказаний и их подразделения на основные и дополнительные, имея в виду уяснить юридическую природу, смысл существования и значение как системы уголовных наказаний в качестве уголовно-правового феномена, так и значение признака «дополнительности» наказаний. (Здесь представляется уместным отметить, что впервые такой анализ были произведен нами еще в кандидатской диссертации в 1985 г. – см.: 66, с. 11-42; см. также: 71, с. 6-11).
Уголовное наказание как самостоятельный институт уголовного права, соответствующий в какой-то мере современным представлениям о нем, появляется в обществе с возникновением государства и права как ответная реакция на опасное для господствующих общественных отношений явление – преступление. Как в те далекие времена, так и неизменно в дальнейшем понятие об уголовном наказании, его характере и целях применения всегда определялись конкретными историческими условиями, в которых развивались общество и государство.
Так, «Русская правда» определяла уголовное наказание как «обиду», нанесенную потерпевшему, в результате причинения ему материального (физического, имущественного) или морального вреда. Содержание обиды и ее оценка (кара) зависели от сложившихся обычаев. «Русская правда» сделала первый шаг в правовом ограничении древнего обычая кровной мести за счет усиления государственных и правовых начал в решении вопроса об ответственности за совершение преступления.
Судебники 1497 г. великого князя Ивана Ш и 1550 г. царя Ивана 1У Грозного, имевшие целью дальнейшее усиление центральной государственной власти на Руси, понимали под преступлением «лихое дело», направленное против государства или отдельной личности. Соборное Уложение царя Алексея Михайловича рассматривало преступление как «непослушание царской воле, нарушение предписаний». Эти законодательные акты закрепили полный отказ от начал личной мести, вопросы ответственности за преступление были относены к исключительной юрисдикции государства. Уголовные наказания ужесточались. Все большее значение приобретала цель устрашения населения. Процесс постепенного образования Русского централизованного государства получал свое непосредственное выражение и закрепление в правовых нормах, в том числе и в нормах уголовного права.
Понятие «лестница наказаний» – прообраз действующей системы наказаний, различные виды классификации наказаний, и, в частности, деление последних на основные и дополнительные виды, появляются много позднее – лишь в буржуазном уголовном законодательстве конца XYIII – начала XIX в.
Однако основы системности наказаний и принцип назначения нескольких наказаний за совершение одного преступления существовал и в карательной практике далекого прошлого. Так, исторические корни деления наказаний на основные и дополнительные следует искать среди таких «принципов» карательной деятельности государства эпохи его становления, как неравенство наказаний для лиц, принадлежащих к разным социальным слоям, несоответствие между наказанием и преступлением, неопределенность наказаний в законах и произвол судов при определении меры наказания, отсутствие каких бы то ни было гарантий для личности виновного и т. п., позволявших в широких масштабах применять за одно преступление несколько видов наказания. В одних случаях это вызывалось стремлением ужесточить наказание преступнику в целях устрашения или возмездия, в других – целями возмещения причиненного вреда, в третьих – желанием отметить «лихого человека» клеймением, в четвертых, что чаще, – стремлением достичь одновременно нескольких целей – устрашить и извлечь какую-то выгоду, отомстить и возместить вред и т. д. Так, ограничения, вводимые государственной властью на право кровной мести, осуществлялись путем установления наряду с денежным выкупом в пользу семьи убитого (по древнерусскому праву – «головничество», «урок» ) также денежного штрафа в пользу княжеской казны («вира», «продажа»), чем одновременно достигались цели удовлетворения потерпевших, возмездия и обогащения казны. Другое наказание, известное древнему праву и именовавшееся на Руси «поток и разграбление», будучи формально единым, содержало в себе карательные элементы, направленные на различные блага осужденного: жизнь, свободу, имущественные права, поскольку преступник обращался в рабство или изгонялся из общины вместе с семьей, лишался покровительства законов, имущество его конфисковывалось, (183, с. 87) чем преследовались одновременно цели возмездия, обезвреживания преступника, извлечения выгод из его труда.
Из этих первоначальных форм наказания выросли впоследствии разнообразные карательные меры, самостоятельно или в различных сочетаниях поражавшие практически все блага и интересы осужденного: жизнь, здоровье, телесную неприкосновенность, свободу, имущество, честь и достоинство. Эти наказания стали далекими предшественниками всех последующих сочетаний основных и дополнительных видов наказаний.
Назначение нескольких наказаний за совершение одного преступления широко практиковалось на всем протяжении феодализма. Становление и укрепление государственной власти сопровождалось обострением классовой борьбы, что вызывало жесточайшие формы судебной и внесудебной репрессии против угнетенных классов. Судебники Ивана III (1497 г.), Ивана IУ (1550 г.) и Соборное Уложение Алексея Михайловича (1649 г.) называли целями наказания возмездие, устрашение преступников и населения, извлечение имущественной выгоды и обезвреживание преступников. Соответственно, в центре карательных систем того времени стояли смертная казнь и телесные наказания, часто сочетавшиеся между собой. Различные виды телесных наказаний присоединялись также к тюремному заключению, изгнанию, ссылке. Смертную казнь, изгнание, ссылку и телесные наказания зачастую сопровождали имущественные наказания: конфискация имущества осужденного, денежная пеня, убавка оклада и др. К наказаниям светским могли присоединиться церковные: публичное покаяние в церкви, отсылка в монастырь «для смирения» и т. д.
Не существовало никаких гарантий прав личности; безусловно-неопределенные («что государь укажет») и безусловно-определенные (с указанием только рода наказания) санкции предоставляли широкий простор судейскому произволу. На практике почти всегда назначался максимум определенного рода наказания, нередко применялись целые наборы наказаний за единственный случай совершения преступления. Профессор Н. Д. Сергеевский следующим образом характеризовал карательную политику XYII в. – кульминацию эпохи возмездия и устрашения: «… вся организация наказаний, за малыми исключениями, направлялась к служению практическим целям государственной пользы – к обеспечению общества от преступников, устрашению их, увеличению средств государственной казны, колонизацию ненаселенных мест, извлечению сил для гражданской и воинской службы на окраинах и иногда к умиротворению пострадавшего; стремясь к служению этим целям, карательная система вовсе игнорировала личность человека и не заключала в себе, поэтому, никаких гуманных тенденций, а равно не представляла почти никаких гарантий для личности преступника; ввиду наилучшего достижения тех же целей, с одной стороны, и по причине слабости судебно-следственной власти – с другой, вместе с виновными лицами весьма часто наказывались невиновные; из всех возможных карательных мер закон избирал наиболее дешевые и организовывал их тоже более дешевым способом; общий уровень наказаний, по роду их и размерам, был весьма высок». (188, с.45-46).
Подобным образом может быть охарактеризована также карательная политика Петра I и его преемников. Новым в исследуемом плане здесь было лишь то, что получили развитие наказания, заключавшиеся в поражении прав осужденного. Эти наказания существовали в русском праве и прежде: проклятие, биение по лицу, плевание, опала и отнятие чести, отставление от должности и воспрещение занимать ее снова и т. д. Они назначались как в качестве самостоятельных наказаний, так и в соединении с кнутом, тюрьмой, ссылкой, вплетались в различные виды смертной казни и телесных наказаний как отягчающие их придатки. Однако в эпоху устрашения эти наказания не имели существенного значения для реализации стоявших перед наказанием целей. Введенные «Воинскими артикулами» Петра I и Указами Елизаветы Петровны новые виды таких наказаний – «шельмование» и «гражданская смерть» – сообщили новый импульс развитию правопоражений, они получили довольно широкое распространение в качестве как основных, так и дополнительных наказаний. Это объясняется стремлением господствующего класса смягчить наказание для дворян. Там, где крестьяне приговаривались к казни, дворяне наказывались отнятием чести. Как и прежде, карательная деятельность феодального государства была направлена не просто на борьбу с преступлениями, но прежде всего на подавление сопротивления трудящихся масс.
Разложение феодализма и развитие в его недрах капиталистических отношений, формирование класса буржуазии и стремление его к власти сопровождалось разработкой и провозглашением идей и лозунгов, направленных против жестокости и несправедливостей феодализма и гарантировавших буржуазии поддержку широких слоев населения. (84, с. 17).
В странах, где буржуазия пришла к власти, она осуществила ряд реформ, в т. ч. по обновлению и упорядочению уголовного законодательства, некоторой гуманизации карательных систем. Сначала в Уголовном кодексе Франции 1791 г., а затем в УК Наполеона 1810 г. и в законодательных актах других стран, где развивались капиталистические отношения, появляются т. н. «лестницы» наказаний – исчерпывающе определенные перечни карательных мер,  расположенных по степени их относительной тяжести. Разрабатываются первые классификации наказаний по видам и родам, впервые осуществляется подразделение их на главные, или основные, которые «выражают сущность кары и имеют самостоятельное значение», и дополнительные, призванные усиливать строгость главных. (40, с. 312)
Таким образом впервые в законодательстве появляется понятие «дополнительное наказание», и впервые ограничивается право суда назначать сочетания различных мер наказания по своему произволу. Буржуазия отказалась от квалифицированных форм смертной казни, членовредительских и калечащих наказаний, от конфискации имущества, вместо них стали чаще применяться наказания, поражавшие свободу осужденных. (48, с. 374; 84, с. 17-23). В качестве дополнительных наказаний получили распространение правопоражения и штрафы.
Эти меры призваны были привести уголовное законодательство в соответствие с развивающимися капиталистическими отношениями, поэтому они имели прогрессивное значение. Однако осуществлялись эти меры буржуазией прежде всего для закрепления своего классового господства, в связи с чем носили ограниченный и в значительной степени формальный характер.
В связи с разложением феодально-крепостнической системы, соответствующие изменения на рубеже XVIII-XIX веков назревали и в России. Под напором классовой борьбы царизм вынужден был маневрировать, идти на некоторые уступки, однако, с той лишь целью, чтобы укрепить позиции самодержавия, сохранить реакционную систему феодального уголовного права, более или менее приспособив ее к новым условиям. (201, с. 6, 9).
Такая система наказаний не соответствовала потребностям социального развития ни с точки зрения формы, ни с точки зрения содержания. Она была сложной, противоречивой, не удобной в пользовании, сохраняла жестокие, мучительные и позорящие наказания, основывалась на сословном неравенстве, т. е. оставалась средством защиты феодально-крепостнических отношений. Эти недостатки усиливались еще тем обстоятельством, что наряду с «лестницей» наказаний по Уложению 1845 г. особые перечни наказаний предусматривались Уставом о наказаниях, налагаемыми мировыми судьями, Уставом о ссыльных, воинским Уставом о наказаниях и другими законодательными актами, действовавшими совместно с Уложением. В них также устанавливались и дополнительные наказания: правопоражения, специальная конфискация, церковное покаяние, полицейский надзор и др.
Со вступлением в начале XX в. России в стадию монополистического капитализма необходимость в устранении сословно-феодальных пережитков, в т. ч. и уголовного права, стала ощущаться еще острее. В этих условиях царизм предпринял еще одну попытку приспособить феодальное право к потребностям капиталистического развития.
Уголовное уложение 1903 г. с точки зрения содержания и законодательной техники соответствовало требованиям эпохи перехода капитализма в стадию монополистического капитализма. Система наказаний значительно упрощалась, ее составляли три категории наказаний: основные, дополнительные и заменяющие. К основным наказаниям в виде смертной казни, каторги, ссылки, заключения присоединялись различные правопоражения; к каторге, ссылке, исправительному дому, тюрьме – ограничение выбора места жительства; дополнительными наказаниями признавались также конфискация имущества, специальная конфискация, удаление от должности и воспрещение занимать ее в течение определенного срока или навсегда и т. д. По своей сути и Уголовное уложение 1903 г. оставалось сословно-феодальным,  преследуя всемерную защиту самодержавия и сохранению пережитков феодального строя. Вместе с тем, оно открывало некоторый простор развитию капиталистических общественных отношений.
Как и прежде, карательная деятельность государства являлась классово определенной, наказание во многом оставалось орудием подавления сопротивления трудовых слоев населения, главной целью наказания считалось возмездие, а другими целями – предотвращение под страхом его применения других преступлений и извлечение выгоды из труда осужденных.
После Октябрьской революции 1917 г., повлекшей коренные изменения в государственном и общественном устройстве России, изменился и подход к средствам борьбы с преступностью. Крушение старой государственно-правовой системы, превращение марксистско-ленинской идеологии в господствующую – обусловили новое отношение к характеру мер борьбы с общественно-опасными посягательствами, изменение во взглядах на содержание и цели уголовного наказания. Идеологический и политический монополизм Коммунистической партии, гипертрофированный классовый подход ко всем социальным явлениям обусловили известные ныне многие негативные тенденции в государственно-правовом строительстве. Вместе с тем, многие изменения в сфере уголовного права носили прогрессивный характер. Основным методом государственного управления провозглашалось не принуждение, а убеждение и воспитание, принуждению отводилась второстепенная роль.
В декретах Советской власти находили выражение новые, социалистические принципы ее уголовной политики: классовый характер, демократизм, гуманизм, законность, примат превенции над репрессией, дифференциация и индивидуализация ответственности, провозглашался отказ от целей устрашения и возмездия, от неопределенных приговоров, от мучительных, позорящих и унижающих человеческое достоинство наказаний.
Законодателем и правоприменительными органами уже с первых шагов Советской власти широко использовалось указание В. И. Ленина о необходимости разнообразить приемы и средства борьбы с преступностью. (123, с. 157).
Декретами и постановлениями, устанавливавшими ответственность за отдельные виды преступлений, предусматривались различные виды наказаний: лишение свободы, конфискация имущества, штраф, правопоражения и др. На практике применялись и наказания, вызванные к жизни правосознанием трудящихся: общественное порицание, принудительные работы без содержания под стражей, запрещение выступать на собраниях, возложение обязанности пройти курс политграмоты, лишение общественного доверия и др.
Эти изменения были не всегда последовательны, порой они были противоречивы или декларативны, но все же они имели важное значение для дальнейшего совершенствования уголовного права.
В послереволюционный период развитие уголовного права происходило с учетом отказа от сложившейся системы наказаний и предоставления судам права самим устанавливать те или иные виды наказаний. Революционное правотворчество, которое позволяло устанавливать меры уголовно-правового воздействия на основе «революционного правосознания», привело к тому, что «на практике стали применяться многочисленные виды наказаний, содержание которых было весьма далеко от исконных признаков уголовного наказания и целей его применения (например, объявления судом замечания или выговора, объявление врагом народа, объявление вне закона). Однако постепенно судебная практика в основном сосредоточилась на использовании в борьбе с преступностью традиционных, проверенных временем видов наказаний – лишения свободы, штрафа, конфискации имущества, условного осуждения, лишения тех или иных прав». (184, с. 275).
Многими нормативными актами предписывалось в необходимых случаях применять одновременно несколько различных мер наказания за совершение преступления. Так, согласно Инструкции НКЮ от 19 декабря 1917 г. «О революционном трибунале», за растрату хлебных запасов на самогон полагалось не менее десяти лет тюрьмы с конфискацией имущества и с общественно-принудительными работами.(6).
Декретом от 22 июля 1918 г. «О спекуляции» за это преступление устанавливалось наказание в виде лишения свободы на срок не менее десяти лет в соединении с принудительными работами и конфискацией всего имущества или в виде лишения свободы на срок не ниже пяти лет с принудительными работами и с конфискацией всего или части имущества. (7, ст. 605).
В качестве дополнительных наказаний за наиболее опасные преступления предусматривались также штраф, лишение права занимать общественные должности, лишение всех или нескольких гражданских прав. (См., напр.: 8, ст. 467, 468; 9, отд. 1; 10, ст. 221; 11, ст. 154; 7, ст. 604, 605).
Однако единой системы наказаний в тот период еще не существовало, не было и официального деления наказаний на основные и дополнительные.
Только «Руководящие начала по уголовному праву РСФСР» 1919 г. установили примерный перечень из пятнадцати видов наказания, расположенных в порядке возрастания их тяжести: внушение, выражение общественного порицания, принуждение к действию, не представляющему физического лишения (например, пройти известный курс обучения), объявление под бойкотом, исключение из объединения на время или навсегда, восстановление или возмещение причиненного ущерба, отрешение от должности, воспрещение занимать ту или иную должность или исполнять ту или иную работу, конфискация всего или части имущества, лишение политических прав,  объявление врагом революции или народа, принудительные работы без лишения свободы, лишение свободы, объявление вне закона, расстрел, сочетание вышеназванных видов наказания. (12, ст. 590).
Последнее правило устанавливало неограниченное право суда назначать перечисленные виды наказаний по своему усмотрению. Вместе с тем, был предусмотрен принцип соразмерности между наказанием и преступлением.
Задачей наказания провозглашалась охрана общественного порядка от совершившего преступление или покушавшегося на совершение такового и от будущих возможных преступлений как данного, так и других лиц (ст. 8). Специально об исправительно-воспитательных целях не говорилось, однако наказания по своему содержанию были явно исправительно-воспитательного характера. При этом ч. 1 ст. 25 «Руководящих начал» предписывала: «В соответствии с задачей ограждения порядка общественного строя от нарушений, с одной стороны, и с необходимостью наибольшего сокращения личных страданий преступника – с другой, наказание должно разнообразиться в зависимости от каждого отдельного случая и от личности преступника».
Таким образом, уже в первых правовых актах социалистического государства проявлялось принципиально новое, более обоснованное и гуманное отношение к применению уголовных наказаний.
На смену примерному перечню наказаний «Руководящих начал» пришла твердая и строго обязательная для суда система наказаний, установленная Уголовным кодексом (В дальнейшем именуется – УК) РСФСР 1922 г. (13, ст. 153).
К числу уголовно-правовых мер борьбы с общественно - опасными посягательствами УК относил «наказания» и «другие меры социальной защиты». Перечень наказаний, построенный от наиболее строгих к наименее строгим, включал следующие виды:
а) изгнание из пределов РСФСР на срок или бессрочно;
б) лишение свободы со строгой изоляцией или без таковой;
в) принудительные работы без содержания под стражей;
г) условное осуждение;
д) конфискация имущества – полная или частичная;
е) штраф;
ж) поражение прав;
з) увольнение от должности;
и) общественное порицание;
к) возложение обязанности загладить вред. (ст. 32 УК).
В отдельной статье как временная мера устанавливался расстрел.
«Другие меры социальной защиты, заменяющие по приговору суда наказание или следующие за ним», включали меры репрессивного характера (воспрещение занимать ту или иную должность или заниматься той или иной деятельностью или промыслом, удаление из определенной местности, лишение родительских прав), по существу ничем не отличавшиеся от наказаний. Предусматривались также меры медицинского и педагогического характера. (Ст. 46 УК).
Законодательное закрепление исчерпывающего перечня видов уголовных наказаний с установлением их взаимного соотношения по степени тяжести имело важное значение с точки зрения укрепления законности, обеспечения вынесения справедливого приговора, гарантий прав и законных интересов граждан.
Статья 50 УК предусматривала возможность применения некоторых наказаний в качестве дополнительных: «Суд, избрав одно из наказаний, предусмотренных соответствующей статьей Уголовного кодекса, может присоединить к нему либо необходимую меру социальной защиты, либо иное менее тяжелое наказание из указанных в п. п. «д» - «к» статьи 32 Уголовного кодекса».
Удельный вес дополнительных наказаний в санкциях статей Особенной части УК был довольно значительным, в основном это были сочетания конфискации имущества, штрафа, лишения права занимать определенные должности или заниматься определенным промыслом и увольнения от должности с основными наказаниями в виде лишения свободы, расстрела, принудительных работ и т. д. Кроме того, на основании ст. 50 УК суд мог назначить какую-либо из указанных в ст. 32 УК меру наказания в качестве дополнительной и при отсутствии ее в санкции соответствующей статьи, по которой осужденный признан виновным, с соблюдением, однако, непременного условия: дополнительное наказание должно быть менее тяжелым, чем основное. По этому же основанию не допускалось применение условного осуждения, если суд придет к выводу о необходимости поражения прав осужденного. (Ч. 2 ст. 36 УК).
Применением наказаний стремились осуществить цели: «а) общественного предупреждения новых нарушений как со стороны нарушителя, так и со стороны других неустойчивых элементов общества; б) приспособление нарушителя к условиям общежития – путем исправительно-трудового воздействия; в) лишение преступника возможности совершения дальнейших преступлений». (Ст. 8 УК).
Уголовный кодекс РСФСР 1922 г. уже сравнительно подробно регламентировал порядок и условия применения отдельных видов наказаний, что облегчало карательную практику судов и предоставляло определенные гарантии осужденным.
Так, например, ст. 42 УК устанавливала: «Поражение прав назначается судом, как дополнительное наказание, при вынесении обвинительных приговоров по преступлениям, предусмотренным Уголовным кодексом, если суд признает осужденного опороченным по суду. Постановка вопроса о поражении прав при осуждении для суда обязательна, если в Уголовном кодексе указано наказание лишением свободы на срок более одного года или другое более тяжелое наказание».
Увольнение от должности могло применяться в качестве уголовного наказания, если суд признает невозможным оставить обвиняемого в занимаемой им в момент осуждения должности (ст. 43 УК). Лишение права заниматься определенной профессией или промыслом или принимать на себя выполнение определенных обязанностей – если осужденный будет признан судом социально-опасным вследствие систематических злоупотреблений при занятии своей профессией или промыслом, или при исполнении должности (ст. 48 УК) и т. д.
Значение УК РСФСР 1922 г. состоит, в частности, в том, что это был первый советский социалистический Уголовный кодекс, важнейшие положения которого получили развитие в ходе последующих кодификаций.
Следующим шагом в направлении совершенствования советского уголовного законодательства явилось принятие Основных начал уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик (В дальнейшем именуются – Основные начала) 1924 г., уголовных кодексов союзных республик (14, ст. 205; 15, ст. 600) и Положений о государственных и о воинских преступлениях 1927 г., которые на протяжении тридцати с лишним лет являлись основными источниками советского уголовного законодательства.
Эти законодательные акты не внесли коренных изменений в сложившиеся к тому времени положения и принципы советского уголовного права, но дополнили их, развили и уточнили с учетом опыта борьбы с преступностью, накопленного за годы Советской власти.
Основные начала отказались от термина «наказание», заменив его на «меры социальной защиты». В основе этого изменения терминологии лежало обусловленное влиянием социологической школы уголовного права желание законодателя подчеркнуть решительный отказ от цели возмездия, показать, что система мер наказания и характер этих мер по советскому праву принципиально отличаются от системы и характера мер наказания по буржуазному праву. (225, с. 125-133; 120, с. 574).
Все меры социальной защиты подразделялись на три категории: судебно-исправительного (только они и являлись собственно наказаниями), медицинского и медико-педагогического характера (ст. 5).
Статья 13 Основных начал устанавливала упорядоченный и обязательный для суда перечень мер социальной защиты судебно - исправительного характера, который включал: объявление врагом трудящихся с лишением гражданства Союза ССР и изгнанием из пределов  Союза ССР навсегда, лишение свободы со строгой изоляцией и без строгой изоляции, принудительные работы без лишения свободы, поражение прав, удаление из пределов Союза ССР на срок, удаление из пределов союзной республики или из пределов отдельной местности с поселением в тех или иных местностях или без такового, с запрещением проживания в тех или иных местностях или без такового запрещения, увольнение от должности, запрещение занимать ту или иную должность или заниматься той или иной деятельностью или промыслом, общественное порицание, конфискацию имущества, штраф, предостережение. Временно, в качестве исключительной, могла применяться высшая мера социальной защиты – расстрел.
Уголовными кодексами союзных республик система мер социальной защиты, предусмотренная Основными началами, была воспроизведена без существенных изменений, но отдельные союзные республики, воспользовавшись предоставленным им правом, включили в свои УК дополнительно иные виды таких мер: возложение обязанности загладить причиненный преступлением вред (АзССР, ГССР, РСФСР, ТаджССР), лишение права на земельный надел (РСФСР), лишение права землепользования (ТаджССР).
Основными началами и уголовными кодексами было установлено подразделение всех мер социальной защиты на основные и дополнительные. При этом дополнительными именовались меры, которые могли быть назначены как самостоятельно, так и в дополнение к основным: поражение прав, ссылка, высылка, увольнение от должности, запрещение занятия той или иной должности или занятия той или иной деятельностью или промыслом, общественное порицание, конфискация имущества, денежный штраф, возложение обязанности загладить причиненный преступлением вред.
В санкциях УК РСФСР чаще других дополнительных мер социальной защиты предусматривалась конфискация имущества – в сочетании со смертной казнью и лишением свободы за ряд контрреволюционных преступлений, некоторые должностные, хозяйственные, имущественные преступления. За некоторые преступления устанавливалось запрещение заниматься определенной деятельностью.
Судебным органам предоставлялись широкие возможности по собственному усмотрению назначать дополнительные меры социальной защиты даже при отсутствии указаний о них в санкциях, к числу таких мер теперь относился и штраф. Вместе с тем, посредством дальнейшей конкретизации порядка и условий применения отдельных мер социальной защиты, устанавливались определенные ограничения, более узкие пределы судейскому усмотрению: запрещалось применение конфискации имущества без указания на такую возможность в санкциях, уточнялся перечень имущества, освобожденного от конфискации (ст. ст. 40, 41 УК); ограничивалась точно перечисленными в законе статьями сфера применения ссылки (ст. 36 УК); дальнейшую разработку получила законодательная регламентация порядка и условий назначения поражения прав, увольнения от должности, запрещения занятия определенной деятельностью или промыслом (ст. ст. 31-34, 37, 38 УК).
В новом Кодексе отразился процесс смягчения мер наказания, наметившийся в 1922-1926 гг., санкции его по сравнению с УК 1922 г. были значительно снижены.
Целями мер социальной защиты провозглашались: предупреждение новых преступлений со стороны осужденных лиц; воздействие на других неустойчивых членов общества; приспособление совершивших преступные действия к условиям общежития государства трудящихся. Устанавливалось, что меры социальной защиты не могут иметь целью причинение физических страданий и унижение человеческого достоинства (ст. 9 УК).
Развитие уголовного законодательства и судебной практики после принятия УК РСФСР 1926 г. и уголовных кодексов других союзных республик определялось той обстановкой, которая складывалась в стране в годы первых пятилеток, Великой Отечественной войны и послевоенного строительства социалистического общества. Укрепление культа личности Сталина  в конце 20-х - начале 30-х годов, сопровождалось усилением уголовной репрессии, нарушением гарантий прав человека. Это нашло выражение и в уголовном законодательстве, и в судебной практике. Так, в 1929 г. постановлением ЦИК СССР было введено «объявление вне закона» должностных лиц – граждан СССР за границей, перебежавших в лагерь врагов рабочего класса и крестьянства и отказывающихся вернуться в СССР, последствием которого был расстрел осужденного в течение 24 часов после удостоверения его личности и конфискация имущества. (15, ст. 372).
Постановлением ВЦИК и СНК РСФСР от 10 января 1930 г. была реконструирована ссылка, предусматривалось два ее вида: т. н. простая ссылка и ссылка, соединенная  с исправительно - трудовыми работами. Простая ссылка могла применяться и в качестве дополнительной меры сроком до 5 лет. При осуждении к лишению свободы суд по своему усмотрению мог присоединить к нему высылку. (20, ст. 372).
За ряд наиболее опасных преступлений были увеличены санкции. (16; 18;  17, с. 28; 22, ст. 41; 23, ст. 361; 21, ст. 375). Более широко стали применяться и дополнительные меры социальной защиты – в виде конфискации имущества, поражения прав (часто они назначались одновременно), ссылки и высылки. (82, с. 585-588; 196, с. 64-65; 132, с. 26-27).
I?e?ai ia?aaei aiiau, eae e ia ca?a Niaaoneie aeanoe, oeacaiiua ia?u i?eiaiyeenu ia oieuei a ea?anoaa ia? ai?uau n i?anooiiinou?, ii e a ea?anoaa ia? iiaaaeaiey nii?ioeaeaiey iaeeie ao??oacee - eoea?anoaa e iyiiaiia. A oneiaeyo eoeuoa ee?iinoe E.A. Noaeeia a yoe aiau a oe?ieeo ianooaaao aiioneaeenu ia?ooaiey caeiiiinoe, iaianoea na?uaciue oua?a iauanoao.
Постепенно судебная практика и уголовное законодательство отказались от понятия «меры социальной защиты». Было признано, что это понятие не охватывает в полной мере задач наказания, не раскрывает в полном объеме его политической и правовой характеристики. Стало употребляться прежнее понятие - «наказание».
В первые годы Великой Отечественной войны (1941-1945 г.г.) имело место общее усиление строгости наказаний, выразившееся,  в частности, в увеличении объемов применения лишения свободы. К концу войны стала проявляться тенденция некоторого смягчения репрессий.
Несмотря на колебания карательной политики и практики государства в отдельные годы, в целом в уголовном законодательстве и в судебной практике проявлялись тенденции постепенного сужения сферы уголовной репрессии, дифференциации уголовной ответственности в зависимости от опасности преступления и личности преступника, укрепления режима законности. (1, ст. 334; 2, ст. 114; 3, ст. 193; 4, ст. 203; и др.).
Произошедшие с середины 20-х годов социальные изменения обусловили необходимость обновления действовавшего уголовного законодательства, совершенствования всей системы мер борьбы с преступностью. К этому времени были созданы предпосылки для новой кодификации советского уголовного законодательства и в т.ч. совершенствования системы уголовных наказаний.
Принятие в декабре 1958 г. Основ уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик (В дальнейшем именуются – Основы) и Законов об уголовной ответственности за государственные и за воинские преступления и последовавшее затем  (в 1959-1961 гг.) на основе этих общесоюзных законов и в соответствии с ними обновление уголовного законодательства союзных республик ознаменовало качественно новый этап в развитии советского уголовного права. Воспринимая без изменений или дополняя, развивая, уточняя важнейшие принципиальные положения и нормы прежнего  законодательства, оправдавшие себя на практике, новые законодательные акты отказались от многих устаревших норм и институтов, признанных не соответствующими новым условиям борьбы с преступностью, и ввели целый ряд положений, не  знакомых ранее действвовавшему законодательству. Эти изменения и дополнения имели целью укрепление режима законности и повышение эффективности борьбы с преступностью. Наиболее значительными были следующие изменения.
По иному сформулированы цели уголовного наказания: «Наказание не только является карой за совершенное преступление, но  имеет целью исправление и перевоспитание осужденных в духе честного отношения к труду, точного исполнения законов, уважения к правилам социалистического общежития, а также предупреждение совершения новых преступлений как осужденными, так и иными лицами.
Наказание не имеет целью причинение физических страданий или унижение человеческого достоинства» (ст. 20 Основ).
Некоторым изменениям подверглась система наказаний, которая в новых социально-политических условиях уже не отвечала потребностям борьбы с преступностью. Основы 1958 г. отказались от наказаний в виде объявления врагом трудящихся с лишением гражданства и  изгнанием из пределов СССР навсегда, удаления из пределов СССР на срок, лишения избирательных прав. Исключены было из системы наказаний предостережение и поражение прав, от последнего осталось только самостоятельное наказание в виде лишения воинского или специального звания. Вводилось новое наказание в виде направления в дисциплинарный батальон.
В уголовном законодательстве большинства союзных республик сохранялись наказания в виде увольнения от должности (кроме УССР и ЭССР) и лишения родительских прав (кроме БССР, ЛитССР, РСФСР), а в УК РСФСР и УК ТаджССР также сохранялось наказание в виде возложения обязанности загладить причиненный вред.
Как и прежние законодательные акты, начиная с УК 1922 г., Основы и УК союзных республик не включили в перечень наказаний смертную казнь, рассматривая ее как временную и исключительную меру наказания. Но возможность ее применения за особо тяжкие преступления сохранялась, хотя и ограничивалась по кругу лиц (ст. 22 Основ и соответствующие статьи УК союзных республик).
Все наказания подразделялись на основные и дополнительные. К основным были отнесены лишение свободы, ссылка, высылка, исправительные работы без лишения свободы, лишение права занимать определенные должности и или заниматься определенной деятельностью, штраф, общественное порицание, направление в дисциплинарный батальон. К дополнительным отнесены конфискация имущества и лишение воинского или специального звания, а также группа наказаний т.н. «смешанного типа» – ссылка, высылка, лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью и штраф,  которые могли применяться и в качестве основных, и в качестве дополнительных (ст. 21 Основ; ст. 22 УК РСФСР). Таким образом обновленное законодательство уточнило соотношение основных и дополнительных видов наказания и само понятие последних, под которыми прежде понимались лишь наказания «смешанного типа», была выделена группа «собственно дополнительных» видов наказания.
Существенные изменения – дополнения и уточнения, были внесены  Основами и республиканскими УК в регламентацию порядка и условий применения отдельных видов наказаний. Эти изменения выразились: а) в более четком и подробном определении порядка и условий их назначения; б) в дальнейшей дифференциации условий применения наказаний в зависимости от опасности преступления и преступника; в) в дальнейшей гуманизации условий применения наказаний. (165, с. 12-13).
Предоставляя судам более широкие возможности по дифференциации уголовной ответственности и индивидуализации наказания, законодательство шло, вместе с тем, по пути все большей формализации пределов судейского усмотрения, постепенного установления все более четких и обоснованных критериев назначения конкретных мер наказания. Так, например, конфискация имущества, согласно новым установлениям, могла быть назначена только в качестве дополнительного наказания, только за государственные и тяжкие корыстные преступления и только в случаях, специально указанных в законе (причем число таких случаев сокращалось). Последнее правило распространялось также на ссылку, высылку и штраф, право суда назначать дополнительные наказания по своему усмотрению было значительно ограничено. (См.: ст. ст. 25, 26, 30, 35 УК РСФСР). Были уточнены критерии назначения наказаний в виде лишения права занимать определенные должности, увольнения от должности, лишения воинского или специального звания и др. (См. напр.: ст. ст. 29, 31, 32, 36 УК РСФСР).
Значительным изменениям подверглась и система санкций статей Особенной части уголовного законодательства. Получили развитие тенденции гуманизации и оптимизации мер наказания, дифференциации их в зависимости от  тяжести совершаемых преступлений и опасности преступников, тенденции более обоснованного использования возможностей, заложенных в каждом из видов уголовных наказаний, усиления гарантий прав осужденных.
Уголовный кодекс 1960 г. пришел на смену репрессивному сталинскому законодательству 30-40-х годов и был в сравнении с ним, - как справедливо отмечается в литературе, - безусловно, прогрессивнее и демократичнее. Однако и он был порожден административно - командной системой, отмечен пороками тоталитаризма. Прежнее уголовное законодательство основывалось на вере в могущество принуждения, репрессии, в то, что хозяйственные упущения можно устранить силой уголовного закона вместо проведения соответствующих экономических и социальных преобразований. В нем отсутствовали примат общечеловеческих ценностей, уважение прав и свобод человека, уважение к международным обязательствам страны. Для норм УК РСФСР были характерны излишняя идеологизация, конъюнктурность, декларативность многих положений. Правоприменительная практика постоянно ощущала нестабильность уголовного законодательства.  С момента принятия и до его отмены в УК РСФСР было внесено около 700 изменений и дополнений, причем некоторые нормы менялись по 5-7 раз. Кроме того, Кодекс был переполнен «мертвыми» нормами, крайне редко применяемыми; новыми нормами Кодекс пополнялся весьма хаотично, отдельные нормы дублировались, противоречили друг другу. В совокупности все вышеизложенное приводило к нарушению необходимой системности уголовного законодательства. (См.:  99, с. V; 81, с. 8 (вступительная статья профессора Ю. И. Ляпунова).
Эти законодательные изменения затронули и сферу регулирования уголовно-правовых мер борьбы с преступлениями. Так, в частности, в 1972  и 1973 г.г. - дважды изменялись условия назначения конфискации имущества. Сначала было разрешено ее применение за государственные и любые (а не только тяжкие, как ранее) корыстные преступления, а потом установлено, что «конфискация имущества может быть назначена  только в случаях, предусмотренных законодательством Союза ССР, а за корыстные преступления – также законодательством союзных республик».
Изменялись условия и порядок назначения, а также сроки (размеры) лишения свободы, исправительных работ без лишения свободы, штрафа и некоторых других видов наказаний.
Постепенно расширялась сфера применения некоторых видов дополнительных наказаний за счет дополнительного включения в санкции конфискации имущества, ссылки, лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью. Суды получили право назначать дополнительные наказания, за исключением ссылки, высылки и конфискации имущества при условном осуждении. Установлена уголовная ответственность за неисполнение приговора суда о лишении осужденного права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью.
Существенные нововведения в уголовном законодательстве последовали в связи с обсуждением и принятием новой Конституции СССР 1977 г. Были введены новые уголовно-правовые институты: условное осуждение с обязательным привлечением  к труду (ст. 441 УК), отсрочка исполнения приговора (ст. 391 УК), условное освобождение из мест лишения свободы с обязательным привлечением  к труду (ст. 441 УК).
В октябре 1982 г. был введен новый вид уголовного наказания – направление в воспитательно-трудовой профилакторий (ст. 341 УК), впоследствии исключенный в апреле 1993 г.
Целью этих изменений в законодательстве было повысить действенность уголовно-правовых мер воздействия на растущую преступность. Однако, как отмечает Н. Ф. Кузнецова, «отдавая должное несомненной прогрессивности многих гуманных уголовно-правовых институтов, следует вместе с тем отметить, что серьезно повлиять на преступность того времени они уже не могли». (226, с. 51).
Застой в экономической, политической и духовной жизни страны, обусловивший и значительный рост преступных проявлений, требовал проведения коренных преобразований, в том числе и в сфере уголовно - правовой.
Начавшиеся с середины 80-х годов постепенные демократические преобразования не могли не повлечь изменений в уголовном законодательстве, направленных на устранение препятствий для проведения указанных преобразований. Параллельно с начавшейся работой по подготовке проектов новых Основ уголовного законодательства СССР и нового Уголовного кодекса Российской Федерации вносились изменения в действующее законодательство.
В частности, применительно к рассматриваемому вопросу следует отметить введение в июне 1992 г. ст. 462 УК «Отсрочка отбывания наказания беременным женщинам и женщинам, имеющим малолетних детей» и исключение ст. ст. 242, 25, 26, 341, 532 УК, регулировавших вопросы применения ссылки, высылки, направления в воспитательно-трудовой профилакторий, условного осуждения  с обязательным привлечением к труду и условного освобождения  с обязательным привлечением к труду. Эти меры уголовно - правового воздействия не соответствовали новым условиям
В апреле 1993 г. в новой редакции была изложена ст. 23 УК: в соответствии с требованиями времени была ограничена возможность применения смертной казни.
И тем не менее, «многие положения ранее действовавшего законодательства уже не отвечали ни экономическим, ни социальным, ни политическим потребностям современного российского общества, ни тем более международным нормам о правах человека», уголовное законодательство должным образом не учитывало и новых характеристик и тенденций преступности. (99, с. VI).
Все это послужило причиной очередной реформы уголовного законодательства. Принятые в 1991 г. Основы уголовного законодательства Союза ССР и республик в связи с распадом СССР не  вступили в законную силу. Разработанный же новый УК Российской Федерации был принят Государственной Думой Федерального Собрания Российской Федерации 24 мая 1996 г. и вступил в силу с 1 января 1997 г.
Новый Уголовный кодекс, безусловно, является важным шагом в направлении дальнейшего совершенствования отечественного уголовного законодательства. Его анализ в сравнении с ранее действовавшим УК РСФСР 1960 г. показывает, что изменения претерпели практически все уголовно-правовые институты и нормы. Причем, как справедливо отмечается в уголовно-правовой литературе, в подавляющем большинстве случаев эти изменения были объективно обусловлены, направлены на существенное повышение  эффективности уголовно-правовых средств противодействия преступности. (См. напр.: 153, с. 5; 99, с. XIV; 81, с. 17; и др.).
Значительные изменения коснулись и норм об уголовном наказании. В отличие от УК 1960 г., новый УК дает понятие уголовного наказания (ч. 1 ст. 43), более точно формулирует цели наказания (ч. 2 ст. 43), существенно корректирует систему наказаний (ст. ст. 44 и 45 УК),  уточняет условия и порядок назначения отдельных видов наказаний (ст. ст. 46-59 УК), в соответствии с требованиями времени более обстоятельно и точно регулирует общие и специальные вопросы назначения наказаний (ст. ст. 60-74 УК), вопросы освобождения от уголовной ответственности и от наказания (ст. ст. 75-85), впервые устанавливает отдельную систему наказаний, назначаемых несовершеннолетним и особые, более льготные условия освобождения их от уголовной ответственности и наказания (ст. ст. 87-96 УК).
Новый Уголовный кодекс предусматривает 13 различных видов наказаний, исчерпывающе определяет их все в ст. 44 с учетом сравнительной степени тяжести каждого из них. При этом, в отличие от прежнего УК, перечисляет их от менее строгих к более строгим: штраф, лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью, лишение специального, воинского или почетного звания, классного чина и государственных наград, обязательные работы, исправительные работы,  ограничение по военной службе, конфискация имущества, ограничение свободы, арест, содержание в дисциплинарной воинской части, лишение свободы на определенный срок, пожизненное лишение свободы, смертная казнь.
Таким образом, из системы наказаний исключены наказания в виде общественного порицания, возложения обязанности загладить причиненный вред и увольнения от должности. Вместе с тем, в ней появились некоторые новые виды: обязательные работы, ограничение по военной службе, ограничение свободы и арест. Все другие виды наказания также претерпели те или иные изменения как в части содержания, так и в части пределов их применения, а нередко и в наименовании (см., напр., ст. ст. 48, 50, 55, 56 и др. УК). Совершенно обоснованно включена в перечень наказаний смертная казнь, ибо, как мы об этом уже писали – этот вид наказания, будучи предусмотрен в уголовном законе, всегда фактически входил в систему наказаний, несмотря на отсутствие его в перечне наказаний, что представлялось нам нелогичным и по этой причине критиковалось. (71, с. 18).
Установлено очень важное правило, что более строгий вид наказания из числа предусмотренных за совершенное преступление назначается только в случае, если менее строгий вид наказания не сможет обеспечить достижение целей наказания (ч. 1 ст. 60 УК).
В отношении лиц, которые совершили преступление в несовершеннолетнем возрасте, Уголовный кодекс предусмотрел систему наказаний в отдельной статье 88, включающую шесть видов наказаний: штраф, лишение права заниматься определенной деятельностью, обязательные работы, арест и лишение свободы на определенный срок. Этот перечень также является исчерпывающим, разнообразным и упорядоченным. Причем каждый из указанных видов наказаний назначается в отношении несовершеннолетних в «льготном», облегченном варианте (ст. ст. 88-89 УК).
По оценкам некоторых ученых и специалистов, «новый Кодекс по сравнению с прежним стал жестче. Он значительно усиливает ответственность за совершение тяжких и особо тяжких преступлений. В частности, максимальный срок лишения свободы увеличен до 20 лет, при назначении наказаний по совокупности преступлений – до 25 лет, а по совокупности приговоров – до 30 лет. Предусматривается и пожизненное лишение свободы как альтернатива смертной казни». (99, с.  XI). Сохраняется даже порой избыточность уголовной репрессии: некоторые предусмотренные в нем деяния (напр., в гл. 19, 22) вполне можно было бы отнести к административным правонарушениям. (99, с. X).
С другой стороны, существует и иная точка зрения – что новый Кодекс излишне либерален, не отвечает требованиям времени, реальной криминогенной обстановке в обществе. И действительно, определенные основания для таких суждений имеются: новый Уголовный кодекс за целый ряд преступлений уголовную ответственность смягчил или исключил вовсе, если они совершены по неосторожности или имело место приготовление к преступлениям небольшой или средней тяжести, предусмотрены широкие возможности освобождения от уголовной ответственности и от наказания, более либеральны некоторые другие уголовно-правовые институты.
Не разделяя целиком ни одну из этих точек зрения, мы полагаем, что следует говорить не о большей жесткости или излишней либеральности нового УК (судить об этом можно будет на основе анализа не только его текста, но и реального его применения – в зависимости от того, какие нормы – усиливающие ответственность или смягчающие ее оказали более существенное воздействие на складывающуюся карательную практику), а о том, что законодатель стремился при разработке нового УК в большей мере, чем прежде, дифференцировать уголовную ответственность. В основном это ему удалось, но, видимо, не во всем.
В этом смысле нам более импонирует точка зрения, что система наказаний, зафиксированная в новом УК РФ, в целом соответствует основным принципам уголовного права - законности, справедливости, гуманизма и др., а также основным тенденциям борьбы с преступностью в современный период: ужесточению уголовно-правовых мер в борьбе с тяжкими и особо тяжкими преступлениями и злостными преступниками при сужении сферы применения принудительных мер, связанных с лишением свободы, в отношении менее опасных преступлений. (149, с. 370).
Отражая общечеловеческий опыт использования принудительных мер в борьбе с преступностью, система наказаний лишена таких видов наказаний, которые состоят в причинении осужденному физических страданий, калечащих, унижающих честь и достоинство осужденного наказаний. Это отражает гуманизм уголовного закона, который, несмотря на свою репрессивную сущность, должен стремиться к возможному ограничению жестокости.
Таким образом, исторические исследования показывают следующее.
1. Возникновение и развитие уголовных наказаний было обусловлено объективными закономерностями общественного развития. В соответствии с этими закономерностями совершенствовалось законодательное регулирование системы видов уголовных наказаний, условия и порядок их назначения и применение их на практике.
2. Уголовные наказания прошли длительный путь исторического развития, который в досоциалистическую эпоху может быть условно подразделен на два больших этапа.
На первом этапе определяющими мотивами применения уголовных наказаний служили месть и устрашение. Уголовные наказания использовались не только как средство борьбы с преступлениями, но и более широко – для поддержания власти господствующих классов. Система наказаний еще не сложилась. Не было и выраженного деления наказаний  на основные и дополнительные. Однако различные виды наказаний широко применялись по произволу судей в различных сочетаниях между собой. Такая практика вызывалась стремлением ужесточить меру наказания виновному в целях устрашения, возмездия, обогащения казны и т. д. Широко использовались жесточайшие формы смертной казни, членовредительские и телесные наказания.  Целями применения уголовных наказаний были намеренное причинения физических мучений и страданий виновному.
На втором этапе, в эпоху промышленного капитализма, под влиянием интенсивного развития капиталистических общественных отношений и идей просветительства и буржуазной демократии происходит некоторая гуманизация и рационализация карательной практики. История уголовного права «рисует нам картину постепенного смягчения наказаний под влиянием общего хода развития культуры. Прежние грубые формы воздействия на личность преступника смягчаются или вовсе исчезают, вместо них появляются иные, более соответствующие новой ступени культуры, покоящейся на ином, чем прежде, положении личности в государстве, новому правосознанию, дающему новую оценку отдельных правовых благ человека. Вместе с тем совершенствование человеческой психики с течением времени дает возможность обходиться без прежних грубых средств принуждения и позволяет заменить их другими мерами, могущими с большим успехом воздействовать на психику преступника». (193, с. 195).
Развитие капиталистических отношений вызывает необходимость кодификации и создания единого законодательного акта, способствующего развитию этих отношений, упорядочение и систематизацию мер уголовного наказания, установление в законе их исчерпывающего перечня. (222, с. 312).
В какой-то степени это ограничивает судейский произвол. В этот период, начиная с конца XVIII в., в буржуазном уголовном законодательстве устанавливаются системы наказаний с подразделением всех наказаний на основные и дополнительные, предусматриваются разнообразные сочетания основных и дополнительных наказаний в санкциях за конкретные виды преступлений. Тем самым впервые в уголовное право вводится понятие «дополнительное наказание» и впервые ограничивается право суда назначать сочетания различных мер наказания по своему произволу. Однако, как и прежде, роль дополнительных наказаний сводится главным образом к отягчению мер основного наказания. Превалирующее место занимают в этот период различные виды лишения свободы, ссылка, каторга, иные меры «практической полезности», в основном имущественного характера. (222, с. 312).
Как и прежде, наказания используются не только в целях борьбы с преступностью, но и как орудие подавления сопротивления трудящихся масс. Тенденция некоторого смягчения уголовной репрессии время от времени, в периоды обострения классовых противоречий и усиления классовой борьбы, сменяется резким ее обострением, отказом буржуазии от провозглашенных ею принципов законности, демократии и т. д.
3. Период после Октябрьской революции 1917 г. также может быть разделен на два этапа: социалистический (до конца 1993 г.) и постсоциалистический (с конца 1993 г.). (149, с. 60).
На первом этапе изменения в государственном и общественном строе нашей страны, наступившие в результате победы Октябрьской революции, обусловили новый подход и к средствам и методам борьбы с преступностью. Основным направлением в этом деле провозглашается воспитание, предупреждение преступлений, отказ от целей устрашения и возмездия, от мучительных, позорящих и унижающих человеческое достоинство наказаний.
Поначалу также не было системы наказаний, а разнообразные их виды, порожденные зачастую «революционным правосознанием трудящихся», применялись «без особой системы, от случая к случаю, неорганизованно». (12, ст. 590).
Нередко, как и в досоциалистическую эпоху, те же меры, что назначались за совершение преступлений, использовались государством и в качестве орудия политической борьбы. Регламентация порядка и условий назначения видов наказаний в законодательстве отсутствовала, санкции зачастую были неопределенными или абсолютно определенными. Деление наказаний на основные и дополнительные отсутствовало, но многообразные виды наказаний применялись в различных сочетаниях между собой.
В дальнейшем, по мере накопления теоретического и законодательного материала и обогащения опыта борьбы с преступностью, происходит постепенное формирование системы уголовных наказаний, классификация их на основные и дополнительные, совершенствование их в соответствии с общими закономерностями общественного развития.
Система наказаний постепенно становится более стройной, внутренне согласованной, предусматривает исчерпывающий перечень разнообразных по своим свойствам видов основных и дополнительных наказаний. В процессе совершенствования из этого перечня исключаются наказания, не оправдавшие себя на практике, включаются новые виды, вносятся изменения в порядок и условия назначения недостаточно эффективных.
Более четко и конкретно формулируются в законе порядок и условия назначения уголовных наказаний, более точно и обоснованно определяются пределы применения каждого из них. Порядок и условия назначения наказаний дифференцируются в зависимости от тяжести преступления и опасности преступника, условия назначения и сам характер наказаний постепенно смягчаются, снижаются их сроки.
Постепенно устанавливается сравнительно гибкая система уголовно-правовых санкций, дифференцированных с учетом опасности преступлений и совершающих их лиц. Санкции становятся более определенными, пределы их несколько сужаются, размеры снижаются.
Совокупность основных и дополнительных наказаний постепенно оформляется в качестве самостоятельных уголовно-правовых институтов. Постепенно уясняется, что функциональные возможности дополнительных наказаний более широки, чем только отягчение мер основного наказания. Назначение основного и дополнительных наказаний за совершение преступления становится действенным средством индивидуализации ответственности виновного, средством его исправления и предупреждения новых преступлений.
Отмеченные тенденции в целом носят прогрессивный характер, они направлены на ограничение, формализацию пределов субъективного судейского усмотрения, более целесообразное применение уголовных наказаний в судебной практике, и, соответственно, повышение эффективности борьбы с преступностью.
Вместе с тем, интенсивное развитие и совершенствование общественных отношений диктуют необходимость дальнейшего развития отмеченных прогрессивных тенденций, совершенствования законодательного регулирования и практики применения уголовных наказаний на основе научных исследований и вытекающих из них рекомендаций.
Поэтому разработка теоретических основ применения уголовных наказаний, а также иных мер уголовно – правового воздействия, совершенствование их законодательного регулирования и практики применения составляют актуальную проблему отечественного уголовного и уголовно – исполнительного права. Жизнь ставит все новые вопросы, поиск ответов на которые составляет предмет и настоящего исследования.
 
| >>
Источник: В. К. ДУЮНОВ. Проблемы уголовного наказания в теории, законодательстве и судебной практике. 2000

Еще по теме § 1. Основные исторические тенденции развития и совершенствования института наказаний в уголовном праве России.:

  1. Глава 2. Понятие и значение системы уголовных наказаний. Классификация наказаний в уголовном праве России.
  2. Глава 1. Проблемы наказания в уголовном праве России
  3. Глава 3. Виды наказаний в уголовном праве России.
  4. Раздел 4 Совершенствование института компенсации морального вреда в российском праве
  5. ГЛАВА 3. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАЗВИТИЯ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА ОБ УГОЛОВНЫХ НАКАЗАНИЯХ И ИХ ИСПОЛНЕНИИ В ДРЕВНЕЙ РУСИ, ДОРЕВОЛЮЦИОННОЙ И СОВЕТСКОЙ РОССИИ
  6. § 1. Система наказаний в действующем уголовном праве РФ: понятие, признаки, уголовно - правовое значение.
  7. § 2. Наказание в уголовном праве – принуждение или кара?
  8. 20.1. ПРИРОДА УПРАВЛЕНИЯ И ИСТОРИЧЕСКИЕ ТЕНДЕНЦИИ ЕГО РАЗВИТИЯ
  9. Классификация видов наказаний в уголовном праве РФ.
  10. § 3. Система наказаний в современном уголовном праве зарубежных государств.
  11. 5.4. Проблемы совершенствования уголовного законодательства и развития системы судебной власти после принятия Уголовно-процессуального кодекса и Кодекса об административных правонарушениях Российской Федерации
  12. 7.2. Основные функции процесса развития и совершенствования организаций
  13. ИНСТИТУТ СУДЕБНЫХ ПРИСТАВОВ В РОССИИ (ИСТОРИЧЕСКИЙ АСПЕКТ)
  14. Глава 1 ПРИРОДА УПРАВЛЕНИЯ и ИСТОРИЧЕСКИЕ ТЕНДЕНЦИИ ЕГО РАЗВИТИЯ
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Акционерное право - Бюджетная система - Горное право‎ - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право зарубежных стран - Договорное право - Европейское право‎ - Жилищное право - Законы и кодексы - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История политических учений - Коммерческое право - Конкурсное право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право России - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминальная психология - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Образовательное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право интеллектуальной собственности - Право собственности - Право социального обеспечения - Право юридических лиц - Правовая статистика - Правоведение - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Римское право - Семейное право - Социология права - Сравнительное правоведение - Страховое право - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Судебное дело - Судебные и правоохранительные органы - Таможенное право - Теория и история государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия права - Финансовое право - Экологическое право‎ - Ювенальная юстиция - Юридическая антропология‎ - Юридическая техника - Юридическая этика -