<<
>>

§ 5. Физическое или психическое принуждение

Не является преступлением причинение вреда охраняемым уголовным законом интересам в результате физического принуждения, если вследствие такого принуждения лицо не могло руководить своими действиями (бездействием).
Вопрос об уголовной ответственности за причинение вреда охраняемым уголовным законом интересам в результате психического принуждения, а также в результате физического принуждения, вследствие которого лицо сохранило возможность руководить своими действиями, решается с учетом положений ст. 39 УК (ст. 40 УК). Причинение вреда под влиянием физического или психического принуждения предполагает вынужденность поступка, исключительную обстановку, в которой принуждаемый лишается возможности действовать по своему усмотрению. Как обстоятельство, исключающее преступность деяния, физическое и психическое принуждение предусмотрено впервые. Ранее физическое и психическое принуждение, как правило, рассматривалось в качестве смягчающего наказание обстоятельства, однако в некоторых случаях, когда принуждаемый (при физическом принуждении) лишался возможности руководить своими действиями, факт принуждения расценивался как наличие непреодолимой силы, исключающей уголовную ответственность за причиненный вред. Ответственность в подобных случаях исключалась прежде всего в силу отсутствия вины, так как человек, лишенный возможности действовать по своему усмотрению, руководить своими действиями, не может быть признан виновным. В УК отсутствует статья о непреодолимой силе, хотя в теории уголовного права неоднократно поднимался вопрос о необходимости такой статьи, так как действие или бездействие, совершенное или несовершенное под влиянием непреодолимой силы, — это вопрос об основаниях уголовной ответственности, поскольку поведение принуждаемого в подобных случаях лишено уголовно-правового характера. Следовательно, говорить о допустимом причинении вреда, как это имеет место при иных обстоятельствах, исключающих преступность деяния, в подобных случаях не приходится.
Не случайно поэтому в теории уголовного права было высказано мнение, согласно которому «нелогичным является размещение нормы о непреодолимом физическом принуждении в главе 8 УК, в которую следует включить только нормативные положения о разрешенном причинении вреда человеком, совершающим акт общественно полезного и социально Допустимого (приемлемого) поведения. При непреодолимом физическом принуждении такого акта поведения не осуществляется, поскольку воля человека полностью блокируется»1. В уголовных кодексах некоторых зарубежных государств имеются специальные положения о непреодолимой силе. Так, в УК Франции говорится: «Нарушение не имеет места в случае действия непреодолимой силы» (ч. 4 ст. 121-3). Никаких условий правомерности причинения вреда в этих случаях, в отличие от необходимой обороны и крайней необходимости, не предусмотрено. Такое положение объясняется вероятнее всего тем, что наличие непреодолимой силы (такой, что невозможно преодолеть, неустранимой) является безусловным основанием освобождения от уголовной ответственности и поэтому в регламентации не нуждается. В связи с этим в каждом конкретном случае рассматривается вопрос о том, имелась или не имелась в наличии непреодолимая сила, а не о соблюдении необходимых условий, как это имеет место, например, при необходимой обороне, крайней необходимости и других обстоятельствах, исключающих преступность деяния. Физическое принуждение по своему характеру и последствиям может быть различным и «представляет собой непосредственное контактное воздействие на организм человека (побои, истязание, связывание или другие способы лишения возможности производить телодвижения или действия, болевая демонстрация намерений причинить смерть, порезы жизненно важных органов и тканей, имитация удушения и пр.)»532 533 534. Непреодолимое физическое принуждение, т.е. такое, при котором принуждаемый лишен возможности руководить своими действиями, поступать по своему усмотрению, исключает уголовную ответственность за причиненный принуждаемым вред (ч.
1 ст. 40 УК). Так, во время нападения на Сбербанк один из преступников был ранен. Его приятели, сумевшие скрыться от задержания, отвезли раненого на квартиру, а затем, ворвавшись внезапно в больницу, принудили врача-хирурга прервать операцию и поехать с ними. Выбора варианта поведения у врача не было, так как его насильно вывели из больницы и посадили в машину. В результате прерванной операции больной умер. В ч. 2 ст. 40 УК говорится о таком физическом принуждении, которое не исключает возможности принуждаемого руководить своими действиями. Если при непреодолимом физическом принуждении принуждаемый лишается в определенных условиях возможности действовать самостоятельно, то при преодолимом физическом принуждении лицо сохраняет возможность действовать по своему усмотрению, т.е. руководить своими действиями, и тогда встает вопрос об уголовной ответственности за причиненный принуждаемым вред. Согласно ч. 2 ст. 40 УК этот вопрос решается по правилам крайней необходимости, т.е. по ст. 39 УК. Помимо физического принуждения в ч. 2 ст. 40 УК говорится и о психическом принуждении (психическом насилии), которое в отличие от физического заключается в воздействии не на организм человека, а на психику лица, его волевую сферу и осуществляется путем угроз, унижения, понуждения к выполнению или невыполнению каких-то действий и пр. В теории уголовного права существует мнение, что психическое принуждение всегда преодолимо, так как независимо от интенсивности применения угрозы и прочее психическое принуждение не исключает возможности действовать. Психическое принуждение выступает лишь одной из детерминант правомерного или общественно опасного поведения. Однако высказывается и иное мнение. «Представьте себе ситуацию, при которой человек подвергается интенсивному психическому принуждению: под дулом пистолета его заставляют передать чужое имущество. Преодолимо ли такое принуждение для обычного человека, не прошедшего службу в спецназе? Думается, что воля человека под таким воздействием парализована, а принуждение непреодолимо»535.
На основании этого некоторые ученые предлагают включить в ч. 1 ст. 40 УК указание на непреодолимое психическое принуждение. Однако в этом нет необходимости, так как характер угрозы, степень ее воздействия на психику принуждаемого могут быть учтены в рамках крайней необходимости, по правилам которой и будет решен вопрос об ответственности. Думается, что в приведенной выше ситуации принуждаемый к передаче имущества будет признан не подлежащим уголовной ответственности не потому, что психическое воздействие на него было непреодолимо, а потому, что жизнь человека ценнее имущества. Законодатель, имея в виду именно преодолимость психического принуждения, в ч. 2 ст. 40 УК не оговаривает возможность руководить своими действиями при психическом принуждении, подразумевая, что таковая имеется всегда. Возможность руководить своими действиями оговаривается лишь в отношении физического принуждения. К тому же решение вопроса об ответственности при психическом принуждении полностью зависит от указанных в законе условий правомерности крайней необходимости. При обсуждении проектов УК высказывались сомнения в целесообразности включения в главу об обстоятельствах, исключающих преступность деяния, статьи о физическом или психическом принуждении, так как в большинстве такие случаи будут рассматриваться по правилам крайней необходимости. Это мнение имеет серьезные основания. Физическое и психическое принуждение является обстоятельством, наиболее отличным от иных обстоятельств, исключающих преступность деяния. Формальное сходство между ними сводится к отсутствию общественной опасности и освобождению за причиненный правоохраняемым интересам вред при невозможности руководить своими действиями в случае физического принуждения. Различаются же эти обстоятельства весьма существенно по основаниям причинения вреда, по целям его причинения, по субъекту причинения вреда и по оценке действий принуждаемого. Такого же мнения придерживаются и некоторые другие ученые. Так, С.В. Пархоменко, относя ч.
1 ст. 40 УК к числу специализированных, а не управомочивающих, что характерно для ст. 37—39 и ч. 1 ст. 41, предписаний, делает вывод, что причиненный в этих случаях вред признается непреступным в силу отсутствия вины1. На отсутствие четкой правовой регламентации рассматриваемых обстоятельств (физического и психического принуждения) обращают внимание и другие ученые. В юридической литературе отмечается, что данные обстоятельства «не имеют полностью самостоятельного правового значения... Их правовой статус нуждается в дальнейшей разработке...»536 537. Данный вывод теоретически и практически обоснован. Основанием ненаступления ответственности причинителя вреда при физическом и психическом принуждении является противоправное поведение другого лица, использующего методы физического или психического насилия для принуждения первого к причинению вреда. У принуждаемого отсутствует желание не только причинения вреда, но и совершения действий, к которым он принуждается. Принуждаемый используется при такой ситуации как орудие чужой злой воли. Мнение о необоснованном помещении статьи о психическом и физическом принуждении в сиЬтему обстоятельств, исключающих преступность деяния, высказывалось и в теории уголовного права. Так, Т.Ю. Орешкина считает, что непреодолимое физическое принуждение следует рассматривать в рамках непреодолимой силы вообще, поскольку юридическая природа данного обстоятельства иная, нежели у обстоятельств, исключающих преступность деяния538. Поддерживая это мнение, хотелось бы дополнительно отметить, что рассматриваемое обстоятельство не подпадает и под общее определение обстоятельств, исключающих преступность деяния, так как эти обстоятельства предполагают наличие условий допустимого или оправданного вреда, тогда как при принуждении причиненный вред допустимым быть не может. При физическом принуждении, когда лицо не имеет возможности руководить своими действиями, причиненный вред всегда рассматривался с точки зрения непреодолимой силы, и при ее наличии ответственность за причиненный вред исключалась.
Включение в гл. 8 УК статьи о физическом принуждении не решает вопроса о непреодолимой силе, поскольку невозможность действовать по своему усмотрению может быть обусловлена не только действиями людей, но и силами природы, действиями животных или механизмов, биологическими процессами, происходящими в человеке, и пр. Что же касается психического и физического принуждения в случаях, когда принуждаемый сохраняет возможность руководить своими действиями, то такие случаи полностью подпадают под признаки ст. 39 УК и рассматриваются с позиции соразмерности причиняемого принуждаемым вреда и вреда, которым ему угрожают. Интересным представляется решение этого вопроса в ст. 38 УК Республики Узбекистан, регламентирующей правомерность действий в состоянии крайней необходимости. В ней говорится: «Вопрос об ответственности за причинение вреда правам и охраняемым законом интересам в результате физического или психического принуждения решается с учетом положений настоящей статьи» (ч. 5). В зарубежных уголовных кодексах статьи о физическом или психическом принуждении встречаются крайне редко. Нормы, под действие которых подпадает принуждение, носят чаще всего общий характер. Так, в ст. 40 УК Голландии говорится: «Лицо, которое совершает правонарушение под влиянием силы, которой оно не может противостоять, не подлежит уголовной ответственности». Очевидно, что это положение имеет более широкую сферу действия, нежели ч. 1 ст. 40 УК. В ч. 2 ст. 6 Уголовного закона Латвийской Республики («Понятие преступления») закреплено положение, согласно которому «преступным деянием не является деяние (действие или бездействие), имеющее признаки состава деяния, предусмотренного настоящим законом, но совершенное при обстоятельствах, исключающих уголовную ответственность». Очевидно, что под действие этой нормы подпадают и непреодолимая сила, и принуждение. Не признаются преступлением, согласно ст. 16 УК Китайской Народной Республики, «деяния, которые объективно хотя и привели к вредным последствиям, но были вызваны непреодолимой силой». Своеобразная статья 32 содержится в УК Грузии, помещенная в конце главы об обстоятельствах, исключающих преступность деяния. В ней говорится: «Не являются противоправными действия лица, совершившего предусмотренное настоящим Кодексом деяние при наличии иных обстоятельств, которые хотя в настоящем Кодексе не упоминаются, но вполне удовлетворяют условиям правомерности этого деяния». Статья о физическом и психическом принуждении в Кодексе Грузии отсутствует.
<< | >>
Источник: Под ред. д.ю.н. В.С. Комиссарова, д.ю.н. Н.Е. Крыловой, д.ю.н. И.М. Тяжковой.. Уголовное право Российской Федерации. Общая часть: Учебник для вузов. 2012

Еще по теме § 5. Физическое или психическое принуждение:

  1. § 2. Международная уголовная ответственность физических лиц за нарушение международного гуманитарного права
  2. 10.5.3. Физическое и психическое принуждение
  3. § 1. Основания ответственности за причинение психического вреда
  4. § 15. Свобода соглашения в договоре. - Обстоятельства, нарушающие эту свободу. - Насилие или принуждение. - Ошибка, заблуждение, неведение. - Правило русского закона о принуждении
  5. § 1. Социальная обусловленность, сущность и значение мер уголовно-процессуального принуждения
  6. § 2. Виды и система мер уголовно-процессуального принуждения.
  7. К ВОПРОСУ О СООТНОШЕНИИ УГОЛОВНО-ПРАВОВЫХ ПОНЯТИЙ: ПРИНУЖДЕНИЕ И НАСИЛИЕ
  8. § 2.Соотношение убеждения и процессуального принуждения при допросе.
  9. МЕХАНИЗАЦИЯ ПРАВОСУДИЯ
  10. § 2. ЗАРУБЕЖНОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО ОБ ОБСТОЯТЕЛЬСТВАХ, ИСКЛЮЧАЮЩИХ ПРЕСТУПНОСТЬ ДЕЯНИЯ
  11. § 3. ФИЗИЧЕСКОЕ ИЛИ ПСИХИЧЕСКОЕ ПРИНУЖДЕНИЕ
  12. 2. Право и государственное принуждение
  13. Преступления против половой неприкосновенности и половой свободы личности, сопряженные с физическим или психическим принуждением. Изнасилование: понятие, состав и виды
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Акционерное право - Бюджетная система - Горное право‎ - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право зарубежных стран - Договорное право - Европейское право‎ - Жилищное право - Законы и кодексы - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История политических учений - Коммерческое право - Конкурсное право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право России - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминальная психология - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Образовательное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право интеллектуальной собственности - Право собственности - Право социального обеспечения - Право юридических лиц - Правовая статистика - Правоведение - Правовое обеспечение профессиональной деятельности - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Римское право - Семейное право - Социология права - Сравнительное правоведение - Страховое право - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Судебное дело - Судебные и правоохранительные органы - Таможенное право - Теория и история государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия права - Финансовое право - Экологическое право‎ - Ювенальное право - Юридическая антропология‎ - Юридическая периодика и сборники - Юридическая техника - Юридическая этика -