<<
>>

Глава X ДЕЙСТВИЕ УГОЛОВНЫХ ЗАКОНОВ СОЮЗА ССР И СОЮЗНЫХ РЕСПУБЛИК В ОТНОШЕНИИ ДЕЯНИИ, СОВЕРШЕННЫХ ЗА ПРЕДЕЛАМИ СССР ИНОСТРАНЦАМИ

Законодательством Союза ССР и союзных республик установлены весьма ограниченные пределы действия советских уголовных законов в отношении преступных деяний, совершенных за пределами Союза ССР иностранцами.
За преступления, со- . вершенные вне пределов СССР, иностранцы подлежат ответст- I венности по советским уголовным законам только в случаях^ предусмотренных международными соглашениями. В ч. 4 ст. '5 I Основ уголовного законодательства и соответствующих статьях уголовных кодексов союзных республик, регулирующих вопросы уголовной ответственности иностранцев за совершенные ими вне Союза ССР преступления, имеются в виду все иностранцы, находящиеся в пределах Союза ССР, за исключением лиц, пользующихся дипломатическим иммунитетом. Последние за совершенные ими за границей преступления по советским уголовным законам не могут отвечать и ни при каких условиях не подлежат советской уголовной юрисдикции. Это относится также к иностранцам, пользующимся консульским иммунитетом, к экипажам иностранных военных кораблей и военных самолетов, к военнослужащим воинских частей. Остальные иностранцы, проживающие в СССР постоянно или временно, например, иностранные журналисты, спортсмены, туристы, экипажи торговых и пассажирских судов, экипажи самолетов гражданской авиации, обслуживающий персонал поездов международного сообщения, лица, приезжающие по личным делам, члены делегаций по вопросам научного, технического и культурного обмена, как и иностранцы, получившие в СССР политическое убежище, подчинены юрисдикции СССР в полном объеме. Для этих иностранцев в СССР создан так называемый национальный режим; они пользуются в СССР теми же правами и несут те же обязанности, что и граждане СССР, за некоторым изъятием, установ-

181

ленным законами СССР.^Советское государство обеспечивает этим категориям инсстранцев право на труд/право на отдых, право на образование, обеспечивает им право на материальное обеспечение и на получение пенсий.

Однако они не могут участвовать в выборах, не несут воинской обязанности, не могут разрабатывать недра СССР, не допускаются к рыбным промыслам, не могут входить в состав экипажей советских торговых судов и самолетов гражданской авиации, обязаны соблюдать правила передвижения на территории СССР.|На этих иностранцев, если они совершили преступления, предусмотренные международными соглашениями, распространяется действие советских уголовных законов, если этими соглашениями установлено применение национального уголовного закона к иностранцам.

Международные соглашения заключаются в целях борьбы с международными преступлениями, с одной стороны, и с преступлениями, посягающими на международный правопорядок, с другой.

" К первой группе преступлений — к международным преступлениям — Устав Международного трибунала отнес преступления против мир'а, военные преступления и преступления против человечности^ К преступлениям против мира Устав отнес планирование, подготовку, развязывание или ведение агрессиЕ-ной войны или войны в нарушение международных договоров, соглашений или заверений, или участие в общем плане или заговоре, направленном к осуществлению любого из перечисленных действий. Военными преступлениями Трибуналом были признаны нарушения обычаев войны — убийства, истязания или увод в рабство или для других целей гражданского населения оккупированной территории; убийства или истязания военнопленных или лиц, находящихся в море; убийства заложников, ограбление общественной или частной собственности; бессмысленное разрушение городов или деревень; разорение, неоправданнее военной необходимостью, и другие преступленит. К преступлениям против человечности Уставом отнесены убийства, истребление, порабощение, ссылка и другие жестокости, совершенные в отношении гражданского населения до или во время войны, или преследование по политическим, расовым или религиозным мотивам с целью осуществления, или вевязи с любым преступлением, подлежащим юрисдикции Трибунала, независимо от того, являлись ли эти действия нарушением внутреннего права той страны, где они были совершены, или нет1.

В период после Второй мировой войны было заключено несколько международных конвенций, которые предусматривали борьбу с международными преступлениями. 9 декабря 1948 г.

182

была заключена Конвенция о предупреждении преступления геноцида и наказания за него2. Она признала геноцидом убийство членов национальной, этнической, расовой или религиозной группы, причинение членам такой группы' серьезных тел-есных повреждений или умственного расстройства, предумышленное создание для определенной группы таких жизненных условий, которые рассчитаны на полное или частичное физическое уничтожение ее, меры, рассчитанные на предотвращение деторождения в такой группе, насильственную передачу детей из одной человеческой группы в другую, если эти деяния совершены с намерением уничтожить полностью или частично эту группу лиц.

Государства — участники Конвенции — обязались при подписании Конвенции провести необходимое законодательство, предусмотрев эффективные меры наказания для лиц, виновных в совершении геноцида и других упомянутых в Конвенции преступлений3. Однако эта Конвенция признала подсудность дел о геноциде" компетентным судам того государства, на территории которого было совершено преступление, или международному уголовному суду, который может иметь юрисдикцию в отношении участников конвенции, признавших юрисдикцию такого суда. Таким образом, Конвенция о предупреждении преступления геноцида не предусмотрела применения уголовного закона в соответствии с универсальным принципом, т. е. не дает основания для применения национального уголовного закона к иностранцам, совершившим преступления геноцида вне пределов этого государства.

12 августа 1949 г. в Женеве были приняты четыре конвенции о защите жертв войны, предусмотревшие международно-правовую борьбу с военными преступлениями4. Конвенция о защите гражданского населения во время войны признала преступными следующие деяния: преднамеренное убийство, пытки и бесчеловечное обращение, включая биологические эксперименты, преднамереннее причинение тяжких страданий или серьезного увечья, нанесение ущерба здоровья, незаконное депортирование, перемещение и арест покровительствуемого лица, принуждение такого лица служить в вооруженных силах неприятельской державы или лишение его права на беспристрастное и нормальное судопроизводство, взятие заложников, незаконное, произвольное и проводимое в большом масштабе разрушение и присвоение имущества, не вызываемое военной необходимостью (ст.

147). Женевская конвенция об обращении с военнопленными, Конвенция об улучшении участи раненых и больных в действующих армиях, явившаяся результатом пересмотра Же-

183

невской конвенции от 27 аюля 1929 г. об улучшении участи раненых и больных в действующих армиях, Конвенция об улучшении участи раненых, больных и лиц, потерпевших кораблекрушение, из состава вооруженных сил на море, явившаяся результатом пересмотра X Гаагской конвенции от 18 октября 1907 г. о применении к морской войне начал Женевской конвенции 1906 г., предусмотрел примерно такие же преступления, как и Женевская конвенция о защите гражданского населения во время войны.

Все эти четыре конвенции вменили в обязанность государствам — участникам Конвенций ввести в свое национальное законодательство законы о применении эффективных уголовных наказаний за предусмотренные преступления, разыскивать лиц, обвиняемых в совершении таких деяний, и предавать их своему суду, независимо от их гражданства. Таким образом, всеми четырьмя конвенциями предусмотрено применение уголовного закона в соответствии с универсальным принципом действия уголовного закона в пространстве. Иностранцы, виновные в совершении за границей преступлений, перечисленных в Женевских конвенциях о защите жертв войны, подлежат ответственности по советским законам, если они будут обнаружены в Союзе ССР. В соответствии с положениями Женевских конвенций, Закон об уголовной ответственности за воинские преступления от 25 декабря 1958 г., как и уголовные кодексы всех союзных республик, предусмотрел наказуемость перечисленных в конвенциях деяний (ст. 30—33).

Право государств — участников Женевских конвенций 1949 г. применять свои уголовные законы к лицам, виновным в совершении военных преступлений вне пределов государств, не исключает права выдачи виновного для суда заинтересованному государству в соответствии с положениями своего законодательства.

'— СССР является участником большинства конвенций, заключенных в целях борьбы с преступлениями, посягающими на международный правопорядок.

Л. Н. Галенская считает, что признание для сообщества государств этих преступлений особо опасными, требующими для эффективной борьбы совместных усилий, объясняется тем, что: «а) они совершаются, как правило, на территории нескольких государств или на территории, не подпадающей под юрисдикцию ни одного государства; б) отягощены иностранным элементом (деяние совершено на иностранной территории, имеются иностранцы-соучастники и т. д.); в) два вышеуказанных момента предопределяют, что в борьбе с такого рода деяниями использование только национальных средств не может дать должного эффекта»5.

184

В международных конвенциях по борьбе С этой категорией преступлений вопросы уголовной юрисдикции и границы применения национального уголовного закона решаются по-разному.

Конвенция по охране подводных телеграфных кабелей, заключенная 14 марта 1884 г. в Париже6, к которой СССР присоединился 2 февраля 1926 г.7, закрепила в качестве основного принципа действия национального уголовного закона в пространстве территориальный принцип, установив, что нарушения постановлений Конвенции подлежат ведению судебных учреждений той страны, которой принадлежит судно, на котором совершено нарушение, приведшее к повреждению кабеля. Только в тех случаях, когда это положение не может быть приведено в исполнение, допускается осуществление уголовной юрисдикции государством гражданства виновного лица. Таким же образом решены вопросы уголовной подсудности и действия уголовного-закона в пространстве в соглашении о пресечении обращения порнографических изданий и торговли ими, заключенном 4 мая 1910 г. в Париже, к которому СССР присоединился 8 июля 1935 г.8 Обе конвенции утверждают принцип территориальной подсудности и, в виде исключения, принцип гражданства.

Конвенция о рабстве, подписанная 25 сентября 1926 г.9, как и принятая в 1930 г. Генеральная конвенция № 29 относительно принудительного или обязательного труда10, а также принятая 4 сентября 1956 г. в Женеве Дополнительная конвенция об упразднении рабства, работорговли и институтов и обычаев, сходных с рабством11, установили, что следует понимать под рабством и работорговлей, определили понятие принудительного или обязательного труда, регламентировали условия, при которых допустимо привлечение к принудительному труду, предусмотрели уголовную наказуемость привлечения к принудительному или обязательному труду.

Однако все эти конвенции по борьбе с рабством и работорговлей не решают вопросов уголовной юрисдикции. Конвенция об открытом море 1958 г., установившая в ст. 22 право военного корабля в открытом море подвергать осмотру судно, подозреваемое в том, что оно занимается работорговлей, не решила вопроса, имеет ли военное судно право на захват этого иностранного торгового судна, убедившись, что оно занимается работорговлей. В ней не дается также ответа на вопрос о том, какое государство должно наказывать виновных лиц, — государство флага судна, государство, гражданином которого является виновный, или государство флага военного корабля. Л. Н. Галенская полагает, что командир военного корабля должен в подобных ситуациях поступать в соответствии с законами государства флага12, т. е. она до-

185

пускает здесь применение советского уголовного закона к иностранцу, совершившему преступление вне пределов Союза ССР, на основании международных соглашений, хотя непосредственно об этом-, в указанных конвенциях- не говорится. Однако в этом случае действующее уголовное законодательство не может обеспечить применение советского уголовного закона, ибо отсутствует соответствующая уголовно-правовая норма.

Подписанная 21 марта 1950 г. в Нью-Йорке Конвенция о борьбе с торговлей людьми и с эксплуатацией проституции третьими лицами13, заменившая ранее действовавшие конвенции и соглашения, в ст. 12 специально указала, что она не нарушает принципа, согласно которому предусмотренные Конвенцией преступления определяются каждым отдельным государством, а виновные в совершении их лица преследуются и наказываются по законам этого государства. Если государство не выдает своих граждан, то оно подвергает их уголовному преследованию и наказанию по суду их собственного государства. Это положение, однако, не применяется к иностранцу, если требование о выдаче его не может быть удовлетворено. Таким образом, эта Конвенция не допускает применение национального закона в соответствии с универсальным принципом.

Заключенная 20 апреля 1929 г. в Женеве Конвенция о борьбе с подделкой денежных знаков14, предусмотревшая уголовную ответственность за подделку находящихся в обращении отечественных денежных знаков и иностранной валюты, а также за любые способы обманных действий по изготовлени'о или изменению денежных знаков, их сбыт, действия, направленные к сбыту, к ввозу в страну или к получению, добыванию для себя поддельных денежных знаков, в ст. 8 установила ответственность своих граждан, совершивших такое преступление за границей, в соответствии с принципом гражданства, если государство ге выдает своих граждан. Это положение распространяется Конвенцией и на случаи, когда виновный приобрел гражданство после совершения правонарушения. Иностранцы в соответствии с данной конвенцией подлежат выдаче. Применение национального закона к иностранцу, совершившему за границей предусмотренное Конвенцией преступление, допускается только в случаях: 1) если иностранец находится на территории государства, допускающего в качестве общего правила принцип привлечения к ответственности за правонарушения, совершенные за границей, и 2) если выдача такого иностранца была потребована, но отклонена страной места пребывания по причине, не связанной с данным делом. Таким образом, данная Конвенция допускает применение к иностранцам национального закона в соог-

186

ветствии с принципом представительной, или заменяющей, компетенции. Мы полагаем, что из данной конвенции вытекает распространение советского уголовного закона на случаи подделки денег, совершенные иностранцем в иностранном государстве.

Международная борьба с изготовлением, незаконной торговлей и использованием наркотических средств осуществляется в настоящее время на основании Единой конвенции 1961 г. о наркотических средствах15 которая заменила все ранее принятые конвенции, соглашения и протоколы о наркотиках (за исключением Конвенции о запрещении незаконной торговли наркотическими средствами от 26 июня 1936 г.). В ст. 36 Конвенции перечислен весьма широкий круг уголовно наказуемых деяний. Л. Н. Галенская условно разбивает их на три группы: 1) правонарушения, связанные с производством наркотических средств; 2) правонарушения, связанные с продажей и покупкой наркотиков; 3) правонарушения, связанные с транспортировкой наркотиков16. В соответствии с п. 4 ст. 36 Конвенции признаки конкретных составов преступлений дложны устанавливаться внутренним правом каждой из договаривающихся сторон17.

Единая Конвенция (как и Конвенция о борьбе с подделкой денежных знаков) предусматривает применение национального уголовного закона в соответствии с территориальным принципом. Осуществление юрисдикции государства, на территории которого преступник обнаружен, возможно в виде исключения, только если его выдача не допускается и он не был наказан за совершение этого преступления. В п. 3 ст. 36 Единой Конвенции установлено, что «в вопросах юрисдикции постановления уголовного права заинтересованной стороны имеют преимущественную силу, перед постановлениями настоящей статьи». Таким образом, каждое государство, на территории которого находится лицо, совершившее за его пределами одно из перечисленных в конвенции преступлений, может применить свой закон в соответствии с принципом представительной компетенции, если этот принцип установлен в действующем законодательстве соответствующего государства.

Мы полагаем, что эта Конвенция не исключает применения национального закона в соответствии с универсальным принципом, если экстрадиция в соответствии с национальным законодательством государства не допускается.

Значительный интерес в плане применения национального законодательства в соответствии с универсальным принципом представляет вопрос об уголовной ответственности за пиратство. До Женевской конвенции об открытом море 1958 г. пиратство

187

считалось преступлением по обычному международному праву. В 1958 г. впервые было дано определение пиратства в договоре18. В ст. 19 Конвенции было установлено, что в открытом море или в любом другом месте, находящемся за пределами юрисдикции какого бы то ни было государства, любое государство может захватить пиратское судно или пиратский летательный аппарат или судно, захваченное посредством пиратских действий и находящееся во власти пиратов, арестовать находящихся на этом судне или летательном аппарате лиц и захватить находящееся на нем имущество. В этой же статье указывается, что судебные учреждения того государства, которое совершило этот захват, могут выносить постановления о наложении наказаний и определить, какие меры должны быть приняты в отношении таких судов, летательных аппаратов и имущества.

Таким образом, вопрос об осуществлении юрисдикции на основании национального уголовного закона в соответствии с универсальным принципом не вызывает сомнений. Так же этог вопрос решался международным обычным правом. Всеми признавалось, что пираты подчиняются юрисдикции государства, захватившего их, и осуждение просходит по законам этого государства. Следует учесть, однако, что международное право не устанавливает все признаки состава пиратства и не определяет меру наказания за его совершение. Это предоставлено праву государства19. Международное право не обязывает государства преследовать пиратов, оно лишь уполномачивает их привлекать к ответственности лиц независимо от флага пиратского судна.

Мы полностью согласны с Л. Н. Галенской в том, что отсутствие нормы в действующем советском уголовном законодательстве, предусматривающей ответственность за пиратство, лишает возможности применять законы СССР в случаях задержания лиц, виновных в совершении пиратства. Поэтому в интересах охраны международного правопорядка желательно предусмотреть в уголовном законодательстве Союза ССР и союзных республик соответствующую норму20.

Несколько международных конвенций предусматривает ответственность за правонарушения, приводящие к столкновению морских судов в открытом море, а также и за неоказание помощи на море. 23 сентября 1910 г. в Брюсселе были заключены две конвенции — Международная конвенция для объединения некоторых правил относительно столкновения судов и Международная конвенция для объединения некоторых ппявил относительно оказания помощи и спасания на море21. СССР признал

188

эти конвенции действующими 2 февраля 1926 г.24. Эти конвенции не решили вопросов уголовной юрисдикции. Женевская конвенция об открытом море 1958 г. в ст. 11 решила вопросы уголовной юрисдикции только для случая столкновения судов я открытом море23. Конвенция об открытом море признала юрисдикцию государства флага судна и того государства, гражданином которого это лицо, является, т. е. юрисдикцию двух государств — действие уголовного закона в соответствии с принципом гражданства и принципом территориальности.

С. В. Молодцов справедливо полагает, что доминирующая роль в преследовании за правонарушения принадлежит судебным органам государства флага. Вопрос о применении в этик случаях юрисдикции государства, гражданином которого является обвиняемое лицо, по его мнению, практически может возникнуть в том случае, когда обвиняемый по каким-либо причинам избежал ответственности за совершенное им правонарушение по законам государства, флаг которого несло судно24. Применение уголовного закона в соответствии с универсальным принципом Конвенцией не предусмотрено, поэтому такое применение недопустимо. Виновные в неоказании помощи на море и в несообщении названия судна, порта приписки судна и других требуемых данных также подчиняются юрисдикции государства флага судна.

За последние десять лет заключено несколько международных конвенций по борьбе с преступлениями, посягающими на безопасность воздушного транспорта. СССР, как уже было сказано, является участником двух конвенций ?— Гаагской конвенции о борьбе с незаконным захватом воздушных судов от 16 декабря 1970 г.25 ^Монреальской конвенции о борьбе с незаконными актами, направленными против безопасности гражданской авиации, от 23 сентября 1971 г.28^

Гаагская конвенция в ст. 1 установила, что «любое лицо на борту воздушного судна, находящегося в полете, которое: а) незаконно, путем насилия или угрозы применением насилия, или путем любой другой формы заЬугивания, захватывает это воздушное судно или осуществляет над ним контроль, либо пытается совершить любое такое действие, или в) является соучастником лица, которое совершает или пытается совершить любое такое действие, совершает Преступление...». Конвенция предусмотрела применение национального закона также и в соответствии с универсальным принципом, обязав каждое государство — участника Конвенции принять такие меры, какие могут оказаться необходимыми, чтобы установить свою юрисдикцию над преступлением в случае, когда предполагаемый

189

преступник находится на его территории и оно не выдает его (п. 2 ст. 4^

Монреальская Конвенция пригнала, что лицо совершает преступление, направленнсе против безопасности гражданской авиации, если оно незаконно и преднамеренно: «а) совершает акт насилия в отношении лица, находящегося на борту воздушного судна в полете, если такой акт может угрожать безопасности воздушного судна; или в) разрушает воздушное судно, находящееся в эксплуатации, или причиняет этому воздушному судну повреждение, которое выводит его из строя или может угрожать его безопасности в полете; или с) помещает или совершает действия, приводящие к помещению на воздушное судно, находящееся в эксплуатации, каким бы то ни было способом устройство или вещество, которое может разрушить такое воздушное судно или причинить ему повреждение, которое может угрожать его безопасности в полете; или д) разрушает или повреждает аэронавигационное оборудование или вмешивается в его эксплуатацию, если любой такой акт может угрожать безопасности воздушных судов в полете; или е) сообщает заведомо ложные сведения, создавая тем самым угрозу безопасности воздушного судна в полете.» Преступление совершает также любое лицо, если оно пытается совершить какое-нибудь из перечисленных преступлений или является соучастником лица, которое совершает или пытается совершить любое такое преступление. Каждое государство — участник Конвенции в соответствии с пунктом 2 ст. 5 принимает такие меры, какие могут оказаться необходимыми, чтобы установить свою юрисдикцию над упомянутыми выше преступлениями (за исключением преступлений, связанных с вмешательством в эксплуатацию аэронавигационного оборудования и с сообщением заведомо ложных сведений) в случае, ксгда предполагаемый преступник находится на его территории и не выдается в соответствии с данной Конвенцией. В этом случае государство немедленно производит предварительное расследование, заключает преступника или предполагаемого преступника под стражу или иным способом обеспечивает его присутствие, чтобы предпринять уголовно-прпоцессу-альные действия или действия по выдаче. Если это государство ке выдает преступника, оно обязано передать его дело своим компетентным органам для целей уголовного преследования в соответствии со своим законодательством. Таким образом, Конвенцией закреплен универсальный принцип действия уголовного закона в пространстве. Решение Конвенцией вопроса о юрисдикции над преступлениями, совершенными на борту воздушного судна, обеспечивает во всех случаях нака-

190

зание преступника, однако допускает конкурирующую юрис-

дикцию27.

СССР является также участником региональных международных конвенций, предусматривающих уголовно-правовую борьбу с отдельными преступлениями. Такими являются Конвенция 1956 г. о рыболовстве в открытом море в северо-западной части Тихого океана между СССР и Японией28, а также Временная конвенция о сохранении котиков в северной части Тихого океана, заключенная в 1957 г. между СССР, Канадой, Японией и США29. Однако наказание виновных в совершении предусмотренных конвенциями нарушений относится к компетенции той страны, которой принадлежит судно или гражданином которой является виновный. Применение уголовного закона на основании универсального принципа исключается. v/Анализ международных конвенций по борьбе с международными преступлениями и прочими преступлениями, посягающими на международный правопорядок, свидетельствует о том, что универсальный принцип действия национального уголовного закона в пространстве закреплен только в редких случаях. Большинство конвенций закрепило только территориальный принцип или же территориальный принцип и принцип гражданства, в отдельных случаях принцип представительной компетенции. Таким образом, пределы применения советского уголовного закона к иностранцам, совершившим преступления за пределами СССР, весьма ограничены.Шоэтому неверны утверждения некоторых советских ученых, что иностранец, совершивший преступления, предусмотренные международными конвенциями, за границей, если он задержан на территории СССР, должен нести ответственность по советскому уголовному закону30. На самом деле это относится только к некоторым категориям преступлений, предусмотренным международными конвенциями. !

Нельзя согласиться также с утверждением ряда ученых, что целью международных конвенций по борьбе с отдельными видами преступлений является установление единообразия з борьбе с этими преступлениями31. На самом деле признаки составов преступлений и наказание за них устанавливаются самостоятельно в национальном законодательстве каждого из участников конвенций32.

Осуществление универсального принципа действия советского уголовного закона в пространстве требует установления в национальном уголовном законодательстве соответствующих законоположений, на основании которых находящийся в СССР иностранец может быть привлечен к уголовной ответственности и наказан за преступление, совершеннее им за границей. Здесо

191

мы столкнулись с проблемой приведения в действие норм международного права. Не касаясь этой сложной проблемы в целом33, отметим только, что каждая страна решает ее самостоятельно, ибо формы и методы обеспечения выполнения принятых государством международных обязательств относятся к исключительному суверенному праву каждой страны.

Фермой включения международно-правовых норм во внутригосударственное право СССР была и остается в первую очередь трансформация — приведение в действие на территории данного государства норм международного права путем издания специальных внутригосударственных правовых актов, иными словами, преобразование нормы международного права в норму внутригосударственного права путем издания внутригосударственного нормативного акта, изменяющего содержание нормы международного права34. Второй возможной, но практически не используемой в уголовном праве формой приведения в действие норм международного права, касающихся борьбы с международными или иными преступлениями, может быть отсылка закона к международному праву35.

Таким образом, путем трансформации происходит превращение норм международного права в нормы внутригосударственного права, обязательного для всех граждан данного государства и находящихся в его пределах иностранцев и лиц без гражданства36. Вновь созданные уголовно-правовые нормы могут быть облечены только в форму закона — акта Верховного Совета Союза ССР или Указа Президиума Верховного Совета Союза ССР с последующим утверждением на ближайшей сессии Верховного Совета Союза ССР. Таким трансформационным актом является, например, Указ Президиума Верховного Совета Союза ССР от 3 января 1973 г. «Об уголовной ответственности за угон воздушного судна», установивший уголовную ответственность за различные виды угона и захвата воздушного судна37.

Решая проблему приведения в действие норм международного права, следует учесть, что в соответствии с законом от

1 февраля 1944 г. расширены права союзных республик в области внешних сношений38. Им предоставлено право самостоятельно заключать международные соглашения, в том числе и право заключать международные соглашения о борьбе с международными преступлениями. Так, например, конвенцию о борьбе с торговлей людьми и с эксплуатацией проституции третьими лицами, принятую на IV сессии Генеральной Ассамблеи ООН

2 декабря 1949 г., подписали, кроме Союза ССР, также Украинская и Белорусская ССР39. В силу этого наряду с общесоюз-

192

ными трансформационными и другими актами действуют в некоторых республиках республиканские трансформационные акты, которые отличаются не по существу и форме, а только по своим территориальным пределам. Однако мы полагаем, что к тех случаях, когда участником международного договора является СССР, трансформационный акт должен быть также общесоюзным, а не республиканским, что не всегда имеет место на практике40.

Поскольку трансформационные акты, как и акты, содержащие отсылку к международному праву, являются важнейшим условием обеспечения выполнения международных договоров, порядок и срок издания этих актов, приводящих в действие нормы международного уголовного права, должны быть установлены в Основах уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик.

Для реализации универсального принципа действия советских уголовных законов в пространстве следует законодательно регламентировать также применение уголовного законодательства союзных республик к находящимся в СССР иностранцам, совершившим преступления вне пределов СССР. Как известно, в ч. 4 ст. 5 Основ уголовного законодательства говорится только о применении советских уголовных законов и не указывается, законы какой республики подлежат применению в этом случае к иностранцам. Этот пробел следует восполнить, установив, такой порядок применения уголовного законодательства союзных республик, какой уже предусмотрен в ч. 1 ст. 5 Основ уголовного законрдательства для осуществления принципа гражданства, т. е. следует установить применение уголовных законов, действующих на территории той республики, где иностранец привлечен к уголовной ответственности или предан суду.

Эти вопросы выдвигает на повестку дня осуществление универсального принципа действия советского уголовного закона в пространстве.

13 - 1116

<< | >>
Источник: М. И. БЛУМ. Действие советского уголовного закона в пространстве. 1974

Еще по теме Глава X ДЕЙСТВИЕ УГОЛОВНЫХ ЗАКОНОВ СОЮЗА ССР И СОЮЗНЫХ РЕСПУБЛИК В ОТНОШЕНИИ ДЕЯНИИ, СОВЕРШЕННЫХ ЗА ПРЕДЕЛАМИ СССР ИНОСТРАНЦАМИ:

  1. 9. Прекращение гражданства в СНГ
  2. 2. Территориальный принцип
  3. Глава IX ДЕЙСТВИЕ УГОЛОВНЫХ ЗАКОНОВ СОЮЗА ССР И СОЮЗНЫХ РЕСПУБЛИК В ОТНОШЕНИИ ДЕЯНИЙ, СОВЕРШЕННЫХ ЗА ПРЕДЕЛАМИ СОЮЗА ССР СОВЕТСКИМИ ГРАЖДАНАМИ И ЛИЦАМИ БЕЗ ГРАЖДАНСТВА
  4. Глава X ДЕЙСТВИЕ УГОЛОВНЫХ ЗАКОНОВ СОЮЗА ССР И СОЮЗНЫХ РЕСПУБЛИК В ОТНОШЕНИИ ДЕЯНИИ, СОВЕРШЕННЫХ ЗА ПРЕДЕЛАМИ СССР ИНОСТРАНЦАМИ
  5. Субъекты примирения
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Акционерное право - Бюджетная система - Горное право‎ - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право зарубежных стран - Договорное право - Европейское право‎ - Жилищное право - Законы и кодексы - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История политических учений - Коммерческое право - Конкурсное право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право России - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминальная психология - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Образовательное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право интеллектуальной собственности - Право собственности - Право социального обеспечения - Право юридических лиц - Правовая статистика - Правоведение - Правовое обеспечение профессиональной деятельности - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Римское право - Семейное право - Социология права - Сравнительное правоведение - Страховое право - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Судебное дело - Судебные и правоохранительные органы - Таможенное право - Теория и история государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия права - Финансовое право - Экологическое право‎ - Ювенальное право - Юридическая антропология‎ - Юридическая периодика и сборники - Юридическая техника - Юридическая этика -