<<
>>

12. АВТОНОМИЯ ТЕОЛОГИИ

То, что Карл Ранер называл [теологией в стиле Денцингера], Пьер Шарль из Лувена позднее назвал христианским позитивизмом. В нем функция теолога усматривается в том, чтобы пропагандировать церковные доктрины.

Теолог выполняет свой долг, когда повторяет, разъясняет, защищает то, что сказано в церковных документах. Он не вносит никакого собственного вклада, и, таким образом, для него не существует вопроса о том, обладает ли он при этом какой-либо автономией.

Так вот, это верно, конечно, что теология не является ни источником божественного откровения, ни добавлением к боговдохно-венному Писанию, ни авторитетом, провозглашающим церковные доктрины. Верно и то, что христианский теолог должен быть подлинным человеком и подлинным христианином, а значит, должен быть безупречным в своем принятии откровения, Писания и церковной доктрины. Но из этих предпосылок еще не следует, что теолог — просто попугай, всего лишь повторяющий уже сказанное.

Из истории теологии явствует, что теологи рассматривают много вопросов, которых не рассматривают церковные доктрины, и что они первыми формулировали богословские учения, которые, особенно в Католической Церкви, послужили фундаментом и отчасти содержательным материалом для последующих церковных доктрин. Это настолько верно, что в главе «Функциональные специализации» мы провели различение между религией и рефлексией над религией, отождествив такую рефлексию с теологией. Мы обнаружили, что теология настолько высоко специализирована, что, помимо специализаций по полю и по предмету и наряду с ними, в ней различаются восемь специализаций по функции.

Таким образом, теологу есть что привнести. Следовательно, он обладает известной автономией, ибо в противном случае не смог бы внести собственного вклада. Более того, в рамках представлен- ного здесь богословского метода разработан критерий, призванный направлять теолога в осуществлении его автономии. В самом деле, функциональная специализация «диалектика» собирает, классифи- цирует, анализирует конфликтные точки зрения экспертов, исто- риков, интерпретаторов, разыскателей. Функциональная специали- зация «фундирование» определяет, чьи точки зрения суть позиции, восходящие к интеллектуальному, моральному и религиозному об- ращению, а чьи — контрпозиции, выдающие отсутствие обращения. Другими словами, каждый теолог будет судить о подлинности авто- ров точек зрения, причем проверять их будет на пробном камне соб- ственной подлинности. Это, конечно, весьма далеко от безошибоч- ного метода. Но в тенденции это позволит собрать вместе подлинных людей; это также позволит, в тенденции, собрать вместе неподлин- ных людей и по-настоящему выявить их неподлинность. Противо- положность между теми и другими уже не разобьется о человеческую снисходительность.

Автономия требует не только критерия, но и ответственности. Теологи ответственны за то, чтобы держать в порядке свой собственный дом, учитывая их возможное влияние на верующих и возможное влияние богословской доктрины на церковную доктрину. Думаю, они смогут более эффективно осуществлять свою ответственность, если не станут дожидаться, пока их снабдят совершенным методом, а примут на вооружение наилучший метод из доступных и, применяя его, смогут выявить его недостатки и исправить его дефекты.

Можно было бы подумать, что мы ставим под угрозу авторитет официальных церковных лиц, когда признаём, что теологам есть что привнести от самих себя, что они обладают известной автономией, что в их распоряжении находится строго богословский критерий, и что на них возложена немалая ответственность, которая наиболее эффективно осуществляется, если принять некоторый метод и постепенно работать над его улучшением.

Но я думаю, что авторитет официальных лиц Церкви ничего не потеряет, напротив, немало выиграет от этого предложения. Нет никакого ущерба в признании того очевидного исторического факта, что теологии есть что привнести от себя.

Гораздо больше можно выиграть, признав ее автономию и указав на то, что автономия подразумевает ответственность. В самом деле, ответственность ведет к методу, а метод, если он эффективен, делает излишним надзор. Официальные лица Церкви обязаны защищать религию, над которой размышляют теологи, но следует предоставить самим теологам нести бремя разработки теологических доктрин, которые в значительно большей степени зависят от консенсуса, чем любая традиционная академическая дисциплина.

У этого вопроса есть и другой аспект. Будучи римокатоликом с весьма консервативными взглядами на религиозные и церковные доктрины, я написал главу о доктринах, не подписываясь ни под одной из них, за исключением доктрины о доктрине, утвержденной Первым Ватиканским собором. Я сделал это умышленно, и намерение мое — экуменического характера. Я хочу, чтобы мой метод был настолько простым для его усвоения теологами других деноминаций, насколько это возможно. Даже если теологи исходят из иных церковных исповеданий, даже если их методы скорее аналогичны, чем одинаковы, все же эта аналогия поможет им всем понять, сколь много между ними общего, и в тенденции выявить, сколь более полное согласие может быть достигнуто.

Наконец, фокусированию всего того, что мы вновь и вновь пытались здесь высказать, может послужить различение между догматической теологией и теологией доктринальной. Догматическая теология имеет классицистский характер. Она в принципе принимает как данность, что по каждому вопросу может существовать одно, и только одно истинное высказывание. Она считает своим долгом определить, каково то единственное высказывание, которое будет истинным. Напротив, доктринальная теология мыслит исторически. Она знает, что смысл высказывания определяется только внутри контекста. Она знает, что контексты варьируются с варьированием ответвлений здравого смысла, с эволюцией культур, с дифференциациями человеческого сознания и с присутствием или отсутствием интеллектуального, морального и религиозного обращения. Как следствие, она проводит различение между религиозным постижением доктрины и богословским постижением той же доктрины. Религиозное постижение совершается через контекст нашей собственной разновидности здравого смысла, нашей собственной развивающейся культуры, нашего собственного недифференцированного или дифференцированного сознания, наших собственных возрастающих усилий по достижению интеллектуального, морального и религиозного обращения. Напротив, богословское постижения доктрин исторично и диалектично. Оно исторично постольку, поскольку схватывает множество различных контекстов, в которых одна и та же доктрина выражалась разными способами; и оно диалектично постольку, поскольку видит различие между позициями и контропозициями и пытается развивать позиции, опровергая контрпозиции.

<< | >>
Источник: Бернард Лонерган. Метод в теологии — М.: Институт философии, теологии и истории св. Фомы, - 400 c.. 2010

Еще по теме 12. АВТОНОМИЯ ТЕОЛОГИИ:

  1. Бернард Лонерган. Метод в теологии — М.: Институт философии, теологии и истории св. Фомы, - 400 c., 2010
  2. Параграф первый. Влияние теологии права
  3. § 3. Автономия
  4. ЛИЧНАЯ АВТОНОМИЯ И САМООПРЕДЕЛЕНИЕ
  5. § 5. Вопрос об автономии в Российской Федерации
  6. 6. Законодательная автономия
  7. АВТОНОМИЯ
  8. 62. РЕГИОНАЛЬНАЯ АВТОНОМИЯ ИСПАНИИ
  9. ПРЕЗУМПЦИЯ ЛИЧНОЙ АВТОНОМИИ
  10. Раздел 6. Органы самоуправления в районах национальной автономии
  11. Понятие "автономия" в международном праве
  12. 30. ТЕРРИТОРИАЛЬНАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ ИСПАНИИ. РЕГИОНАЛЬНАЯ АВТОНОМИЯ
  13. Функциональная автономия
  14. §5. Конституционно-правовой статус национально-культурной автономии
  15. Автономия предприятия
  16. ЛИЧНАЯ АВТОНОМИЯ И ЛИЧНОЕ РАЗВИТИЕ
  17. § 8. Национально-территориальная автономия в КНР
  18. 3 Автономия законодательной власти в регионах