Задать вопрос юристу
 <<
>>

§ 1.1. Правовой статус медицинского работника и медицинской организации

Прежде чем обратиться к правовому регулированию оплаты труда медицинских работников необходимо рассмотреть правовой статус медицинских работников и медицинских организаций. Одним из субъектов трудовых отношений в сфере медицинской деятельности является медицинский работник.
Специфика правового статуса медицинских работников обусловлена как общими нормами законодательства о труде, так и специальными нормативными актами, посвященными различным аспектам их деятельности23. Их правовой статус регулируется не только Трудовым кодексом Российской Федерации (далее - ТК РФ), но и Конституцией Российской Федерации24 (далее - Конституция РФ), и специальным законодательством о здравоохранении. Регулированию труда медицинских работников посвящена ст. 350 раздела XII ТК РФ. Хотелось бы подчеркнуть, что в ТК РФ закреплено только понятие «работник» (ч. 2 ст. 20). Термином «медицинский работник» ТК РФ хоть и оперирует, но дефиниции данного понятия в нем не содержится. Выделяя медицинских работников по профессиональному признаку в обособленную категорию, с одной стороны, законодатель обеспечивает безопасность предоставляемой медицинской услуги, принимает требуемые меры профилактики возможности причинения вреда здоровью, но с другой - возлагает обязанности, характерные только для медицинских работников25. Понятие «медицинский работник» закреплено в Федеральном законе от 21.11.2011 г. № 323-ФЗ (ред. от 07.03.2018 г.) «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации»26. Ранее определение этого понятия отсутствовало в нормативных правовых актах РФ. Ранее говорилось лишь о правовом статусе данных субъектов правоотношения, не определяя их27. Между тем, как указывает Ю.Д. Сергеев, коренные преобразования в социальной и экономической областях окончательно утвердили положение о необходимости четкой регламентации действующим законодательством медицинской профессии28. Федеральный закон от 21.11.2011 г. № 323-ФЗ определяет медицинского работника как физическое лицо, которое имеет медицинское или иное образование, работает в медицинской организации и в трудовые (должностные) обязанности которого входит осуществление медицинской деятельности, либо физическое лицо, которое является индивидуальным предпринимателем, непосредственно осуществляющим медицинскую деятельность (п. 13 ст. 2). Необходимо согласиться с С.Ю. Г оловиной и И.А. Филиповой, что понятие «медицинский работник» не соответствует и противоречит более общему понятию «работник». Индивидуальный предприниматель не вступает в трудовые отношения с работодателем, так как в силу своего статуса не является работником, не осуществляет свою деятельность на основании трудового договора в качестве работника. С точки зрения трудового права - это только работник медицинской организации или работник у индивидуального предпринимателя, но не сам предприниматель29. Медицинский работник - индивидуальный предприниматель является субъектом гражданско-правовых отношений. Так Федеральный закон от 15.11.1997 г. № 143-ФЗ (ред. от 29.12.2017 г.) «Об актах гражданского состояния»30 называет его «индивидуальный предприниматель, осуществляющий медицинскую деятельность»31. Трудовое законодательство применимо к индивидуальному предпринимателю лишь в случаях, когда он является работодателем, нанимающим работников для осуществления медицинской деятельности.
П. 11 ст. 2 Федерального закона от 21.11.2011 г. № 323-ФЗ, содержащий дефиницию понятия «медицинская организация», оговаривает, что в целях настоящего Федерального закона к медицинским организациям приравниваются индивидуальные предприниматели, осуществляющие медицинскую деятельность. Таким образом, понятие «медицинский работник» необходимо скорректировать, чтобы оно могло быть применимо для любого правоотношения. С.Ю. Головина считает, что правильнее было бы в Федеральном законе от 21.11.2011 г. № 323-ФЗ указать, что в целях настоящего Закона под медицинским работником также рассматривается физическое лицо, которое является индивидуальным предпринимателем и непосредственно осуществляет медицинскую деятельность32. Схожей точки зрения придерживается Н.А. Иванова. Она предлагает определять понятие «медицинский работник» в узком, трудоправовом смысле и в широком смысле: в узком смысле, как физическое лицо, осуществляющее медицинскую деятельность, состоящее в трудовых отношениях с медицинской организацией и выполняющее особую трудовую функцию, суть которой составляет медицинская деятельность; в широком смысле медицинским работником является физическое лицо, осуществляющее медицинскую деятельность и занимающееся лечением пациентов на профессиональной основе33. На некорректность понятия «медицинский работник» указывают и другие исследователи. Так, В.А. Лаптев отмечает, что содержание закона приводит к заключению, что медицинскую деятельность может выполнять физическое лицо (работник), вместе с тем было бы правильнее полагать, что медицинскую (лицензируемую) деятельность выполняет организация, а работник реализует трудовую функцию34. Точка зрения В.А. Лаптева представляется неверной. Действительно, медицинская организация в качестве основного вида деятельности осуществляет медицинскую деятельность, подлежащую обязательному лицензированию. При этом личным выполнением медицинской деятельности занимается медицинский работник, так как данный вид деятельности относится к его должностным обязанностям. Полагаю, что для разграничения понятий и единообразного применения терминологии необходимо привести понятие «медицинский работник» (содержащееся в Федеральном законе от 21.11.2011 г. № 323-ФЗ) в соответствие с понятием «работник» (содержащееся в ТК РФ), сформулировав его следующим образом: «медицинский работник - физическое лицо, которое имеет медицинское или иное образование, работает в медицинской организации и в трудовые (должностные) обязанности которого входит осуществление медицинской деятельности». Также необходимо ввести в ст. 2 Федерального закона от 21.11.2011 г. № 323-ФЗ следующее понятие: «лица, осуществляющие медицинскую деятельность», под которыми понимаются «медицинские работники и индивидуальные предприниматели, непосредственно осуществляющие медицинскую деятельность. Индивидуальный предприниматель, непосредственно осуществляющий медицинскую деятельность, по правовому статусу приравнивается к медицинскому работнику». Кроме того, для выработки единообразия терминологии и учета особого правового статуса данной категории работников в ч. 1 ст. 350 ТК РФ необходимо сделать ссылку на норму Федерального закона от 21.11.2011 г. № 323-ФЗ и сформулировать ч. 1 ст. 350 Трудового кодекса Российской Федерации в следующей редакции: «Для медицинских работников (п. 13 ст. 2 Федерального закона от 21.11.2011 г. № 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации») устанавливается сокращенная продолжительность рабочего времени не более 39 часов в неделю. В зависимости от должности и (или) специальности продолжительность рабочего времени медицинских работников определяется Правительством Российской Федерации». Относительно необходимости улучшения юридической техники при написании нормативных правовых актов пишут многие ученые. В частности М.А. Жильцов предлагает формулировать отсылки в нормативных актах таким образом, чтобы они отсылали на конкретную норму права другого нормативного правового акта35. Признаками медицинского работника согласно п. 13 ст. 2 Федерального закона от 21.11.2011 г. № 323-ФЗ являются: во-первых, наличие медицинского или иного образования; во-вторых, выполнение медицинской деятельности в организации. Ранее законодательство РФ включало положение о том, что правом на осуществление медицинской и фармацевтической деятельности обладали лица, получившие высшее или среднее медицинское и фармацевтическое образование в РФ (ч. 1 ст. 54). Федеральный закон от 21.11.2011 г. № 323-ФЗ добавляет фразу «или иное образование». Приказом Минздрава России от 20.12.2012 г. № 1183н (ред. от 01.08.2014 г.) утверждена Номенклатура должностей медицинских работников и фармацевтических работников36, в которой выделяются категории должностей медицинских работников. Итак, осуществлять медицинскую деятельность в качестве медицинского работника можно и без наличия медицинского образования, но только в отношении должностей, для которых это установлено Номенклатурой должностей, в тех случаях, когда наличие именно медицинского образования не имеет приоритетного значения, когда не требуются специальные знания в области медицины либо требуются знания из другой области и, следовательно, необходимо иное образование. Исследуя понятие «медицинский работник» и категории медицинских работников, некоторые ученые приходят к выводу, что младший медицинский персонал не относится к медицинским работникам, и для них в понятийный аппарат необходимо ввести понятие «участники медицинской деятельности» или «работники здравоохранения»37. Это изменение существенно влияет на применение в отношении них норм по оплате труда, установлении выплат компенсационного и стимулирующего характера и ряда других вопросов, а точнее не распространение в отношении данной категории работников специального законодательства, касающегося медицинских работников. Считаю позицию данных ученых ошибочной. В соответствии с Номенклатурой должностей медицинских работников и фармацевтических работников младший медицинский персонал относится к медицинским работникам. Кроме того, 26 апреля 1993 г. было принято Указание Минсоцзащиты РФ № 1-31-У «О порядке применения раздела XXIV Списка № 2 производств, работ, профессий, должностей и показателей, дающих право на льготное пенсионное обеспечение. О льготном пенсионном обеспечении работников, занятых в производстве синтетических моющих средств»38, согласно которому для установления льготных пенсий среднему и младшему медицинскому персоналу необходимо учитывать, что непосредственное обслуживание больных - это работа, выполнение которой осуществляется в условиях контакта медицинского работника и пациента (например, осуществление диагностических и лечебных процедур, мероприятий по уходу за больными). Приложение данного Указания Минсоцзащиты РФ закрепило деятельность младших медицинских работников, относящуюся к непосредственному обслуживанию пациентов. Анализ этих положений позволяет сделать вывод, что главным в определении того, относится ли сотрудник к категории медицинских работников или нет, является не наличие высшего или среднего медицинского образования и не разделение работников на основной и вспомогательный персонал, а тот факт, осуществляет ли он медицинскую деятельность, занимается ли он непосредственным обслуживанием больных, находится ли он в непосредственном контакте с больными. Следовательно, младший медицинский персонал относится к медицинским работникам. Абз. 2 пп. «е» п. 1 указа Президента Российской Федерации от 07.05.2012 г. № 597 «О мероприятиях по реализации государственной социальной политики»39 предусмотрено к 2018 году рост среднего заработка среднего медицинского персонала до ста процентов от средней заработной платы в соответствующем регионе. Однако основная проблема заключается в недостаточности средств для повышения заработной платы в соответствии с указом Президента. Как правило, рассматривается два основных варианта сокращения расходов на оплату труда младшего медицинского персонала: 1) перевод функции по уборке помещений на внешнего исполнителя по договору - аутсорсинг; 2) перевод младшего медицинского персонала в прочий персонал40 (например, перевод санитарок в уборщицы, сестер-хозяек в кастелянши). На практике аутсорсинг очень затратен и не окупается. Поэтому основным вариантом является перевод в прочий персонал. Прочий персонал в организациях здравоохранения - это немедицинский персонал, то есть работники и служащие, не имеющие медицинского образования и выполняющие виды деятельности, не относящиеся к лечебно-диагностическому процессу41 (например, административно-управленческий персонал (работники отдела кадров, бухгалтерии и пр.), прочий хозяйственный персонал (уборщики и т.п.), обеспечивающие деятельность медицинской организации. Перевод будет происходить на основании ст. 72.1. ТК РФ. Изменение наименования должности без изменения трудовой функции недопустимо и будет противоречить ТК РФ, Единому квалификационному справочнику и Номенклатуре должностей, так как трудовые функции младшего медицинского персонала и прочего персонала различаются, указанные должности различны и предполагают разные должностные обязанности42. Следовательно, исходя из должностных обязанностей указанных работников, не все трудовые функции младшего медицинского персонала можно будет переложить на прочий персонал. В соответствии со ст. 60 и 72.1 ТК РФ работодатель не вправе требовать от работника выполнения работы, не определенной трудовым договором, кроме случаев, предусмотренных ТК РФ и иными федеральными законами, а также переводить работника на иную работу без его письменного согласия, за исключением случаев, предусмотренных ч. 2 и 3 ст. 72.2 ТК РФ43. Перевод на основании полученного от работника заявления соответствует порядку, установленному законом. Факт уменьшения зарплаты или недобросовестного исполнения обязанностей не свидетельствуют о давлении. Но часто суды рассматривают настойчивые предложения и требования работодателя о написании заявления о переводе как давление44. Согласно решению Верещагинского районного суда Пермского края45 главный врач потребовал от санитарок написания заявления о переводе с изменением условий труда и понижением оклада, пригрозив увольнением. Решением суда приказы о переводе признаны незаконными. От того, относится ли работник к младшему медицинскому или к прочему персоналу, а также от названия должности будет зависеть установление стимулирующих выплат, компенсаций и льгот, размер оплаты труда, поэтому, с одной стороны, для медицинских организаций выгоден такой перевод работника из младшего медицинского персонала в прочий. Однако, с другой стороны, если осуществлять перевод санитарок в уборщицы, возникнет ряд проблем: во-первых, с выполнением трудовых функций по уходу за пациентами, так как в должностные обязанности уборщиц это не входит. Во-вторых, с дальнейшим лицензированием деятельности, так как в порядках оказания медицинской помощи в штатных нормативах медицинского персонала46 предусматриваются должности санитарок. Представляется неверным перевод представителей младшего медицинского персонала в прочий с лишением их положенных льгот, компенсаций и выплат, и ухудшением оказания медицинской помощи пациентам. Кроме того, исполнение указа Президента Российской Федерации от 07.05.2012 г. № 597 таким образом будет неверным, так как по тексту указа предполагалось повышение заработной платы младшего медицинского персонала, а не сокращение имеющегося. В научной среде идет дискуссия об определении правового статуса медицинских работников. Авторы замечают, что в отличие от продавца, реализующего товар от имени своего работодателя, медицинский работник принимает решение о применении тактики лечения, согласованной с информированным пациентом. Медицинский работник осознает, что принимаемые им решения во многих случаях носят рисковый характер. Ученые полагают, что медицинские работники бюджетных учреждений здравоохранения должны обладать статусом государственных служащих со всеми вытекающими отсюда последствиями, так как медицинский работник такой организации выступает представителем государства, осуществляющим деятельность по исполнению полномочий государства, обеспечивающим реализацию конституционного права граждан на охрану здоровья47. Считаю неверным противопоставление медицинских работников государственных и муниципальных учреждений здравоохранения (далее - медицинские организации бюджетной сферы) медицинским работникам организаций частной системы здравоохранения, так как независимо от формы собственности организации они выполняют одинаковую трудовую функцию, поэтому постановка их в заведомо неравные условия будет противоречить принципу равенства прав и возможностей работников. Тем более, неприменение положений ТК РФ в отношении медицинских работников медицинских организаций бюджетной сферы будет неверным и нерациональным. Также необходимо учесть, что в отличие от государственных служащих, финансирование медицинских организаций бюджетной сферы происходит не только лишь из бюджетных средств, но и за счет средств обязательного медицинского страхования (далее - ОМС) и средств от оказания платных медицинских услуг. Принцип равенства прав и возможностей работников — это один из основополагающих отраслевых принципов трудового права, выражающийся в установлении равного объема трудовых прав и средств, обеспечивающих осуществление этих прав для работников, находящихся в одинаковом правовом положении48. О.В. Романовская считает, что проблему качества медицинской помощи следует решать путем изменения баланса прав и обязанностей медицинских работников, то есть права и обязанности перед пациентом должны быть закреплены не за медицинским учреждением, а за конкретным медицинским работником как специалистом, который сам выбирает себе форму выполнения профессиональных обязанностей: в штате организации или индивидуально49. В соответствии с действующим законодательством ряд прав и обязанностей перед пациентом закреплен за медицинской организацией, а ряд прав и обязанностей - за медицинским работником. Менять данную систему и исключать из правоотношений медицинскую организацию представляется неверным, так как она должна иметь обязанности и нести ответственность перед пациентом за действия своего работника. Данная организация также принимает участие в реализации медицинской деятельности, на данную деятельность организации выделяются средства финансирования. Ряд ученых полагает, что в отношении медицинских работников (по аналогии с правовым статусом военнослужащего) необходимо принять специальный федеральный закон, который будет посвящен особенностям регулирования труда медицинских работников, и в котором найдут отражение многочисленные особенности юридической ответственности медицинских работников50. Разработка отдельного специального федерального закона в отношении правового статуса и особенностей регулирования труда медицинских работников представляется нецелесообразной. Действительно в отношении военнослужащих действует отдельный федеральный закон51, что обусловлено тем, что их права и обязанности сильно отличаются от других граждан РФ, в отношении них действует отдельная система военных судов. При этом, если рассматривать статус медицинских работников, можно выделить только их особые обязанности, никаких специфических прав у медицинских работников нет. Кроме того, даже при принятии отдельного федерального закона потребуется конкретизация его положений в подзаконных нормативных актах, то есть в любом случае избежать наличия большого количества нормативных актов не удастся. Кроме того, представляется обоснованной точка зрения В.А. Внуковой о том, что особенности ответственности должны быть установлены в законе, в котором эта ответственность устанавливается52. При этом остается непонятным, о каких особенностях и какого вида ответственности пишут ученые. Полагаю, достаточным наличие отдельных статей в Федеральном законе от 21.11.2011 г. № 323-ФЗ, а также отдельной статьи в ТК РФ для закрепления статуса и особенностей регулирования труда медицинских работников. Во всех странах, независимо от модели финансирования, труд медицинских работников и, в первую очередь, врачей ценится высоко. Зарплаты врачей и среднего медицинского персонала в странах с самыми высокими расходами на здравоохранение (США, Швейцарии) выше среднего уровня зарплат во всех странах, тогда как в странах с низкими расходами на здравоохранение (Швеции, Японии) - ниже среднего53. Известно, что в экономически развитых странах уровень финансового обеспечения работников здравоохранения достаточно высокий. Так заработная плата медработников превышает средний заработок в других отраслях в полтора раз в Швеции, в шесть раз в Г ермании и в семь раз в США и Канаде54. В Германии средний годовой доход брутто врачей на 2017 год составил 79 538,00 евро55. Среди стран, где труд врачей ценится очень высоко в денежном эквиваленте (годовой доход), можно назвать, например, Нидерланды (специалисты - 253 000 $; врачи общей практики - 117 000 $) и др. К странам «второй линии» по зарплатам врачей относятся: Норвегия (специалисты - 77 000 $; врачи общей практики - 69 000 $) и пр. Страны, где труд врачей оплачивается на уровне минимальных по стране зарплат - Венгрия, Чехия, Польша и др. (зарплата за месяц в среднем составляет 1000-2000 евро)56. По данным Росстата, среднемесячная заработная плата за январь - сентябрь 2017 г. в медицинских организациях бюджетной сферы врачей составила 53 112 руб. в месяц; среднего медицинского персонала - 29 199,8 руб. в месяц; младшего медицинского персонала составила 19 640,2 руб. в месяц. В то же время средняя заработная плата за месяц наемных работников в частной системе здравоохранения за январь - сентябрь 2017 г. составила 33 786,6 руб.57 Другой стороной трудовых отношений является медицинская организация. Некоторые ученые, например Н.Ш. Хзанян, используют понятие медицинское учреждение или медицинское учреждение (организация)58, что является некорректным, так как медицинские организации являются юридическими лицами, которые реализуют свою деятельность независимо от организационно-правовой формы, существуют не только в форме учреждений (ст. 123.21 Гражданского кодекса РФ59), но и в форме коммерческих организаций, например, общества с ограниченной ответственностью. Медицинское учреждение, в свою очередь, может быть казенным, автономным или бюджетным. После осуществления регистрации и лицензирования медицинские организации, как субъекты трудового правоотношения, вступают в трудовые отношения с медицинскими работниками. Медицинские организации могут функционировать только при наличии лицензии на конкретную деятельность. Медицинская организация как работодатель выполняет двоякую роль по отношению к работнику. За выполнение одних обязательств перед работником (в частности, выплата заработной платы в полном размере) она несет ответственность как юридическое лицо, а по другим (к примеру, создание условий труда, отвечающих требованиям безопасности) - ответственность несут работники административного и управленческого отделов, каковыми являются главные врачи, заведующие отделениями и другие в пределах предоставленной им оперативной самостоятельности60. Большее значение при регулировании оплаты труда и рассмотрении некоторых условий оплаты труда медицинских работников будет играть не организационно-правовая форма медицинской организации, а то, на какой форме собственности она основана. Медицинские организации могут быть основаны на государственной, муниципальной и частной форме собственности. Кроме того, условия оплаты труда различаются для организаций, финансируемых из бюджетов разных уровней. Организации частной системы здравоохранения наделяются более универсальной правоспособностью по сравнению с медицинскими организациями бюджетной сферы. Следует отметить, что у медицинских организаций разной формы собственности имеются различия в содержании элементов статуса. Особенности статуса организаций частной системы здравоохранения проявляются в следующем. Во-первых, они обеспечивают медицинскую помощь в дополнение к медицинской помощи, предоставляемой организациями бюджетной сферы. Во- вторых, они обязаны согласовывать свою медицинскую деятельность с деятельностью исполнительных органов государственной власти субъекта РФ и органов местного самоуправления по здравоохранению. В-третьих, среди главных задач организаций частной системы здравоохранения превалирующая роль отводится задачам получения прибыли и др.61 При этом действующее законодательство в сфере здравоохранения в большинстве случаев не учитывает специфику частной системы здравоохранения. Проводя разграничение оплаты труда работников в соответствии с формой собственности, законодатель применительно к работодателям использует в ТК РФ следующую терминологию «государственные учреждения», «муниципальные учреждения», «другие работодатели», «иные организации». Федеральный закон от 21.11.2011 г. № 323-ФЗ (ч. 2 ст. 29, ст. 90, ч. 1 ст. 91 и ч. 2 ст. 92) исходя из формы собственности делит организации здравоохранения на следующие виды: государственные, муниципальные и частные, и не использует такие понятия, как другие работодатели и иные организации. В соответствии Федеральным законом от 21.11.2011 г. № 323-ФЗ к медицинским организациям приравниваются также индивидуальные предприниматели, осуществляющие медицинскую деятельность (п. 11 ч. 1 ст. 2). В ст. 350 ТК РФ отсутствуют положения, закрепляющие оплату труда медицинских работников. Следовательно, для данной категории работников организаций разных форм собственности могут устанавливаться разные условия оплаты труда за идентичную работу. При этом при необходимости внесения изменений в ст. 350 ТК РФ для организаций частной формы собственности, придется использовать следующую терминологию «медицинские работники других работодателей» или «медицинские работники иных организаций», что представляется неверным в части единства законодательства и терминологии, используемой в праве. В целях унификации терминологии и дифференциации регулирования труда работников медицинских организаций необходимо в ст. 350 ТК РФ использовать термин «организация частной системы здравоохранения», которое будет охватывать как юридических лиц, так и индивидуальных предпринимателей, осуществляющих медицинскую деятельность. ТК РФ является базовым актом трудового права. В соответствии с ч. 3 ст. 5 ТК РФ он имеет первостепенное значение перед иными федеральными законами. Это говорит о единстве при регулировании трудовых отношений. Нормы ТК РФ носят общий характер и применяются во всех ситуациях. Единство трудового права основано на единстве общеправовых и отраслевых принципов, целях и задачах трудового законодательства62. Однако в ТК РФ (ст. 252) установлено и иное правило: о преимуществе специальной нормы, закрепленной в разделе XII ТК РФ, в других нормативных правовых актах, нормативных договорах, локальных нормативных актах, над общей. При этом ухудшение прав работников допускается только на уровне ТК РФ. Так проявляется дифференциация правового регулирования трудовых отношений, она отражает специфику труда отдельных категорий работников и особые условия их работы. В науке трудового права единство и дифференциация оцениваются как две стороны одного явления - правового регулирования трудовых отношений. Нельзя не отметить, что все отрасли права характеризуются единством и дифференциацией, поскольку включают общие нормы, распространяющиеся на всех участников правоотношений, и нормы, действие которых ограничено определенным кругом лиц, а также общественных отношений63. Единство трудового права означает единство принципиальной постановки вопросов, единство общих вопросов, влечет устранение различий правового регулирования. Этому единству не противоречит наличие специальных положений, обусловленных объективными особенностями труда64. Единство и дифференциация правового регулирования трудовых отношений определяются и как характеристика отрасли трудового права в целом65. Традиционно дифференциация правового регулирования рассматривается в качестве элемента метода отрасли, ее называют в числе принципов трудового права или в качестве характеристики отраслевых источников66. Процесс дифференциации является органически необходимым дополнением к общим нормам трудового законодательства. Объективная потребность в дифференциации регулирования труда отдельных категорий работников определена тем, что общие нормы не могут обеспечить эффективного регулирования условий труда отдельных категорий работников. Тем самым происходит сглаживание сложностей и противоречий в осуществлении охранительного свойства трудового права путем применения специальных норм наряду с общими67. В зависимости от обстоятельств выделают два вида дифференциации: объективные, независимые от свойств личности, и субъектные, обусловленные особенностями самого гражданина (пол, возраст, состояние здоровья). Среди объективных оснований дифференциации выделяют: специфику осуществляемой деятельности, территорию, на которой выполняется работа, особую организацию трудового процесса, сферу экономической деятельности, в которой используется труд, условия труда (производственные или природноклиматические), особенности труда в данной отрасли (отраслевая дифференциация)68. Как правильно указывается в исследованиях по трудовому праву, внутри указанных видов дифференциации имеются свои сочетания различных оснований дифференциации69. Ф.Б. Штивельберг полагает, что основанием дифференциации, позволяющем решить, в каком случае работа в отрасли требует регулирования специальными нормами, нужно считать специфику трудовой деятельности, проявляющуюся в особом характере и в особых условиях труда. В то же время таким основание дифференциации не будет являться особенности деятельности в данной отрасли70. Представляется возможным выделить в качестве отдельного основания особенности труда в данной отрасли, так как в некоторых случаях можно говорить о специфике деятельности отдельной категории работников именно в отрасли (например, педагогические работники, медицинские работники). Правовое регулирование труда медицинских работников закреплено в ст. 350 ТК РФ, которая входит в раздел XII «Особенности регулирования отдельных категорий работников», что составляет специальную часть трудового законодательства, устанавливающую дополнительные гарантии или, наоборот, дополнительные ограничения в отношении отдельных категорий работников. Однако в ст. 350 ТК РФ ничего не говорится о регулировании оплаты труда медицинских работников. Следовательно, данный вопрос регулируется общими положениями ТК РФ, составляющими особенную часть трудового права. Необходимо учитывать, что дифференциация в регулировании оплаты труда медицинских работников устанавливается и на локальном уровне, но лишь при улучшении положения медицинских работников. Проанализировав законодательство и соглашения всех уровней, считаю необходимым в качестве основного принципа установления оплаты труда взять отраслевой принцип, так как медицинские работники выполняют одинаковую работу как в организациях бюджетной сферы на всех уровнях: РФ, субъекты РФ, муниципальный уровень, так и в организациях частной системы здравоохранения. А.Е. Пашерстник в обоснование отраслевого критерия дифференциации обращал внимание на значение данной отрасли для народного хозяйства и степень ее обеспеченности кадрами71. Вызывает озабоченность увеличение из года в год разрыва в размерах заработной платы высоко- и низкооплачиваемых работников, что может привести к негативным социальным последствиям. На практике не в полной мере учитываются объективные и субъективные качества при определении размера заработной платы работников в частном секторе72. При этом дифференцированный подход к регулированию труда медицинских работников обусловлен тремя объективными факторами. Во- первых, особым социальным значением здравоохранения, поскольку основная задача медицинских работников - забота о жизни и здоровье человека. Во- вторых, особым характером профессиональной деятельности медицинских работников. На медицинских работников возложена повышенная ответственность за качество и результат их работы, требуются огромные умственные и психологические затраты. В-третьих, различиями в условиях труда, вызванных спецификой работы. Медицинским работникам приходится осуществлять свою деятельность в особых условиях труда (например, непосредственный контакт с инфекционными больными, работа на рентгеновских аппаратах, обслуживание беспокойных психических больных и т.п.)73. Некоторые ученые предлагают наряду с отраслевой дифференциацией применять территориальную и комбинировать оба ее вида74. О территориальной дифференциации оплаты труда медицинских работников можно говорить при установлении районных коэффициентов к окладу (должностному окладу) и минимальных окладов (минимальных должностных окладов) по субъектам РФ. Ряд ученых в качестве основания дифференциации выделяют организационно-правовую форму или форму собственности работодателя. Работодатель, не получающий бюджетного финансирования, вправе в рамках социального партнерства влиять на степень своего обременения обязательствами перед работниками, в то время как для бюджетных организаций размер, порядок и условия исполнения обязательств установлены нормативными правовыми актами75. Другие авторы, наоборот, обращают внимание на недостаток специального правового регулирования трудовых отношений в зависимости от организационно-правовой формы работодателя76. Представляется обоснованным выделять именно отраслевую дифференциацию для оплаты труда медицинских работников в связи с их деятельностью, которая одинакова как для медицинских работников бюджетной сферы, так и для медицинских работников частной системы здравоохранения. В Германии развито заключение отраслевых соглашений, в которых закрепляются размеры окладов. В Италии минимальные единые тарифные системы вводятся по основным отраслям экономики на уровне отраслевых (тарифных) соглашений. В Нидерландах коллективные соглашения частично содержат стандартные, вводные и целевые уровни заработной платы77. Различия в форме собственности медицинских организаций (государственная, муниципальная или частная) обуславливают различия в правовом статусе медицинских работников данных организаций, в том числе в сфере оплаты труда. Таким образом, разный «набор» субъективных прав и юридических обязанностей медицинских работников является критерием дифференциации в регулировании оплаты труда медицинских работников в зависимости от формы собственности организации. Особенности в правовом статусе медицинских работников государственных и муниципальных учреждений здравоохранения определяются также большим количеством подзаконных нормативных актов, наличием такой формы трудового договора, как эффективный контракт. Различие в регулировании оплаты труда в медицинских организациях государственной, муниципальной и частной собственности будет более подробно рассмотрено в следующем параграфе первой главы. Во исполнение принципа равенства прав и возможностей работников, как проявление общеправового принципа равноправия, в целях обеспечения единого подхода к регулированию оплаты труда медицинских работников необходимо установить общие минимальные условия оплаты труда за труд равной ценности медицинских работников независимо от формы собственности организации. Такой подход будет отражением единства правового регулирования оплаты труда медицинских работников. Дифференциация в правовом регулировании оплаты труда обусловлена различиями в правовом статусе медицинских работников организаций бюджетной сферы, с одной стороны, и медицинских работников организаций частной системы здравоохранения - с другой.
<< | >>
Источник: Желомеева Наталья Владимировна. ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ОПЛАТЫ ТРУДА МЕДИЦИНСКИХ РАБОТНИКОВ. 2018 {original}

Еще по теме § 1.1. Правовой статус медицинского работника и медицинской организации:

  1. Судебно-медицинская экспертиза по делам о профессиональных правонарушениях медицинских работников
  2. Желомеева Наталья Владимировна. ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ОПЛАТЫ ТРУДА МЕДИЦИНСКИХ РАБОТНИКОВ, 2018
  3. 416. Предусмотрены ли для работников организаций, расположенных в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, дополнительные гарантии медицинского обслуживания?
  4. 132. Какие особенности работы по совместительству установлены для педагогических, медицинских, фармацевтических работников и работников культуры?
  5. Американская Медицинская Ассоциация Принципы медицинской этики Преамбула
  6. СУДЕБНО-МЕДИЦИНСКАЯ ЭКСПЕРТИЗА КАЧЕСТВА МЕДИЦИНСКОЙ ПОМОЩИ: ЗНАЧЕНИЕ И ОЦЕНКА В ГРАЖДАНСКОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ
  7. 2. Правовые основы назначения мер медицинского характера и организация проведения принудительного лечения
  8. 394. Какие виды работ для педагогических, медицинских, фармацевтических работников и работников культуры не считаются совместительством и не требуют заключения (оформления) трудового договора?
  9. ГЛАВА 1 Правовые основы и организация судебно-медицинской ДЕЯТЕЛЬНОСТИ В РОССИИ
  10. 5.3. Особенности труда медицинских работников, работающих на условиях совместительства
  11. 299. Какие категории работников должны проходить медицинский осмотр?
  12. ОБЯЗАН ЛИ РАБОТОДАТЕЛЬ ВЫДАВАТЬ МЕДИЦИНСКИЙ ПОЛИС РАБОТНИКУ?
  13. Статья 73. Перевод работника на другую работу в соответствии с медицинским заключением
  14. 273. Какие гарантии предоставляются работникам, направляемым на медицинское обследование?
  15. 88. В каком порядке осуществляется перевод работника на другую работу в соответствии с медицинским заключением?
  16. 23.2. Страховые медицинские организации и учреждения
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Акционерное право - Бюджетная система - Горное право‎ - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право зарубежных стран - Договорное право - Европейское право‎ - Жилищное право - Законы и кодексы - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История политических учений - Коммерческое право - Конкурсное право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право России - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминальная психология - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Образовательное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право интеллектуальной собственности - Право собственности - Право социального обеспечения - Право юридических лиц - Правовая статистика - Правоведение - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Римское право - Семейное право - Социология права - Сравнительное правоведение - Страховое право - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Судебное дело - Судебные и правоохранительные органы - Таможенное право - Теория и история государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия права - Финансовое право - Экологическое право‎ - Ювенальная юстиция - Юридическая антропология‎ - Юридическая техника - Юридическая этика -