<<
>>

В.В. ГРАЧЕВ ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ВОПРОСЫ ВЕКСЕЛЬНОГО ПРАВА

1. В зависимости от способа обозначения кредитора векселя могут быть именными и ордерными. Необходимость указания в векселе «...того, кому или приказу кого платеж должен быть совершен» (п. 6 ст. 1, п. 5 ст.
75 Положения о переводном и простом векселе 1937 г.1) устраняет возможность существования по нашему праву векселей на предъявителя2. Тем более странно замечание Л.А. Новоселовой о том, что «вексель служит ценной бумагой на предъявителя»3. Такая позиция не может быть признана правильной, поскольку она противоречит упомянутым выше нормам и специфическим для именных и ордерных ценных бумаг способам легитимации их держателей в качестве субъектов выраженных в них прав.

Г. П. Савичев и Е. А. Суханов утверждают, будто простой вексель является именной ценной бумагой, а в тратте (переводном векселе) получатель якобы не обозначается, так как он определяется лишь в результате многих (?) передаточных надписей4. Указанные авторы в своем стремлении показать экономн-

34 При частичном исполнении бумага остается у держателя, но должник учиняет на ней соответствующую отметку за своей подписью.

1 СЗ СССР. 1937. № 52. Ст. 221. Далее — Положение.

2 Крашенинников Е. А. О бумагах на предъявителя // Правовые проблемы экономнческой реформы. Ярославль, 1991. С. 57. Он же. Форма и реквизиты простого векселя // Хозяйство и право. 1993. № 3. С. 145.

3 Гражданское право. M., 1993. Т. 2. С. 345.

4 Там же. Т. 1.С. 119. .

ческую сущность этих ценных бумаг не принимают во внимание юридические аспекты данного вопроса. В переводном векселе обязательно указывается ремитент, то есть первый приобретатель тратты, который и будет получателем, если только не индоссирует вексель (п. 6 ст. 1 Положения). Простой вексель рассматривается как ордерная ценная бумага, если только векселедатель не поместил в него оговорку «не приказу» или другое равнозначащее выражение (ч. 1, 2 ст. 11, ч. 1 ст. 77 Положения). Такая оговорка, делающая вексель именным, может быть помещена и в тратте.

Некоторые ученые полагают, будто вексель с бланковым индоссаментом становится ценной бумагой на предъявителя5. Надо признать справедливой критику такой позиции. Так, Е. А. Крашенинников приводит ряд убедительных аргументов против отождествления такого векселя с предъявительской ценной бумагой6. Действительно, векселедержатель в отличие от владельца ценной бумаги на предъявителя может заполнить бланк своим или иным именем, индоссировать вексель посредством бланка или на имя какого-либо лица (п. 1, 2 ст. 14 Положения); способы легитимации по таким бумагам различны, поскольку векселедержателем признается не всякий владелец, а лишь тот, который основывает свое право на непрерывном ряде индоссаментов (ч. I ст. 16 Положения).

Различие между ордерными и предъявительскими бумагами проводится по способу легитимации держателя бумаги. Способ легитимации по бумаге определяется выдавшим ее лицом (эмитентом). В процессе обращения исключается возможность изменения принадлежности векселя к той или иной классификационной группе. Именной вексель не может стать ордерным, а ордерный— именным, причем и тот, и другой лишены способности превратиться в предъявительскую ценную бумагу. Таким образом, способность ордерного векселя к переходу от одного собственника к другому без специальных отметок об этом на векселе не превращает его в ценную бумагу на предъявителя и может появляться к исчезать по воле владеющего им лица.

2. Существует множество точек зрения относительно момента и основания возникновения вексельного обязательства. Наиболее правильно, на наш взгляд, момент возникновения вексельного обязательства определяет теория законного владения. Согласно этой теории вексельное обязательство возникает, когда правильно составленный вексель попадает в руки формально легитимированного добросовестного векселедержателя, который и становится кредитором по векселю7. Большинство теорий видят в основании

5 Шершеневич Г. Ф. Kуpc торгового права. Спб., 1909. Т. 3. С. 1128; Советское гражданское право. Л., 1971. Т. 2. С. 311 (автор — Б. Б. Черепахин).

6 Крашенинников Е. А. О бумагах на предъявителя. С. 61; Он же. Составление векселя. Ярославль, 1992. С. 32—34.

7 Об этой и других вексельных теориях см.: Катков В. Д. Общее учение о векселе. Харьков, 1904. С. 92 и след.

возникновения вексельных правоотношений сделку. Не отрицая возможности выдачи, передачи, эмиссии и т. п., мы считаем излишним элемент действия (сделки) в содержании юридического факта, порождающего совместно с общими предпосылками вексельное правоотношение. В данное основание входят лишь наличие надлежащим образом составленного документа с подписью должника и нахождение этой бумаги у добросовестного формально легитимированного векселедержателя. Аналогичным образом возникают обязательства индоссанта и акцептанта, да исключением нескольких непринципиальных моментов.

Конструкция сделки как основания возникновения вексельного обязательства вызывает некоторые трудности. Сложности возникают при применении в отношении добросовестного векселедержателя реституции, например, в случае принуждения векселедателя к выдаче путем насилия со стороны индоссанта. Действий по выдаче векселя может и не быть, как в случае выпуска бланка бумаги, не содержащего еще всех реквизитов, а потому не являющегося векселем, и все же векселедатель будет обязан платить против предъявления ценной бумаги добросовестным векселедержателем (ст. 10 Положения).

3. Вексельные акцепт и неакцепт характерны лишь для переводных векселей (тратт).

Отличие соло-векселя (простого) от тратты состоит в том, что в первом векселедатель принимает на себя обязательство прямого платежа, то есть обязуется уплатить сам, а в тратте он обязуется уплатить через другое лицо (трассата), принимая тем самым обязательство косвенного платежа. Следует признать не совсем точным распространенное мнение о том, что в отличие от простого в переводном векселе участвуют изначально не два, а три субъекта8. До акцепта трассат — не участник векселя, так как он не имеет ни прав, ни обязанностей по векселю. В векселе возможно обозначить особого плательщика, что не должно склонить нас к мысли, будто и в простом векселе с указанием такого лица платеж векселедателем будет производиться через другого субъекта, и потому есть основания для признания бумаги траттой. Фигуры особого плательщика и плательщика (трассата) явно отличаются друг от друга. Так, акцептовать тратту (принять на себя обязательство прямого платежа) может лишь трассат. Справедливо замечание С.М. Бараца о том, что надпись о принятии, совершённая не трассатом (он ошибочно называет ее акцептом), недействительна, за исключением принятия за честь9. Надо полагать, что это исключение справедливо и для посредничества на случай, ибо и здесь обязательство принимает посредник, а не трассат (ст. 55, 56 Положения). Согласно п. 2 ч. 3 ст. 43 Поло-

8 Такая неточность допущена, например, в абз. 4 п. 2.4. Рекомендаций банкам по работе с векселями (Приложение к письму ЦБР от 09.09.91. № 14-3/30) Далее — Рекомендации.

9 Барац С. М. Курс вексельного права в связи с учением о векселях в вексельных операциях. Спб., 1893. С. 335.

жения несостоятельность плательщика — основание для досрочного удовлетворения, несостоятельность же особого плательщика не влечет указанных последствий. Акцептант сам может назначить особого плательщика (ст. 27 Положения). У юридических лиц назначение особого плательщика производится, как правило, указанием обслуживающих их банков. На переводном векселе технически помещается приказ трассанта другому лицу (трассату) уплатить по векселю ремитенту или его приказу. При этом указание в переводном векселе трассата обязательно (п. 3 ст. 1 Положения). В векселях с особым плательщиком этому лицу ничего не предлагается сделать, особый плательщик указывается в ценной бумаге в качестве лица, у которого будет совершен платеж.

В простом векселе акцепт невозможен, поскольку векселедатель и плательщик совпадают в одном лице, и в векселе первоначально содержится обязательство прямого платежа. Г. Ф. Шершеневич полагал, что и в переводных векселях возможность акцепта исключается в двух случаях: в векселях сроком по предъявлении, и в векселях, трассированных на самого векселедателя10. Что касается последних, то следует согласиться с теми авторами, которые видят здесь простой вексель11. Действительно, хотя в ч. 2 ст. 3 Положения они отнесены к траттам, по сути, это простые векселя, так как векселедатель принимает на себя обязательство прямого платежа (через себя, то есть сам), и поэтому отнесение их к траттам ошибочно. Это позволяет сделать ряд выводов: указание об обязательном предъявлении такого векселя к акцепту (ч. 1 ст. 22 Положения) не имеет силы, а значит неприменимы здесь и санкции ч. 2, 3 ст. 53 Положения; не влечет юридических последствий также отказ в акцепте и т. п. Тратты сроком по предъявлении, на наш взгляд, вполне могут быть акцептованы, ибо, вопреки мнению проф. Шершеневича, презентация к платежу и презентация к акцепту суть не одно и то же. В первом случае векселедержатель требует вексельную сумму немедленно, а во втором — принятия обязательства уплатить такую сумму в будущем. Разница очевидна. Согласно ч. 2 ст. 22 Положения векселедатель может воспретить в векселе, предъявление его к акцепту за исключением специально установленных Положением случаев.

4. Ниже пойдет речь о вексельном должнике, вексельных должниках и кредиторе.

Владелец векселя может и не быть субъектом выраженного в векселе права, даже если он формально легитимирован в качестве векселедержателя12. Легитимации, производимой по правилам ч. 1 ст. 16 Положения, еще не достаточно. Кредитором в вексель-

10 Шершеневич Г. Ф. Указ. соч. С. 102.

11 Крашенинников Е. А. Составление векселя. С. 42, 43; Шершеневич Г. Ф. Указ. соч. С. 102.

12 Крашенинников Е. А. О легальных определениях ценных бумаг // Правоведение. 1992. № 4, С. 36; Он же. О бумагах на предъявителя. С. 58.

ном обязательстве может выступать лишь добросовестный приобретатель векселя. Недобросовестный владелец бумаги не является управомоченным по векселю (ст. 10, ч. 2 ст. 16, ст. 17 Положения). В качестве вексельного кредитора может выступать лишь собственник бумаги. Субъект права на бумагу и субъект права из бумаги — суть одно и то же лицо. Держатель векселя по препоручительному индоссаменту не является кредитором — он лишь выступает от его имени (ч. 1, 2 ст. 18 Положения). Обозначение его в препоручительной надписи преследует исключительно цели легитимации представителя перед остальными участниками вексельного правоотношения и третьими лицами. Индоссант по такому индоссаменту не является обязанным перед индоссатом, поэтому последний не вправе осуществлять права, вытекающие из неакцепта или неплатежа (точнее, у него вообще нет права по векселю) в отношении своего индоссанта по препоручительной надписи. Не может быть признан самостоятельным субъектом права на, платеж по бумаге и индоссат-залогодержатель. И здесь залоговый индоссамент преследует цель легитимации залогодержателя на реализацию прав по векселю в случае неисполнения залогодателем своих обязанностей. В этой ситуации обязанные лица не могут заявлять против векселедержателя возражения, основанные на их личных отношениях к индоссанту. Однако это не означает, что индоссат-залогодержатель является субъектом права на платеж. Данное положение отражает стремление законодателя защитить интересы залогодержателей от недобросовестных действий залогодателей. При передаче векселя в залог не происходит переход права из бумаги к новому кредитору. Право залогодержателя получить удовлетворение за счет заложенного имущества в случае неисполнения должником обязательства качественно отличается от регулятивного по своей природе права на платеж по векселю. Если залогодатель исполнил свое обязательство, то залогодержатель уже не вправе производить удовлетворение за счет заложенной ценной бумаги, что свидетельствует против признания залогодержателя кредитором по векселю. Для осуществления прав, вытекающих из векселя, индоссату-залогодержателю достаточно формально легитимировать себя, не представляя доказательств неисполнения залогодателем обязательства.

Не совсем верно утверждение Г. Ф. Шершеневича о том, что в векселе все равно главные должники, так как каждое обязательство носит самостоятельный характер13. Не отрицая известной самостоятельности вексельных обязательств (ст. 7 Положения), можно привести ряд фактов, свидетельствующих о неодинаковом положении вексельных должников. Акцептант и векселедатель в простом векселе — прямые должники (ч. 1 ст. 28, ч. 1 ст. 78 Положения), трассант и индоссанты — должники косвенные. Прямой должник не может включить в вексель оговорку «оборот без издержек» или «без протеста». В отношении его дей-

13 Шершеневич Г. Ф. Указ. соч. С. 111.

ствует трехлетний срок исковой давности. Неверно утверждение, что срок исковой давности по требованиям, возникающим вследствие неакцепта или неплатежа, к векселедателю соло-векселя составляет один год14. Любой надписатель, кроме прямого должника и трассанта неакцептованой тратты, в случае удовлетворения им охранительных требований кредитора приобретает право требовать от других обязанных перед ним надписателей сумм, указанных в ст. 49 Положения. Перед прямым должником по векселю никто не обязан. По истечении сроков, указанных в ст. 53 Положения, утрачивается возможность возникновения охранительных требований к косвенным должникам, но не к прямым. Анализ ряда норм Положения (ст. 9, ч. 2 ст. 11, ст. 15, п. 3 ч. 3 ст. 43, ч. 3 ст. 46, ч. 2, 3 ст. 53 и др.) позволяет сделать вывод о неравном положении косвенных должников. Таким образом, можно утверждать об определенной дифференциации векселеучастников.

5. Выдача векселя служит фактом (элементом факта), имеющим юридическое значение для вневексельных отношений. В одних случаях — это юридический факт, порождающий вневексельную обязанность векселеприобретателя перед векселедателем. Например, выдача банком векселей предприятию в совокупности с другими условиями договора служит основанием возникновения обязанности последнего уплатить банку деньги через некоторое время. Такая выдача может производиться в форме акцепта тратты должника, поскольку акцепт есть выдача простого векселя, «вживленного» в переводной вексель. В других случаях выдача бумаги имеет правопрекращающее значение, что наиболее часто встречается при использовании этих ценных бумаг в качестве средства расчетов. Так, если в договоре поставки или оказания услуг предусмотрена выдача должником векселя в счет отгруженных товаров (оказанных услуг), то передача бумаги служит здесь надлежащим исполнением покупателем товаров (услуг) своего обязательства. При этом должник вправе потребовать от поставщика расписки в получении векселя (ч. 2 ст. 228 ГК, РСФСР), Конечно, в случае передачи бумаги с недостатками, например,

14 Такое утверждение, содержащееся в абз. 2 п. 12.8. Рекомендаций, противоречит ч. 1 ст. 78 Положения. Во втором предложении ч. 1 ст. 70 Положения имеется в виду векселедатель тратты. Неточной следует также признать формулировку ст. 70 Положения. Исковые требования не погашаются с истечением сроков исковой давности, погашается лишь их способность подлежать принудительному осуществлению юрисдикционным органом (Крашенинников Е. А. К учению об-исковой давности // Материально-правовые и процессуальный, средства охраны и защиты прав и интересов хозяйствующих субъектов. Калинин, 1987. С. 53—60). При этом содержащееся в абз. 1 п. 12.8. Рекомендаций определение вексельной давности как периода для осуществления судебного взыскания по векселю, сейчас следует признать неточным, ибо оно противоречит п. 1 ст. 43 Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик 1991 г. (Ведомости Съезда народных депутатов СССР и Верховного Совета СССР. 1991. № 26. Ст. 733). Судебное взыскание возможно и по истечении давностных сроков, если ни одна из сторон в процессе не потребует применения исковой давности.

при отсутствии вексельной метки в документе, исполнение не будет считаться надлежащим, и у кредитора возникнет право на возмещение убытков (ст. 219 ГК РСФСР). Исполнение, произведенное надлежащим образом, прекращает вневексельное обязательство должника.

Вексельной обязанности акцептовать вексель у трассата нет, но в общегражданском договоре такая обязанность может быть предусмотрена. Например, в договоре поставки покупатель обязуется акцептовать трассированный на него поставщиком вексель в пределах оговоренной суммы по получении товара. Дабы не допустить частичного акцепта в случае недопоставки или поставки товаров более низкого сорта или качества, целесообразно в договоре для этих случаев предусмотреть обязанность совершения полного акцепта с последующей компенсацией или зачетом. Вексель с частичным акцептом не может служить эффективным средством расчетов. Акцепт здесь должен рассматриваться как надлежащее исполнение обязательства покупателем. Обязанность принятия тратты лежит на покупателе и тогда, когда в договоре просто говорится о том, что в счет отгруженных товаров (оказанных услуг) поставщик выставляет на покупателя переводной вексель.

Если же форма расчетов в договоре не определена и поставщик трассирует вексель на покупателя или заимодавец трассирует вексель на своего заемщика, является ли в этом случае должник обязанным принять вексель? Н. Миловидов считал, что трассант не может своей односторонней волей изменить простой долг в вексельный15. Думается, такой взгляд на проблему правильный, хотя есть у этого правила исключение: так, если два лица достаточно долго производили подобные операции, то есть, когда одно трассировало без особой письменной договоренности, а другое принимало тратты, и характеристика их связей дает основание предполагать об их устойчивом, длительном и неизменчивом характере, то возможно в случае неакцепта взыскать с должника понесенные кредитором от этого убытки на основании ст. 3, 6 Основ граждаиского законодательства Союза ССР и республик.

С. М. Барац писал, что акцепт есть обеспечение уплаты долга, но самой уплатой акцепт считаться не может 16. Такая позиция представляется нам неудачной. Если кредитор трассирует на должника вексель, то нельзя же сказать, что он предлагает помимо вневексельного обязательства еще обязаться перед векселедержателем тратты. Признавать должника обязанным несколько раз и, возможно, перед разными кредиторами не следует. Предположение об обратном ставит нас в нелегкое положение, когда вневексельный кредитор цедирует общегражданское право требования другому лицу, а последнее предъявляет требование об исполнении. Лучше всего было бы увидеть здесь замену вне-

15 Миловидов Н. Вексельное право. Ярославль, 1876. С. 95. 16 Барац С. М. Указ. соч. С. 336.

вексельного обязательства вексельным. Аналогичного Взгляда придерживался И. С. Розенталь, видевший тут замену вневексельного обязательства вексельным, являющуюся по своей природе активной делегацией, причем т. н. delegatio pura (чистой делегацией) 17. В ч. 1 ст. 233 ГК РСФСР прекращение обязательства обусловлено его заменой другим между теми же лицами. Однако это не должно останавливать нас в признании за фактом акцептации должником трассированного на него кредитором векселя способности прекращать вневексельное обязательство между трассантом и трассатом, так как в Гражданском Кодексе перечислены не все способы прекращения обязательств.

Отказ должника от акцепта не влечет для него вексельной ответственности, но, когда имеется вневексельная обязанность акцептации, возможно в общегражданском порядке взыскать с него договорные неустойки за отказ в акцепте, а также убытки в полном объеме, включая уплаченные в ходе вексельного регресса суммы.

Допустимо существование одновременно вексельных и вневексельных правоотношений по уплате денежной суммы. Эти происходит, когда стороны придадут вневексельной сделке по уплате в определенный срок фиксированной суммы денег условный характер, при этом отменительным условием выступает платеж по векселю сроком на определенный день или непредъявление векселя к оплате в указанный в бумаге срок. Такая схема, хотя она и описана нами в самом общем виде, может в некоторых ситуациях быть полезной, например, для дополнения пока неэффективной ныне вексельной ответственности мерами общегражданской ответственности за просрочку в исполнении.

<< | >>
Источник: В. В. Бутнев, Е. А. Крашенинников и др.. ОЧЕРКИ ПО ТОРГОВОМУ ПРАВУ. СБОРНИК. НАУЧНЫХ ТРУДОВ. Выпуск 1. 1994 {original}

Еще по теме В.В. ГРАЧЕВ ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ВОПРОСЫ ВЕКСЕЛЬНОГО ПРАВА:

  1. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ВОПРОСЫ.
  2. Теоретические вопросы российской государственности
  3. 3. Судьбы социализма и теоретические вопросы нэпа
  4. В.В.Лаптев. Теоретические проблемы хозяйственного права./ Ин-тут гос-ва и права АН СССР. -М.: Наука. -412с., 1975
  5. В. В. Грачев ЛЕГИТИМАЦИЯ ПО ЦЕННЫМ БУМАГАМ
  6. Раздел I ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ И ОРГАНИЗАЦИОННЫЕ ВОПРОСЫ СУДЕБНОЙ ПСИХИАТРИИ Глава 1 ПРЕДМЕТ И
  7. Калиниченко Т. Г.. Нотариальное право и процесс в Российской Федерации: теоретические вопросы развития, 2010
  8. § 1 ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ МОДЕЛИ СООТНОШЕНИЯ ПРАВА И ПОЛИТИКИ
  9. 65. Прекращение вексельного требования
  10. 57. Вексельная дееспособность
  11. § 1. Теоретические основы соотношения и взаимодействия международного и национального права
  12. ГЛАВА 2. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ОГРАНИЧЕНИЙ ПРАВА СОБСТВЕННОСТИ
  13. Вопрос 5. Место гражданского процессуального права в системе российского права. Соотношение с другими отраслями права
  14. II. Проявление вексельной строгости
  15. § 1. Возникновение и существо вексельного обязательства
  16. 5.7. Проценты в вексельных обязательствах
  17. Грачева Л. В.. Тренинг внутренней свободы. Актуализация творческого потенциала. — СПб.: Издательство «Речь». — 60 с., 2005
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Акционерное право - Бюджетная система - Горное право‎ - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право зарубежных стран - Договорное право - Европейское право‎ - Жилищное право - Законы и кодексы - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История политических учений - Коммерческое право - Конкурсное право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право России - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминальная психология - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Образовательное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право интеллектуальной собственности - Право собственности - Право социального обеспечения - Право юридических лиц - Правовая статистика - Правоведение - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Римское право - Семейное право - Социология права - Сравнительное правоведение - Страховое право - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Судебное дело - Судебные и правоохранительные органы - Таможенное право - Теория и история государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия права - Финансовое право - Экологическое право‎ - Ювенальная юстиция - Юридическая антропология‎ - Юридическая техника - Юридическая этика -