<<
>>

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Интерес, понимаемый как детерминированная объективными отношениями ценностная предметно-избирательная позиция социального субъекта, отражающая осознанную им потребность в необходимых благах, на получение или сохранение которых направлена его деятельность, составляет исходную, базовую категорию в праве.
Именно интерес служит критерием для разграничения публичного и частного права, определяет особенности процесса правового регулирования, его тип, способы и средства правовой регламентации, формы реализации и защиты наиболее значимых социальных интересов. Иными словами, право не просто упорядочивает общественные отношения, а прежде всего обеспечивает удовлетворение интересов личности, объединений людей, отдельных социальных групп и слоев населения, других общностей, интересов, общих для страны в целом. Интересы служат важным каналом правотворчества, основой правоприменительной и правоохранительной деятельности государственных органов и других субъектов публичной власти. Эффективное развитие общества во многом зависит от гармоничного сочетания публичных и частных интересов. Между тем на практике добиться их разумного равновесия чрезвычайно трудно. Вступление Российской Федерации в Совет Европы и ратификация Конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 года, протоколов к ней актуализировали для российской судебной системы соблюдение принципа баланса публичных и частных интересов. Данный принцип составляет важнейшую предпосылку вынесения справедливого судебного решения. Будучи сформулирован в Преамбуле Конвенции 1950 г., принцип справедливого баланса интересов воспринят российской правоприменительной практикой и юридической наукой. При этом указанный принцип предполагает, что правам и обязанностям одного субъекта правоотношения корреспондируют взаимные и соразмерные права и обязанности другой стороны. И хотя, по признанию ряда отечественных ученых, полный баланс интересов не достижим, тем не менее их дисбаланс должен находиться в конституционных пределах.
Поскольку только независимый, беспристрастный и справедливый суд способен обеспечить баланс публичных и частных интересов, представляется возможным сформулировать следующие предложения. 1. В законодательной и правоприменительной практике необходимо расширить действие принципа недопустимости обратной силы закона или иного нормативного толкования, каким-либо образом ухудшающего положение граждан или их объединений, лишающего их уже приобретенных прав в отношениях с государством. В случае, если законодатель, создавая нормы материального права, отступает от соблюдения данного принципа, суды должны непосредственно руководствоваться указанным принципом и обосновывать им принимаемые решения по делу. 2. Личность является равноправным субъектом во взаимоотношениях с государством, которое не вправе использовать властные полномочия в отношениях гражданско-правового характера, осложненных публичным элементом, предоставляя каким-либо образом преимущество государственным органам в договорных отношениях и ограничивать пределы свободы экономической деятельности граждан по сравнению с действующим законодательством. В этой связи необходимо исключить в законодательном порядке право государства без предварительной соразмерной компенсации возлагать обязанности публично-правового характера либо перекладывать свои социальные обязательства на частных лиц. Вместе с тем, учет публичных интересов, связанных с необходимостью обеспечения большей социальной справедливости, может обусловливать выплату возмещения в случае ограничения имущественных прав ниже рыночной стоимости. В этом случае компенсация должна быть соразмерной с точки зрения обеспечения справедливого баланса между публичными и частными интересами. В нормах материального права, в частности, в ст. 1069 ГК РФ и в процессуальных нормах, содержащих требования к судебным актам, целесообразно сформулировать общие положения, закрепляющие обязанность государства возместить вред, причиненный личности незаконными действиями государственных органов и их должностных лиц, включая право на возмещение нематериального вреда в пределах, соответствующих практике Европейского Суда по правам человека.
В связи с этим представляется необходимым ввести в национальное законодательство нормы, предусматривающие выплату компенсации морального вреда в случаях, если национальным судом будет установлено нарушение публичной властью прав человека и гражданина. 3. Непринятие национальными властями своевременных и эффективных мер к выявлению и устранению нарушений прав и свобод человека и гражданина, должно расцениваться как нарушение государством своей конституционной обязанности обеспечивать признание, соблюдение и защиту прав человека. При этом необходимо учитывать, что Европейский Суд по правам человека констатирует несоблюдение баланса частного и публичного интересов не только тогда, когда права и свободы индивида нарушены непосредственным вмешательством властей, но и если права и свободы индивида нарушены действиями иных лиц, но государство не приняло необходимых и адекватных мер для восстановления нарушенных прав. В случаях непринятия надлежащих мер по защите нарушенных прав индивида, либо неосуществления их защиты и восстановления в разумные сроки, Европейский Суд усматривает в этом нарушение баланса интересов. 4. В правоприменительной деятельности конституционный принцип равенства всех перед законом и судом следует толковать как обязанность законодателя обеспечивать соответствие правовых норм критериям определенности, ясности и недвусмысленности. Формальная неопределенность, расплывчатость содержания правовой нормы создает возможность е? произвольного толкования, неограниченного усмотрения в процессе правоприменения и неизбежно ведет к нарушению принципов верховенства закона, юридической ответственности и равенства субъектов, к произвольному ограничению прав и свобод, нарушению принципа их судебной защиты. В целях обеспечения равенства всех перед законом и судом необходимо исключить в правотворческой деятельности и судебной практике произвольные критерии, не отвечающие требованиям обоснованности, соразмерности и справедливости. Принцип свободы договора в данном случае является одним из критериев разумного баланса интересов, поскольку их оптимальное соотношение достигается в результате диспозитивного установления прав и обязанностей сторон. 5. Представляется необходимым закрепить в действующем законодательстве следующие критерии допустимого ограничения прав и свобод человека и гражданина при их использовании в правоприменительной деятельности. В правоприменительной деятельности надлежит руководствоваться следующими критериями правомерности вмешательства государства в права лица: 1) наличие общественного интереса (обоснованность вмешательства); 2) закрепление оснований такого вмешательства законом; 3) соблюдение соразмерности вмешательства преследуемой социально значимой цели. Обоснованность вмешательства должна основываться на насущной потребности общества в достижении правомерной цели (общественно значимого интереса), охрана которой допускает применение ограничений. Публичные интересы, перечисленные в ст. 55 Конституции РФ, могут оправдывать ограничения прав и свобод субъектов только при условии, что эти ограничения адекватны социально оправданным целям. Поэтому ограничения допустимы в строго определенных ст. 55 Конституции РФ целях, должны быть предусмотрены законом, который не может подвергаться расширительному толкованию, и не должны приводить к умалению других прав. Федеральный законодатель обязан обеспечивать соразмерность ограничения прав и свобод конституционно закрепленным целям, исходя из требований справедливости, законности, адекватности социально-значимым интересам. Соблюдение соразмерности между примененными властями мерами и преследуемыми правомерными целями требует принятия минимально необходимых мер для достижения цели. Несмотря на то, что понятие «интересы общества» является по своей природе широким, его содержание состоит в соблюдении социальной справедливости, в определении которой законодатель обладает большой свободой усмотрения. Вместе с тем позиция законодателя в определении публичного интереса должна базироваться на разумных соображениях. Это влечет обязанность суда проверять справедливое равновесие или пропорциональность (отсутствие диспропорции) между вмешательством в права индивида и преследуемой общественно значимой целью. Любые различия в правовом положении личности носят дискриминационный характер, если отсутствует разумное оправдание существования таких различий. Законодатель, вводя ограничения прав и свобод по какому-либо признаку, не может руководствоваться формальным соблюдением правовой нормы, а должен преследовать социально-значимую цель, способы достижения которой должны быть адекватными е? значимости. 6. Конституционные обязанности, предполагающие конкуренцию частных и публичных интересов, не могут противопоставляться друг другу. Установление жесткого приоритета для одной из сторон означает умаление равно защищаемых прав и законных интересов других лиц. В правовом регулировании следует исключать возможность произвольных, не подлежащих контролю действий всех субъектов правоотношений с участием публичного элемента. Правотворческая деятельность публичной власти должна быть нацелена на то, чтобы соблюдение интересов общества и государства (публичных интересов) было выгодно каждому носителю частного интереса. Именно этот подход позволит обеспечить соблюдение основополагающего принципа баланса интересов. 7. Обязанность поиска оптимального соотношения прав частных лиц и интересов общества в целом возложена на национальные судебные системы. Реализация государственных гарантий, позволяющих предотвратить несоразмерное и неоправданное вмешательство публичной власти в частные интересы, обеспечивается эффективным механизмом судебного контроля, способного установить справедливое равновесие между конкурирующими общественными и частными интересами. Тенденция возрастания роли судебной власти в упрочении взаимодействия между национальной и международной правовыми системами, в обеспечении активного вхождения России в международное правовое пространство возлагает на государство обязанность организовать судебную систему таким образом, чтобы гарантировать каждому человеку право на окончательное решение его дела в течении разумного срока. Судебный контроль за вмешательством органов исполнительной власти в права отдельных лиц, в соответствии с требованиями Конвенции 1950 года, предполагает обязанность государства во всех случаях обеспечить своевременное восстановление и защиту нарушенных прав. 8. В правоприменительной деятельности надлежит актуализировать один из фундаментальных аспектов верховенства права - принцип доверия к праву (законной уверенности). Это предполагает разрешение каждого дела на основе правовых установлений, уважение решенного дела, признание его окончательности и устойчивости, безусловного его исполнения публичными властями. Выполнение судебного решения является неотъемлимой частью судебного разбирательства, поэтому лицо, в пользу которого вынесено решение суда, имеет безусловное право на его исполнение. При этом ошибки государственных органов и финансовые трудности, испытываемые властями, не должны препятствовать исполнению судебного решения. Длительное их неисполнение рассматривается как нарушение баланса интересов. Полномочия вышестоящих судов должны состоять в корректировке существенных судебных ошибок, допускаемых при отправлении правосудия, а не сводиться к пересмотру решений суда. Отступление от этого принципа допустимо только при наличии исключительных обстоятельств, связанных с рассмотрением конкретного дела. Практика Европейского Суда свидетельствует о том, что под сомнение ставится целесообразность пересмотра по формальным основаниям вступившего в законную силу решения суда, даже противоречащего материальному праву. 9. Представляется целесообразным закрепить обязанность всех ветвей государственной власти обеспечивать соответствие внутреннего законодательства Конвенции 1950 года с учетом ее эволютивного толкования. Это позволит динамично корректировать национальное законодательство и правоприменительную практику. 10. В случаях, обусловленных чрезвычайными обстоятельствами, угрожающими существованию нации, государство может отступать от своих обязательств по Конвенции 1950 г.. Это положение не может служить основанием для ограничения действия ст. 2 Конвенции, гарантирующей право на жизнь, за исключением случаев гибели людей в результате правомерных военных действий; ст. 3, запрещающей пытки и иное унижающее человеческое достоинство обращение; п. 1 ст. 4, запрещающей содержание в рабстве или подневольном состоянии, и ст. 7, гарантирующей, что никто не может быть осужден за преступление на основании совершения действия или за бездействие, которое согласно действовавшему в момент его совершения национальному или международному праву не являлось преступным. Вышеуказанные права человека носят абсолютный характер, имеют приоритет над национальными интересами государства, и не могут быть ограничены ни при каких обстоятельствах. Таким образом, Европейский Суд по правам человека, предъявляя высокие требования к судебным системам государств - участников Европейской Конвенции, считает ключевой задачей национальных судов обеспечение эффективной, своевременной и адекватной защиты прав и свобод человека. Выводы, сделанные по результатам диссертационного исследования, и сформулированные предложения направлены на повышение доверия к судебной власти, укрепление ее авторитета, повышение качества правосудия. Их реализация позволит обеспечить баланс частных и публичных интересов, соответствие национальной правоприменительной практики требованиям европейских стандартов в области прав человека.
<< | >>
Источник: Даньков Альберт Анатольевич. Обеспечение баланса публичных и частных интересов в сфере правосудия Теория и история права и государства; история учений о праве и государстве. 2014

Еще по теме ЗАКЛЮЧЕНИЕ:

  1. Популяция заключенных в Соединенных Штатах  Численность заключенных
  2. § 4. Заключение эксперта как средство доказывания. Требования, предъявляемые к заключению эксперта
  3. § 2. Условия заключения брака. Препятствия к заключению брака
  4. § 6. Оценка заключения эксперта
  5. Заключение
  6. Статья 86. Заключение эксперта
  7. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  8. Характеристики сообществ заключенных
  9. 10.2. Обвинительное заключение
  10. § 5. Обвинительное заключение
  11. Тюремное заключение
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Акционерное право - Бюджетная система - Горное право‎ - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право зарубежных стран - Договорное право - Европейское право‎ - Жилищное право - Законы и кодексы - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История политических учений - Коммерческое право - Конкурсное право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право России - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминальная психология - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Образовательное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право интеллектуальной собственности - Право собственности - Право социального обеспечения - Право юридических лиц - Правовая статистика - Правоведение - Правовое обеспечение профессиональной деятельности - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Римское право - Семейное право - Социология права - Сравнительное правоведение - Страховое право - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Судебное дело - Судебные и правоохранительные органы - Таможенное право - Теория и история государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия права - Финансовое право - Экологическое право‎ - Ювенальное право - Юридическая антропология‎ - Юридическая периодика и сборники - Юридическая техника - Юридическая этика -