<<
>>

Глава XII. «О дезертирах и беглецах»


В законодательстве и деятельности государственных органов XVII и первой половины XVIII вв. очень большое место занимает проблема дезертирства из армии. Уже Соборное Уложение 1649 года в главе VII предусматривает несколько видов уклонения от воинской службы
(ст.
ст. 8, 9, 19, 20).
Во время царствования Петра I в связи с обострением классовой борьбы и усилением угнетения трудящихся, одним из видов которого были беспрерывные рекрутские наборы, дезертирство еще более распространяется. Правительство издает многочисленные указы и распоряжения, большей частью усиливая наказание за дезертирство, но нередко прибегая к амнистии (при условии добровольной явки) и к некоторому улучшению положения солдат.
О размерах дезертирства можно судить по следующим цифрам. С 1705 по 1709 гг. ежегодно убегало не

менее 10 тысяч человек; в 23 драгунских полках, стоявших на Висле, осталось в 1707 году вместо 23 тысяч только 8 тысяч человек [******************************************]. Опасность дезертирства усиливалась и потому, что беглые солдаты организовывали шайки, которые совершали грабежи, насилия и пр.
Так, в 1719 году князь Трубецкой доносил, что в Мценском и других уездах Московской губернии оперируют воровские ц разбойничьи шайки, состоящие главным образом из беглых солдат и рекрутов, число участников шаек доходит до 100 и 200 человек.
В царствование Петра I издается огромное число указов о дезертирах. В указе от 27 сентября 1700 г. предписывалось пойманным беглым солдатам чинить казнь, чтобы впредь другим неповадно было.
Указом 19 января 1705 г. предписано вешать одного из трех дезертиров, а двух остальных бить кнутом и ссылать на вечную каторгу. Добровольно явившихся беглецов по указам от 18 февраля и 4 июля 1705 г. (ПСЗ, т. IV, № 2031) ссылали на каторгу на 5 лет и потом возвращали в полки. Указом 24 августа того же года приказано вешать только «заводчиков», а если их нет, то каждого десятого, остальных бить кнутом и оставлять в полку.
Артикул Воинский установил, как правило, применение к дезертирам смертной казни, что явилось заимствованием из современного исключительного по жестокости прусского и частью шведского уголовного законодательства [††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††].
Поскольку причины массового дезертирства лежали в социальных отношениях и самая изощренная репрессия оказывалась бессильной, Петр I пошел на значительное смягчение наказаний (см. комментарий к арт. 95)

и вынужден был произвести существенные реформы в области снабжения армии, изменить в известной мере правовое положение солдат.              .
В главе XII предусматриваются следующие преступления: Бегство с поля боя (арт. 94). Дезертирство из гарнизона, лагеря, похода (арт.
95, 96).              w Бегство с поля боя целых воинских частей (арт.
97, 98). Перебежка к неприятелю (арт. 99). Промедление с возвращением из поездки (арт. 100).
В главе XII только артикулы 95, 96 и 100 предусматривают преступления, совершенные как в военное, так и мирное время. Остальные имеют в виду преступления, совершенные непосредственно во время боя.
Артикул 94 карает бегство из части, находящейся в непосредственном соприкосновении с неприятелем, или бегство во время боя.
В артикуле для характеристики тяжести вины этих преступников, подчеркивается, что они уходят, не выполняя своей обязанности оборонять знамя свое или штандарт (знамя кавалерийской части) до последней капли крови.
В толковании подчеркивается все значение борьбы за честь войскового знамени и указывается, что тот, кто знамя или штандарт до последнего часа своей жизни не обороняет, не достоин называться солдатом.
Виновные в бегстве от неприятеля, если они не пойманы, заочно подвергались шельмованию. После поимки они подлежали смертной казни («убиты будут»). Артикул предлагает передавать винорных в их роту или полк и там без судебного процесса вешать на первом дереве. Такой порядок применения смертной казни был 'установлен для большего устрашительного воздействия репрессии.
В толковании поясняется, что солдат, симулировавший болезнь и потому отпущенный офицером, может быть достоин той же казни, т. е. приравнивается к беглецам.
Вместе с тем толкование предоставляет суду пощадить боязливых и несмелых по его усмотрению в зависимости от личности виновных и обстоятельств дела.

Артикул 95 предусматривает дезертирство—уход из гарнизона, лагеря, похода и т. п. как на театре военных действий, так и вне его. Дезертирство карается независим мо от времени пребывания в бегах. К дезертирству приравнивается самовольный переход из одного полка в другой «без паса», т. е. без соответствующего документа.
В изданиях Артикула Воинского, напечатанных в 1715 году, артикул 95 состоял только из нынешней его первой части и содержал абсолютно определенную санкцию— всякий дезертир независимо от сроков его пребывания беглым должен быть повешен.
Однако эта санкция не уменьшила дезертирство и только стимулировала создание беглыми солдатами разбойничьих шаек.
Дезертирство порождалось глубокими причинами, оно было одним из проявлений обострения классовой борьбы. Дезертирству способствовали очень плохие условия, в которых находились солдаты, частью из-за недостатка государственных средств на содержание огромной для того времени постоянной армии, частью из-за самого разнузданного и дерзкого воровства и злоупотреблений должностных лиц, оставлявших солдата раздетым и голодным.
Особенно тяжелым было положение только что призванных в армию рекрутов. Военная коллегия в 1719 году констатировала, что рекруты сбегают или гибнут в пути из-за невыносимых условий. Собранных в губерниях рекрутов заковывают в цепи и ведут скованными. Приведя в город, держат по тюрьмам и острогам немалое время в великой тесноте и изнурении. Отправляют в далекий путь с одним и то негодным офицером. По пути многие умирают от болезней. Другие, не стерпя такой великой нужды, бегут и пристают к воровским компаниям и «становятся они ни крестьяне, ни солдаты, но разорители государ-
*
ства .
Убедившись, что самые суровые репрессии не могут пресечь дезертирства, Петр I указом от 20 декабря 1717 г. (ПСЗ, т. V, № 3136) отменил артикул 95 в его прежней редакции, заимствованной из бранденбургско-прусских и шведских артикулов. В указе пояснялось, что «сие (т. е. установление смертной казни за каждый случай дезертирства.— Н. Д.) взято с прикладу иных Государств, где люди наемные служат, а не указом берут, того ради сей пункт переменяется по сему». Таким образом, Петр I признал непригодность перенесения нормы, изданной для наемных войск, в национальную армию.

В новой редакции прежде всего установлено существенное смягчение наказания для молодых солдат — рекрутов, служивших менее года.
Для них же в случае повторности побега, а также для прослуживших более года определяется суровое наказание (бить кнутом, вырезать ноздри перед полком ,и ссылать на галеры навечно), но смертная казнь исключается. Указом от 13 июня 1720 г. смертная казнь была восстановлена для тех дезертиров, которые явились добровольно, были прощены, но вновь убежали (ПСЗ, т. VI, № 3599).
Хотя указ 1717 года отменил прежнюю редакцию арт. 95, в дальнейшем она воспроизводится в печатных изданиях Артикула Воинского (в частности, в издании 1719 года), но следом за ней помещается содержание Указа 1717 года, составляющее части 2, 3, 4 арт. 95. При издании Полного собрания законов в 1830 году арт. 95 напечатан в том виде, какой он получил после издания указа 1717 года.
Толкование к арт. 95 содержит новую норму, устанавливая жестокое наказание (но не определяя его) для укрывателей беглых солдат.
Артикул 96 устанавливает смягчение наказания для дезертиров, которые, «раскаясь на дороге», явятся добровольно.
Этот артикул, как отмечают многие авторы, не стимулировал возвращения беглых солдат. Он был сформулирован в соответствии с прежней редакцией арт. 95, предусматривавшей только смертную казнь. После издания указа 1717 года смягчение наказания в арт. 96, по сравнению с арт. 95, стало не столь значительным. Почти непрерывно отдельными указами правительство Петра I объявляло о полном освобождении от наказания дезертиров в случае их явки в установленные сроки и затем многократно продляло эти сроки.

М. П. Розенгейм писал, что большей частью манифесты и указы о добровольной явке не имели большого влияния, так как при невероятной волоките в судебных органах добровольно явившиеся находились в тюрьмах в ужасных условиях долгое время, иногда много лет, в ожидании решения и, таким образом, фактически от наказания не избавлялись.
Впрочем, нередко добровольно явившиеся вообще не предавались суду и только подвергались дисциплинарным взысканиям [‡‡‡‡‡‡‡‡‡‡‡‡‡‡‡‡‡‡‡‡‡‡‡‡‡‡‡‡‡‡‡‡‡‡‡‡‡‡‡‡‡‡].
Артикул 97 предусматривает случай бегства всей части (полка или роты) после того, как она вступила в бой. Если виноваты в этом только начальники, то лишь они одни подлежали обесчещению (преломление шпаги и шельмование) и повешению. Если виноваты также и рядовые, то из рядовых повешению подлежал по жребию каждый десятый или как по выяснении обстоятельств дела будет признано необходимым.
Остальные рядовые наказывались шпицрутенами. Кроме того, вся часть считалась обесчещенной и должна была стоять вне лагеря без знамен, пока не снимет пятно своей храбростью.
Этот артикул не устанавливал объективного вменения, так как лица, которые могли доказать свою невиновность (например, доказать, что они активно пытались пресечь бегство солдат), не подвергались наказанию.
В рукописном экземпляре децимация, т. е. повешение каждого десятого рядового по жребию, была установлена как безусловное наказание. Петр I включил слова «или как по изобретению дела положено будет», сделав тем самым децимацию факультативной и предоставив Генеральному военному суду право применять другие меры.
В имеющихся в распоряжении составителей документах нет доказательств реального применения децимации.
Артикул 98, очевидно, предусматривает тот случай, когда бежавшие части или соединения находятся фактически вне пределов власти командования и правительства.

Это могло иметь место, когда русские войска находились в Северной Германии в качестве союзных войск.
Отступные части в течение девяти недель вызываются в Генеральный военный суд и им дается салф-кондукт, т. е. охранная грамота для беспрепятственной явки в суд. Однако салф-кондукт не исключает назначения и применения наказания, которое виновный должен понести.
Случаи выдачи охранной грамоты преимущественно относятся к наемным войскам. Выдача такой грамоты, видимо, имела назначением предупредить переход целой части к неприятелю или уход ее в другое государство. О салф-кондукте см. в разделе IV настоящей книги.
В толковании к арт. 98, в частности, говорится, что нет смысла повторять о салф-кондукте, поскольку об этом «я уже в описании судебных тяжеб или процессов пространно упоминал». Несомненно, это замечание было сделано в первом лице автором проекта для царя или кого- либо из высших сановников, а затем по небрежности составителей и редакторов попало в текст закона.
Артикул 99 предусматривает ответственность за одно из тягчайших воинских преступлений — перебежку к неприятелю. Уложение 1649 года предписывало вешать перебежчиков («переезщиков») на виду у неприятельских полков и конфисковать их имущество (ст. 20 гл. VII).
По арт. 99 имя переметчика прибивалось к виселице, и он заочно подвергался шельмованию и объявлялся изменником с конфискацией имущества. При поимке виновного он подлежал повешению без суда. К переметчикам толкование к арт. 99 приравнивало воинских людей, попавших в плен и не возвратившихся в свою часть, когда к этому предоставлялась возможность.
Толкование специально оговаривает ответственность за один лишь умысел перебежать к неприятелю, если он имел место у многих лиц, т. е., по существу, был сговор. Слова артикула «оные в некоторых 'местах живота лишены бывают», видимо, надо понимать в том смысле, что лишь к некоторым из виновных может быть применена смертная казнь. Следует учесть, что в наемных войсках Западной Европы перебежка к неприятелю или сговор о такой перебежке встречались очень часто.

Последняя строка толкования «Еще такожде повешены бывают оные, которые в дезертировании поимаются», по мнению П. О. Бобровского, относится к арт. 95 и толкованию, где сказано о наказании укрывателей.
' Артикул 100 карает вычетом из жалованья опоздание с возвращением из правомерной поездки (из отпуска, командировки и т. п.). В первоначальной редакции артикула размер вычета устанавливался из расчета — месячное жалованье за 8 дней опоздания. Петр I вместо 8 дней поставил 7. Царь зачеркнул также слова «честные причины», видимо, как ничего не выражающие, и заменил словами «знатные причины», т. е. основательные, уважительные.
В перечень «знатных» причин, который дан в толковании, Петр I добавил «Ежели родители его, или кто дом его правит умрет, и прочия причины, которыя судья за праведныя и необходимый признает», т. е. признал расширенный им перечень примерным, а не исчерпывающим, как было в рукописном экземпляре, и предоставил право судье в конкретных случаях устанавливать и другие «знатные» причины.
<< | >>
Источник: Софроненко К.А. Памятники русского права. Выпуск 8. Законодательные акты Петра I .Первая четверть XVII в.. 1961

Еще по теме Глава XII. «О дезертирах и беглецах»:

  1. ГЛ. XII. — О ДЕЗЕРТИРАХ И БЕГЛЕЦАХ
  2. Глава XII.
  3. Глава XII.
  4. ГЛАВА XII ВОСТОЧНЫЙ ВОПРОС
  5. Глава XII СИСТЕМА ПРАВА 
  6. Глава XII. НОРМА ПРАВА
  7. Глава XII МЕЖДУНАРОДНОЕ КОСМИЧЕСКОЕ ПРАВО
  8. Глава XII. ПРАВО МЕЖДУНАРОДНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ
  9. Глава XII ДРУГОЙ МИР ВОЗМОЖЕН
  10. Глава XII II. Действующее русское законодательство
  11. Глава XII Отбор присяжных заседателей
  12. Глава XII. О поименных списках избирателей
  13. Глава 9. Древнерусское государство и право (IX-XII вв.)
  14. ГЛАВА XII. ТОРГОВЛЯ, КРЕДИТ И ДЕНЕЖНОЕ ОБРАЩЕНИЕ
  15. ГЛАВА XII ОБЯЗАННОСТИ ДИРЕКТОРОВ И УПРАВЛЯЮЩИХ КОРПОРАЦИИ
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Акционерное право - Бюджетная система - Горное право‎ - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право зарубежных стран - Договорное право - Европейское право‎ - Жилищное право - Законы и кодексы - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История политических учений - Коммерческое право - Конкурсное право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право России - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминальная психология - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Образовательное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право интеллектуальной собственности - Право собственности - Право социального обеспечения - Право юридических лиц - Правовая статистика - Правоведение - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Римское право - Семейное право - Социология права - Сравнительное правоведение - Страховое право - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Судебное дело - Судебные и правоохранительные органы - Таможенное право - Теория и история государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия права - Финансовое право - Экологическое право‎ - Ювенальная юстиция - Юридическая антропология‎ - Юридическая техника - Юридическая этика -