<<
>>

ВВЕДЕНИЕ

Во второй половине XVII в. Русское государство все более приобретает черты абсолютизма. Не прекращавшаяся на всем протяжении XVII столетия борьба народных масс против феодального гнета приобретает особый размах в 70-х годах, когда наряду с антифеодальными выступлениями происходит размежевание внутри города и крестьянской общины, влекущее за собой нередко выступления крестьян и посадских людей против зажиточной части деревни и города.
Развитие классовой борьбы, изменения в экономике находят свое отражение в эволюции государственного строя. Старые феодальные институты претерпевают изменения, отмирают, а государственный аппарат ищет новые формы, при помощи которых стремится обеспечить защиту интересов дворянства в условиях ожесточенной классовой борьбы. С 1649 года до начала самостоятельного правления Петра I в 1696 году появляется огромное количество различных законодательных актов, выраженных в форме царских указов, боярских приговоров, соборных определений и т. д. Часть из этих правовых норм возникала при решении какого-либо казуса, а многие носят характер самостоятельных законодательных актов. В настоящем разделе мы помещаем Новоуказные статьи о татебных, разбойных и убийственных делах 1669 года, являющиеся крупнейшим памятником истории русского уголовного права и процесса. Классовая борьба вызывала потребность в изменении ряда норм Уложения путем приспособления их к условиям Русского государства 70-х годов XVII в. Новоуказные статьи в ряде случаев отменяют пытку, смягчают членовредительные наказания, стремятся по мере возможности заменить тюремное заключение ссылкой в Сибирь или окраинные города и т. д. Усиление абсолютизма вызвало ограничение прав местной выборной администрации, передачу ряда судебных функций представителям центральной власти, посылаемой в уезды и города. Новоуказные статьи закрепляют усилившееся значение сыщиков и ограничение ими прав губной администрации.
Новоуказные статьи усиливают значение свидетельских показаний, придавая им роль решающего доказательства по делу. Развитие абсолютистской монархии потребовало создания процессуальных норм, при помощи которых государство смогло бы осуществлять действенный контроль над судопроизводством. Судопроизводство по правилам обвинительного процесса уже не могло отвечать потребностям самодержавного государства, стремившегося к созданию такой системы суда, которая в полной мере обеспечила бы защиту интересов класса феодалов. Указ от 21 февраля 1697 г. завершил по существу ликвидацию обвинительного процесса в русском феодальном судопроизводстве, заменив его розыскным. Указ этот имеет важнейшее значение для изучения истории русского процессуального права в период становления абсолютизма (см. ПРП, вып. VIII, стр. 571). Не менее важным для изучения русского гражданского и Судебного права исследуемого периода имеют также Писцовый наказ 1684 года и Судные статьи 1685 года. Ввиду ограниченного объема данного выпуска тексты этих памятников не приводятся. Поэтому составители сочли необходимым наиболее интересные положения данных законодательных актов привести в историко-правовом обзоре. Как и в предыдущих выпусках, историко-правовой обзор включает в себя многочисленные судебные акты и исторические документы, позволяющие читателю уяснить порядок применения законодательных норм в деятельности Русского государства, увидеть классовую сущность судебной деятельности приказов и местной администрации. Новоуказные статьи приводятся по тексту Полного собрания законов Российской империи. 1669 г., января 22 НОВОУКАЗНЫЕ СТАТЬИ О ТАТЕБНЫХ, РАЗБОЙНЫХ И УБИЙСТВЕННЫХ ДЕЛАХ Великий государь царь и великий князь Алексей Михайлович всея Великия и Малыя и Белыя России самодержец, слушав Соборного Уложенья 21 и 22 глав статей, указал и бояре приговорили: 1. Которые разбойники разбивают и людей побивают и тати крадут в Московском уезде и в городех на посадех и в уездех, и такие разбойные и убийственные и татиные дела ведать в Разбойном приказе.
2. А ведать в городех разбойные и татиные и убив- ственные дела сыщиком и губным старостам по наказам из Разбойнаго приказу, а воеводам в городех таких дел ничем не ведать. 3. А в губных старостах у таких дел в городех быть дворяном добрым и прожиточным, которые за старость или за раны от службы отставлены, или за которых служат дети их или племянники, и которые грамоте умеют; а которые грамоте не умеют, и тех в губные старосты не выбирать; а в которых городех дворян нет, и в тех городех в губные старосты выбирать из детей боярских, добрых же и прожиточных людей, против того ж, как писано в сей статье выше сего. А быти губным старостам в городех по выбору дворян, и детей боярских, и посадских, и всяких чинов жилецких и уездных сотных людей, и иметь на тех губных старост у дворян, и у детей боярских, и у посадских и всяких чинов у жилецких и уездных людей выборы, кого выберут в губные старосты, присылать те выборы из городов к Москве в Разбойной приказ. А к вере приводить их губных старост в городех сыщиком по чи новной книге, а пошлины с них имать по рублю с чело* века; а приведчи к вере, велеть им быть у губных дел, а наказные памяти давать им из Разбойного приказу за дьячьею приписью, по чему им разбойные и убивственные и татиные дела ведать, а до тех месть те дела им губным старостам с ними сыщики ведать без ослушанья, чтоб в том мешкоты не было. Да в городех же быть у губных дел дьячком, а к вере приводить их сыщиком же, а пошлин иметь с них по полтине с человека, а губным целовальникам не быть. А в Москве губных старост и дьячков для крестного целованья из городов не присылать. Да у тюрем же быть для стражи стрельцом, а сторожам быть по два человека с поруками из найму; а поруки имать по них добрые, кому б мочно в том верить, и приводить их к вере сыщиком же. А деньги им давать по уговору из государевы казны из тамошних доходов, которые сбираются в губную избу, а что взято будет крестоприводных пошлин у губных старост и с дьячков, и те деньги присылать в Разбойной приказ.
4. А то губным старостам приказывать накрепко, и в наказех писать им с великим подкреплением, чтобы они про татей и про разбойников сыскивали, и того смотрели и берегли накрепко, чтоб однолично нигде татей и разбойников и розбойничьих станов и приездов не было. 5. А в истцовых искех губных старост и губных дьячков и сторожей судить и очные ставки давать в городех сыщиком, а по тем судным делам и по очным ставкам чинить указ по Уложенью. 6. А будет учнут истцы бити челом на которого губ- наго старосту недружбою, или понаровкою, и у того дела с тем губным старостою, на которого будет челобитье, велеть быть иного города губному старосте; а указ о том чинить сыщиком, и приказывать им губным старостам, чтоб они делали правду без всякого пронырства. Статьи о татех 7. Которые люди приведут в губу татя или разбойника, а те разбойники или тати учнут на тех людей и на их дворовых людей и на крестьян, которые их в губу приведут, говорить розбой, или татьбу, или иное какое воровство, и тому не верить для того, чтоб всяким людем безстрашно было воров имая, в губу приводить; а будет тех же разбоев и татеб после того приводу приведут в губу и товарищев их иные люди, хотя и мимо тех людей, а те приводные люди учнут говорить в каком воровстве на тех же людей, которые товарищев их сперва привели, или на людей их, или на крестьян, и той язычной молке не верить же. 8. А приведут татя, а доведут на него одну татьбу, а он в той татьбе в распросе без пытки повинится, и его разспрашивать накрепко и в иных татьбах с пристрастием, а не пытать, и посадить его в тюрьму на две недели; и будет в тех дву неделях будут на него в иных татьбах челобитчики с явными уликами, и его по тем уликам в иных татьбах пытать по Уложенью. А будет в тех двух неделях в иных татьбах челобитья с явными уликами на него ни от кого не будет, и ему за первую татьбу учинить наказанье, бить кнутом и отсечь два пальца меньшие у левой руки, и свободить с порукою, что ему впредь не воровать. А будет по таких порук не будет, и тех отдавать тем, чьи они скажутся, будет помещики и вотчинники или посадские люди, за кем они преж сего жили, живут в ближних местех; а будет те люди, за кем они преж сего жили, живут в дальных местех, и тех по тому ж свобождать и давать им сыщиком письмо за своею рукою, чтоб им, иду- чи на старину, повольно на станех стоять, а дав им то письмо, сказывать, чтоб они шли на старину и жили в прежних местех, за кем кто жил в городе, на посаде, или в уездех, а на воровстве б по том нигде не объявились.
А будет после сего великаго государя указу такие казне- ные люди, покиня старину, объявятся где на воровстве, и им по указу великого государя быть в жестоком наказанье, отсечь им по руке да по ноге, а тех, кто учнет воровство их укрывать и у себя держать, по сыску сослать в Сибирь на пашню с женами и детьми, которые не в разделе. А как такие свобоженые казненые люди к прежним своим помещиком и вотчинником, или кто где прежде воровства жил, на старину придут, и письмо за сыщиковою рукою покажут, и тем всяких чинов людем по сему великого государя указу, досмотря сыщиковых писем, таких казненых людей примать и у себя держать их безпенно. А будет такие казненые люди, которым отсечены пальцы, не взяв у сыщиков письма о свободе, по которой мере уйдут, и где объявятся, и таких прежним их помещиком и вотчинником и всяких чинов людям их нигде никому не при- мать, а приводить их или отсылать к сыщиком, от которых они ушли; а как их к сыщиком приведут, и сыщиком про то разыскивать накрепко; и будет за ними иного воровства не объявится, за побег бив кнутом и дав письмо за рукою, свободить. А будет такой тать в первой татьбе учнет в распросе запираться, и его и в одной татьбе пытать; и будет он с пытки повинится, и ему после дву недель по тому ж два меньшие пальцы у левой руки отсекши, с порукою и с письмом его свободить, а в иных татьбах после пытки распрашивать его накрепко с пристрастием, а без явных улик не пытать; а будет в дву неделях будут на него челобитчики с явными уликами, и ему чинить указ, как писано о том выше сего, а больше дву недель таких людей с сего великого государя указу в тюрьмах не держать. А которые в каких татьбах объявятся, а в распросе скажут, что они гулящие люди, и ни в каких чинех не записаны, и ни за кем всяких чинов за людьми не живут, и тех распрашивать накрепко, впрямь ли они гулящие люди и где и за кем отцы их или матери живали; и будет такие после распросов скажутся гулящими людьми, а воровство их татиное сыщется, и таким людям за воровство их чинить указ, как писано выше ж сего, и присылать таких людей сыщиком к великому государю к Москве в Розбой- ной приказ на опальных лошадях, а с Москвы ссылать таких людей в Сибирь.
А мошенником чинить указ против сей же статьи, что и татям. 9. А которой человек будет в первом приводе, а в распросе и с пытки повинится в дву татьбах, и ему за те татьбы учинить наказанье, бить кнутом, и отсечь левую руку по запястье, и свободить его с порукою, что ему впредь не воровать; а будет порук по нем не будет, и его отдать тому, чей он скажется, и дать ему письмо против осьмой же статьи, а животы его отдать истцом в выти. 10. А будет приведут татя, и доведут на него татьбы три, или четыре, или больше, и того татя пытав, казнить смертью, хотя он и убивства не учинил, а животы его отдать истцом в выти. 11. А будет тать и на первой татьбе учинит смертное убивство, и его казнить смертью. 12. А церковных татей, которой тать войдет в алтарь в день, или в ночь, и что возмет от святых сосудов, или потир, или иныя какия вещи и тем татям учинить казнь, отсечь левую руку да правую ногу; а будет которые тати покрадут церковь, и что возмут, и ему учиня наказанье, отсечь левая рука; а за две церковные татьбы таким татям учинить по Уложенью, казнить смертью и животы их отдать в церковныя татьбы. 13. Будет кто у кого покрадет на поле хлеб жатой, или сено, или украдом учнет хлеб жать, и с поля тот хлеб к себе повезет, и на дороге его с тем краденым хлебом или сеном, изымав, приведут в приказ, и сыщется про то допряма, что хлеб или сено крал, и того татя за ту татьбу бить кнутом, а краденое велеть, на нем доправя, отдать истцу; а будет те тати изымать себя не дадут, и кого из тех татей убьют, или ранят, и того убитаго или раненаго явить окольным людем вскоре, и привезть в приказ и записать, и тем от того убивства свободиться; а будет татя того, чей хлеб, или человека его или крестьянина, как их имали, у хлеба или у сена убьют или ранят, и сыщется про то допряма, и тех татей за смертное убивство казнить смертью; а за великую рану отсечь рука, а за легкую рану отсечь палец; а что покрал, и то взять из животов его. 14. А которые воры на Москве и в городех воруют, ходя по улицам, людей грабят и режут и шапки срывают, и о таких ворах на Москве и в городех и в уездех учинить заказ крепкой, и старостам и целовальником приказать накрепко, будет такие воры где объявятся, и их всяких чинов людем имая, приводить в приказ, да кто таких воров изымав, в приказ приведет, и в приказе таких воров распрашивая, сыскивать про них всякими сыски накрепко; да будет про воровство их сыщется допряма, что они, ходя по улицам, воруют, людей грабят и режут и шапки срывают, и тем вором за грабеж чинить указ против осмой статьи, то и татем; а будет которые воры убьют кого до смерти или кого зарежут, и им за то учинить смертная ж казнь; а будет кого ранят, и им за рану учинить тот же указ, как писано о том выше сего в третьей на десять статье; а кто таких воров на Москве и в городех видя где, не изымает и в приказ не приведет, а изымать было им мочно ж, и сыщется про то допряма, и на тех людех, которых от смертного убивства не отняли и убойцу не поймали, а поймать было им мочно ж, имать заповеди на чиновных людех по пятидесяти и по тридцати и по двадцати рублев, смотря по человеку, а обычных людей бить батоги; а в городех за ту ж вину чиновных людей городовых бить батоги; а мелких людей бить кнутом, а не в смертных винах на чиновных людей имать заповеди в полы, а мелких людей бить батоги ж. 15. А будет кто у кого из пруда или из саду рыбу покрадет, и того татя изымают с поличным, а сыщется про то в правду, что он покрал в первые, и такого бить батоги; а будет в другие также с поличным изыман будет, и такого за такую вину бить кнутом; а будет в третие тот же изыман будет с поличным, и такому отсечь рука, и дав ему против осмой статьи письмо, отпустить на старину, а покраденое отдать истцу, или из животов его цену заплатить. 16. А будет кто татя с поличным убьет в дому своем, и того убитаго тотчас объявит окольным людем, и объявя, везти к записке в приказ; а будет кто за татем погонится с сторонними людьми, и на дороге, или на поле, или в лесу тот тать изымати себя не даст и учнет дратися, и того татя на погоне кто убьет до смерти или ранит: и того убитаго или раненого татя с поличным, что он покрал, по тому ж привезть в приказ с погоньщики вместе. А будет кто татя изымав, и не водя в приказ, учнет его пытать у себя в дому, и на нем татю доправить безчестье и увечье вдвое, а в чем его пытал, и ему татьбы своей на том тате искать судом, а из приказу того татя пытать не велеть. А которые люди в исковых искех сидят в тюрьме, а из тюрьмы истцовы иски на них правят, а истцов у правежу нет, а сидят они в тюрьме лет по пяти и больше, и тех людей дать на статные поруки с записью в том, как их спросят, и порутчиком их поставить. А будет кому служилым всяких чинов людем с правежу откупиться будет нечем, и на них самих и на людех их долговые деньги после указного месяца править безо всякия пощады, а головою истцом их не отдавать, опричь тех детей боярских, которые ходят в приставех, а козаков и пушкарей и затин- щиков и иных меньших чинов служилых и тяглых всяких людей, которым с правежа в истцовых исках откупитися будет нечем же, опричь дворян и детей боярских и стрельцов, велено истцом выдавать головою до искупу без жен, а работать им за пять рублев по году; а кому они выданы будут, и по тех людех взять порука за роспискою, что их не убить и не изувечить; а как те выданные люди урочные годы отработают, и их поставить в приказе; а будет такие выданые люди от кого сбежат, и тем людем о том явить в приказе ж. А дворяном и детем боярским быть на правеже до тех мест, покамест с должники разделаются; а за стрельцов платить истцом из Государева денежного жалованья на год по четыре рубли; а покаместь они от долгов своих свободятся, и им служить с одного хлебного жалованья. Статьи о разбойных делах 17. Будет приведут разбойника, и его пытать; да будет он с пытки повинится, что он разбивал впервые, а убивства не учинил, и ему учинить указ против осмой статьи. И во 171 году в докладной выписке, за пометою думнаго дьяка Лариона Иванова, написано: будет приведут разбойника, и его пытать, да будет повинится с пытки, что он разбивал впервые, а убивства не учинил: и ему учинить казнь, отсечь рука да нога, и свободить без поруки, что ему впредь не воровать, и дать ему о том письмо. 18. А будет разбойника поймают на разбое в другие, и его по тому ж пытать и в иных разбоех, да будет он повинится только в дву разбоех, а убивства хотя и не учинил, и его за другой разбой казнить смертию, а животы его отдать в выть; а будет кто и впервые приведен будет, а повинится в дву разбоех, и его казнить смертию. 19. А которые разбойники говорят на себя в распросе и с пыток, что они были на одном разбое, да на том же разбое учинили убивство, или пожгли дворы, или хлеб, и тех разбойников и за первой разбой казнить смертию. 20. А которые разбойники будут изыманы на разбоех или на станех, и в распросе и с пыток учнут говорить сами на себя и на товарищев своих во многих разбоех и в смертном убиветве и в дворовом пожоге, и за то воров ство доведется их казнить смертию, а товарищев их, на которых они учнут говорить, в те поры в сыску не будет, и таких воров для сыску товарищев их держать в тюрьме месяц. А будет товарищев их в месяц не сыщется, и тех воров после месяца казнить смертию; а больше месяца такие воры, сидя в тюрьме многое время, от смертныя казни не свобождались, и безвинных бы людей не клепали, а про товарищем распрашивать их и при смерти; и будет про которых с пытки или при смерти скажут, и таких по их оговору сыскивать, а сыскав, распрашивать накрепко, и будет доведется, и их пытать; а спрашивать их при смерти про товарищев накрепко, чтоб не лгали, а сказывали б правду, помня страх божий, и души свои от грехов свобождали. 21. А которые разбойники после распросу и пытки учнут сидеть в тюрьме две недели, а в тех двух неделях на иных людей разбою говорить не учнут, а после дву недель затевая воровством какую разбойную молку, учнут говорить на иных людей для своей корысти, а сперва в распросе и с пытки про то на них не говорили; и тем их язычным молкам не верить, чтоб в том неповинным людем тягости и убытки не чинилось. 22. Животы разбойничьи и татиные оценя, отдавать в платеж истцом; а чего разбойных и татиных животов в иск не достанет, и те иски класти в выти, на кого по сыску доведется. А будет которым крестьяном вытей платить нечем, и тех отдавать истцом без жен и велеть им у истцов заживать лета по Уложенью, а в тюрьме их не держать. А которые истцы крестьян в выти свои взять не похотят, и у тех имать к делу сказки за их руками для спору, что они впредь о вытях своих на ответчиков не челобитчики; а крестьян отдавать тем, за кем они преж того жили, с роспискою. А будет розным истцом двум, или трем, или четырем человеком в выти их доведется отдать один крестьянин, и такому крестьянину за выти у истцов заживать лета погодно, смотря по иском; а тем людем, которые ведаючи воровское покупают, чинить торговое наказанье, бить кнутом. А каких чинов истцом за их иски до искупу выдавать велено, и по скольку рублев мужеска полу на год у них заживать, и о том писано выше сего в шестой на десять статье. 23. А которые разбойники в истцовых искех на себя и на товарищев своих с пыток говорят, что они разбивали, а что разбоем взяли, и про то скажут именно, а больше того, скажут не взяли, и истцом в их иски то и править, что разбойник скажет. А которой разбойник скажет с пытки кого разбивал и животы его имал, а что он и товарищи его животов взяли, того, скажет, не упомнит, и тем истцом по их челобитным указывать в четверть их исков. А которые разбойники скажут с пыток, кого разбивали, и животы его имали, а что они и товарищи их животов взяли, и то скажут именно ж, а про достальные истцовы животы скажут, кто что взял, того они не упомнят, и истцом по той их разбойничьей сказке велеть в их иски править то, что разбойники именно скажут, а в достальные их иски, про которые разбойники скажут, что они не упомнят, взять в четверть же. А которых разбойничьих животов за истцовой вытью останется, и те достальные животы оценя, продать на великого государя. А будет которых разбойничьих животов истцу в выть не достанет, и тому истцу из иных разбойничьих животов не давать и на вытчикех иных разбоев того недостатка не разводить. 24. Кого поймают на разбое, а те разбойники на себя в разбое с пыток говорить не учнут, и про тех людей около их житья обыскивать; да будет в сыску обыскные многие люди скажут, что они тех разбойников знают, или разбоем и иными лихими делы те обыскные люди их оговорят, и тех людей по обыском пытать в другие. А будет они и с другия пытки на себя говорить не учнут, и таких отдавать тем людем, за кем они прежде того жили, с порукою, или с роспискою; а будет по них порук не будет и росписаться некому, или те люди, за кем они жили, живут в дальних местах, давать им свободу с письмом, сказав им великого государя указ, как писано в осмой статье. А будет те люди, за кем они преж того жили, от таких отступятся, и тех пытанных людей ссылать в Сибирь с женами и с детьми на пашню. 25. А будет в обыску скажут, что они люди добрые, и улики никакия на них не ведают, и тех по однем пыточным речам отдавать с порукою или с роспискою и тем лю- дем, за кем они преж того жили, и^велеть им держать их безпенно, а то им сказать будет впредь за такими пытанными объявится какое воровство и, они б воровство их не таили и не скрывали, а извещали б о том и воров отсылали к сыщиком тотчас; а будет такие пытанные из дальних мест, отпущать их с письмом и с сказкою против ос- мой статьи, а то в поручных записях и в письме сыщиком писать, будет такой пытаной, а не казненой человек похочет с старины куда ежать или идти кроме воровства, для какого промыслу, и ему в том селе или в деревне дать по себе поруку, что ему опять быть на старину, а нигде на воровстве не объявится; а будет по таких порук не будет, и их с старины не отпускать; а будет такой пытанной с старины уйдет, не сказався и помещиком и вотчинником и всяких чинов людем, тех мест жителем, о таком беглом, написав его в лета и в приметы, писать к сыщиком и подавать явки; а сыщиком велеть такого сыскивать, и сыскав, указ чинить по осмой статье. А будет кто в людех или в дворниках запрется, что у них не бывали, и про то сыщется допряма, что те люди у них были, и на тех людех править пени безсрочно по пятидесят рублев на человека; а которые люди людей своих или крестьян приведут, а скажут на них воровство явное, и тех людей и крестьян пытать и указ чинить по делу. . 26. А на которых людей в обыску скажут, что они лихие люди, тати или разбойники, и тех людей по обыском имать, а дворы их и во дворех животы и хлеб молоченой запечатать, а стоячий хлеб и земляной переписать же и приказать беречь тутошним и сторонним людем с поруками, докуды дело вершится; а тех лихованных людей по обыском в разбоех и в татьбах пытать; а учнут на себя и на товарищев своих говорить, и по их язычным молкам, оговорных людей имать, а дворы их и во дворех животы и хлеб по тому ж переписав, запечатать, да тех оговорных людей с языки с очей на очи ставить и распрашивать; да будет язык на очной ставке которого человека опознает, и учнет на него говорить то ж, что и за очи в распросе и с пытки на него говорил, а тот оговорной человек учнет бить челом о обыску, и того человека дать за пристава, а про него обыскать большим повальным обыском, да будет его назовут лихим человеком, и его по язычной молке и по лихованным обыском пытать; и только учнет на себя и на товарищев своих в разбое говорить, и ему чинить указ по делу, а тому, которой на него говорил, учинить указ, как писано о том выше сего, а животы их продать в выти истцовых исков. 27. А будет кого в обыскех одобрят, и его по обыском дать на поруки против двадцать пятой статьи; а будет он впредь объявится на каком воровстве, и его поймав, привесть к сыщиком, а сыщику указ чинить по указу великого государя, как о том писано выше сего, в осмой статье. 28. А сыскивать повальным обыском около тех мест по версте, и по две, и по три, и по пяти, и по десяти, и по пятнадцати, и по двадцати и больше, всяких чинов многими людьми без отводу, опричь духовного чину, архимандритов и игуменов и старцов и протопопов и попов и дьяконов и всяких церковных причетников; а допрашивать тех обыскных людей, дворян и детей боярских и всяких чинов служилых и посадских людей и дворцовых волостей и помещиковых и вотчинниковых старост и целовальников и крестьян, по святей христове непорочной евангельской заповеди, всякого человека порознь, и обыскные речи велеть обыщиком писать при себе, а за очи обысков и обыскных людей имен в обыск не писать, и у тех обыскных людей обыскные речи имать за их руками; а которые люди грамоте сами не умеют, и в тех место прикладывать руки отцем их духовным, или кому они верят, а прикладывали б они руки при тех людех, в чье место кому прикладывать, при самих, а за очи рук не прикладывали б; а духовного чину и церковных причетчиков не допрашивать, и ими не сыскивать; а о допросех их, или о сыску про какие дела доведется их допрашивать или ими сыскивать, послать память к духовным судьям; а у ино- з.емцов и у мурз и у татар, которые грамоте умеют, имать речи за их же руками, а у ясачных всяких людей обыскные речи имать за их знамены, а имать обыскные речи всяких чинов у служилых людей особые, а с людьми бы и со крестьяны своими в обыск они не писались. И про то обыщиком приказывать накрепко, и в наказные памяти им писать с большим подкреплением, чтобы обыскные люди семьями стакався, в обыскех не лгали, и сказывали прямо б правду, никого не бояся, и никому не норовя ни которыми делы, и другу не дружили, а недругу не мстили, как что делалось, так бы и сказывали. А будет которые обыскные люди учнут в обыскех лгать, и скажут не по правде, или которые люди великого государя указу учнут ослушаться, обыскных речей не дадут: и на тех обыскных людех за лживые их речи и за ослушание имать великого государя пеня: с стольников и с стряпчих и с дворян московских и с жильцов и с городовых дворян и детей боярских и на ослушниках по тридцати рублев с человека, с посадских старост по двадцати рублев с человека, с посадских людей и с ямщиков и с вотчинниковых и с поме- щиковых приказчиков по десяти рублев с человека, а с старост и с целовальников по пяти рублев, с крестьян и с бобылей по рублю с человека, с служек монастырских больших монастырей по двадцати рублев с человека, а меньших монастырей с служек и с детенышев всех монастырей по пяти рублев с человека, да из тех же обыскных людей выбрать приказчиков и крестьян лучших людей, десятого человека бить кнутом; а что кому истцу или ответчику от лживых обысков учинится убытка и проести и волокиты, и то все велеть доправить на тех же людях, кто в обыску солжет, и отдать тому, кому те убытки учинятся. А будет которые по таким лживым обыском будут пытаны, и тем пытаным людем велеть на тех же людях, кто в обыску солжет, править бесчестье и увечье в четверо, чтоб впредь не лгали. А будет обыщики учнут про кого сыскивать не по правде, для своей бездельной корысти, или в том сыску учнут другу дружить, или недругу мстить, а после про то про все учинится ведомо, и им обыщиком за то великого государя царя и великаго князя Алексея Михайловича всея Великия и Малыя и Белыя России самодержца быть в опале и в жестоком наказанье, да на них же обыщиках за ту понаровку имать на великаго государя пени по пятьдесят рублев на человеке. Да будет в обыскех обыскные люди учнут говорить разные речи, одни скажут по истце, а другие по ответчике, и с которую сторону в обыскех обыскных людей будет больше, й того по тому обыску и оправить, по ком обыскных людей скажет больше. А в градских законех написано: велено верить достоверным свидетелем, а не глаголу их; и которые люди в обыскех по допросу скажут про какое дело, что они сами не ведают и не видали, а слышали от людей, а от кого слышали, и про тех людей именно не скажут, и таких в обыск не писать, и обысков у них не примать, а сыскивать про всякие дела теми людьми, которые сами про что ведают подлинно или видели, и скажут именно. А будет которые люди по допросу про какие дела скажут, что они сами ни про что не ведают и не видали, а слышали про то от людей, а от кого слышали, и про тех людей скажут именно, и тех людей ставить самих, и допрашивать накрепко, и речи их писать при себе именно ж, чтоб никому напрасных продаж и убытков в том не чинилось. А глухих, и немых, и бесных, и которые в малых летах, а не в возрасте, в обыск не писать; или которые дети на отцов своих, или на матерей, или отпущенные холопи на прежних своих бояр, или которые люди живут у кого в работе, а учнут в тех же обыскех что сказывать, и тому не верить, и их не допрашивать, и в обыск их не писать же; а сыщиком образцовых писем обыскным людем и никому не давать, и над подьячими того смотреть накрепко, чтоб и они подьячие образцовых писем никому не давали ж. 29. Которые люди приведут кого с поличным, и скажут, что то поличное их, и приведчи, о указе не учнут бить челом две недели, и тем людем в том по указу великаго государя отказывать; а будет кто приведчи кого с поличным, скажет, что то поличное племяни их или друзей, и племяни их друзей на Москве или в городех, где поимаются за поличное, нет, а не сослався с теми людьми, чье то поличное, искать вскоре не мочно, и учнут они бити челом о сроке, и таким людем, кто за чужее поличное поимается, давать до прямых истцов поверстной срок по у-казу великаго государя, и велеть им к тому поличному ставить истцов на указные сроки, и счетчи против верст; а будет кто по поверстному сроку к поличному истца на указной срок не поставит, и им после поверстного указного сроку в том отказывать, и тех людей, которые с поличным будут приведены, свобождать. 30. На котораго человека в распросе и с пытки язык говорит в разбое или в татьбе, и на очной ставке опознает, а учнет на него говорить с очей на очи то ж, а тот будет человек бродящий, а о обыску бити челом не учнет, а скажет, что его нигде не знают, и того человека по язычной молке пытать, и будет с пытки учнет на себя говорить в том разбое, да на том же разбое учинил убивство, или дворовой пожег, и его казнить смертию; а не учнет на себя говорить, и сыщиком таких присылать к великому государю в Москве. , 31. А будет которые разбойники, три, или четыре человека, или больше, изыманы будут на одном разбое, и с пыток учнут на кого говорить на знатных людей, на дворян, или на детей боярских, или на торговых людей, которые преж того в приводе не бывали, и ни на каком воровстве не объявлялись, и ни в ь чих причинах не бывали, и учнут те оговорные люди бити челом о сыску, чтоб про них розыскав, что они никаким воровством не воруют, и ни на каком воровстве не объявились, и про таких людей по их челобитью обыскивать, да будет в обыску их одобрят, и их свобождать без порук, и животы им отдать, и выти на их не имать; а будет в обыску про них скажут, что они лихие люди, и их по тем обыском пытать, да будет они с пытки в разбое и в убивстве повинятся, и их казнить смертию, а животы их продать в выти, а пытать оговорных людей в разбое в первые и в другие и в третие накрепко. 32. А будет которые разбойники два или три человека с пыток учнут говорить в разбое на воров, которые ныне воруют, и тем людем, на которых они в разбое говорят, чинить указ по Уложенью, велети их по язычным молкам пытать и без обыску, после пытки учинить им указ по делу. 33. На которых людей языки с пытки в разбое говорят, а сами они на себя с пыток не говорят, а в обыскех многие люди назовут их лихими людьми, и в разбоях уличат, кого они разбивали именно, с явными уликами и в убивстве, и тех людей по язычным молкам и по лихованным обыском казнить смертию, а животы их продать в выть; а будет про кого в обыскех именно не скажут, и тех ссылать в Сибирь с женами и с детьми. 34. На которого человека язык в разбое говорит, а в обыску его назовут половина добрым человеком, а другая половина назовут лихим человеком, и того человека пытать; а не учнет с пытки на себя в разбое говорить, и того человека дать на поруки за записью обыскным людем, которые его в обыску одобрили, а по язычной молке взять на нем выть; а будет в той половине больше обыскных людей, которые его назовут лихим человеком, человек пятнадцать или двадцать, и той половине и верить, и того человека пытать накрепко, а пытав на себя не учнет говорить, и тому человеку по язычной молке учинить великаго государя указ против иных разбойных статей, до чего доведется, а животы его отдать в выть; а будет после того прибудет на него в разбойном деле иное лихо, и того человека казнить смертию, а обыскным людем, которые его одобрили ложно, чинить указ против того, как о том писано выше сего; а будет большая половина назовут его добрым человеком, учинить против двадцать пятой статьи, а выть взять на тех, которые его облиховали, и безчестье и увечье; а будет те обыскные люди меж себя учнут спориться, и сыщиком давать им очные ставки, и сыскивать о том всякими сыски накрепко, и на виноватых, кто объявится во лжи, править великого государя пени против 28 статьи, и облихованным ложно безчестье и увечье. А в градских законех написано: егда свидетели сами себе противятся, а будет меж ими учинится спор, и про то розыскивать всякими сыски накрепко, да будет которые скажут правду, тому и верить, а которые солгут, и на тех иметь пеня, и чинить наказанье против дватцать осмой статьи. 35. А будет по челобитью истца или ответчика доведется про разбойное или про татиное дело обыскивать большим повальным обыском, и про то сыскивать большим повальным обыском, как о том писано выше сего в двадцать осмой статье. 36. Которых людей в обыску лихуют окольные ближние люди в татьбе, или в разбое, или убивстве, или в разбойном приходе, и в приезде, и в поклажее, и в понаровке, а те люди, которых в обыскех облихуют ближние окольные люди, бьют челом великому государю о другом повальном обыску, а про первой обыск сказывают, что их ближние окольные люди лиховали по недружбе, и по первым лихованным обыском таких оговорных людей не пытать, а послать про них з другой ряд обыскать; да будет в другом обыску их многие люди одобрят и воровства на них ни которого не скажут, и в тех в других одобренных обыскех, перед лихованными обыски, обыскных людей больше будет человек пятнадцать или двадцать, и то дело по обыском вершить, а на первых обыскных людех, которые их лиховали не делом, имати на великаго государя пеня, против двадцать осмой статьи, да им же за то чинить наказанье по указу великаго государя, как о том писано выше сего в двадцать осмой же статье. А будет которые люди на обыскных людей учнут бити челом с явными уликами, и тем челобитчиком с теми обыскными людьми давать в том очные ставки, да будет те челобитчики их обыскных людей ничем не уличат, и тем обыском верить, а челобитчиком за ложное челобитье чинить наказанье, люди на обыскных людей учнут бити челом с явными уличат, и им обыскным людем за то учинит наказанье ж, бить кнутом, да на них же за те ложные обыски править пени против двадцать осмой же статьи, чтоб впредь не лгали. 37. На которого человека языки два или три говорят в разбое, а он пытан не учнет на себя говорить, а учнет бити челом об обыску, и в обыску про него скажут, что его не знают, или и знают, а доброй ли он человек или лихой, того про него не ведают, и тому, будет он коренной человек, учинить указ против двадесять пятой статьи; а будет гулящий человек, и ему учинит указ против осмой статьи, что о татех. 38. На которых людей языки говорят в разбое за очи, а с очей на очи говорить на них не учнут, и во многих людех 5 их не узнают, или узнав их, да учнут с них сговаривать, и тех языков пытать накрепко, не по засылке ль их не узнали, или узнав, сговаривают, да будет с пытки скажут, что их поклепали, и тем людем свободу давать с письмом против осмой статьи; а будет скажут языки, что с них сговорили по засылкам, и тех людей, которые приходили, имать, и с ними с очей на очи ставить, и распрашивать, и сыски всякими сыскивать, да будет они к языком приходили для того, чтоб они с оговорных людей сговаривали, и их бить кнутом да на них взять выть. 39. Будет учнет язык говорить в розбое или в татьбе на чьих нибудь людей или на дворников, а те люди, на чьих людей и дворников язык говорит, таких людей и дворников у себя скажут, а их не поставят, и на них, за тех людей и за дворников имать выти и давать их на крепкие поруки записьми с сроком, что им тех своих людей и дворников поставить к языком на очную ставку; а как их поставят, и тех людей с языки с очей на очи ставить, и распрашивать, и указ чинить по делу; а дворников никому у себя, не записав в Земском приказе и без поручных записей, не держать, и в городех дворников записывать у воевод или у сыщиков, и по тому ж их держать с поруками. 40. А будет те люди, на чьих людей или дворников язык говорит, скажут, что у них таких людей и дворников не бывало, и учнут бити челом об обыску, и про то обыскать около их житья многими людьми, бывали ль у них таковые люди, или дворники, и будет в обыску скажут, что у них такие люди, или дворники были; и на них, за тех людей и дворников имать в истцовы иски выти, и давать их на поруки с записьми с. сроком, что им тех людей по тому ж поставить к языком на очную ставку, а как их поставят, и их с языки с очей на очи ставить но многих людех, и распрашивать, и указ им чинить по делу; а скажут в обыскех, что у них таких людей и дворников не бывало, и за тех людей и дворников вытей на них не имать. 41. На которых дворян, и на приказных людей, и на детей дворянских, и на иных людей, или на дворников и на крестьян учнут в разбое языки говорить, и тех дворян и детей боярских, и их людей и дворников и крестьян, по язычным молкам имать, а дворы их, и животы и хлеб, по тому ж переписав, печатать, а их, с языки с очей на очи ставить, и роспрашивать, и сыскивать всякими сыски накрепко, да будет доведется до пытки, и наперед пытать людей их, или дворников, или крестьян; да будет люди их, или дворники, или крестьян* учнут говорить в разбое на них на самих, и тех дворян, или приказных людей и детей боярских самих пытать и указ им чинить по тому ж, как и иным вором. 42. А которые дворяне и приказные люди и дети боярские приведут людей своих, или крестьян, или крепостных своих дворников, а скажут на них разбой, или татьбы, или подвод именно, и воровство явное, а языки на них в том не говорят, и тех людей по приводу распрашивать, и без обыску пытать, и указ чинить по разсмотре- нию; а которые приведут наемных дворников, которые у них живут на дворничестве с стороны с порукою, а скажут на них так же, как на крепостных своих дворников воровство, и про наемных дворников сыскивать всякими сыски накрепко, и указ им чинить по делу, а без обысков наемных дворников не пытать, чтоб наемных дворников всяких чинов людей напрасно не клепали, и за посмех в приказ не приводили, хотя их удержать за собою в холопстве или в крестьянстве; а чьих людей или дворников приведут в воровстве, а те люди, чьи они, солжут, скажут, что те люди и дворники у них не живали, а сыщется про то допряма, и на тех людех, которые оболгали, править пени, и имать выти безсрочно, а править пени на таких людей по пятидесять рублев на человеке. 43. Будет которой помещик сыскав у себя разбойников, своих людей или крестьян побьет, не хотя их к сыску отдать в губу, укрывая за собою воров, а сыщется про то допряма, и у такого помещика за такое воровство отнять поместье и отдать в роздачу, да на них же велеть допра- вить истцовы иски; а будет кто такое дело учинит непоместной человек, и ему за такое воровство учинить жестокое наказанье, велеть его бить кнутом по торгом, да на них же по тому ж править истцовы иски. 44. А будет такое убивственное дело учинят чьи люди или крестьяне без ведома бояр своих, и их за такое дело казнить смертию безо всякия пощады. А по градским законам таких людей велено казнить смертию ж. 45. На которых людей языки говорят в разбоях, и в татьбах, и в приездех, и в подводех, и в татебной и в разбойной рухляди, в продажах, и в поклажеях, и во всяком в разбойном и в татином воровстве, а те оговорные люди живут в патриарших, и в митрополичьих, и во архиепи- скоплих, и епископлих, и монастырских, и бояр, и окольничих, и думных людей, и стольников, и стряпчих, и дворян московских, и дьяков, и из городов дворян и детей боярских и всяких чинов служилых людей в поместьях и в вотчинах, и сведав оговор, от того бегают, и про то сыскивать накрепко многими окольными людьми и явками; да будет по сыску и по явкам оговорные люди сбежат допряма до язычной молки, и на тех людех вытей не имать. А которые оговорные люди сбежат в язычную молку, и на тех людех, за кем оговорные люди живут, имать выти, да их же дать на поруки, что им тех оговорных людей сыскивать. 46. А которые люди оговорных людей от язычной молки ухоронят, или из-за себя вышлют вон, и на тех людех имать выти, да на великаго государя пени за всякого оговорного человека по пятидесят рублев, и дать их на поруки, что им, сыскав оговорных людей, поставить, а будет не поставят, и на тех людех имать на великого государя пеня, истцов иск вдвое. 47. А которые люди оговорных людей у посланников выбьют, и про то сыскивать всякими сыски накрепко, и будет по сыску то их воровство сыщется допряма, и тех людей бить кнутом, да на них же имать на великого государя пени по пятидесят же рублев, а истцом иск; а которым заплатить нечем, и тех ссылать в Сибирь. 48. Будет кто у кого в дому сведает поличное и похочет то поличное БЫНЯТЬ, И ему на то поличное взять из приказу пристава, а приставу взять с собою понятых сторонних людей добрых, кому б мочно верить, и поличное вынять с теми людьми, куды он послан будет искать, и то поличное выняв, отвезти в приказ с теми же людьми, при ком то поличное вымут; а будет в том дому, где то поличное, никого не застанут, и то поличное по тому ж отнести в приказ с понятыми, а в приказу про то поличное сыскивать, и расправа чинить по делу, а без понятых, приставу поличного не вынимать; а будет кто в дому своем поличного искать и клети и иных хором отомкнути не даст, или поличное, и татя, и пристава и у понятых отоймет, а сыщется про то допряма, и на том, кто так учинит, истцу доправить убытки по сыску все сполна, да на них же за то, на знатных людех, имать пени, а мелким чинить наказанье, против четвертой на десять статьи. 49. У кого поимается истец за разбойное поличное, за лошадь, или за что нибудь, а разбойников в лицах нет, и тот у кого поимается, учнет на кого в распросе говорить, что то поличное у него купил или выменил, а тот оговор- ной человек на очной ставке запрется, а скажет, что он того поличного ему не продавывал, а поличное куплено и р книги не записано, и купчия и поруки нет, и того чело века, у кого за поличное поимается, пытать, и будет с того человека, у кого поличное скажут купил, с пытки не сговорит, и по той язычной молке и продавца пытать же, да будет продавец с пытки повинится, что ему то поличное продал, и его пытать, у кого то поличное взял, и по сыску в том деле учинить указ по делу, а иск по челобитной править на том, у кого поимаются за поличное. 50. Будет у кого воры животы покрадут или разбоем возмут, и тем людем в тех своих животах подавать письменные явки в приказех и в городех сыщиком и воеводам и губным старостам; а писати в явках животы свои именно прямо в правду без прибавки, а лошади писать именно ж в шерсть и в лета и в приметы; а будет они после того тех своих животов у кого за что поимаются, а те люди, у кого они поимаются, тому их поличному отводу не дадут, и тех людей, у кого поимаются по тому поличному и в иных их животах, которые их животы в явках их будут написаны именно, пытать и сыски всякими сыскивать; а будет кто у кого за что поимается, а скажет, что то поличное у него воры покрали, или разбоем взяли с иными его животы, а явок на то поличное и ина иные свои животы, которые у него с тем поличным взяты, не скажет, и по такому поличному тех людей, у кого поимаются, не пытать, по тому, что на то поличное явок нет, а давати истцом в таких делех на тех людей, у кого они за что поимаются, суд сыщиком, и с суда учинити веру, чтоб в таких делех никому напрасных продаж и убытков не было; а будет которые люди в исковых своих челобитных напишут иски большие сверх явок, а в явках тех их животов написано будет меньше того, и за те приписные лишние животы, деньги на тех людех, кто припишет, имать великого государя в казну. 51. А которого человека приведут с поличным, а то поличное вымут у него ж с приставом и с понятыми, а тот человек того поличного не очистит, и отводу ему не даст, того приводного человека по поличному пытать и указ чинить по делу. 52. Которых людей разбойники разобьют, а разбойники не сысканы, а истцы имаются тех разбоев за поличное за что нибудь, и пишут в челобитных иски большие, и тот, у кого поимаются, учнет на него говорить с пытки, что поличное у кого купил или вымеиил, и кто в том ого- ворном человеке даст по себе или по человеке своем поручную запись, что ему того оговорного человека поставить на срок к языку на очную ставку, и того человека не поставит, и на том доправить истцов иск весь сполна, да его ж дать на поруки с записью, что ему того оговорного человека сыскать, и к языку поставить на очную ставку; а будет такой записи по себе не даст, и в того оговорного человека место, будет оговорный человек, дворовый человек, взять лучшего человека, а будет крестьянин, взять лучшего крестьянина к языку на очную ставку, и по язычной молке распросить, где тот оговорный человек, ухоронен ли, или без хитрости сбежал; а будет чей человек или крестьянин, про того оговорного человека скажет без пытки, что он ухоронен, а сыщется про то допряма, и тех по распросу и по сыску свободить, а истцов иск весь сполна доправить на том, кто хотел оговорного человека поставить; а будет чей человек или крестьянин, про того человека не скажет, и его пытать. 53. А которого человека приведут с поличным, а он на себя в роспросе непытан скажет татьбу, или розбой, и ему указ чинить против осмой статьи. 54. А которой человек с приставы и с понятыми поличного у себя вынять не даст, или у него поличное вы- мут, а он у них то поличное отоймет, и про то обыскать понятыми и сторонними людьми; да будет на него скажут то ж, что он поличного у себя вынять не дал, или будет то поличное отнял, и того человека пытать в поличном, где он взял, и для чего вынять не дал, или отнял, а пытать, подлинно сыскав про то, впрям ли он поличного вынять не дал, или отнял, и будет так допряма сыщется, за силу и наказанье учинить, бить кнутом, а в воровстве указ чинить по делу. 55. А которого человека приведут истцы с поличным без пристава, а тот приводной человек, который приведен с поличным, учнет бити челом, что его тем поличным истцы ополичили сильно, и про то сыскать всякими сыски накрепко, где его с поличным поимали, да что в сыску скажут, по тому и указ чинить; а будет сыскать некем, и им в том дать суд, а с суда чинить указ по делу. А будет в сыску скажут, что того приводного человека истцы ополи- чили сильно, и тем людем, которые ополичили сильно, за то учинить жестокое наказанье, при многих людех бить их кнутом нещадно, да на них же тем людем, кого они ополичили сильно, править бесчестье вдвое, чтоб на то смотря, иным неповадно было так делать. А будет кто кого таким же воровским заводом подкинет чем напрасно, и про тот его подмет, по тому ж сыщется допряма, что он подкинул, хотя кого нспродать напрасно, и за такой воровской подмет по сыску тем людем, кто подкинет кого напрасно, по тому ж чинить жестокое наказанье, при многих людех бить их кнутом нещадно, да на них же тем людем, кого они чем подкинут, править бесчестье вдвое, чтоб на то смотря иным неповадно было так делать, и чтоб никому ни от кого в таких делех напрасных продаж и убытков не было. 56. Которых людей разбойники розобьют, или тати покрадут, и за теми разбойники и за татьми истцы со- брався, следом придут в село или в деревню, и те люди, к которым следом придут, следу от себя не отведут, и про то сыскать, и погонных людей распросить, и будет в обыску и погонные люди скажут на них именно, что они следу не отвели, и тех людей по обыском и погонных людей речам пытать, и указ им чинить по делу. 57. А где учинится розбой, а которые сторонние люди слышали крик и воп розбитых людей, как их розбойники розбивают, и те люди на крик и на воп не пойдут и их выдадут, или которых людей после розбою розбитые люди учнут за розбойники в погоню на след звать, а те люди в погоню за розбойники. Или на след не пойдут же, а истцы на них учнут бити челом, и про то сыскать окольными людьми, и которые в те поры в погоне на следу были, да будет они в сыску скажут, что слыша крик розбитых людей, на пособ к ним не пошли, и в погоню за розбойники, или следов не пошли ж, и на тех людех за выдачу и за ослушанье имать выти, и чинить жестокое наказанье, бить кнутом нещадно, и имать пени по пятидесят рублев на человеке. 58. А которые обыскные люди в городех на посадех и в уездех по селом и по деревням в обыску скажут, что у них розбойников и татей нет, а после у них тати и розбойники сыщутся, а они их в обыскех укрыли, и тем обыскным людем за их ложь чинить указ против того ж, как про обыскных людей за лживые обыски написано выше сего в двадесять осмой статье. 59. А будет на Москве в которой сотне, или в улице, или в городех на посадех, или в уездех в селех и в деревнях изымают вора, татя или розбойника, сторонние люди мимо тех людей, где он жил, и того вора пытать, кто его знал в том месте, где он изыман будет, все знали, и воровство его ведали, и его укрывали, и на тех людех на всех, кто того вора укрывал, править на великаго государя пеня по указу, а истцом выти, для того, чтобы всяким людем воров, татей и розбойников держать у себя было неповадно, а вором бы, татем и розбойником нигде прибежища и пристанища не было. А будет тот вор с пытки скажет, что его в том месте, где он будет изыман, знали немногие люди, и по таким воровским пыточным речам, править великого государя пеню, а истцом выти, на одних на тех людех, кто того вора знал и воровство его укрывал, а йе на всех тутошних людех, а править пени на таких людех по пятидесять рублев на человеке. А будет на ком истцовым исков и пени взять нечего, люди они бедные, а дворов и животов у них нет, и тем людем за ту вину чинить наказанье, безпоместных и безвотчинных бить кнутом нещад* но, а малопоместным и маловотчинным и посадским людем и стрельцом и боярским приказчиком чинить указ против четыредесять шестой статьи. 60. На которых людей языки говорят с пыток в ста- нех и приездех, и тех людей по язычным молкам имати, а животы их переписав, запечатать, и с языки с очей на очи ставить и роспрашивать, и указ им чинить так же, как и розбойником; а на которых людей языки говорят с пыток в подводе и в понаровке, и тех людей по язычным молкам имати ж, и животы их печатати, и тех людей с языки с очей на очи ставить и роспрашивать, и указ им чинить тот же, что и розбойником и становщиком. 61. А на которых людей учнут языки говорить с пыток в поклаже розбойныя и татиныя рухляди, а скажут, что у них положили за розбойное, или за татиное, или на кого языки учнут говорить в продаже розбойной рухляди. И тех оговорных людей по язычным молкам сыскивать, и сыскивая, с языки ставити с очей на очи, и роспраши- вать, да будет они в тех поклажеях или в продажной роз- бойной рухляди не запрутся, и их в иных в таких в поклажеях и в розбойной рухляди роспросить, а не пытать, и учинить им указ по указным статьям против осьмой статьи, а то, в чем они без пытки повинятся, доправя на них, все взять в истцовы иски в выти; а будет они в тех поклажеях, или в продажной розбойной рухляди запрутся, и их в том пытать, и с пытки указ чинить; а будет у которых людей такое воровское поклажее объявится в другой ряд, и им чинить наказанье против осьмой статьи, что и татем; а будет у них такое ж поклажее сыщется в третье, и их с женами и с детьми ссылать в Сибирь на пашню, кроме тех детей, которые живут с ними в разделе, а без жен не ссылать; а будет про кого сыщется допряма, что положено у него такое поклажее за чисто, и тот от наказанья и от выти свободен. 62. А на которых людей язык говорит с пыток, а скажет, что ему розбойную рухлядь продал за чисто без поруки, и на том человеке взять выть, не купи без поруки; а которым продал за чистое с порукою, и на тех людех выти не имать. 63. А которые языки говорят на чьих-нибудь людей, и доведется на них взять в истцовы иски выти, или которые оговорные люди помрут до вершения дел, а те дела вершатся после их смерти, а довелось было на них взять выти ж, и будет те их бояре, чьи те оговорные люди, за теми своими людьми те их воровства, за что указано на них выти, ведали, а не известили, и в приказ их не приводили; и за тех людей имать на великаго государя пени на тех их боярех, кто кому служит, по пятидесять рублев на человеке, а истцом выти; а будет они за теми своими людьми воровства не ведали, и на них пени не имать и выти не править. 64. А которые люди у кого жили за двором, и живучи также воровали, и на тех задворных людей на самих выти имать; а которые задворные люди помрут, и тех людей к выти продавать животы; а имать в истцов иск по сыску прямые их животы, а не жен их приданое, и о том сыскивать накрепко, и жен их приданое выдавать женам, а в истцов иск приданых животов не отдавать. 65. Которые разбойники были на розбоях, а сыщется их половина, и истцовы иски за них будут допра- влены сполна, а после того и товарищи их сыщутся, и учнут говорить на кого в тех же розбоях и в продаже розбойныя рухляди, а истцов их не будет, и по той язычной молке, те вытныя деньги на оговорных людех править на великаго государя в казну, потому, что о тех выт- ных деньгах челобитчиков не будет; а будет на таких оговорных людех истцовы иски доправлены будут несполна, и челобитчиком тех вытных денег, в иски их чего не дано будет, а после того в том же деле будут в сыску и иные оговорные люди, и с тех людей, которые прежде сысканы, те выти сбавливать, и править те достальные вытныя деньги на тех прибылых оговорных людех. 66. Которого вора, татя, или розбойника изымают, и приведут к Москве в Розбойной приказ или в котором городе в губу, и доведется того вора пытать, и тот вор, избывая пытки, скажет за собою государево великое дело, и ему не верить, и пытать его в розбое или в татьбе вскоре; а что за собою скажет государево дело, и его про то роспрашивать после того, как будет пытан в татьбе или в розбое. 67. А которые розбойники и тати и смертные убой- цы дойдут до пытки, и тех розбойников и татей пытать, хотя в которой день и праздник будет, потому, что розбойники и тати и в праздник православных христиан бьют, и мучат, и огнем жгут, и до смерти добивают. А в градских законех написано о тех людех то ж. 68. На которых людей языки учнут говорить в роспросе до пытки, а с первыя и с другия и с третия пытки с их учнут сговаривать, и тому сговору верить. 69. А которые розбойники, или тати, или смертные убойцы за свои вины доведутся смертныя казни, и на которых людей говорили они в роспросех и с пыток в каких воровствах до казни, а идучи к казни, учнут с тех людей сговаривать, и их роспрашивать пространными речьми против двадесятой статьи, а что они скажут, и тому верить. 70. А которые истцы в Розбойной приказ приносят челобитныя на розбойников, а в челобитных своих пишут, что те розбойники с пытки тех розбоев в убивствах ви нятся, а после того спустя долгое время те ж истцы приносят к делу заемныя кабалы на тех людей, которых розбойники побили, а писаны в тех кабалах в заимщиках те их побитые люди без порутчиков, и рук заимщиковых у тех кабал нет, а у иных кабал в их место руки есть иных людей, а год и числа в тех кабалах писаны до убив- ства тех людей года за два, или за три и больше; и по тем кабалам за убитых должников на оговорных людех долги не править, потому, что они те кабалы приносят к делу спустя многое время, и тем кабалам верить нечему. 71. Которые истцы с розбойники, или с приводными людьми в розбойных делех, а не в своем иску, не дожи- даяся указу, учнут миритися, и мировыя челобитныя, учнут в приказ приносить, и тот их мир ставить не в мир, и розбойником указ чинить, по указу великаго государя; а на истцех за то имать пени по пятидесят рублев, не мирись с розбойники; а в своем иску мириться свободно. 72. А на которых людей истцы бьют челом в татьбах и в розбоях именно без поличного, и без язычной молки, и не по лихованным обыском, и тех челобитчиков отсылать в Судной приказ, где кто судим; а будет в Судном приказе сыщется про то допряма, что те дела розбойныя, и дошли до пыток, и тех истцов и ответчиков из Су,гчого приказа отсылать в Розбойной приказ, а в городех к воеводам тех дел не отсылать, а судныя и розбойныя дела вершить сыщиком. 73. Будет кто купит лошадь на Москве, или в городех, и в уездех, и те лошади купцом записывать в та- моженныя книги, в шерсть, и в лета, и в приметы; а кто купя лошадь, в книги не запишет, а сыщется про то допряма, и на нем за то взять протаможье по указу великаго государя; а будет у него за такую незаписную лошадь кто поимается и взыщет с тою лошадью чего инаго, и у него ту лошадь взяв, отдать истцы, а в достальном иску дать на него суд, и с суда учинить указ по делу. 74. А будет кто купит лошадь, будучи на государеве службе в полкех, служилой у служилаго ж,, а иной у него за ту лошадь поимается, а тот, у кого он тое лошадь поимается, а тот лошади запрется, и скажет, что он ту лошадь не продавывал, и ему на того продавца в том дать суд, а по с^ду и по сыску меж ими указ учинить по делу, а без суда в таких лошадях, которые куплены будут в полкех, никого не винить, потому, что в службе такие лошади служилые люди покупают без записки. 75. А будет в исковых челобитных чему цены бу дет не писано, и тому цена положить; по сему великого государя указу: конь осмь рублев, кобыла нагайская шесть рублев, жеребенок ногайской три рубли, мерин четыре рубли, кобыла русская три рубли, жеребенок русской трех лет полтора рубли, кобыла русская же трех лет полтора ж рубли, корова два рубли, бык два рубли, теленок годовой двадцать алтын, свинья или боров кормленой двадцать же алтын, поросенок однолетний пять алтын, овца шесть алтын четыре деньги, баран пять алтын, баран молодой три алтына, козел четырех или пяти лет полтина, козел трех лет тринадцать алтына две деньги, козел годовик осмь алтын две деньги, коза осмь алтын две деньги, козленок молодой три алтына. А хлебу всякому класть цену, как в котором году хлеб учнут в торгу купить. Гусь живой три алтына две деньги, гусь битой два алтына, утка живая два алтына ж, утка битая осмь денег, кура индейская шесть алтын четыре деньги, курица русская осмь денег. Статьи о убивственных делах 76. Где в городех на посадех и по слободам и в уез- дех, в волостях, в селех и в деревнях учинится убивство смертное, а убьет до смерти боярской человек боярского ж человека, и того убойцы пытать, которым обычаем то убивство учинилося, умышлением ли, или пьяным делом, а не умышлением; и будет убойца учнет говорить с пытки, что убил неумышлением, в драке, пьяным делом, и того убойцу бив кнутом, дать на поруку с записью, что ему впредь так не воровать, и взяв по нем порука, выдать тому, у кого он человека убил, с женою и с детьми в холопи, а жены и детей убитого человека у того боярина, у котораго человека убили, не отымать; а будет истец станет бити челом о долгу убитого, что он был должен, и в долгу отказать; а будет тот челобитчик, кому того убойцу учнут отдавать, вместо убитого его человека, великому государю бити челом учнет, что тот убойца вор, и взять ему к себе его не мочно, и ему за убитого его человека доправить на том, у кого тот убойца служит, пятьдесят рублев денег. 77. А будет убьет чей-нибудь крестьянин чьего крестьянина до смерти, а с пытки тот убойца на себя учнет говорить, что его убил пьяным делом, а не умышлением, и того убойцу бить кнутом, и дав на поруку, в того убитаго крестьянина место выдать тому помещику, у котораго крестьянина убили, с женою и с детьми и с животы, а убитаго крестьянина жены и детей с животами у прежняго помещика не отымать; а будет истец учнет бити челом, что тот убойца ведомой вор, и во крестьянство его взять не похочет, и станет бити челом того ж помещика или вотчинника об ином крестьянине именно, и ему то дать на волю, и в того убойцы место истцу дать того крестьянина, о котором он бьет челом, с женою и с детьми и со всеми его животы, и с хлебом стоящим и которой сеян в земле, а убойцу, бив кнутом, отдать тому, чей он крестьянин. 78. Будет убьет сын боярской, или сын его, или племянник, или прикащик чьего крестьянина, а с пытки тот убойца в том убивстве учнет говорить, что он убил в драке, а не умышлением или пьяным делом, и того сына боярского из его поместил взять лучшаго крестьянина с женою и с детьми, которые дети с ним живут вместе, а не в разделе, и со всеми животы, и отдать во крестьянство тому помещику, у которого крестьянина убили, а жену убитого крестьянина и с детьми и с животы у того помещика, у которого крестьянина убили, не отымать, да на таких же убойцах таких побитых крестьян править ка- бальныя деньги, а смертью их не казнить, а в безкабаль- ных долгах отказать. 79. А будет кто кого убьет с умышления, и сыщется про то допряма, что он убил его с умышления, и такого убойцу самого казнить смертию. А в градских законех написано: творяй убивство волею коего любо аще есть возраста, мечем муку да приимет. Да в градских же законех написано: аще седми лет отрок, или бесный убьет кого, не повинен есть смерти. 80. Будет убьет посадской человек, или дворцовой крестьянин, или ямщик чьего человека, или крестьянина, или будет человек или крестьянин чей убьет посадского человека, или дворцового крестьянина, или ямщика, и будет те убивства учинятся без всякаго умышления, и за таких убитых платить деньгами по пятидесят рублев за человека; а будет кто кого убьет до смерти умыслом, и сыщется про то допряма, и тех убойцов по тому ж казнить смертию. 81. А будет кто с кем побранясь во пьянстве, и того ж дня дождався на дороге, убьет его до смерти, и того убойца по тому ж казнить смертию. 82. А будет которые убойцы в распросе и с пыток говорят сами на себя, что они убив кого пьяным делом или в драке без умыслу, и с тех побитых имали деньги и платье, а у иных лошади и таких убойцов бить кнутом, и отсечь левая рука да правая нога, и свобо- ждать их. 83 А будет кто чьего человека или крестьянина убьет до смерти, а по указу великого государя по Уложенью, тот убойца доведется вершить, а истцы, чьи те люди, или крестьяне убиты, великому государю учнут бити челом на тех людей, чьи те убойцы, чтоб вместо убитого их человека, или крестьянина дать из поместей их, или из вотчин человека ж, или крестьянина: и тем истцом отказывать по тому, что те убойцы довелись вершить. 84. Будет кто приедет к кому-нибудь на двор насильством, скопом и заговором, умысля воровски, и учинит над тем, к кому он приедет, или над его женою, или над детьми, или над людьми смертное убивство, а сыщется про то допряма, и того, кто такое смертное убивство учинит, самого смертью казнить, а товарищев его всех бить кнутом, и сослать, куды великий государь укажет. А в градских законех написано: будет которые люди в убивстве кому помогали и соблаговоляли, и их всех казнить смертию. 85. А будет тот, к кому они таким умышленьем приедут, боронясь от себя и дом свой обороняя, кого из них убьет до смерти, а привезет тех побитых к судьям, и сыщется про то допряма, что он то убивство учинил по неволе, от себя боронясь, и ему того в вину не ставить; а кого он убьет, и ему то убивство учинится от себя, не приезжай в чужой дом насильством. А в градских законех написано: иже нашедшаго нань убьет, внегда хощет сам от него убиен быти, без вины есть. 86. Которые тати и розбойники и смертные убойцы, за свои вины, по Уложенью и по градским законам, до- ведутся казнить смертию, и тем людем после сказки в покаянной избе поститься неделю до причастия святых тайн, а по причастии святых тайн, быти им два дни, а в третий день их вершить. 87. А которые воры, тати и розбойники и душегубцы, сидят в городех в тюрьмах, и тех воров воеводам, и приказным людем, и сыщиком, и губным старостам из тюрем в холопство и во крестьянство к себе не имать и иным никому не отдавать. А будет в городех кто воеводы, и приказные люди, и сыщики, или губные старосты таких воров поневолят, из тюрем их к себе возмут, или кому в холопство или во крестьянство отдадут, а сыщется про то допряма, и тем воеводам, и приказным людям, и сыщиком, и губным старостам за то чинить жестокое наказанье, бить кнутом нещадно, да на них же за тех воров истцом править выти. А будет до которых тюремных сидельцов разбойное и татиное и дутиегубное дело не дойдет, и доведется их из тюрьмы выпустить, и таких из тюрем выпускать, не писать о том к великому государю об указе, а в холопство и во крестьянство их к себе не имать, и иным никому по свойству или по дружбе в холопство и во крестьянство не отдавать. А будет кто воевода и приказной человек, или сыщик и губной староста таких людей, которых доведется из тюрьмы выпустить, поневолят к себе или к иным к кому в холопство или во крестьянство и им за то по тому ж чинить жестокое наказанье, как в сей статье писано выше сего. 88. Будет который сын или дочь учинит отцу своему или матери смертное убивство, и их за отеческое, или за матернее убивство казнить смертию без всякия пощады. А будет который сын или дочь отцу своему или матери смертное убивство учинит с иными с кем, а сыщется про то допряма, и по сыску тех, которые с ними такое дело учинят, казнить смертию ж безо всякой пощады. А будет кто убьет до смерти брата или сестру сам, или по его веленью кто иной их убьет, а сыщется про то допряма ж, и их за то самих всех казнить смертию ж. А в градских законех написано: убивый восходящаго по роду или сродника, и их казнить смертию. А будет которые люди в убивство помогали и соблаговоляли, и их казнить смертию ж. 89. Будет отец или мати сына или дщерь убьет до смерти, и их за то посадить в тюрьму на год, а отсидев в тюрьме год, приходити им к церкви божией, и у церкви божией объявлять тот свой грех всем людем в слух, а смертью отца и матери, за сына и за дочерь, не казнить. 90. А будет кто, сын или дочь, не помня закона христианского, учнет отцу, или матери грубыя речи говорить, или отца, или матерь с дерзости рукою зашибет, и в том на них отец или мать учнут бити челом, и таких забыва- телей закона христианского, за отца и за мать, бити кнутом. 91. Будет который сын или дочь у отца или у матери животы пограбят насильством, или не почитаючи отца и матерь и избываючи их, учнут на них извещать какие злыя дела, или которой сын или дочь отца и мать при старости не учнут почитать и кормить, и слушать их ни в чем не учнут, и в том на них отец и мать учнут великому государю бити челом, и таким детям за такие их дела чинить жестокое наказанье, бить кнутом нещадно и приказать им быть у отца и у матери во всяком послушании без всякого прекословия, а извету их не верить. 92. Будет который сын или дочь учнут бити челом о суде на отца или на матерь, и им на отца и на матерь ни в чем суда не давать, да их же за такое челобитье бить кнутом и отдать их отцу и матери. 93. Будет чей-нибудь человек помыслит ~ смертное убивство на того, кому он служит, или против его вымет какое оружие, хотя его убить, и ему за такое его дело отсечь левая рука; а будет чей человек того, кому он служит, убьет до смерти, и его самого казнить смертию безо всякия пощады. А в градских законех написано: огневи предаются раби, иже на живот господей своих совещавше, и тии раби мучени да будут, убиену бывшу господину их, и елицы ж глас его слышавше, или бывше нань совет почуювшие, не стекошася, аще в дому, или аще на пути, или в селе сие прилучившееся. 94. Будет кто, не боясь бога и не опасался государ- ския опалы и казни, учинит над кем-нибудь мучительское наругательство, отсечет руку, или ногу, или нос, или ухо, или губы обрежет, или глаз выколет, а сыщется про то допряма, и за такое его наругательство самому ему то ж учинить, да на нем же взять из вотчин его и из животов тому, над кем он такое наругательство учинит: будет отсечет руку, и за руку пятьдесят рублев, а будет отсечет ногу, и за ногу пятьдесят же рублев, а за нос и за ухо и за губы и за глаз по тому ж, за всякую рану пятьдесят рублев. 95. Будет такой же поругатель кого-нибудь зазвав или силою заволокши к себе на двор, учнет бить ослопом, или кнутом, или батоги, и с суда сыщется про то допряма, и тому поругателю за такое его дело учинит жестокое наказанье, велеть его бить кнутом по торгом, и вкинуть в тюрьму на месяц, да на нем же доправить тому, над кем он такое дело учинит, безчестье и увечье вдвое. 96. А будет такое наругательство над кем учинит чей- нибудь человек, и того человека пытать, по чьему науче- нью он такое наругательство учинил? А будет тот человек с пытки скажет, что он такое наругательство учинил по наученью того, кому он служит, или по чьему-нибудь наученью, и тем людем, кто на такое дело кого научит, и тому, кто такое дело сделает, по тому ж учинит жестокое наказанье, бить их кнутом по торгом, и вкинуть их в тюрьму всех на месяц, да на тех же людех, кто на такое дело людей своих научит, править тем людем, над кем такое поругательство люди их учинят, безчестье вдвое. 97. А будет чей-нибудь человек такое наругательство над кем учинит собою, а не по чьему наученью, и таких людей пытав, казнить смертью. 98. Которые воры чинят в людех смуту и затевают на многих людей своим воровским умышлением затейные дела, и таких воров за такое их воровство казнить смертию. 99. Будет кто кого отравит зельем, и от тоя отравы тот, кого отравят, умрет, и того, кто такое злое дело учинит, пытать накрепко, наперед того он над кем такого дела не делывал ли, и у кого тому злу учился, и пытав его, казнить смертию. А в градских законех написано: иже сотворивый чародеяния, и на погубление человека, или у себя имый, или продав, яко убийца, по закону мучится. 100. А будет жена учинит мужу своему смертное убивство или окормит его травою, а сыщется про то допряма, и ее за то казнить, живу окопать в землю, и казнить ее такою казнью безо всякия пощады, хотя будет убитого дети, или иные кто ближние роду его того не похотят, что ее не казнить, и ее отнюдь не дать милости, и держати ее в земле до тех мест, покамест она умрет. 101. А которая женка приговорена будет к смертной казни, а в те поры она будет беременна, и тоя женку, покамест она родит, смертию не казнить; а казнить ее в те поры, как она родит, а до тех мест держать ее в тюрьме или за крепкими приставы, чтобы она не ушла. 102. Будет кто умысля воровски, приедет в чей дом насильством, и похочет того дому над госпожею какое дурно учинить, или ее из того дому похочет куда увезти, а люди ее от такого вора не оборонят и учнут помочь чинить тем людем, кто по нее приедет, а после того про такое их дело сыщется, и тех воров, кто таким умыслом в чужий дом приедет, и которые люди им на такое воровство учинят помочь, всех казнить смертию. А в градских законех написано: раб, сведый и помогаяй на восхищение госпожи своея, огнем да сожжется. 103. А будет кто с похвалы, или с пьянства, или умыслом наскачет на лошади на чью жену, и лошадью ее стопчет и повалит, и тем ее обезчестит, или ее тем боем изувечит, и беременная будет жена от того его бою дитя родит мертво, а сама будет жива, а с суда сыщется про то допряма, и тому, кто так учинит, за такое его дело учинить жестокое наказанье, велеть его бить кнутом нещадно, да на нем же доправить той жене безчестье и увечье; и по сыску будет сыщется, что с пьянства, сослать в Сибирь на пашню; а будет от того его бою та жена и сама умрет, и его за такое его дело самого казнить смертию. 104. А будет такое убивство учинится от кого без умы- шления по тому, что лошадь от чего испужався и узду изорвав, разнесет, и удержать будет ее не мочно, и того в убивство не ставить, и наказанья за такое дело никому не чинить, для того, что такое дело учинилось без хитрости. 105. А будет кто над кем учинит смертное убивство по чьему наученью, а сыщется про то допряма, и того, кто на то смертное убивство научал и кто убил, обоих казнить смертию. А в градских законех написано: пове- левый кому убити некого, яко убойца осуждается. 106. Будет кто стреляючи из пищали или из лука по зверю, или по птице, или по примете, и стрела или пулька вспловет и убьет кого за горою, или за городьбою, или кто каким-нибудь обычаем кого убьет до смерти деревом, или камнем, или чем нибудь ненарочным же делом, а недружбы и никакия вражды наперед того у того, кто убьет, с тем, кого убьет, не бывало, и сыщется про то допряма, что такое убивство учинилось не нарочно без умышления, и за такое убивство никого смертию не казнить, и в тюрьму не сажать, потому, что такое дело учи нится грешным делом без умышления. А в градских законех написано: неволею убивство сотворивый да из- гонится. 107. Будет чей человек убьет кого нибудь до смерти или ранит, обороняя того, кому он служит, и тому человеку того в вину не ставить, а спрашивать того убив- ства на том, кому он служит. 108. А будет он над кем смертное убивство учинит своим умышлением без ведома того, кому он служит, и тот, кому он служит, очищая себя, изымав его, приведет в приказ, и про такое убивство сам известит, и тому, чей тот человек, того убивственного дела в вину не ставить, а человека его, который такое смертное убивство учинит, казнить смертию. А в градских законех написано: творяй убивство волею, коего любо еще есть возраста, мечем муку да приимет. Да в градских же законех написано: аще седьми лет отрок, или бесный убьет кого, не повинен есть смерти. 109. Будет кого бусурман какими нибудь мерами, или насильством, или обманом руского человека к своей бусурманской вере принудит, и по своей бусурманской вере обрежет, а сыщется про то допряма, и того бусур- мана по сыску казнить, сжечь огнем без всякого милосердия; а кого он руского человека обусурманит, и того руского человека для исправления отослать к патриарху, или ко иной власти. А в градских законах написано: аще жидовин, или агарянин дерзнет развратить от христианской веры христианина, повинен есть казни главней; а еще жидовин христианина раба имый и обрежет его, да от- секнут ему главу. 110. Будет кто мужескаго полу или женскаго, забыв страх божий и христианский закон, учнут делати своды женками и девками на блудное дело, а сыщется про то допряма, и им за такое беззаконие и скверное дело учинит жестокое наказанье, бить кнутом. 111. А будет которая жена учнет жить блудно и скверно, и в блуде приживет к себе детей, и тех детей сама, или иной кто по ея веленью погубит, а сыщется про то допряма, и таких беззаконных жен, и кто по ея веленью детей ея погубит, казнить смертью безо всякия пощады, чтоб на то смотря, иные такого беззаконнаго и сквернаго дела не делали и от блуда унялись. А в градских законех написано: аще жена во чреве имуще, и зло помыслит на свою утробу, яко да извержет младенца, биема, от предела да изженется. 112. Которых дворян и детей боярских и разных чинов служилых людей, за которыми поместья и вотчины и у которых дворы и животы, а они в распросе и с пыток винятся в татьбах, и в розбоях, и в смертных убивствах, и за те свои вины по указу великаго государя, и по Уложенью, и по градским законам доведутся смертныя казни, а после их останутся жены и дети, а за иных таких людей выходили вдовы и девки с прожиточными своими поместьи и с вотчинами, и после тех людей, которые казнены будут смертью, из поместей их давать на прожиток матерям, и женам, и сестрам девкам, и дочерям с окладом по государеву указу, а досталь из тех поместей отдавать челобитчиком, а в род не отдавать; а за которых выходили вдовы и девки с своими прожиточными поместьи, и те поместья отдавать им; а у которых останутся дети сыновья, и те их поместья отдавать детем их сыновьям; а у которых останутся вотчины и дворы и животы, и те их дворы и животы отдавать истцом в выти, а чего в тот иск не достанет, и то взять из вотчины их; а будет вотчины останутся за истцовыми иски, и те вот-’ чины отдавать матерям, и женам, и сестрам девкам, и детям их, сыновьям и дочерям, по указу великаго государя, по Уложенью. 113. А которых оговорных людей, татей и разбойников и убойцев и всяких воровских людей, по указу великого государя и по Уложенью, доведется взять в каких воровствах, а те воры учнут от язычной молки бегать, и вскоре сыскать их будет немочно, и тех оговорных людей матерей и жен их и детей не имать и не держать. 114. А будет которые люди или крестьяне покрадут бояр своих, или они тех же своих бояр покрадут людей их или крестьян, а в роспросе и с пыток повинятся в одной, или в дву, или в трех татьбах, или больше, а в иных воровствах на себя не говорят, и тем людем чинить тот же указ, как писано о том выше сего, в осмой, и в девятой, и в десятой статьях. 115. А которых людей тати покрадут или розбойники разобьют, и возмут у них многие животы, и про то сыскивать, и будет кто тех животов купит дешевою ценою, а про то сыщется, и на том взять, что он купил дешевою ценою, против прямыя цены вдвое, а чего не сыщется, и на тех вытей не раскладывать. 116. В городех на посадех и в уездех во всех станех и в волостех учинить заказ крепкой, и выбрать сотских и пятидесятских и десятских добрых людей и прожиточных, а не воров, и взять на них выборы за руками, и великого государя указ градским и уездным всяких чинов людем, и сотским, и пятидесятским, и десятским сказывать не по одно время, и приказывать накрепко, чтоб они градские и уездные всяких чинов люди, и сотские, и пяти- десятские, и десятские татей и розбойников и смертных убойцев и всяких воровских людей и ведунов у себя не таили, и не укрывали, а имая, приводили тех воров к сыщиком безо всякия понаровки. 117. А которые люди наперед сего воровали, а ныне таким воровстком не воруют, и они б тех людей не има- ли и к сыщиком их не отводили, опричь убивственных дел. 118. А у дворян и у детей боярских и у посадских и у всяких уездных жилецких людей про татей, И про розбойников, и про убойцов, и про ведунов, и про всяких воровских людей взять сказки за руками, опричь духовного чину, архимандритов, и игуменов, и протопопов и попов и дьяконов и всяких церковных причетников, кто у них есть татей, и розбойников, и убойцев, и ведунов, и пожегщиков, и становщиков, и подводчиков, и всяких воровских людей, и где ныне такие воровские люди и за кем именем в селех и в деревнях живут, или у кого приставают, или где по дорогам и по пустошам и по лесам собрався, станами стоят, и кого именем тати покрали, и розбойники розбили, или кого до смерти убили, и кто ныне крадет и розбивает, и людей до смерти побивает, и за ведовством и за всяким воровством ходит, и в городех на посадех, и в уездех, в селех, и в деревнях для своего воровства дворы зажигают, и какие люди, и от кого именем красть и розбивать ездят, и с татеб и с роз- боев к кому приезжают, и кто им стан и приезд держит, и понаровку чинит, и к кому именем татиную и розбой- ную рухлядь привозят или приносят. 119. А духовнаго чину у людей и церковных причетчиков сказок не имать, для того что их духовнаго чину людей и церковных причетчиков велено допрашивать духовным судьям, а сыщиком в духовные дела не вступаться, а посылать к ним о том духовным судьям памяти. 120. А то им всяких чинов людем приказывать накрепко с великим подкреплением, чтоб они, помня страх божий и души свои, сказывали в правду по святой хри^ стове непорочной евангельской заповеди господни, не боясь никого, а не лгали б и по дружбе никого не покрывали, или мстя недружбы свои, напрасно никого не клепали, татей, и розбойников, и убойцев, и всяких воровских людей, и ведунов не укрывали, а добрых людей не клепали ж, и на соседстве сумежных браней и деревенских драк в розбой не ставили, как что делалось, так бы и сказывали, а будет они, всяких чинов люди в сказках своих учнут писать ложно, татей и розбойников и всяких воровских людей укрывать, а добрых людей напрасно клепать, и деревенские ссоры и драки в розбой ставить, а после про то сыщется, и тем людем от великаго государя быть в опале, да на них же взять пени, как писано о том выше сего в двадцать осмой статье; а писем образцовых всяких чинов людям, с чего им сказки писать, сыщиком и губным старостам не давать, и над подьячими того смотреть накрепко, чтоб подьячие образцовых писем никому не писали. 121. Да на кого в татьбах, и в розбоях, и в убив- ствах, и в пожогах, и в ведовствах, и в станех, и в приез- дех, и в подводах, и в поноровке, и в поклаже, и в продаже татиные и розбойныя иныя рухляди всяких чинов люди в сказках своих напишут именно, и для поимки тех лихованных людей посылать губных старост, чтоб тех воров переимать всех. 122. А для великих дел и на становых розбойников ездить сыщиком в те городы и в уезды самим, собрався со многими людьми, а имать им с собой тех городов, кому которые городы ведать, дворян и детей боярских с меньших статей, и стрельцов, и служек монастырских, и пушкарей, и разсыльщиков, и затинщиков, и уездных людей, и с теми людьми на розбойничьи станы ходить тайным обычаем, чтоб их переимать, а дворы их и животы всякие и хлеб переписав при многих сторонних людех, взять с собою, и создавать истцом в выти, а тем приводным людем чинить великого государя указ, как о том писано выше сего; а что тех животов за истцовыми вытьми в остаткех будет, и то велеть оценить ценовщиком добрым людем прямою ценою, и продавать на великого государя, и те деньги записывать в книги, и присылать к великому государю к Москве в Розбойной приказ. 123. А будет кто по своим винам против указу великого государя и Уложенья и градских законов доведется смертныя казни, и тех воров казнить смертию вскоре, не отписывая о том великому государю к Москве. А в тюрьмах тюремных сидельцов, татей, и розбойников, и убойцов, и ведунов, и всяких воровских людей больше месяца не держать, а после месяца велеть тех воров вершить в тех местах, где они воровали, или где они жили, чтоб на них смотря, иным не повадно было так воровать, а на пустых местех таких воров не вершить. 124. А с вытных денег имать великого государя пошлин с рубля по три алтына, а по убивственным делом и на чьей земле убитых людей тела подняты будут, пого- ловных денег имать с убивства по четыре рубли по четыре алтына по полуторы деньги. 125. Да что тех денег у сыщиков в котором году в сборе будет, и что на ком против указу великого государя взято будет пени, или что за продажные дворы и животы сверх истцовых исков, и за опальную рухлядь и за лошади великого государя в казну взято ж будет, и те деньги все писать в приход в книги именно, порознь, статьями; а что из тех денег на какие расходы дано будет по самой нужде, без чего быть не льзя, и те деньги записывать в расход именно ж, да те приходныя и рас- ходныя книги и остаточныя наличныя деньги, что у году останется, им сыщиком присылать к великому государю к Москве, в Розбойной приказ, ежегод, а у себя их не держать. 126. А старых тюремных сидельцов татей и розбойников и смертных убойцов, переписать на роспись именно, кто имены и какого чину люди, и кто в скольких татьбах, и в розбоех, в смертных убивствах, или в пожоге, или в ведовствах на себя в роспросех и в скольких пыток говорили, и в которых городех татьбы и розобои и смертные убивства они чинили. 127. В городех же, которые тюремные сидельцы сидят в тюрьмах за поруками, что по них порук нет, и тех тюремных сидельцев переписать себе статьею именно ж, сколько человек, и в которых городех и в уездех живали, и каких они отцев дети; а переписав тех тюремных сидельцов, и те росписи прислать к Москве в Розбойной приказ. 128. А которые тюремные сидельцы сидят в каких расправных делех, а не в татьбах, и не в розбоех, и не в смертных убивствах, и не в пожегах, и не в ведовствах, и им указ учинить по разсмотренью тотчас, чтоб в тюрьмах напрасно не сидели.
<< | >>
Источник: Черепнин Л.В.. Памятники русского права. Выпуск 7. Памятники права периода создания абсолютной монархии.Вторая половина XVII в.. 1963

Еще по теме ВВЕДЕНИЕ:

  1. ВВЕДЕНИЕ РЕГУЛЯТОРОВ ПОВЕДЕНИЯ ПЕРСОНАЛА КОММЕРЧЕСКОЙ КЛИНИКИ
  2. ВВЕДЕНИЕ В ПЕРЕРАБОТАННОЕ ИЗДАНИЕ КНИГИ МЕНЕДЖМЕНТ
  3. 12.1. Введение
  4. 1 ВВЕДЕНИЕ
  5. 2) Введение контрагента в заблуждение
  6. ВВЕДЕНИЕ В ПЕРЕРАБОТАННОЕ ИЗДАНИЕ КНИГИ МЕНЕДЖМЕНТ
  7. 12.1. Введение
  8. ВВЕДЕНИЕ
  9. ВВЕДЕНИЕ
  10. § 1. О причинах введения поста Президента
  11. Введение
  12. 12.4. Специальные жилые помещения, предназначенные для временного отселения граждан в безопасные районы в связи с введением военного либо чрезвычайного положения
  13. ВВЕДЕНИЕ
  14. Введение подушной подати
  15. ВВЕДЕНИЕ
  16. Оспаривание вследствие намеренного введения в заблуждение
  17. I. ВВЕДЕНИЕ
  18. ВВЕДЕНИЕ
  19. ВВЕДЕНИЕ
  20. ВВЕДЕНИЕ
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Акционерное право - Бюджетная система - Горное право‎ - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право зарубежных стран - Договорное право - Европейское право‎ - Жилищное право - Законы и кодексы - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История политических учений - Коммерческое право - Конкурсное право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право России - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминальная психология - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Образовательное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право интеллектуальной собственности - Право собственности - Право социального обеспечения - Право юридических лиц - Правовая статистика - Правоведение - Правовое обеспечение профессиональной деятельности - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Римское право - Семейное право - Социология права - Сравнительное правоведение - Страховое право - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Судебное дело - Судебные и правоохранительные органы - Таможенное право - Теория и история государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия права - Финансовое право - Экологическое право‎ - Ювенальное право - Юридическая антропология‎ - Юридическая периодика и сборники - Юридическая техника - Юридическая этика -