<<
>>

§1 Установление фактов

  На первый взгляд, доказательство представляется логичным механизмом, который позволяет проверить реальность факта или утверждения. Такое представление о доказательстве если и не ложно, в то лее время не полно, поскольку в нем не учитывается контекст и цель процедуры судебного доказательства, которые делают его отличным от научного доказательства.
В юридических вопросах доказательство имеет целью не столько установить объективную реальность, сколько убедить судью. Поиски доказательств ведутся не в тиши научных лабораторий, а в атмосфере кипения страстей, характерной для судебного процесса. Доказательство должно быть приведено в пределах разумного срока, необходимого для принятия како- го-то решения, и должно рассматриваться как достаточное или недостаточное, потому что судья не имеет права отказаться отправлять правосудие (чтобы не попасть под действие соответствующего правила, карающего за отказ в правосудии). Юридическое доказательство не является, в отличие от научного доказательства, действием одного и

того же лица, которое его и производит, и получает; оно вытекает из состязания нескольких лиц, судьи и сторон (I). Имея главной целью формирование определенного убеждения у судьи, судебное доказательство в течение длительного времени, по меньшей мере в сфере уголовного права, характеризовалось как "мистическое доказательство".
В условиях первобытных обществ доказательство принимает форму обращения к сверхъестественным силам, которые должны указать на виновного; такое доказательство состоит из ордалий, то есть испытаний, которым подвергаются подозреваемые с целью выяснения истины и которые рассматриваются как "суд Божий": тот, кто выходит победителем в результате испытаний, доказывает таким образом, что Бог указал на него как на того, кто говорит правду или стоит за правое дело. На Западе ордалии практиковались вплоть до Латранского собора (1215) и в настоящее время практикуются в ряде примитивных обществ. Клятва имеет под собой такую же идейную основу.
В развитых обществах на смену системам мистических доказательств постепенно приходят системы рациональных доказательств.
Запрет пыток и отказ в сфере уголовного права от такой роли признания, когда оно определяло исход дела, свидетельствуют о таком прогрессе.
Научный прогресс и использование лабораторных технологий показали — как в сфере уголовного права, так и в сфере гражданского права — хрупкость свидетельств, ценность косвенных доказательств (улик), эффективность новых видов доказательства, которые больше не нацелены только на убеждение судьи, но в большей мере — на установление объективной истины. Тем не менее по-прежнему используются две концепции доказательства, и выбор зависит от того, ограничивается ли доказательство форми-
(I)H. Levy-Bruhl, "Aspectssociologiquesdu droit", (Ed. М. Riviere et С". 1995), pp. 113 et s.

рованием определенного мнения у судьи, основанного на комплексе сведений, которые могут быть ему предоставлены, или для доказательства требуются подлинные материальные свидетельства, которые могут быть прямыми или косвенными в зависимости от соответствующих предус- тановлений. Ho так или иначе проблема доказательства остается фундаментальной, хотя часто не вызывает никаких споров, и особенно для случаев тяжбы.
При рассмотрении любых дел недостаточно иметь основания, быть обладателем какого-то права или просто находиться в некоторой юридической ситуации; необходимо это доказать; за отсутствием доказательств все будет происходить так, будто права или ситуации не существовало, или все будет свидетельствовать о вине фактически невиновного. Право и доказательство — это несовпадающие понятия, самостоятельность которых тем больше, чем меньше свобода доказательства и чем труднее условия приведения доказательства. Поэтому можно предположить, что чем более гибко право сторон на доказательство, тем у доказательства больше шансов приблизить решение к истине. В то же время необходимо помнить о том, что свобода создает благоприятные условия для злоупотреблений, умалчиваний и приведения ложных доказательств: ложные свидетельства, подделка документов, фальсификации процедур регистрации... При этом не существует общего закона. Следовательно, необходимо, учитывая особый характер материала, корректировать право на приведение доказательств и, в частности, принимать во внимание способность фактов в соответствии с их природой поддерживать доказательство или противостоять ему. Некоторые факты недоступны для доказательства из-за отсутствия достаточно надежных средств исследования. Другие ускользают от доказательства в силу того, что совершаются без свидетелей, не оставляют следов, скрываются свидетелем ради сохранения профессиональной тайны, трудно поддаются оценке, сталкиваются с проблемой личной совести... В случаях, когда

привести доказательство невозможно или крайне затруднительно, право отказывается от доказательства и обращается к принципам презумпции (Б), эффективность которых зависит от предмета доказательства (А).
А • Предмет доказательстваПроблема предмета доказательства относится к разряду классических. Доказательство, которое приводится сторонами, затрагивает только элементы фактического плана. "В обязанность сторон не входит доказывать существование или характер действия юридических правил, которые должны быть применены к данным элементам": Знать право — предназначение судьи, и если стороны ссылаются на определенные правила, то делается это только для того, чтобы побудить к их применению, но не для того, чтобы доказать их существование. Действительно, претензии сторон опираются на две разновидности элементов. Элементы фактического плана, "структура факта", зависят от сторон, определенное участие в выяснении этих элементов принимает судья, причем данная функция судьи по-разному регламентируется различными правовыми системами. Эти элементы представлены юридическими фактами и актами, которые служат основанием для претензий и с которыми связано начало процесса. Правовые элементы — это юридические правила, которые могут быть применены к данным фактам. Однако четкость такого различения факта и права нарушается, когда речь идет о применении иностранных законов, правил, составляющих обычай, или правил деловой практики. Презумпция знания права французским судьей прекращает действовать, и судья не обязан исследовать ни содержание иностранного юридического правила, ни содержание правил деловой практики. Существование и содержание правил должны устанавливать стороны, которые на эти правила ссылаются. Прежде всего стороны должны пользоваться иностранным правом, когда его применение предписывается
правилами, которые регулируют ситуации конфликта законов. Стороны должны доказать содержание таких правил, используя все средства и главным образом при помощи "обычных сертификатов", источником которых являются юрисконсульты и официальные органы иностранного государства. В настоящее время сведения о содержании правовых документов иностранных государств предоставляются органам судебной власти на основании европейской конвенции от 7 июня 1968 г. Что касается правил деловой практики и обычаев, их содержание, также с привлечением всех средств, должен устанавливать тот, кто на них ссылается. Несмотря на относительную неправомерность привлечения норм иностранного права, а также обычаев, правил деловой практики в качестве элементов фактического плана, они имеют отношение к предмету права. Какие факты относятся в таком случае к фактам, которые необходимо доказывать? Это только спорные факты. "Факт, признанный и не оспариваемый, не нуждается в доказательстве" (I): Он считается истинным. Применение такого принципа может вызвать искаженное представление объективной действительности, но, как правило, предполагается, что стороны должны владеть "структурой фактов", относящихся к их процессу, и что, исключая случаи преступного сговора сторон, судья по гражданским делам не обязан контролировать фактические ситуации, относительно которых сторонам удалось договориться. Кроме того, принцип приведения доказательства распространяется только на факты, имеющие отношение к делу и допущенные к рассмотрению. Приемлемость доказательства зависит от его соответствия общей правовой системе. С одной стороны, юридическая система в некоторых случаях запрещает привлечение некоторых видов доказательства во имя высших ценностей и ради сохранения обще- Н. Motoulsky, op. cit.; J. Ghestin et G. Goubeaaux, op. cit., п“ 574 et s.; Art. 6 Nouveau С Pr. Civ.

ственного порядка: принцип силы судебного постановления запрещает оспаривать окончательные решения; в течение длительного времени французский закон запрещал установление родственных связей для незаконнорожденных. С другой стороны, право на доказательство может либо происходить из системы, гарантирующей большие свободы, где стороны, при отсутствии иерархии принципов, имеют возможность свободно выбирать приемы доказательства, либо принимать вид такой системы легального доказательства, которая ограничивает процедуру доказательства определенными приемами и устанавливает пределы их применения: другие приемы доказательства в таком случае не допускаются. В англосаксонских правовых системах имеется большое число правил, которые имеют статус "exclusionary rules", несмотря на их важность для свидетельских показаний. Французское право использует промежуточную систему, здесь выделены разделы, в рамках которых не допускаются определенные виды доказательств. Ho особенно следует отметить, что доказательство какого-то факта приводится только в том случае, когда это полезно для целей процесса. Уместность доказательства, критерий, вытекающий из принципа процессуальной экономии, предполагает адекватность предмета доказательства предмету тяжбы. Приводимые факты должны быть напрямую связаны с видом рассматриваемого дела, и их использование должно вести к корректным, с точки зрения юриспруденции, результатам (доказательствам). Так, судья может прибегать к доказательствам только тех фактов, на которых стороны основывают свои претензии, и к элементам фактического плана, которые могут оправдать их использование. Судьи судов низших инстанций имеют в принципе суверенное право оценивать уместность фактов, предложенных в качестве доказательств, однако Кассационный суд Франции контролирует характер фактов, используемых для обоснования претензий: поэтому характер фактов, описываемый юридическим правилом, относится краз-

ряду правовых вопросов. В других странах, в частности в странах Латинской Америки, трибуналы, наоборот, не контролируют степень уместности тех или иных доказательств, что делает процесс более громоздким и способствует манипуляциям, вызывающим проволочку.
Наконец оценка предлагаемого доказательства на уместность обусловлена характером связи между теми фактами, которые стороны приводят в качестве доводов, и доказанными фактами (когда последние не совпадают с фактами, которые необходимо доказать, но позволяют путем умозаключений представить реальную картину событий. В таких случаях все зависит от ответа на вопрос, можно ли вместо прямого доказательства фактов использовать презумпции).
Б • Прямое доказательство и презумпции — л              л — Презумпция — это вид юридического суждения, в силу которого и на основании установленных фактов можно индуктивным путем вывести другой факт, который еще не доказан. Ст. 1349 Гражданского кодекса дает определение презумпции как "следствий, которые закон или магистрат выводит из какого-то известного факта и распространяет и переносит их на какой-то неизвестный факт". Гражданский кодекс различает легальные презумпции, приписываемые законом определенным фактам и выражающиеся в перемещении предмета доказательства, икос- венные презумпции, или "презумпции человека", то есть такие способы доказательства, посредством которых судья свободно выводит факты из косвенных свидетельств и обстоятельств, делающих эти факты вероятными. В условиях системы, допускающей большую свободу при выборе средств доказательства, судья формирует свое внутреннее убеждение на основании свободной оценки косвенных свидетельств и обстоятельств. Из них он выводит факты; но доказательство последних не выводится из косвенных свидетельств напрямую, они только принимаются во внима

ние, рассматриваются. Как легальные, так и косвенные презумпции могут соответствовать ситуациям, когда факты не поддаются доказательствам. Их задача состоит в том, чтобы выводить неизвестные факты из известных. Легальные презумпции позволяют вывести истину из факта существования другой, легко доказуемой истины. Некоторые из таких презумпций характеризуются термином "ante judiciare", и их функция ограничивается тем, что они наделяют обязанностью приведения доказательства одну из сторон. Так, презумпция добросовестности обязывает того, кто ссылается на чью-либо недобросовестность, доказывать это (ст. 2268 Гражданского кодекса); презумпция невиновности, действующая в уголовном праве, защищает субъектов от произвола; презумпция легальности действий, разрешенных администрацией, облегчает исполнение публичных функций. Названные презумпции основываются на наиболее вероятной ситуации или на идее, что если их не допустить, тогда будет невозможно или очень трудно установить какие-то факты; поэтому презумпции часто становятся решающим фактором, побуждающим закон сделать уступку какой-то стороне из соображений юридической политики и определенных ценностей, которые этот закон стремится защищать. Простые технические приемы могут использоваться в высших целях и выходить за рамки поиска объективной истины или юридической безопасности; в отличие от них ценность легальных презумпций не превосходит ту ценность, которая присуща преследуемой ими цели (I). Они затрагивают как сущность правовой системы в целом, так и конкретное право на доказательство: изъятия из общего правила или способы передачи функции доказательства. Если закон допускает, что отцом ребенка, родившегося после заключения и до расторжения брака, является муж, он, следовательно, освобождает ребенка от необходимости доказывать, что он F. Geny, Science et technique en droitprive positif, T. Ill, n°s 230 et s.

происходит от мужа, что в противном случае было бы весьма трудно сделать. Закон смещает предмет доказательства, так как вместо необходимости устанавливать родство ребенка он предписывает устанавливать только факт рождения ребенка в момент, когда его мать была замужем, и на основании этого заключает происхождение от мужа. Наконец, данный закон обеспечивает легитимный характер семьи.
Следует отметить также, что область применения презумпций может быть неодинаковой, что зависит от вида презумпции — простой или неоспоримой. Простые презумпции, или "jurus tantum", в отличие от неоспоримых презумпций, называемых еще "абсолютными презумпциями" или презумпциями "juris et de jure", могут опровергаться противоположным доказательством. Таким образом, их применение ограничивается случаями, специально предусмотренными для них позитивным правом, и они призваны облегчить задачу сторон, в интересах которых они и приняты, а также судей или административных инстанций, не препятствуя при этом процессу выяснения истины посредством других элементов доказательной базы. Поэтому именно тот, кто оспаривает ситуацию, устанавливаемую презумпцией, должен привести обратные доказательства. Чем дальше идет технический прогресс и, следовательно, облегчается процедура доказательства, тем легче восстанавливать истину. Прогресс таких наук, как биология, позволяет теперь установить происхождение ребенка (соответствующее действительности или ошибочное), позволяет опровергнуть презумпцию отцовства в браке в случаях, когда она искажает истину. Совершенствование способов доказательства смягчает искусственность простых презумпций, но может также снижать эффективность юридической политики. Сохраниться последней, иногда в ущерб действительности, помогают неоспоримые презумпции, по отношению к которым "не допускается никакого опровергающего их доказательства" и на основании которых закон "аннулирует отдельные акты или отказывает в открытии
судебного дела". Подлинно абсолютные презумпции, которые не могут быть упразднены, даже через признание или клятву, основываются на соображениях общественного порядка. Например, это относится к принципу силы судебного постановления, который обеспечивает юридическую безопасность, необходимую для того, чтобы судебные решения могли получить статус окончательных. Косвенные презумпции, наоборот, представляют собой обычные виды доказательства. В то время как в случае с легальными презумпциями переход от известного к неизвестному может быть оправдан соображениями юридической политики, а не только вероятностным характером выводимых фактов, презумпции, проистекающие из человеческого фактора, основываются на выведении возможных фактов из известных обстоятельств и косвенных свидетельств. Судья всегда находится в обстановке испытательной площадки, и он должен использовать все, что предстает его взору, исключительно в целях формирования собственного убеждения. Известно огромное количество косвенных презумпций, и они применяются к самым разнообразным фактам, в то время как легальные презумпции должны быть специально предусмотрены. Они опираются на самые разные признаки, которые в изобилии проявляются в ходе выяснения обстоятельств дела, в результате специальных экспертиз или консультаций: по длине следа тормозного пути, например, судья делает вывод о превышении скорости движения автомобиля. В то лее время в отношении косвенных презумпций судья располагает полной свободой их оценки. Приходится согласиться с тем, что законы, предписывающие судьям использовать "только принципиально важные, точные и не противоречащие общему ходу дела презумпции", являются всего лишь обычным предостережением и не отменяют их свободы. Презумпции, вытекающие из человеческого фактора, приемлемы только в случаях, когда закон допускает доказательства, ос
нованные на свидетельском показании. Поэтому у них нет четко очерченной сферы применения.
В конечном счете процесс установления фактов, если он направлен на поиски действительности, к которой должно быть применено юридическое правило, заключен в рамки юридической системы; эта система, ради того чтобы учесть самые разнообразные потребности и ограничения, другие принципы, затрагивающие самые основы права, соображения юридической политики, чисто технические условия..., порой искажает картину реальной действительности. Все эти "факторы отчуждения" получают дополнительную силу звучания, поскольку усвоение факта правом предполагает, что после того, как факты будут установлены и описаны, они должны получить юридическую характеристику (квалифицированы с юридической точки зрения).
<< | >>
Источник: Бержель Ж.Л.. Общая теория права. 2000

Еще по теме §1 Установление фактов:

  1. 17.2. Установление фактов, имеющих юридическое значение
  2. § 2. Установление фактов, имеющих юридическое значение
  3. § 2. Установление фактов, имеющих юридическое значение
  4. 55. УСТАНОВЛЕНИЕ ФАКТОВ, ИМЕЮЩИХ ЮРИДИЧЕСКОЕ ЗНАЧЕНИЕ
  5. Вопрос 82. Установление фактов, имеющих Юридическое значение
  6. 17.2. Установление фактов, имеющих юридическое значение
  7. Статья 264. Дела об установлении фактов, имеющих юридическое значение
  8. 2. Добрые услуги, посредничество, установление фактов, примирение
  9. Глава 28. УСТАНОВЛЕНИЕ ФАКТОВ, ИМЕЮЩИХ ЮРИДИЧЕСКОЕ ЗНАЧЕНИЕ
  10. Три фазы опроса Фаза 1 — Установление фактов
  11. Статья 265. Условия, необходимые для установления фактов, имеющих юридическое значение
  12. 50. Какие юридические факты можно устанавливать в суде? Каков порядок установления фактов, имеющих юридическое значение?
  13. Глава III КЛАССИФИКАЦИЯ ЮРИДИЧЕСКИХ ФАКТОВ И НЕКОТОРЫЕ ВИДЫ ЮРИДИЧЕСКИХ ФАКТОВ
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Акционерное право - Бюджетная система - Горное право‎ - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право зарубежных стран - Договорное право - Европейское право‎ - Жилищное право - Законы и кодексы - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История политических учений - Коммерческое право - Конкурсное право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право России - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминальная психология - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Образовательное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право интеллектуальной собственности - Право собственности - Право социального обеспечения - Право юридических лиц - Правовая статистика - Правоведение - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Римское право - Семейное право - Социология права - Сравнительное правоведение - Страховое право - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Судебное дело - Судебные и правоохранительные органы - Таможенное право - Теория и история государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия права - Финансовое право - Экологическое право‎ - Ювенальная юстиция - Юридическая антропология‎ - Юридическая техника - Юридическая этика -