<<
>>

Свобода и равенство как основные категории института прав человека и гражданина

Свобода и равенство — центральная проблема теории прав человека и гражданина, начиная от периода, предшествовавшего великим буржуазным революциям XVII и XVIIl столетий, и по настоящее время. Принципы равенства и свободы провозглашены Декларацией прав человека и гражданина 1789 года.
Ее первая статья гласит: «Люди рождаются и остаются свободными и равными в правах». В четвертой статье свобода определяется как «возможность делать все, что не приносит вреда другому»39. Понимание свободы особенно отчетливо показывает индивидуалистический характер буржуазных прав и свобод. Гражданин рассматривается оторванно от общества и государства. Право на свободу основано не на связи человека с человеком, а на взаимном отчуждении людей — свобода одного гражданина противопоставляется свободе другого гражданина. По словам К. Маркса, индивидуалистическое и эгоистическое понимание свободы «ставит всякого человека в такое положение, при котором он рассматривает другого человека не как осуществление своей свободы, а, наоборот, как ее предел»*0. Буржуазная концепция принципиально не связывает права и свободы с обязанностями. Эгоистический характер буржуазных прав и свобод наиболее наглядно отражен в праве частной собственности. При умолчании об этих вопросах, о частной собственности на средства производства лозунг свободы и равенства, как писал В. И. Ленин, «есть ложь и лицемерие буржуазного общества...»41. Классики марксизма-ленинизма убедительно показали, что индивидуалистическое понимание гражданских прав и свобод в принципе является ошибочным и антиобщественным, что равенство и свобода в обществе должны быть основаны на совместной деятельности людей. Спектр буржуазных концепций, пытающихся определить понятия свободы и равенства как основных категорий прав человека и гражданина, необычайно широк. Указанные концепции различаются не только на уровне разных философско-правовых направлений (естественно-правового, позитивистского, прагматистского, экзистенциалистского и т. д.), но и в рамках каждого из этих направлений. Традиционной для буржуазного мышления была и в какой-то мере остается и сейчас негативная трактовка понятия свободы. В качестве примера приведем определение чехословацкого буржуазного государство веда Зде- нека Нойбауэра: «Свобода в сущности понятие негативное,— оно означает негацию (отсутствие) каких-либо ограничений, принуждений, давлений, повиновений, обязанностей и, следовательно, как раз того, что является основой государства. Отсюда ясно, что немыслимо государство с абсолютной свободой. В политической теории и практике речь может идти только об относительной свободе»42. Негативное определение свободы отстаивает ныне английский политолог Дерек Хитер43. По его мнению, действительная свобода человека выражается не в позитивных действиях лица (например, выражение определенного мнения), критерием служит свобода «от чего-либо» (свобода от дискриминации, от преследований за свои убеждения и т. п.). Аналогичную позицию занимает Р. Ингле- харт44, М. Крэнстон и А. Милн45. Экзистенциалистское понимание свободы человека, характерное для французской политологии4®, также приводит в конечном счете к негативному пониманию свободы. С учетом того, что философия экзистенциализма считает неограниченную свободу внутренне присущей человеку, его «я», для нее неприемлема какая-либо позитивная формулировка свободы- Государству отводится только задача устранения преград, препятствующих ее реализации.
Интересную с философской точки зрения конструкцию понятия свободы личности, базирующуюся, впрочем, на индивидуалистической основе, предложил английский по литолог Д. Лукас47. Как чуткий наблюдатель реалий капиталистического общества и государства, он весьма скептичен в своих выводах. Лукас подчеркивал эфемерность абстрактно понимаемой свободы, хотя ему и не удалось прийти к истинно научному, конкретному и объективному пониманию свободы. По его мнению, понятие свободы должно содержать как позитивную сторону, так и негативную, причем обе стороны — как свобода «что-либо делать», так и свобода «от чего-либо» — находятся в тесной взаимосвязи48. Позитивная свобода — свобода «что-либо делать» — всегда подразумевает способность-возможность субъекта к этой деятельности. Этот акцент можно оценить весьма положительно, однако Лукас находится где-то на полпути к действительности, так как вопрос о способности субъекта в его понимании ограничен только личными возможностями. Он не берет в расчет границы свободы, обусловленные существующей общественной и конституционной системой, а также всей социальной средой. В рамках буржуазной политологии против либералис- тического, абстрактного и 'негативного понятия свободы выступал Ф. Оппенгейм. Он подчеркивал идеалистический характер и ошибочность стремления определить категорию свободы при помощи логических связей общих понятий без учета материального содержания свободы личности в конкретных общественных условиях49. Ф. Оппенгейм придавал большое значение связи между свободой личности и обществом, полагая, что только таким путем может быть дано реальное определение так 'называемой социальной свободы50. Однако эти тенденции к пониманию свободы в позитивном смысле в общественном контексте приводят ряд буржуазных политологов к крайне реакционным выводам. Так, Д. Милн подчеркивает, что основным содержанием- личной свободы является экономическая свобода, которая, в его понимании, сводится к свободе частного предпринимательства — необходимому условию «свободного общества». По его словам, возможности для реализации личной свободы обусловлены адекватными возможностями свободы экономической, которая в свою очередь обусловлена правом частной собственности. Экономическая свобода дает возможность индивиду реализовать личную свободу в наиважнейшей сфере — «свободном рынке», где все люди равны. Разумеется, автор тут же добавляет, что это равенство он понимает лишь как отсутствие препятствий для вступления «а «свободный рынок» (например, в отношении цветных)51, Хорошо равенство, ког да один приходит на этот рынок с миллиардным капиталом, а другой «свободно» предлагает для продажи свою рабочую силу! Свобода как результат владения капиталом— старая формула буржуазной идеологии, и Миля не предлагает здесь чего-либо нового- По словам К. Маркса, свобода есть «родовая сущность всего духовного бытия...» и «...человечески хорошим может быть лишь то, что является осуществлением свободы»52. Марксизм-ленинизм понимает личную свободу как общественное явление, социально и экономически обусловленное общественное отношение. Свободными, следовательно, являются в первую очередь те действия индивида, которые соответствуют закономерностям этих общественных отношений. Одним из существеннейших факторов свободы марксизм-ленинизм считает человеческий труд. Однако при этом особо важна социальная форма труда, зависящая в конечном счете от типа общественно-экономической формации. Во всех эксплуататорских общественно-экономических формациях происходило и происходит отчуждение человеческого труда53. Марксизм-ленинизм, в отличие от буржуазных общест- ленных наук, подчеркивает, что главные условия свободы заключаются в ее экономических, социальных и культурных гарантиях. По словам К. Маркса, в коммунистическом обществе вместо экономического богатства и нищеты приходит богатый человек и большие человеческие потребности54. Научное 'Понятие свободы личности сформулировал Ф. Энгельс: «He в воображаемой независимости от законов природы заключается свобода, а в познании этих законов и в основанной на этом знании возможности планомерно заставлять законы природы действовать для определенных целей. Это относится как к законам внешней природы, так и к законам, управляющим телесным и духовным бытием самого человека, — два класса законов, которые мы можем отделять один от другого самое большее в нашем представлении, отнюдь не в действительности. Свобода воли означает, следовательно, не что иное, как способность принимать решения со знанием дела. Таким образом, чем свободнее суждение человека по отношению к определенному вопросу, с тем большей необходимостью будет определяться содержание этого суждения; тогда как неуверенность, имеющая в своей основе незнание и выбирающая как будто произвольно между многими различными и противоречащими друг другу возможными решениями, тем самым доказывает свою несво: боду, свою подчиненность тому предмету, который она как раз и должна была бы подчинить себе. Свобода, следовательно, состоит в основанном на познании необходимостей природы (Naturnotwendigkeiten) господстве над нами самими и над внешней природой; она поэтому является необходимым продуктом исторического развития»55. Формула Ф. Энгельса проникнута оптимистическим гуманизмом, верой в бесконечность процесса познания и возможностей человека по преобразованию окружающего его мира на основе все углубляющегося процесса познания. Она связывает расширение свободы с развитием процесса познания, что весьма существенно для марксистско- ленинской трактовки категории свободы. Марксизм-ленинизм связывает с понятием свободы постоянный поиск социальных средств и методов для дальнейшего качественного и количественного развития свободы общества, классов и личности. В этом плане важнейшую роль играет право. Марксистско-ленинское понятие свободы личности, по нашему мнению, выражает диалектическое сочетание творческой активности человека с известным самоограничением, а также самопознанием. Такое понятие свободы как диалектического синтеза активности и необходимого ограничения можно перенести в плоскость соотношения возможности и действительности, где возможность представляет собой в сущности ничем не ограниченную перспективу человеческой активности, а действительность — реальные общественные рамки, которые наполняют и обусловливают эту активность и одновременно устанавливают необходимые пределы. Категорию свободы одновременно можно рассматривать как идеал, к которому общество будет приближаться. Категория свободы в философском мышлении издавна связана с категорией равенства. Если в буржуазной теории последняя понималась как абстрактная идея, оторванная от социально-экономического контекста5®, то марксизм-ленинизм, напротив, переносит эту категорию в социально-экономическую и производные от нее плоскости. В. И. Ленин писал: «..равенство есть пустая фраза, если под равенством не понимать уничтожения классов. Классы мы хотим уничтожить, в этом отношении мы стоим за равенство. Ho претендовать на то, что мы сделаем всех людей равными друг другу, это пустейшая фраза и глупая выдумка»57. Буржуазные идеологи и буржуазное государство формальными гарантиями свободы и равенства прикрывают фактическое отсутствие свободы и неравенство трудящихся58. Впрочем, формально провозглашенный принцип равенства остается весьма спорным в современном буржуазном обществе и государстве. Даже буржуазные политологи пессимистически расценивают реальность принципа равенства в условиях современного капиталистического общества59. Видный английский конституционалист Д. Маршалл, например, считает, что равенство является только одной из целей, к достижению которой стремится либеральная демократическая общественность60- Все современные конституции развитых капиталистических государств, а также практика судебных органов (это касается в первую очередь конституционных судов) рассматривают принцип равенства как основополагающий в системе прав человека и гражданина. Это не означает, что указанный принцип последовательно применяется для защиты в судебной практике гражданских прав. Напротив, в процессе толкования принципа равенства суды защищают фактическое социальное неравенство61. В конституционных документах последовательная ликвидация существующего фактического неравенства провозглашается весьма редко и по большей части остается на бумаге. Конкретное содержание принципа равенства в судебной практике до сих пор весьма туманно, хотя, скажем, Федеральный конституционный суд ФРГ сформулировал некоторые конкретные выводы, вытекающие из этого принципа, например необходимость равного подхода к одинаковым ситуациям. Федеральный конституционный суд квалифицировал принцип равенства как границу законодательной власти, но одновременно оставил законодателю возможность «в необходимых с политической точки зрения» случаях ограничивать это равенство. Он констатировал, что «принцип равенства предоставляет законодателю широкий круг свободного усмотрения. Конституционный суд должен лишь наблюдать за соблюдением внешних границ этого круга». Более того, Федеральный конституционный суд полагает, что в период чрезвычайного положения принципиально допустимы отступления от этого принципа42. Практика применения конституционного принципа равенства — идет ли речь о деятельности Федерального конституционного суда ФРГ, Верховного суда США63, высших судов Великобритании64 или швейцарского Федерального трибунала68— доказывает, что постоянно прославляемый буржуазной философией права и политологией принцип равенства всех перед законом, который уже с момента зарождения буржуазного конституционализма не отвечал реальности буржуазного общества, служит для маскировки антагонизмов между буржуазией и пролетариатом, обострившихся в условиях государственно-монополистического капитализма. Реальные гарантии принципов равенства и свободы необходимо, как это уже подчеркивалось, искать в социальной, общественной сфере. Следовательно, встает вопрос, имеются ли вообще в социально-экономической сфере современного капиталистического мира серьезные предпосылки социальных и материальных гарантий этих принципов. Статистические данные свидетельствуют о неуклонном росте безработицы и уровня цен во всем капиталистическом мире, причем рост цен не сопровождается ростом реальной заработной платы. При этом в ФРГ, Великобритании и других капиталистических странах правительственную статистику не раз обвиняли в уменьшении данных. Продолжающееся ухудшение социально-экономического положения широких масс трудящихся в развитых капиталистических странах подтверждается резким подъемом индекса расходов на жизнь. Статистический и социально-экономический анализ показывает !недостаточность государственных пособий по безработице, а также значительной части пенсий по старости и инвалидности66. Один из важнейших аспектов проблемы материальных гарантий — значительные социальные и экономические различия среди населения капиталистических государств, связанные с принадлежностью к определенной расе, национальности или полу. Речь идет о социальной и экономической дискриминации негритянского населения в США, иностранных рабочих в развитых капиталистических странах Европы, женщин в процессе труда и его оплате. Расовая дискриминация негритянского и других слоев цветного населения в социально-экономической области сегодня проявляется главным образом в необычно высоком числе безработных и в существенно более низких финансовых доходах негров и других цветных. Непосредственно из этой проблемы вытекает другая — низкий образовательный и квалификационный уровень цветного населения. По официальным данным, процент безработных рабочих в общем количестве трудоспособного цветного населе ния страны в два раза больше соответствующего процента белых безработных рабочих97- В действительности эта цифра выше, особенно когда речь идет о молодых возрастных категориях. Основные направления дискриминации иностранных рабочих — оплата труда, продолжительность рабочего времени, социальное обеспечение68. Во Франции иностранные рабочие получают 60% заработной платы, которую получил бы за ту же работу француз. Аналогичная ситуация имеет место и в других капиталистических странах, а еще хуже обстоит дело с мексиканскими рабочими в США. Дискриминация проявляется также при определении длительности рабочего времени и установлении социальных пособий, например семейных надбавок, пособий на жилье, страхований на случай болезни и т. п.69. В целом уровень жизни иностранных рабочих и их семей ниже официально признанного уровня бедности. Дискриминация женщин в производственном процессе в капиталистических странах проявляется в том, что ведущие и лучше оплачиваемые функции капиталистические работодатели отдают мужчинам. Кроме того, оплата труда женщин, выполняющих те же трудовые функции, что и мужчины, существенно ниже, вопреки законодательным и даже конституционным нормам70. Это подтверждает и официальная статистика: во всех капиталистических странах средний заработок женщин составляет примерно 55% среднего заработка мужчин71. Можно привести статистические данные из других областей социально-экономической жизни развитых капиталистических государств, свидетельствующие о невозможности обеспечить в условиях капиталистического общества материальные гарантии осуществления принципа равенства. Расходы на высшее образование в Великобритании, например, составляют примерно 3000—4000 фунтов стерлингов в год, тогда как средний годовой заработок низших категорий служащих равен примерно 2600 ф. ст., а рабочего (мужчины), включая высококвалифицированного,— 3264 ф. ст. Что касается медицинского обслуживания, то в ФРГ, государстве с самым высоким среди капиталистических стран жизненным уровнем, ежедневный средний заработок рабочего значительно меньше, чем стоимость одного дня пребывания в больнице72. Проведенный анализ показывает, что именно общественно-экономическая сфера обусловливает нереальность и фиктивность буржуазных постулатов свободы и равенст ва в капиталистическом обществе. Однако, по нашему мнению, здесь необходимо учитывать воздействие и других факторов, политических и идеологических, с которыми мы еще встретимся в дальнейшем изложении. 2.
<< | >>
Источник: Йозеф Благож. ФОРМЫ ПРАВЛЕНИЯ И ПРАВА ЧЕЛОВЕКА В БУРЖУАЗНЫХ ГОСУДАРСТВАХ. 1985

Еще по теме Свобода и равенство как основные категории института прав человека и гражданина:

  1. 1. Человек и гражданин как субъекты конституционных прав, свобод и обязанностей
  2. Гарантии прав и свобод человека и гражданина
  3. 7.2. Классификация прав и свобод человека и гражданина
  4. 7.1. Историческое развитие института прав человека и гражданина
  5. Понятие и классификация конституционных прав и свобод человека и гражданина
  6. §1. Понятие и классификация конституционных прав и свобод человека и гражданина
  7. Т е м а 8. ПРОКУРОРСКИЙ НАДЗОР ЗА СОБЛЮДЕНИЕМ ПРАВ И СВОБОД ЧЕЛОВЕКА И ГРАЖДАНИНА
  8. 7.3. Система прав и свобод человека и гражданина
  9. § 6. Охрана прав и свобод человека и гражданина в уголовном судопроизводстве
  10. 6.6. Охрана прав и свобод, человека и гражданина в уголовном судопроизводстве
  11. 1.2.4. Охрана прав и свобод человека и гражданина в уголовном судопроизводстве
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Акционерное право - Бюджетная система - Горное право‎ - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право зарубежных стран - Договорное право - Европейское право‎ - Жилищное право - Законы и кодексы - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История политических учений - Коммерческое право - Конкурсное право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право России - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминальная психология - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Образовательное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право интеллектуальной собственности - Право собственности - Право социального обеспечения - Право юридических лиц - Правовая статистика - Правоведение - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Римское право - Семейное право - Социология права - Сравнительное правоведение - Страховое право - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Судебное дело - Судебные и правоохранительные органы - Таможенное право - Теория и история государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия права - Финансовое право - Экологическое право‎ - Ювенальная юстиция - Юридическая антропология‎ - Юридическая техника - Юридическая этика -