<<
>>

2.9. СПОРНЫЕ ВОПРОСЫ ТЕОРИИ ЮРИДИЧЕСКИХ ФАКТОВ

Ссередины XX века и вплоть до настоящего времени продолжается дискуссия о возможности выделения правовых (юридических) состояний в особую группу юридических фактов, а также о критериях их классификации.

Так О.С.

Иоффе в 1949 году отмечал, что существуют явления, которые действуют в течение длительного времени, непрерывно и периодически порождая определенные правовые последствия. К числу явлений этого рода могут быть отнесены, например, естественные свойства вещей, юридическое действие которых не погашается в каком-либо одном правовом результате и может выражаться в многократно повторяющихся правовых последствиях. Такие длящиеся юридические состояния естественных свойств вещей являются не объектами права, а внешними условиями, приобретающими юридическое значение. Поэтому, по мнению ученого, их необходимо выделить в особую группу юридических фактов - юридических обстоятельств. Под ними предлагается понимать неволевые явления, которые существуют постоянно или в течение длительного времени, порождают непрерывно или периодически определенные правовые последствия и не погашаются в единократном акте правового действия1.

С.В. Курылевым было предложено называть факты, которым присущ длящийся характер, фактами-состояниями и выделять их в одной классификации с действиями и событиями2.

Аналогичную позицию занял А.К. Стальгевич. Отмечая, что бывают факты, длящиеся в виде пребывания лиц в определенном состоянии, он предложил дополнить общепринятую классификацию юридических фактов в виде событий и действий новым видом - состоянием3.

Возражая ему, О.А. Красавчиков указывает, что все перечисленные виды юридических состояний (состояние в браке, состояние в гражданстве, состояние на военной или иной службе) должны быть отнесены не более как к правоотношениям,

- 263 -

характерной чертой которых является относительная стабильность. Что же касается вопроса о существовании фактов состояний как таковых, то ученый, в принципе не возражая против этого тезиса, лишь справедливо отметил, что они не могут быть выделяемы наряду (т.е.

в одной классификации) с событиями и действиями4.

В дальнейшем точка зрения о том, что правовое (юридическое) состояние может выступать в качестве юридического факта, стала разделяться многими учеными, не став, однако, общепризнанной. Возникла также дискуссия о самой возможности признания состояния в качестве юридического факта. Альтернативой такой постановки вопроса стало определение состояния как элемента фактического состава.

Одна группа исследователей считает, что состояние само по себе не может рассматриваться как вид юридического факта. Юридическим фактом, обусловливающим возникновение, изменение или прекращение правоотношения, является возникновение или прекращение того или иного состояния, как, например, вступление в брак, заключение трудового договора и т.п.5. Иными словами, юридическое значение имеет юридический факт, который обуславливает возникновение правового (юридического) состояния, а не само состояние. Р.О. Халфина, поддерживая точку зрения К.Ф. Кечекьяна, также отмечает, что нельзя предложить определенный критерий, который бы дал возможность отграничить состояние от длящегося правоотношения6.

Другие ученые видят правовое (юридическое) состояние лишь в качестве элемента фактического состава. Так, по мнению В.П. Шахматова состояние, например, в родстве, браке, ничего нового не добавляет к уже существующему положению и поэтому не является самостоятельным юридическим фактом, но в совокупности с другими обстоятельствами может вызвать определенные правовые последствия. Поэтому юридическое значение состояние приобретает лишь в качестве элементов фактических составов7. П.Т. Полежай также полагает, что то или иное состояние входит в так называемый фактический состав,

- 264 -

который предусмотрен гипотезой правовой нормы. Так, например, «состояние в браке входит в фактический состав и поэтому не может в отрыве от указанных здесь обстоятельств породить право нетрудоспособного нуждающегося супруга на получение содержания от другого супруга.

Это относится и к любым другим состояниям, которые не могут сами по себе служить основанием возникновения, изменения или прекращения тех или иных правоотношений»8. Придерживаются такого мнения и другие ученые9.

Третьи видят в правовом (юридическом) состоянии признаки юридического факта, соответственно и рассматривают его в качестве такового10.

Ю.К. Толстого считает, что наиболее правильную позицию в этом вопросе занимают те авторы, которые рассматривают состояния в качестве юридических фактов и при том выделяют их в особую группу юридических фактов, поскольку, было бы неверно отрицать за состоянием как таковым значение юридического факта. Так, состояние в браке, состояние в родстве сами по себе вызывают определенные правовые последствия, а, следовательно, имеют значение длящихся юридических фактов. В то же время состояния должны быть выделены в особую группу юридических фактов, поскольку они могут иметь как волевой (состояние в браке, состояние дезертирства), так и неволевой характер (состояние в родстве). На основании этого ученый предпочитает говорить именно о состояниях, а не о юридических обстоятельствах, поскольку термин «состояния», по его мнению, наилучшим образом выражает длящийся характер объединяемых этим термином юридических фактов11. С.И. Вильнянский относит обстоятельства, которые существуют непрерывно (состояния) к юридическим фактам-событиям (состояние в родстве)12.

С.С. Алексеев полагает, что состояния - это обстоятельства, нередко выражающиеся в виде правоотношений, которые существуют длительное время, непрерывно или периодически порождая юридические последствия (состояние в браке, нетру

- 265 -

доспособность, стаж и т.д.). Они - звено в особой классификации юридических фактов по характеру их действия, относящиеся к фактам непрерывного юридического действия13. Данная позиция поддерживается и другими учеными14.

В.И. Данилиным и С.И. Реутовым было уточнено основание выделения состояний в особую группу юридических фактов - фактов-состояний.

Для этого ими был предложен критерий продолжительности существования юридических фактов15.

В.Б. Исаков считает, что, обусловливаясь определенными юридическими фактами, правовое (юридическое) состояние в своем дальнейшем существовании как бы отрывается от своей фактической основы. Оно приобретает самостоятельность и как юридический факт входит в фактические составы различных правовых отношений. В некоторых случаях факт-состояние - это длящееся социальное обстоятельство (например, состояние здоровья), в других ситуациях состоянием может быть правовое отношение (например, членство в ЖСК), что вовсе не дискредитирует самостоятельность фактов-состояний, так как правоотношения тоже могут выполнять роль юридических фактов16.

Ведущаяся дискуссия по вопросу понимания правовых состояний, их места в механизме правового регулирования касается не только их самих, сколько понимания юридических фактов, фактических составов, правоотношений, а также отдельных аспектов классификации юридических фактов. Полученные учеными выводы обусловлены разделяемыми ими концептуальными подходами к определению явлений, выступающими основаниями возникновения, изменения и прекращения правоотношений, а также пониманием того, что принято называть правовыми последствиями.

Как мы можем видеть, имеющийся спектр мнений разделяет его сторонников на три противоположных лагеря. При этом никем из исследователей не был в полной мере обоснован признак, критерий, который бы позволил ответить на вопрос об отнесении или не отнесении правового (юридического) состояния к элементу фактического состава, к юридическому факту

- 266 -

или к какому-либо иному явлению. Выделение такого признака способствовало бы раскрытию одной из главных сторон сущности категории правовое состояние.

Однако, для того, что бы предпринять такую попытку, необходимо определится с пониманием самого юридического факта, которое до настоящего времени остается дискуссионным.

Юридический факт традиционно определяется в литературе как конкретное жизненное обстоятельство (С.С.

Алексеев), факт реальной действительности (О.А. Красавчиков) с которым норма права связывает возникновение, изменение или прекращение правовых последствий (правоотношений)17.

В таком определении ясно прослеживается наличие двух сторон понятия «юридический факт»: материальной - конкретное жизненное обстоятельство (факт реальной действительности) и идеальной - обусловленная нормой права связь их наступления с возникновением, изменением или прекращением правовых последствий (правоотношений).

В последнее десятилетие теория юридических фактов получила конструктивное развитие. Новые подходы к проблеме предлагаются в работах М.А. Рожковой и С.А. Зинченко18.

Так, М.А. Рожкова критикует определение юридического факта как правовой модели обстоятельства. Юридический факт, по ее мнению, представляет собой не абстрактное понятие, предусмотренное гипотезой нормы права, а реальное жизненное обстоятельство, а его дефиниция должна объединять следующие признаки: во-первых, закрепление в норме права абстрактной модели этого обстоятельства, с наступлением которого связываются определенные последствия; во-вторых, фактическое (реальное) наступление этого жизненного обстоятельства; в третьих, возможность порождать юридические последствия. На основании этих признаков она определяет юридический факт в гражданском праве как реальное жизненное обстоятельство, которое в силу норм права влечет наступление юридических последствий в сфере гражданского правоотношения19.

Оригинальная концепция понимания юридических фактов

- 267 -

предложена С.А. Зинченко. Основой его выводов послужила предложенная концепция сущности двух порядков, в соответствии с которой, исходным в определении права, абстрактной его сущностью являются властеотношения, юридическая власть, которая определяется как сущность первого порядка. Ее организация (внутренняя структура) формируется за счет волевых юридических форм - законов, постановлений, указов и т.п., вырабатываемых главным образом органами государственной власти.

Содержащиеся в них нормы права получают дальнейшее движение в основном посредством юридических фактов. В правоотношении юридический факт выступает сущностью конкретного права, организацией сущности второго порядка. Таким образом, применительно к организации исходной сущности такую роль играют нормативные акты, а в отношении возникновения правоотношения такую роль выполняют юридические факты20. Автор считает, что поскольку юридическими фактами признаются жизненные обстоятельства, которые не получив места в логическом категориальном ряду системы права остаются по отношению к праву неким внешним фактором, то они не могут порождать, изменять, прекращать права и обязанности. Такой регулирующей силой может обладать лишь определенный компонент системы права, механизма правового регулирования. Им, по мнению исследователя, являются волевые юридические акты, порождающие, изменяющие или прекращающие права (объективные и субъективные), которые и следует называть юридическими фактами. Они - полностью правовые формы и в них нет ни грамма материального21.

Ценность выводов С.А. Зинченко состоит в правильном различении реальной и правовой действительности, установлении внутреннего противоречия в имеющемся понимании основания и связи движения от факта к праву.

В.Н. Синюков считает, что определение юридического факта должно основываться на понимании его как правой модели реального явления. В этом случае «факт-модель - это конструкция, предназначенная законодателем для выполнения опреде

- 268 -

ленной юридической функции. Ее задача - перевести реальное жизненное явление в сферу правовых отношений. Только в таком виде реальный факт может служить основанием движения правоотношения. Юридический факт-модель - своеобразный правовой «модуль» («переходник»), через который законодатель и правоприменитель вводят различные социальные явления в русло правовых отношений»22.

В указанной концепции акцент в понимании юридических фактов переносится от реальных явлений на сознание субъекта. Однако видеть в юридическом факте явление отраженное, продукт мыслительной деятельности означало бы возможным существование стольких юридических фактов, сколько существует мыслящих субъектов. Кроме того, это бы вызывало необходимость в каждом случае оценивать, проводить экспертизу о правильном или неправильном отражении в юридическом факте (факте-модели) реальной действительности. Представляется, что данная теория не может преодолеть отмеченного противоречия.

В то же время в работах В.Н. Синюкова правильно отмечено существование, наряду с жизненными явлениями, нормативно-правовой абстракции как явления идеального. В.Б. Исаков также полагает, что юридическое и материальное в юридическом факте можно и даже необходимо рассматривать по отдельности23.

В связи с этим, возникает вопрос: как, с точки зрения права, корректно обозначить связь (переход) от реальной действительности к области идеального и соответственно совместить реальное жизненное обстоятельство и нормативно-правовую абстракцию?

Понимание правовой реальности в значительной степени зависит от разделяемой тем или иным ученым концепции право-понимания. С точки зрения нормативного подхода, который встраивается в философский контекст, сущность правовой реальности, трактуемой как смысл данной вещи, - это то, что она есть сама по себе, в отличие от всех других вещей и изменчивых состояний вещи под влиянием тех или иных обстоятельств. Искомая сущность правовой реальности заключается в государствен

- 269 -

но-властном регулировании поведения людей в человеческом сообществе с целью достижении на нормативной основе такой стабильной организованности общества, при которой реализуются демократия, экономическая свобода, свобода личности24.

С позиции интегративного понимания права правовая реальность включает в себя как естественно-правовые, так и позитивно-правовые отношения социальных субъектов. Поскольку в ней представлен весь спектр правовых феноменов и вся совокупность мыслимого правобытия людей, она существует как всегда различная данность. Как любая иная, правовая реальность имеет пространственно-временную характеристику, но субъективные представления о ней и о своем месте в ней у разных социальных субъектов не совпадают25.

Нормативно-правовая абстракция установлена гипотезой нормы права. Поскольку она есть продукт права, то это не физическая реальность, а суть реальность юридическая. Подобного нельзя сказать о фактах реальной действительности. Так как они реальны, их связь с правом обеспечивается определенной юридической конструкцией, связывающих их с нормами права. Такая единая система правовых координат устанавливает логически непротиворечивую систему перехода от реального к идеальному.

Каков же тогда алгоритм движения и связи от реального к идеальному (юридическому), который бы позволил рассматривать взаимодействие реального жизненного обстоятельства и нормативно-правовой абстракции как определенную и единую для всех случаев систему (схему)?

Таким конструкцией, как представляется, может выступить признание реального жизненного факта соответствующим тем признакам, которые предъявляются нормативно-правовой абстракцией к обстоятельству, определение того, что факт (реальность) соответствует требованиям модели (идеальному).

Факты материальной реальности находят свое отражение в сознании людей. Жизненное обстоятельство, отразившись в сознании, соотносится с требованием нормативно-правовой абстракции идеальной модели нормы права. И только после

- 270 -

этого, результат такого соотношения может служить основанием признания данного жизненного обстоятельства юридическим фактом. Но, и это подчеркнем особо, юридическим фактом будет являться не отражение и, соответственно, не представление в сознании о фактах материальной реальности, а сами жизненные обстоятельства. Отражение их в сознании - это лишь необходимая процедура, дающее основание конкретному лицу рассматривать факт материальной реальности в качестве юридического факта.

В целях юридической идентификации и классификации различных фактических обстоятельств применяют юридические конструкции. Юридические конструкции в литературе определяются как создаваемые с помощью абстрактного мышления модели общественного отношения (его типовые схемы), элементы которых жестко увязаны между собой. Как элементы правотворческой техники они являются способом упорядочивания общественных отношений и придания им при анализе точности и четкости26.

В процессе правореализации юридическая конструкция выступает в качестве средства установления юридически значимых фактов, задавая набор тех обстоятельств, которые необходимы для правильного воплощения в жизнь правового веления. В ходе правоприменительной деятельности элементы юридической конструкции сопоставляются с фактическими обстоятельствами. «Прикладывая» юридическую конструкцию к тем или иным общественным отношениям, правоприменитель решает вопрос о юридической квалификации этих отношений, о выборе правовой нормы, необходимой для их урегулирования27.

Юридическая конструкция как результат обобщения различных явлений есть системно структурное построение составляющих ее элементов. Но как модель она включает в себя не факты реальной действительности, а нормативно-правовые абстракции.

Данный подход к проблеме понимания юридических фактов, когда через сознание физическая реальность преломляется, после этого соотносится с правовой моделью, а полученный резуль

- 271 -

тат выступает основанием признания жизненного факта юридическим фактом, в определенной мере дает объяснение замечаний о невозможности рассмотрения в качестве юридических фактов реальных жизненных обстоятельств. В целом он также способствует объяснению проблемы соотношения реального (факта) и идеального (права).

Таким образом, сказанное позволяет присоединиться нам к точке зрения исследователей, которые видят юридические факты в качестве фактов реальной действительности и признают их материально-юридическую природу. Выступая своеобразным «посредником» между правом и общественными отношениями, данное явление имеет и материальную, и юридическую стороны.

В научной литературе понятие юридический факт употребляется в двух смыслах. В широком смысле - как любые фактические обстоятельства, имеющие правовое значение (элементы фактического состава), в узком смысле - как конкретная фактическая предпосылка, состоящая из одного элемента - юридического факта.

Проблемой юридических фактов (в узком смысле этого понятия) вопрос о возникновении, изменении и прекращении правоотношения не ограничивается. В.Б. Исаковым отмечено, что с социологической точки зрения, фактический состав как система юридических фактов выступает как фрагмент более широкой системы фактов, фактического комплекса, связанного с возникновением, изменением и прекращением правоотношений и включающего значительное количество неюридических обстоятельств. Структуру этого комплекса автор строит из трех групп фактов: 1) группа неюридических обстоятельств, социальных фактов, связанных с возникновением, изменением и прекращением правоотношения; 2) группа юридических фактов, необходимых для наступления правовых последствий, примыкающие к фактическому составу, но находящихся за его рамками (нормативные или юридические условия); 3) фактическая предпосылка (юридический факт или фактический состав) как не

- 272 -

посредственное основание правовых последствий28.

Нельзя не согласиться, что помимо юридических фактов, существуют и иные условия и обстоятельства, имеющие правовое значение и оказывающие влияние на возникновение и движение правовых связей. Среди них особый интерес представляет группа фактов, обозначенная как нормативные или юридические условия.

Одним из первых данная проблема была исследована в 1973 году Р.А. Ханнановым29. Он, в частности, видит следующую отличительную черту правовой сущности обстоятельств, которые наряду с событиями и действиями предусмотрены в норме гражданского права и способствуют движению гражданского правоотношения. Это - неспособность влечь за собой самостоятельных правовых последствий в виде возникновения, изменения или прекращения субъективных прав и обязанностей, что позволяет отграничивать данные обстоятельства от юридических фактов. Предложив для их обозначения термин «нормативные условия» он понимает под ними не относящиеся к разряду событий, неволевые внешние обстоятельства как общественные свойства, присущие явлениям и процессам реальной действительности, обусловливающие наступление юридического факта, являющегося основанием возникновения и движения гражданских прав и обязанностей. Автор считает, что нормативные условия, создавая состояние связанности, входят в юридический состав оснований возникновения и движения гражданского правоотношения и только входя в этот состав в качестве элемента, становятся юридическими фактами30.

В литературе высказана точка зрения, что нормативные условия (в представленном Р.А. Ханановым понимании термина гипотеза нормы права и элементы юридического состава объединены) не входят в юридический состав, поскольку они лишь входят в гипотезу нормы права, которая и определяет требования, при соблюдении которых жизненные процессы и явления в реальной действительности становятся юридическими фактами31.

- 273 -

Термин «условие» как обстоятельство, от которого что-либо зависит, применительно к исследуемому вопросу может использоваться в двух значениях. Во-первых, условие как закрепленное в норме права требование к нормативной модели обстоятельства. Во-вторых, условие как реально существующее обстоятельство, наличие которого необходимо для наступления юридических последствий.

В первом варианте условия относятся к модели обстоятельства. Поэтому, закрепленные в норме права требования к абстрактной модели обстоятельства целесообразно именовать нормативными условиями.

Во втором варианте условия отнесены к фактическим, материальным обстоятельствам, при наличии которых факт реальной действительности в силу норм права становится юридическим фактом. Следовательно, если условие рассматривать в качестве обстоятельства, от которого в силу норм права зависит, будет ли другое фактическое обстоятельство являться юридическим фактом, то такое условие следует считать юридическим.

Такой подход помогает разделять используемое в литературе употребление термина «условие», когда с его помощью обозначают или содержание гипотез норм права32, или фактические обстоятельства33.

Применительно к теории юридических фактов высказано предложение различать условия и предпосылки возникновения и движения права. С.А. Зинченко считает, что предпосылка в этимологическом толковании является предварительным условием, в то время как само условие есть обстоятельство, от которого что-нибудь зависит. В таком понимании, по мнению ученого, например, факт существования трудовых отношений выступает не условием, а предпосылкой при принятии решения об увольнении работника. Первое правоотношение возникает на основе сформировавшегося юридического факта - нарушения трудового законодательства. Из него вытекает право администрации принять решение об увольнении работника. Это решение порождает второе правоотношение. В то же время пер

- 274 -

вое правоотношение одновременно является юридическим условием для формирования второго34.

Выделение предпосылок и условий в качестве элементов возникновения, изменения и прекращения правоотношения ставит вопрос о критериях их разграничения.

Мы полагаем, что если предпосылка есть предварительное условие чего-либо, а условие - обстоятельство, от которого что-нибудь зависит, то их понимание не может не учитывать тех явлений, с которыми они находятся в связи. Если в качестве условия, обуславливающего наступление правовых последствий, будет выступать юридический факт, то все иные юридически значимые обстоятельства должны рассматриваться в качестве предпосылок. Если же мы рассматриваем юридический факт в качестве следствия, то роль условий будут играть юридически значимые обстоятельства, которые, в том числе, придают фактическому обстоятельству значение юридического факта. В этом случае значение предпосылки приобретет, например, норма права.

Нормативные условия, объединяются в конструкцию гипо-тезного фонда, где они подразделяются на общие и специальные. Общие нормативные условия входят в гипотезные фонды нескольких норм. Специальные нормативные условия относятся к гипотезному фонду, как правило, одной правовой нормы; они обозначают условия применения конкретной нормы права, определяя имеющие только для данного ряда случаев юридически значимые обстоятельства35. Типовые модели (нормативно-правовые абстракции) таких обстоятельств выстраиваются через перечисление признаков фактических обстоятельств.

Таким образом, следует отличать юридические условия модификации конкретного жизненного обстоятельства в юридический факт и нормативные условия (признаки) абстрактной модели юридического факта.

Здесь необходимо коснутся вопроса состава юридического факта. Н.Г. Александров, который первый предложил использовать термин «состав юридического факта», понимает под ним совокупность признаков, при наличии которых соответствую

- 275 -

щий жизненный факт (комплекс фактов) должен влечь те или иные юридические последствия для лиц, которых данный факт касается36. Поддерживая данную точку зрения, М.А. Рожкова указывает на элементы, входящие в состав юридического факта. Это - отдельные условия (свойства, признаки, качества) характеризующие сам жизненный процесс или явление, а также его субъект и объект37.

Как представляется, характеристика обстоятельств, имеющих правовое значение и оказывающих влияние на возникновение и движение правовых связей, не может состоять из рассмотрения их в качестве признаков жизненного процесса и явления, а также признаков его субъекта и объекта, которые бы способствовали трансформации фактического обстоятельства в юридический факт. О.А. Красавчиков справедливо отметил, что юридический факт, поскольку он - явление реальной действительности не может состоять из признаков, которые представляют собой идеологическое отражение тех или других свойств, сторон, качеств данного явления. В противном случае это уже не факт, а представление о факте, определенный продукт восприятия и мышления38.

С мнением О.А. Красавчиков следует согласиться. Совокупность признаков должны быть относимы не к жизненному факту, а к нормативно-правовой абстракции. Более корректно говорить о признании реального жизненного обстоятельства соответствующим тем признакам, которые входят в нормативно-правовую абстракцию. Если реальное жизненное обстоятельство не соответствует тем признакам, из которых нормативно-правовая абстракция состоит, оно не становится юридическим фактом, не несет те правовые последствия, которые норма права предусматривает при наличии соответствия. Реальный жизненный факт соотносится с правовой моделью, оценивается по критерию истинности и ложности существования с ней закономерной связи в объективной действительности. Иными словами, конкретный и особенный признак фактического обстоятельства, характеризующий жизненный процесс и явление, как

- 276 -

часть нормативно-правовой абстракции выступает в качестве элемента состава нормативно-правовой абстракции, с которой и соотносится юридическое отражение тех или других свойств, сторон, качеств явления реальной действительности (то, что О.А. Красавчиков называл представлением о факте). Поэтому, предложенная М.А. Рожковой конструкция состава юридического факта скорее должна относиться не к факту реальной действительности, а к нормативно-правовой абстракции.

Об этом же, в сущности, говорит О.Ю. Косова, называя, правда, нормативную модель факта составом юридического факта. В ее понимании он представляет собой результат обобщения наиболее характерных признаков группы однородных явлений действительности, которые имели, имеют или будут иметь место в реальном мире39.

Н.Г. Александров конструирует состав юридического факта через совокупность признаков и в этом отношении состав, несомненно, имеет общие черты с составом преступления. Последний в уголовном праве определяется как совокупность предусмотренных законом объективных и субъективных признаков, характеризующих совершенное общественно опасное деяние как конкретный вид преступления40.

Вместе с тем, в уголовном праве с некоторого времени признается положение, согласно которому преступление как понятие и явление суть разные вещи. Подход в понимании его как понятия исходит из рассмотрения его в статике в рамках системно-структурного анализа установления нормативных составов. Подход же в понимании его как явления (открывшейся физической системы) предусматривает изучение его в динамике в рамках функционально-динамического анализа41.

А.Е. Мизанбаев полагает, что необходимо различать нормативный и конкретный состав преступлений. В качестве критерия предлагается рассматривать существо содержания составов преступлений: формальное и материальное. В уголовном праве понятие преступления с точки зрения идеальных понятий можно исчерпывающе рассматривать в плоскости формально-юри

- 277 -

дического (догматического) исследования в плане теоретической интерпретации его значения как понятийной (общенормативной) конструкции. Однако уже как явление (материальная физическая система) оно рассматривается в плоскости конкретно-предметного материально-правового исследования в плане практической интерпретации его значения как реальной юри-дико-фактической конструкции единичного (конкретного) преступления. Отсюда уголовно-правовое значение фактического состава преступления ученый видит в том, что с его установлением последовательно оформляется материальная основа познания сущности единичного деяния (его идентификации) и построение на базе его конструкции конкретного преступления42.

Другим серьезным аргументом в критике концепции состава юридического факта является проблема того, что при такой постановке вопроса субъект и объект юридического действия оказываются в составе своих собственных действий43.

Как известно, действия без деятеля быть не может. Но также известно, что деятель может совершать не только данное конкретное действие. Не подлежит также сомнению, что действие может быть направлено в отношении определенного объекта, как не подлежит сомнению и то, что по отношению к данному объекту данный субъект может совершить и иные действия. Более того, различные действия в отношении объекта могут совершить и другие деятели. Субъект и объект действия существуют до наступления юридического факта и, возможно, будут существовать после.

Чтобы действие влекло юридические последствия, оно должно быть не только совершено деятелем и быть направлено на определенный объект, но и его абстрактная модель должна быть предусмотрена нормой права. Но является ли это основанием для того, что бы использовать конструкцию состава юридического факта? Если придерживаться такой логики, то состав юридического факта должен включать в себя не только то, без чего действие не может быть совершено (субъект, объект), но и то, без чего действие не может быть признано юридически реле

- 278 -

вантным (например, норма права).

Другой тезис О.А. Красавчикова о неприменимости понятия состава юридического факта к фактам-событиям, остался сторонниками рассматриваемой концепции без конструктивных возражений44.

Но если признаки жизненного обстоятельства относятся к нормативно правовой абстракции, а субъект и объект как юридическое условие есть необходимое, но внешнее по отношению к юридическому факту обстоятельство, то что кроме действия и события в итоге следует включать в состав юридического факта?

Конструкция состава юридического факта вносит еще большую неопределенность в понимание юридического факта. Отдельное жизненное обстоятельство тесно связано многочисленными связями с иными реальными жизненными обстоятельствами. Последние функционируют не только во взаимодействии с данным конкретным фактом реальной действительности, но и с иными многочисленными обстоятельствами. Если признать, что признаки, свойства, качества и условия жизненного процесса и явления, а также его субъекта и объекта (то есть того, что предлагается включать в состав юридического факта) входят в состав и иных юридических фактов, то это неизбежно приведет к процессу размывания границ данного понятия. Сущность юридического факта будет скрыта за многочисленными нормативными и юридическими условиями. Но, в первом случае условия должны быть относимы к нормативной модели, во втором - к фактическим обстоятельствам, которые по отношению к правовым последствиям, играют пусть и важную, но вспомогательную роль. Именно поэтому поиск состава юридического факта вряд ли можно назвать плодотворным.

Фактический (юридический) состав в литературе преимущественно определяется как совокупность (система) взаимосвязанных юридических фактов45. Имеется и другая точка зрения, которая основывается на том, что в состав, наряду с юридическим фактом, входят юридически значимые обстоятельства, предпосылки и условия46.

- 279 -

По мнению В.Б. Исакова юридические условия неправильно включать в фактический состав, поскольку это приведет к «размыванию» границ фактического состава. Для того чтобы в каждом случае определить его границы, он предлагает пользоваться двумя критериями. Первый состоит в том, что фактический состав закрепляется обычно в одном нормативном акте, в одной или нескольких взаимосвязанных нормах. Второй заключается в том, что конкретный фактический состав - это компактный, «узкоспециализированный» комплекс фактов. Как правило, элементы фактического состава не предусматривают многократного использования47. Однако приводимые ученым примеры не соответствуют этим критериям. Так, достижение определенного возраста, факт алкоголизма и наркомании, которые ученый относит к элементам фактического состава, никак нельзя назвать обстоятельствами однократного использования.

Как представляется, решение этого вопроса может заключаться в определении возможных видов накопления элементов фактического (юридического) состава. В литературе по этому поводу сложилось три точки зрения.

Сторонники первой (С.Ф. Кеченкьян, О.А. Красавчиков) считают, что накопление элементов фактического (юридического) состава не имеет юридически значимого характера, а потому незавершенный состав выступает лишь как комплекс юридически безразличных фактов. Так, С.Ф. Кечекьяном обосновывается связь возникновения, изменения и прекращения правоотношений исключительно с определенной частью фактического (юридического состава). Ученый считает, что «пока этот состав неполон, юридические последствия не наступают. Появление факта, делающего этот состав законченным, вызывает осуществление в данном конкретном случае нормы права и влечет возникновение, изменение и прекращение правоотношений. Таким образом, не весь фактический состав, предусмотренный гипотезой правовой нормы, является юридическим фактом»48.

Данная концепция подверглась критике. Отмечалось, что «последний по времени наступления факт не смог бы привес

- 280 -

ти к правовым последствиям, если бы он не сочетался с другими фактами, указанными в норме права»49, что «подобное утверждение практически отрицает юридическое значение фактического состава в целом и сводит на нет само понятие юридического факта»50.

Мы полагаем, что концепция С.Ф. Кечекьяна дает основания, точнее критерий для разграничения юридических фактов и юридических условий, что позволяет четко определять, какое жизненное обстоятельство является юридическим фактом и, соответственно, когда, при его наступлении, оно влечет возникновение, изменение или прекращение правоотношений.

Вместе с тем, предложенная концепция учитывает не все возможные варианты накопления элементов состава. Так, в соответствии со ст. 19 Семейного кодекса Российской Федерации расторжение брака супругов, не имеющих общих несовершеннолетних детей, производится органами записи актов гражданского состояния. При этом в законе ясно прослеживается определенный порядок следования элементов фактического состава: совместное заявление супругов и истечение месяца со дня подачи заявления.

Сторонники второй точки зрения (О.С. Иоффе, И.Б. Новицкий, З.Д. Иванова) видят в накоплении элементов состава определенное юридическое значение. Возможность накопления каждого следующего элемента находится в зависимости от появления предыдущего. Поскольку, каждый элемент состава открывает юридическую возможность накопления следующего, то все элементы фактического состава являются юридическими фактами.

Указанные положения применимы к отдельным случаям, но не могут иметь абсолютного характера. Например, для того, чтобы к осужденному могло быть применено условно-досрочное освобождение, должны присутствовать несколько обстоятельств, установленных п. 1 ст. 175 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации. Это сведения, свидетельствующие о том, что для дальнейшего исправления осужденный не

- 281 -

нуждается в полном отбывании назначенного судом наказания, поскольку в период отбывания наказания он а) частично или полностью возместил причиненный ущерб или иным образом загладил вред, причиненный в результате преступления, б) раскаялся в совершенном деянии, а также в) иные сведения, свидетельствующие об исправлении осужденного. Порядок наступления этих обстоятельств может быть любым, главное - чтобы они существовали на момент рассмотрения ходатайства судом.

И, наконец, третья точка зрения сформирована на основе классификации фактических составов (В.Б. Исаков). Автор выделяет три вида составов (с независимым накоплением элементов; с последовательным накоплением элементов и составы, построенные с использованием различных структурных принципов). Эта концепция, с одной стороны позволяет учесть позитивные моменты первых двух теорий, с другой - устранить их односторонность.

Вместе с тем, указанная классификация порождает новые вопросы. Во-первых, если для возникновения правовых последствий составу с независимым накоплением элементов требуется одновременное существование всех элементов, то может ли считаться каждый из них юридическим фактом в общепринятом значении этого термина? Какие последствия каждый из этих юридических фактов влечет? Во-вторых, рассматривая фактический (юридический) состав с последовательным накоплением элементов нельзя не заметить особенности тех последствий, которые влечет наступление того или иного элемента состава. За исключением последнего, все другие элементы состава не порождают движение правоотношения. В то же время они не являются юридически безразличными обстоятельствами. Почему элементы одного состава, если они являются юридическими фактами, влекут не одинаковые правовые последствия?

Возможно, это свидетельствует о том, что элементами состава являются не только юридические факты. Или, что не все обстоятельства, включаемые в состав, являются юридическими фактами в традиционном их понимании.

- 282 -

Определенным решением проблемы может служить понятие сложного юридического факта.

Так, например, рассматривая случай, когда работнику, нарушившему правила техники безопасности, действием механизма была причинена смерть, В.Б. Исаков приходит к выводу, что это один сложный по содержанию юридический факт, внутри которого могут быть выделены субъективный элемент (поступок работника) и объективные элементы (действие механизма, смерть)51.

Все юридические факты как конкретные жизненные обстоятельства, как факты реальной действительности в зависимости от волевого критерия подразделяются на события и действия. Классификация юридических фактов по признаку их отношения к человеческой воле признается главной классификацией, учитывающей характерные черты и сущность классифицируемого предмета. Она - отправной момент в определении сущности и юридической природы каждого отдельного юридического факта52. Среди других оснований классификации этот признак деления рассматривается первым практически во всех учебниках и монографиях советских и российский исследователей, а также многих иностранных ученых53.

В то же время следует поддержать точку зрения В.Б. Исакова о том, что «волевой критерий ... нельзя абсолютизировать. В качестве юридических фактов могут выступать не только «чистые» события и действия, но и фактические обстоятельства, охватывающие своим содержанием то и другое, - сложные юридические факты»54.

Но главное, по какому критерию должен определяться сложный юридический факт? Необходимо найти ту основу, которая бы разграничивала сложный юридический факт и фактические (юридические) составы. Иначе при определении того, являются ли фактические обстоятельства сложным юридическим фактом или фактическим (юридическим) составом выбор того или иного решения в каждом конкретном случае будет основываться на субъективном предпочтении в избрании основания такого разделения.

- 283 -

Мы полагаем, что само существование фактического (юридического) состава во многом определяется предусмотренным нормативной моделью типом структурных отношений между фактическими обстоятельствами, а также теми юридическими последствиями, которые они влекут. В зависимости от этого конкретные жизненные обстоятельства образуют фактический (юридический) состав, но его элементами всегда выступают как юридические факты, так и юридические условия.

Если норма права предусматривает модель, признаки которой построены таким образом, что правовые последствия связываются с одновременным существованием нескольких фактических обстоятельств, то это означает существование сложного юридического факта. Каждое в отдельности фактическое обстоятельство не имеет никакого юридического значения. И лишь их наличие в совокупности порождает правовые последствия. В этом случае говорить о фактическом (юридическом) составе нельзя. Его роль выполняет сложный юридический факт.

Другая ситуация складывается тогда, когда признаки нормативной модели предусматривают определенный порядок наступления жизненных обстоятельств. Предусмотренная последовательность означает, что ее реализация не является юридически безразличной. Наступление каждого жизненного факта, не порождая правовые последствия, в то же время становится юридически значимым условием. Последний факт реальной действительности в предусмотренном порядке накопления и будет являться юридическим фактом. Здесь в качестве элементов состава выступают юридические условия и юридический факт.

Сложнее дело обстоит с нормативными моделями, которые предусматривают в различных сочетаниях оба указанных принципа построения структурных отношений между фактическими обстоятельствами. Более того, отдельные звенья состава могут строиться с использованием другого принципа - принципа альтернативного накопления, т.е. накопления одного элемента из нескольких возможных55.

Так, например, в соответствии со п. 1 ст. 148 Арбитражного

- 284 -

процессуального кодекса Российской Федерации арбитражный суд оставляет исковое заявление без рассмотрения, если после его принятия к производству установит (последовательное накопление - В.Г.), что:

1) в производстве арбитражного суда, суда общей юрисдикции, третейского суда имеется дело по спору между теми же лицами, о том же предмете и по тем же основаниям;

2) истцом не соблюден претензионный или иной досудебный порядок урегулирования спора с ответчиком, если это предусмотрено федеральным законом или договором;

3) при рассмотрении заявления об установлении фактов, имеющих юридическое значение, выясняется, что возник спор о праве;

4) заявлено требование, которое в соответствии с федеральным законом должно быть рассмотрено в деле о банкротстве;

5) имеется соглашение сторон о рассмотрении данного спора третейским судом, если любая из сторон не позднее дня представления своего первого заявления по существу спора в арбитражном суде первой инстанции заявит по этому основанию возражение в отношении рассмотрения дела в арбитражном суде, за исключением случаев, если арбитражный суд установит, что это соглашение недействительно, утратило силу или не может быть исполнено;

6) стороны заключили соглашение о передаче спора на разрешение третейского суда во время судебного разбирательства до принятия судебного акта, которым заканчивается рассмотрение дела по существу, если любая из сторон заявит по этому основанию возражение в отношении рассмотрения дела в арбитражном суде, за исключением случаев, если арбитражный суд установит, что это соглашение недействительно, утратило силу или не может быть исполнено;

7) исковое заявление не подписано или подписано лицом, не имеющим права подписывать его, либо лицом, должностное положение которого не указано (альтернативное накопление - В.Г.).

- 285 -

Примечательно, что некоторые обстоятельства реальной действительности могут выступать и как юридические факты, и как юридические условия. Так, в указанном примере оснований для оставления искового заявления без рассмотрения в роли юридических условий выступают соглашения о рассмотрении спора третейским судом или о передаче спора на разрешение третейского суда. В то же время данные соглашения, будучи предусмотрены другими нормативными моделями, в другой ситуации имеют статус юридических фактов. Поэтому, квалификацию фактических обстоятельств в качестве юридических фактов или юридических условий необходимо проводить с «оглядкой» на норму права конкретного нормативно-правового акта.

Возникает вопрос предела сбора фактических обстоятельств в состав. В качестве выхода из этой ситуации Р.С. Бевзенко, развивая мысль О.А. Красавчикова, предлагает выделять ближайшие юридические факты, входящие в фактический состав, и факты, отдаленно связанные с конкретным правовым последствием и потому в фактический состав не включаемые56. Здесь, на наш взгляд следует выделять не ближайшие и не ближайшие юридические факты, а обстоятельства, предусмотренные и не предусмотренные нормативно-правовой абстракцией, которая установлена нормой (или взаимосвязанными нормами) права одного нормативного акта.

Тип структурных отношений между фактическими обстоятельствами и зависимость нормативно-правовой абстракции от норм права одного нормативного акта не является единственными основаниями, позволяющим различать юридические факты и юридические условия. Другим критерием может выступать юридическая релевантность жизненных обстоятельств.

Проблема юридических последствий разработана в юридической науке относительно слабо. Под юридическими последствиями чаще всего понимают или движение правоотношения, т.е. его возникновение, изменение и прекращение вне связи с его осуществлением, или последствия, наступающие в результате осуществления определенного правоотношения57. Право

- 286 -

вым последствием также предложено считать возникновение, изменение или прекращение правовых свойств лица, например гражданской дееспособности58.

Р.О. Халфина отмечает, что расшифровка правовых последствий как возникновение, изменение или прекращение правовых отношений не вызывает сомнения, если исходить из широкого понимания правоотношения, включающего и так называемые «общерегулятивные правоотношения». Между тем эта теория разделяется далеко не всеми. Опыт показал, что признание «общерегулятивных правоотношений» не повлияло ни на теорию правоотношений, ни на практику правового регулирования. Теория правоотношений и теория общерегулятивных правоотношений до сих пор развиваются как параллельные системы, соприкасающиеся лишь в определенных точках. Поэтому ученый считает, что было бы более точным, применительно к теории юридических фактов не расшифровывать их правовые последствия как возникновение, изменение или прекращение правоотношений, а дать альтернативу, характеризуя правовые последствия как правоотношения, либо как создание определенного статуса или иные возможные результаты59.

М.А. Рожкова уточняет, что к предусмотренным гражданским правом моделям юридических последствий следует относить не только движение гражданского правоотношения (его возникновение, изменение и прекращение), но и последствия проявления лицом гражданской правосубъектности, в том числе и осуществления субъективных гражданских прав и обязанностей, а также последствия защиты нарушенных или оспоренных субъективных гражданских прав. Сами юридические последствия - это реальный правовой результат наступившего юридического факта60.

Указанную точку зрения следует поддержать. Если правовые последствия всегда есть реальный правовой результат, то они являются правовой действительностью. В этом значении они противостоят явлениям, характеризующим лишь возможность создавать реальный правовой результат, быть юридическим условием его наступления.

- 287 -

Так, условия наследственного правоотношения сконструированы законодателем так, что позволяют считать их природу смешанной, материально-идеальной. Оформление наследодателем завещания, смерть гражданина, объявление судом гражданина умершим, наличие родственных отношений с наследодателем, нахождение наследников в живых в день открытия наследства, зачатие при жизни наследодателя и рождение живыми после открытия наследства, существование юридического лица, на день открытия наследства могут быть как самостоятельными юридическими фактами, влекущими возникновение, изменение и прекращение отдельных правоотношений, так и условиями для других правовых последствий, и в частности для возникновения наследственного правоотношения.

Для возникновения наследственного правоотношения оформление наследодателем завещания, наличие родственных отношений с наследодателем, нахождение наследников в живых в день открытия наследства, зачатие при жизни наследодателя и рождение живыми после открытия наследства, существование юридического лица, на день открытия наследства будет условием, смерть гражданина или объявление судом гражданина умершим - юридическим фактом, влекущим возникновение наследственного правоотношения. Таким образом, отнесение того или иного явления к условию или юридическому факту будет зависеть не только от типа структурных отношений между фактическими обстоятельствами и того, нормами какого акта их модель предусмотрена, но и их рассмотрения в контексте наступления конкретного правового последствия. Иной подход может превратить конструирование данных элементов в бесконечную цепочку, где практически невозможно будет найти самое первое условие.

Исходя из предложенной концепции юридического факта и высказанных ранее положений об юридических условиях, можно говорить о критериях их разграничения.

В литературе на этот счет существует несколько точек зрения. Так, Р.А. Хананов считает, что нормативные условия от

- 288 -

личаются от юридических фактов тем, что они 1) непосредственно не влекут за собой самостоятельных правовых последствий; 2) всегда предшествуют юридическому факту, лежащему в основе конкретного правоотношения; 3) появляясь по времени раньше, чем сам юридический факт, превращают реальную возможность его наступления в действительность; 4) не относясь к действиям и событиям, становятся юридическими фактами в случае вхождения в него в качестве недостающего элемента61.

Выделяются и другие признаки. В.Б. Исаков указывает на их следующие разграничительные признаки юридических фактов и юридических условий:

юридические факты обусловливают правовые последствия прямо, юридические условия - косвенно, через одно или несколько промежуточных звеньев (чаще всего через факт-правоотношение);

юридический факт связан с данным конкретным правоотношением; юридическими условиями обычно детерминируется несколько различных правовых связей;

юридические факты, как правило, обстоятельства разового, ситуационного значения; юридические условия, напротив, в большинстве своем факты длительного действия62.

В.В. Ярков полагает, что если юридические факты имеют чаще всего разовый характер, своим осуществлением они исчерпывают себя, оказывая влияние на динамику правоотношения, то юридические условия представляют из себя обстоятельства длительного действия. Юридические условия возникают до появления юридических фактов и могут долгое время существовать в потенциальном состоянии, не порождая каких-либо правовых последствий. В отличие от условий юридические факты выступают в качестве динамического элемента в механизме возникновения и развития правоотношений63.

Думается, что в вопросе о критериях разграничении необходимо учитывать следующие моменты. Если принимать во внимание не абстрактные, а конкретные правовые последствия, конкретное правоотношение, то момент начала движения прав

- 289 -

и обязанностей достаточно будет точно определен моментом наступления юридического факта, с учетом наличия к этому моменту юридических условий.

М.А. Рожкова подчеркнула, что основной исследовательский интерес приходится на анализ правовой модели обстоятельства (правовой абстракции), практический - на реализацию нормы права, путем подведения конкретной ситуации под соответствующую норму права, что представляется ей неверным. Выявить и решить большинство поставленных перед теорией юридических фактов проблем по ее мнению может только анализ всех сторон рассматриваемого явления, в том числе анализ установленной нормой права модели обстоятельства, обобщение конкретных жизненных обстоятельств и решение проблем реализации права64.

Вместе с тем, если правоприменитель, рассматривая конкретную ситуацию, двигается от фактических обстоятельств к правовой модели и далее - к правовым последствиям, то научное осмысление проблемы может двигаться в обратном направлении. Только имея в виду определенные правовые последствия, среди прочих социальных фактов можно вычленить и конкретизировать юридический факт (фактический состав), определить необходимые условия. Такое определение, (особенно выделение условий) может быть обосновано и произведено лишь с «оглядкой» на правовые последствия, возникновение которых право предусматривает.

С учетом данного подхода можно определить следующие критерии, отличающие юридические факты от юридических условий:

• юридические факты влекут наступление юридических последствий непосредственно, напрямую, между ними не существует никаких дополнительных элементов, в то время между юридическими условиями с одной стороны и правовыми последствиями - с другой существует промежуточное звено -юридический факт, которое и является тем «рычажком», который приводит к возникновению правовых последствий;

- 290 -

• юридические условия должны существовать ко времени наступления юридических фактов или возникнуть вместе с ними, но никак не позже. Юридические факты возникают лишь при наличии юридических условий;

• юридический факт порождает лишь данное правовое последствие, условия могут быть юридически релевантными и для других фактических обстоятельств;

• потенциал и дальнейшее существование юридических условий не находятся в зависимости от наступления юридического факта. Способность последнего порождать правовые последствия, в свою очередь, напротив, обуславливается наличием юридических условий.

Представленные критерии позволяют также уточнить вопрос о вхождении условий в фактический состав. Так, способность условий трансформировать в качестве недостающего элементов состав фактов в фактический (юридический) состав и, соответственно, влечь правовые последствия, не может не свидетельствовать о правильности тезиса об отнесении условий к составу. Если главное назначение юридических фактов - служить основанием возникновения, изменения и прекращения правоотношений, то главное назначение юридических условий - служить обстоятельством, способствующим модификации факта реальной действительности в юридический факт.

По поводу этого предложения было отмечено, что подобный подход способствует «размыванию» границ фактического состава65. Возможно. Но также возможно и то, что не включение в состав юридических условий равным образом приводит к «размыванию» границ юридического факта.

Не все фактические обстоятельства могут (да и должны) устанавливаться в равной степени строгости и полноты. М.А. Гурвич справедливо отмечает, что наступление юридических последствий, строго говоря, обусловлено наличием всего фактического состава. Соответственно, тот, кто ссылается на данные последствия, должен был бы утверждать и при необходимости доказывать весь соответствующий фактический состав, в

- 291 -

частности его негативные части. Поэтому из практических соображений, в особенности во избежание затруднительного доказывания отрицательных фактов, указанное логическое последствие в многочисленных случаях отвергается: ссылающийся на правовые последствия должен утверждать только те факты, с которыми правопорядок нормально связывает данные последствия, между тем как противнику предоставляется возможность приводить факты, с которыми связывается исключение данных последствий66.

Среди прочих, в качестве юридических условий выступают правовые состояния личности.

Ни на стадии возникновения прав и обязанностей (правоотношений), ни на стадии реализации прав и обязанностей они не могут самостоятельно влечь юридические последствия, рассматриваемые как реальные правовые результаты. Их юридическое значение проявляется лишь применительно к фактам реальной действительности, которым, при наличии прочих необходимых условий, они могут придать значение юридических фактов.

Так, когда, вследствие психического расстройства гражданин не может понимать значения своих действий или руководить ими (п. 1 ст. 29 ГК РФ), мы имеем в виду состояние, способное иметь юридическое значение. Решение суда как юридический факт, влечет такое юридическое последствие как признание гражданина недееспособным, а также является основанием для назначения ему опекуна органом опеки и попечительства.

Будучи правовым состоянием, недееспособность гражданина также имеет юридическое значение, но реальный правовой результат влечет не оно, а юридический факт. Например, в соответствии со ст. 171 ГК РФ сделка, совершенная гражданином, признанным недееспособным вследствие психического расстройства, ничтожна.

Еще пример. Ст. 205 ГК РФ связывает возможность суда признать уважительной причину пропуска срока исковой давности и восстановить его по обстоятельствам, связанным с личностью истца и, в частности с такими потенциально правовыми

- 292 -

состояниями как тяжелая болезнь, беспомощное состояние, неграмотность и т.п. Их перечень не является исчерпывающим, и судебная практика также рассматривает иные состояния граждан в качестве уважительных причин пропуска срока исковой давности. Так, пропуск срока на обращение в суд был признан уважительной причиной, поскольку копии обжалуемых решений были вручены в период, когда заявительница находилась в состоянии беременности, которая протекала с осложнениями в виде позднего токсикоза, угрозы преждевременных родов, в связи с чем она постоянно находилась на амбулаторном либо стационарном лечении67.

Учитывая невозможность правовых состояний самостоятельно влечь юридические последствия и, в то же время, принимая в виду их юридическую релевантность, целесообразно использовать термин «юридическая значимость». Юридическая значимость правовых состояний проявляется в том, что они есть обстоятельства, которые в силу норм права есть необходимые условия для того, что бы факты реальной действительности могли влечь юридические последствия. В этом смысле самим фактом своего существования они создают юридическую возможность наступления правовых последствий, возможность возникновения, изменения и прекращения субъективных прав и обязанностей.

При этом, поскольку правовые состояния не создают реальный правовой результат, а в качестве условия лишь создают возможность его наступления, то будет разумно рассматривать их в соотношении с достаточно широкой категорией, которая бы охватывала собой не только сферу фактического, но и возможного. Такой категорией, как представляется, являться понятие «правовая ситуация». Ее многоаспектность и многогранность может способствовать раскрытию новых сторон рассматриваемого явления.

- 293 -

Примечания

1 См.: Иоффе О.С. Правоотношение по советскому гражданскому праву // Избранные труды по гражданскому праву: Из истории цивилистической мысли. Гражданское правоотношение. Критика теории «хозяйственного права». 2-е изд., испр. М.: «Статут», 2003. С. 633.

2 См.: Курылев С.В. Доказывание и его место в процессе судебного познания (в аспекте гражданско-процессуального права) // Труды Иркутского гос. ун-та им. А.А. Жданова. Т. 13. Серия юридическая. Иркутск: Иркутск. книж. изд-во, 1955. С. 45-46.

3 Стальгевич А.К. Некоторые вопросы теории социалистических правовых отношений // Советское государство и право. 1957. № 2. С. 31. По видимому именно А.К. Стальгевичу принадлежит первенство идеи об отнесении состояний (наряду с событиями и действиями) к юридическим фактам. Эту мысль ученый высказал в своей докторской диссертации «Введение в изучение государства и права». М., 1940. С. 345-346. (См.: там же).

4 См.: Красавчиков О.А. Юридические факты в советском гражданском праве // Категории науки гражданского права. Избранные труды: В 2 т. Т. 2. М.: Статут, 2005. С. 136-139.

5 См.: Кечекьян С.Ф. Правоотношения в социалистическом обществе. М., Изд-во АН СССР, 1958. С. 173-174.

6 См.: Халфина Р. О. Общее учение о правоотношении. М., Юрид. лит. 1974. С. 288-289. Подобное мнение также содержится в следующих работах: Свистунова Т. В. Юридические факты в уголовно-процессуальном праве // Правоведение. 1969. № 17. Вып. 3. С. 119; Тархов В.А. Гражданские права и ответственность. Уфа: УВШ МВД РФ, 1996; Марченко М.Н. Проблемы теории государства и права: Учебник. М.: Проспект, 2001. С. 659.

7 См.: Шахматов В.П. Семейное правоотношение. Красноярск,

1978. С. 9.

8 Полежай П. Т. Правовые отношения: Конспект лекций. Харьков: Изд-во ХЮИ, 1965. С. 51.

9 См. наприм.: Иванова З.Д. Юридические факты и возникновение субъективных прав граждан // Советское государство и право. 1980. № 2. С. 36; Зернин Н.В. Юридические факты в советском авторском праве: Дисс. ... канд. юрид. наук. Свердловск, 1984. С. 99; Костюков А.Н. Юридические факты в муниципальном праве // Жур

- 294 -

нал российского права. 2003. № 4. С. 59; Белов В.А. Гражданское право: Общая и особенная части: Учебник. М.: АО «Центр ЮрИн-фор», 2003. С. 135-136; Полищук Н.И. Теоретическая модель взаимосвязи нормы права, правоотношения и юридического факта. 2-е изд. СПб.: Юридический институт (Санкт-Петербург). 2008. С. 384; он же. Эволюция и состояние теоретической модели взаимосвязи нормы права, правоотношения и юридического факта. Автореф. дисс. ... докт. юрид. наук. М., 2008. С. 41.

10 См. наприм.: Стальгевич А.К. Указ. соч. С. 31; Курылев С.В. Указ. соч. С. 45-46; Вильнянский С.И. Лекции по советскому гражданскому праву. Харьков, 1958. С. 84-85; Алексеев С.С. Общая теория социалистического права. Курс лекций. Вып. 2. Нормы права и правоотношения. Свердловск, 1964. С. 160; Он же. Общая теория права. В 2-х т. Т. II. М.: Юрид. лит. 1982. С. 177-178; ЯвичЛ.С. Право и социализм. М.: Юрид. лит., 1982. С. 177; Исаков В.Б. Юридические факты в советском праве. М., Юрид. лит. 1984. С. 34-35; Лазарев В.В., Липень С.В. Теория государства и права: Учебник для вузов. М,: Изд-во «СПАРК», 1998. С. 299; НовиковаЮ.С. Правовое состояние как категория права: Дисс. ... канд. юрид. наук. Екатеринбург, 2005. С. 100-115;МалеинаМ.Н. Личные неимущественные права граждан: понятие, осуществление и защита. 2-е изд., испр. и доп. М.: МЗ Пресс, 2001. С. 80; Капустина М.А., Минашвили К.Т. Правовые состояния: юридические факты или правовые отношения? // Правовые состояния и взаимодействия: историко-теоретический, отраслевой и межотраслевой анализ. Ч. I. С. 94-95; Петрова Е.А. Правовые состояния как особая разновидность юридических фактов: общетеоретические аспекты // Правовые состояния и взаимодействия: историко-теоретический, отраслевой и межотраслевой анализ. Ч. I. С. 96-102; Талянин В.В., Талянина И.А. Юридические факты-состояния, факты-правоотношения // Правовые состояния и взаимодействия: историко-теоретический, отраслевой и межотраслевой анализ. Ч. I. С. 103-108; Малиновский А.Д. Актуальные проблемы субъективного вещного права. Автореф. дисс. ... канд. юрид. наук. М., 2002. С. 7, 18-19; Шепель Т.В. Деликт и психическое расстройство: цивилистический аспект. Автореф. дисс. . докт. юрид. наук. Томск, 2006. С. 10, 18-20; Маркосян А.В. Юридические факты в семейном праве Российской Федерации. Автореф. дисс. ... канд. юрид. наук. М., 2007. С. 20-21; Гонгало Ю.Б. Юридические факты в на

- 295 -

следственном праве России и Франции: Сравнительно-правовое исследование. М.: Статут, 2010. С. 152.

11 См.: Толстой Ю.К. К теории правоотношения. Л.: Из-во Ленинград. ун-та. 1959. С. 14.

12 См. Вильнянский С.И. Указ. соч. С. 84-85. См. также: Рясен-цев В.А. Юридические факты в семейном праве СССР // Ленинские идеи и новое законодательство о браке и семье. Тезисы докладов научной конференции. Саратов, 1969. С. 48; он же. Семейное право. М., 1971. С. 53; Рябов А.Е. Юридические факты в механизме правового регулирования. Автореф. дисс. ... канд. юрид. наук. Н. Новгород, 2005. С. 11; Бутенко Е.И. Особенности юридических фактов в праве социального обеспечения России (теоретический аспект). Автореф. дисс. ... канд. юрид. наук. СПб., 2010. С. 16.

13 См.: Алексеев С.С. Общая теория социалистического права. Курс лекций. Вып. 2. Нормы права и правоотношения. Свердловск, 1964.С. 160.

14 См. наприм.: Синцова Т.А. Система юридических фактов в советском государственном праве // Правоведение. 1981. № 5. С. 25; Баринов О.В. Понятие и функции юридических фактов в трудовом праве // Правоведение. 1986. № 5. С. 77; Староверова О.В. Классификация юридических фактов и юридических составов в налоговом праве // Закон и право. 2002. № 11. С. 53.

15 См.: Данилин В.И. Реутов С.И. Юридические факты в советском семейном праве. Свердловск: Изд-во Урал. ун-та. 1989. С. 16-17.

16 См.: Исаков В.Б. Указ. соч. С. 35.

17 См. наприм.: Алексеев С.С. Общая теория права: учебник. 2-е изд., перераб. и доп. М.: ТК Велби, изд-во Проспект, 2008. С. 401; Красавчиков О.А. Юридические факты в советском гражданском праве // Категории науки гражданского права. Избранные труды: В 2

т. Т. 2. М.: Статут, 2005. С. 60.

18 См.: РожковаМ.А. Юридические факты в гражданском праве // Хозяйство и право. Приложение. 2006. № 7; Зинченко С.А. Юридические факты в механизме правового регулирования. М.: Вольтерс

Клувер, 2007.

19 Рожкова М.А. Юридические факты гражданского и процессуального права: соглашения о защите прав и процессуальные соглашения. М.: Статут, 2009. С. 14.

20 См.: Зинченко С.А. Указ. соч. С. 13-14.

- 296 -

21 См.: там же. С. 14-17, 30.

22 Синюков В.Н. Юридические факты в системе общественных отношений. Дисс. . канд. юрид. наук. Свердловск, 1984. С. 39; он же. О понятии юридического факта в общей теории права // Вопросы теории государства и права. Межвуз. науч. сб. Вып. 7. Актуальные проблемы социалистического государства и права, законности и правопорядка. Саратов, 1986. С. 115.

23 См.: Исаков В.Б. Фактический состав в механизме правового регулирования. Саратов, 1980. С. 9.

24 См.: Крет О.В. Правовая реальность: онтолого-гносеологичес-кий анализ. Автореф. дисс. . канд. филос. наук. Тамбов, 2007. С. 11-12.

25 См.: ИвановА.Н. Структурно-функциональные основания правового социума. Автореф. дисс. . докт. филос. наук. Н. Новгород,

2008. С. 9, 15.

26 См.: Кашанина Т.В. Юридическая техника. М.: Эксмо, 2007. С. 178. О юридических конструкциях так же см.: Черданцев А.Ф. Юридические конструкции, их роль в науке и практике // Правоведение. 1972. № 3; он же. Логико-языковые феномены в праве, юридической науке и практике. Екатеринбург, 1993; он же. Толкование права и договора. М., 2003; Алексеев С.С. Восхождение к праву. Поиски и решения. 2-е изд. М.: Норма, 2002. С. 241-263.

27 Давыдова М.Л. Юридическая техника: проблемы теории и методологии. Волгоград, 2009. С. 156. См. также: Горшенев В.М. Нетипичные правовые предписания в праве // Советское государство и право. 1978. № 3. С. 117-118; Тарасов Н.Н. Методологические проблемы юридической науки. Екатеринбург, 2001. С. 257.

28 См.: Исаков В.Б. Фактический состав в механизме правового регулирования. С. 9-12.

29 Хананов Р. А. Нормативные условия в динамике гражданского правоотношения // Советское государство и право. 1973. №8.

30 См.: там же. С. 125-126.

31 См.: Рожкова М. Юридические факты в гражданском праве.

С. 13.

32 См. наприм.: Матюхин А.А. Нормативные условия осуществления норм советского права // Вестник Московского университета. Серия 11. Право. 1982. № 6. С. 66-68; Астанин А.В. Гипотеза как элемент правовой нормы. Автореф. дисс. ... канд. юрид. наук. Сара

- 297 -

тов, 2004. С. 7, 12.

33 См. наприм.: Чувакова А.М. Юридические факты, фактические составы и их дефекты. Одесса, Феникс, 2009. С. 38-44; Долова А.З. Юридические факты в трудовом праве. М.: Проспект, 2009. С.

19-20.

34 См.: Зинченко С.А. Указ. соч. С. 36.

35 См.: Матюхин А.А. Содержание гипотез правовых норм // Проблемы теории права и государства, истории политико-правовой мысли. Сборник учеников, друзей, коллег профессора О.Э. Лейста. Ал-маты: АЮ-ВШП «Эдилет», 2005. С. 90-91.

36 См.: АлександровН.Г. Законность и правоотношения в советском обществе. М., 1955. С. 174.

37 См.: Рожкова М. Юридические факты в гражданском праве. С.11-13.

38 См.: Красавчиков О.А. Указ. соч. С. 65.

39 См.: Косова О.Ю. О понятии юридического факта в советском семейном праве // Вестник Ленинградского университета. Экономика. Философия. Право. 1983. № 23. Вып. 4. С. 92.

40 См. наприм.: Большой юридический словарь / Под ред. А.Я. Сухарева, В.Д. Зорькина, В.Е. Крутских. М.: ИНФРА-М, 1998. С. 645.

41 См. наприм.: Мизанбаев А.Е. Роль фактического состава преступления в установлении конструкции конкретного деяния // Российский следователь. 2009. № 7. СПС «Консультант плюс»; см. также: Кузнецова Н. Ф. Проблемы квалификации преступлений: Лекции по спецкурсу "Основы квалификации преступлений" / Науч. ред. и пре-дисл. В.Н. Кудрявцева. М.: Издательский дом "Городец", 2007. С. 45.

42 См.: Мизанбаев А.Е. Указ. соч.

43 См.: Красавчиков О.А. Указ. соч. С. 65-66.

44 См.: Паластина С.Я. Юридические факты в советском семейном праве // Правоведение. 1976. № 3. С. 47. О противоположных точках зрения см.: Баринов О.В. Юридические факты в советском трудовом праве. Автореф. ... дисс. канд. юрид. наук. Л., 1980. С. 1011; Кручинин А.В. Юридический факт и его состав в трудовом праве России // Вестник Удмуртского университета. 2006. № 6. С. 133-134.

45 См. наприм.: Халфина Р.О. Общее учение о правоотношении. М., 1974. С. 298; Исаков В.Б. Юридические факты в российском праве. Учебное пособие. М., 1998. С. 27; Проблемы теории государства и права. Учебник / Под ред. В.М. Сырых. М.: Эксмо, 2008. С. 442;

- 298 -

Поляков А.В., Тимошина Е.В. Общая теория права. Учебник. СПб.,

2005. С. 399-400.

46 См.: Гуревич М.Г. Роль и значение оснований возникновения обязательственных правоотношений в советском гражданском праве // Сб. материалов научной сессии ВУЗов Уральского экономического района (февраль 1963 г.). Юридические науки. Свердловск, 1963. С. 72; Тарасова В.А. Юридические факты в области пенсионного обеспечения. М., 1974. С. 16-17.

47 См.: Исаков В.Б. Фактический состав в механизме правового регулирования. С. 13.

48 Кечекьян С. Ф. Правоотношения в социалистическом обществе. М.,1958. С. 160-161.

49 Иоффе О.С., Шаргородский М.Д. Вопросы теории права. М., 1961. С.253.

50 Данилин В.И., Реутов С.И. Юридические факты в советском семейном праве. Свердловск: Изд-во Урал. ун-та, 1989. С. 36.

51 Исаков В.Б. Юридические факты в советском праве. М., 1984. С. 25. Такого же мнения придерживается Ю.И. Бакирова. См.: Ба-кирова Е.Ю. Теория фактических составов в жилищном праве современной России. М., 2009. С. 68.

52 См.: Красавчиков О.А. Указ. соч. С. 135.

53 См. наприм.: Ташев Р. Обща теория на правото. Основни прав-ни понятия. Второ издание. София, Сиби, 2005. С. 169-172; Павлова М. Гражданско право. Обща част. Второ преработ. и доп. изд. София, Софии-Р, 2002. С. 417-419; Дробзяко С.Г., Козлов В.С. Общая теория права. Учеб. пособ. для вузов. 2-е изд., исправл. и доп. Минск: Амалфея, 2007. С.374-376; Скакун О. Ф. Теория государства и права (энциклопедический курс). Учебник. Харьков: Эспада, 2007. С. 603604; Кивалов С.В., Червонный Ю.С., Волосатый Г.С., Калитенко О.М. Семейное право Украины. Учебник / Под ред. Червоного Ю.С. Киев, Правова еднисть, 2009. С. 132.

54 Исаков В.Б. Юридические факты в советском праве. С. 25.

55 См.: Исаков В.Б. Фактический состав в механизме правового регулирования. С. 35.

56 См.: Гражданское право: актуальные проблемы теории и практики / Под общ. ред. В.А. Белова. М.: Юрайт-Издат, 2007. С. 360. (Автор очерка - Р. С. Бевзенко). Автор, при этом, ссылается на О.А. Красавчикова.

- 299 -

57 См.: Красавчиков О.А. Указ. соч. С. 128.

58 См.: TuhrA. Der allgemeine Teil des deutschen burgerlichen Rechts. Mbnchen und Leipzig, 1914. Bd. 2. Ндіпе 1. S. 4-5. Цит. по: Гражданское право: учебник в 3 т. Т. 1 / Под ред. А.П. Сергеева. М.: ТК Вел-би, 2008. С. 433 (автор главы - Е.А. Крашенинников).

59 См.: ХалфинаР.О. Отзыв официального оппонента на диссертацию В.Б.Исакова "Проблемы теории юридических фактов", представленной на соискание ученой степени доктора юридических наук // htpp://new.hse.ru/sites/tp/isakov/default.aspx (02.04.2010)

60 См.: РожковаМ.А. Юридические факты гражданского и процессуального права ... С. 17.

61 См. Хананов Р.А. Указ. соч. С. 125-126.

62 См.: Исаков В.Б. Юридические факты в советском праве. С. 22.

63 См.: Ярков В.В. Юридические факты в механизме реализации норм гражданского процессуального права. Дисс. ... докт. юрид. наук. Екатеринбург, 1992. С. 41-42.

64 См.: Рожкова М.А. Юридические факты гражданского и процессуального права . С. 7.

65 См.: Исаков В.Б. Фактический состав в механизме правового регулирования. С. 13.

66 См.: ГурвичМ.А. Судебное решение. Теоретические проблемы / / Избранные труды. Т. I. Краснодар: Совет. Кубань, 2006. С. 547-548.

67 Определение Верховного Суда РФ от 18 января 2006 г. N 25-Г05-22 // СПС "КонсультантПлюс".

<< | >>
Источник: Груздев В.В.. Человек и право: исторические, общетеоретические и цивилистические очерки: : монография. - Кострома : КГУ им. Н. А. Некрасова. - 463 с. 2010

Еще по теме 2.9. СПОРНЫЕ ВОПРОСЫ ТЕОРИИ ЮРИДИЧЕСКИХ ФАКТОВ:

  1. 2.4. СПОРНЫЕ ВОПРОСЫ СООТНОШЕНИЯ ПРАВОСПОСОБНОСТИ И СУБЪЕКТИВНОГО ПРАВА*
  2. 2.9. СПОРНЫЕ ВОПРОСЫ ТЕОРИИ ЮРИДИЧЕСКИХ ФАКТОВ
  3. IV. БУРЖУАЗНЫЕ ТЕОРИИ ЮРИДИЧЕСКОГО ЛИЦА (ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ)
  4. Глава VI. Юридические факты. Основания возникновения гражданских прав и правоотношений
  5. Спорные вопросы учения о правоотношении КРИТИКА ТЕОРИИ "ХОЗЯЙСТВЕННОГО ПРАВА"
  6. § 2. Общее понятие юридического факта
  7. § 3. Юридический факт и норма права в движении гражданских правоотношений
  8. § 4. Юридические факты и правосубъектность в движении гражданских правоотношений
  9. 5. Юридический факт и гражданское правоотношение
  10. § 1. Классификация юридических фактов
  11. 2. Правообразующие, правоизменяющие и правопрекращающие юридические факты. Положительные и отрицательные -юридические факты
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Акционерное право - Бюджетная система - Горное право‎ - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право зарубежных стран - Договорное право - Европейское право‎ - Жилищное право - Законы и кодексы - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История политических учений - Коммерческое право - Конкурсное право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право России - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминальная психология - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Образовательное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право интеллектуальной собственности - Право собственности - Право социального обеспечения - Право юридических лиц - Правовая статистика - Правоведение - Правовое обеспечение профессиональной деятельности - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Римское право - Семейное право - Социология права - Сравнительное правоведение - Страховое право - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Судебное дело - Судебные и правоохранительные органы - Таможенное право - Теория и история государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия права - Финансовое право - Экологическое право‎ - Ювенальное право - Юридическая антропология‎ - Юридическая периодика и сборники - Юридическая техника - Юридическая этика -