<<
>>

§ 3. Соотношение законодательной, исполнительной и судебной деятельности в государстве

Государство, рассматриваемое на субстациональном уровне, представляет собой особую политическую организацию классового общества. С точки зрения институционального подхода оно есть определенный аппарат, механизм, включающий различные виды государственных органов и их материальные придатки (армию и т.
п.). Классовая сущность государства, о которой уже говорилось, проявляется в его функциях, понимаемых как основное направление деятельности всех его органов (например, функция подавления классовых противников, обороны страны). Наряду с этим к функциям государства можно подойти и в ином плане — с точки зрения характера осуществляемой деятельности. Тут в значительной степени проявляется связь государства и права. Государство осуществляет законодательную работу и отправляет правосудие. Первую выполняют высшие органы государственной власти, вторым занимаются судебные органы. Конечно, нормотворчеством занимаются не только высшие органы власти, а применением права — не только суды. Но издание законов обладает приоритетом перед иной, подзаконной формой установления юридических норм, а правосудие обладает приоритетом перед иной нормоприменительной деятельностью, не обладающей качеством судопроизводства. Вместе с этим государство занимается непосредственным управлением, исполнительно-распорядительной деятельностью организаторского характера. Если любые государственные органы обладают властными полномочиями, то сложившееся в деятельности его органов «разделение труда» выделило как бы три власти — законодательную, исполнительную и судебную. Условия классовой борьбы в различные периоды истории в разных странах, единая идейная направленность деятельности всех государственных органов и образование последними целостного иерархического механизма политического господства слишком часто превращали подобное подразделение властей, а тем более их сравнительно независимое друг от друга функционирование, в иллюзию.
Тем не менее к моменту формирования современного политического государства (XIV в.) своеобразное разделение труда в государственной работе для капиталистических стран стало свершившимся фактом. Закреплено оно было далеко не везде, как и не любой буржуазной идеологией признано. Наибольшим ударам подвергалось подразделение властей в условиях антидемократических режимов. Однако и относительно демократические формы государства при капитализме довольно редко способствовали проведению в жизнь так называемой теории разделения властей. Это стало особенно заметно в эпоху империализма с его тенденцией к концентрации власти в руках правительственных учреждений, срастающихся с военно-промышленными комплексами и представляющих до крайности разросшуюся систему бюрократии. К концу XIX в. буржуазный парламентаризм претерпевает глубокие кризисные явления, представительные органы начинают превращаться в пустые говорильни, в связи с чем основоположники пролетарского мировоззрения выступают за то, чтобы новые, представительные органы народа соединили в своей деятельности законодательную и исполнительную власть, подорвав тем самым корни буржуазного министериализма, бюрократического разбухания государственно-управленческого, административного аппарата. Это требование политологии и идеологии марксизма-ленинизма не было направлено ни против существования после революции представительных органов, в том числе парламентного вида, ни против четкого определения компетенции государственных органов, но оно совершенно ясно ставило вопрос о том, что представители трудящихся должны не только принимать законы, но и проводить их в жизнь, что вся административная деятельность должностных лиц государственного аппарата должна быть подзаконна, что граждане должны иметь возможность обжаловать действия должностных лиц, нарушающих их права, в общие народные суды, деятельность которых должна быть независима и подчинена только закону.182 Известно, что первоначально идея разделения властей с классовых позиций отражала компромисс между буржуазией и дворянством, но по существу, как это бывает вообще с идеологией, такого рода концепция в иллюзорном виде выражала процесс разделения труда в сфере государственной деятельности, который сможет быть преодолен полностью лишь с будущим отмиранием самой государственности, с заменой его коммунистическим самоуправлением, когда управление людьми будет заменено управлением процессами материального производства, когда восторжествует полностью народовластие.
В ка(ких бы условиях ни появилась идея разделения влас* тей и каковы бы ни были судьбы самого «разделения труда» в области государственной деятельности в достаточно отдаленном будущем, в современной развитой государственности оно (это разделение) существует и требует анализа в разных аспектах, в том числе и в юридическом. Законодательство'вание и отправление правосудия нами уже были рассмотрены в качестве главных форм нормоустано- вительной и нормоприменительной государственной деятельности, которые жизненно важны для существования и функционирования в каждой стране юридического права. В известном смысле государство выступает тут в качестве политического института-, обслуживающего юридическую форму производственных отношений. Поскольку было выяснено значение познания действительности для того и другого вида деятельности, можно сказать, что в этих случаях основная линия материальной детерминации государства развивается в сфере правообразования ^ и правореализации, что государство оказывается зависимым от 'объективной потребности в том или ином историческом типе .права. 1 Существенным своеобразием отличается управленческая де- • ^ ятельность государственных органов. Ее главный смысл состо- J ит в налаживании сложной сети организационных отношений.183 I Эти отношения служат практическому претворению в жизнь i государственной политики. Последняя находит так или иначе свое официальное выражение и закрепление в общеобязательных установлениях, в законодательстве. Следовательно, государственное управление (организаторская деятельность, администрирование) имеет своей главной задачей проведение в жизнь • того, что установлено высшими представительными органами * государства в качестве закона. По смыслу этой деятельности задача такова. Иное дело, что на практике нередко политическая линия данного государства не находит своего адекватного отражения в законе, а административные органы осуществляют деятельность вне закона, а то и вопреки ему. В этих случа- ?: ях искажается сама сущность государственно-управленческой : деятельности, а роль законодательных органов и закона падает,, ослабевает, сводится к нулю (при тоталитарных режимах). В. И. Ленин писал, что характер организации каждого учреждения соответствует и неизбежно определяется содержанием деятельности этого учреждения.184 Характер управленческой деятельности и ее главные задачи определяют место государственного аппарата управления (административных органов), его структуру, компетенцию соответствующих звеньев исполни- тельной власти. При этом В. И. Ленин подчеркивал, что госаппарат нужен для проведения политики господствующих классов, а не политика служит аппарату государства.22 Проводя в жизнь политику господствующих классов, организуя осуществление на деле законодательных норм, госаппарат принимает многочисленные решения конкретно-индивидуального свойства, персонализированные акты управления. В делом ряде случаев госаппарат издает нормативно-правовые акты, восполняя нормотворческую деятельность законодательных органов. Первого рода акты типичны для управленческой деятельности, носящей организаторский характер; будучи основаны на диспозициях юридических норм, они как бы применяют общие положения закона к конкретным обстоятельствам, организуют исполнение закона и являются юридическими фактами. Властный характер таких актов несомненен. Второго рода акты (нормативные) мы бы не считали типичными для государственного управления, хотя их необходимость диктуется многими обстоятельствами (невозможностью охватить одними законами все отношения, подлежащие правовому регулированию; динамизмом общественных отношений и др.). Нормативно-правовые акты административных органов, как и персонифицированные акты управления, не могут противоречить закону, они носят (должны носить) подзаконный характер. Высшая юридическая сила закона чаще всего фиксируется в конституциях и признана наукой. Когда на практике действует режим законности, то встречающиеся отдельные случаи нарушения этого принципа органами управления устраняются. В то время как в условиях разложения законности в том или ином государстве попрание управленческими решениями законодательства принимает систематический характер. О причинах разрушения режима законности, столь характерного, например, для эпохи империализма, речь будет еще впереди. Однако есть теоретико-практическая проблема несколько иного плана, которая и в жизни, и в теории получает различное звучание. Речь идет о сфере нормативного регулирования, осуществляемого органами управления и об объеме административного усмотрения в области индивидуально-властного регулирования. Расширение сферы нормативно-правового регулирования государственным управлением за счет сужения законодательного регулирования, как и излишнее распространение области административного усмотрения при решении конкретных дел, отражает незакономерное возвышение исполнительной власти, которое может при известных условиях ограничить деятельность высших представительных органов государства, свидетельствует о наличии в государственном режиме антидемократической тенденции. Напротив, ограничение того и другого свойственно развитым демократическим формам организации общества, способствует укреплению в стране законности и правопорядка. С принципиальной точки зрения обострение классовой борьбы, реакционный курс политики тех классов (групп), которые стремятся задержать общественный прогресс и защищают устаревшие отношения, ведут к ослаблению представительных органов и роли закона, В противоположность этому социализм создает объективные предпосылки для усиления значимости представительных органов и законодательства, одновременного повышения уровня организаторской, исполнительно-распорядительной деятельности органов управления в строгих рамках закона. Поскольку закон — наиболее совершенная форма права, постольку оптимальное развитие законодательной деятельности в состоянии успешно совершенствовать правовое регулирование (устраняет отраслевые и местные различия в регламентации и укрепляет единство правовой системы, способствует научной обоснованности юридических норм, полнее отражает общие интересы страны и объективные потребности господствующего способа производства, значительно усиливает стабильность правового регулирования, в состоя, ыии шире выразить демократическую направленность полити- ; ческой системы, более непосредственно выразить общесоциаль- . ное право и т. п.). Престиж закона предопределяет, в свою очередь, реальный авторитет и социальную значимость судебной деятельности, которая по своему существу не должна оказываться в зависимости от местной власти и всей системы государственного управления. Вместе с этим надо сказать, что и само положение j органов правосудия в стране влияет на престиж закона и государственной системы, самым существенным образом сказывается на защите прав и свобод граждан, на общем в стране состоянии правопорядка. Если есть основание для весьма осторожного подхода к нормотворчеству и усмотрению административных органов, то в принципе то и другое не только неизбежно в судебной деятельности, но и может приносить реальную пользу, если, конечно, не связано с нарушением или обходом закона. Защита наличных прав субъектов не может ограничиваться применением действующего законодательства, но и должна осуществляться при его недостаточном развитии или наличии в развернутом законодательстве тех или иных пробелов. Сущности правосудия это никак не противоречит. Не противоречит сущности правосудия также контроль за законностью деятельности органов управления и даже за конституционностью законов, но такой контроль тут связан с рассмотрением конкретных юридических дел. Общенадзорную функцию за соблюдением законности осуществляют прокурорские органы. . Судебное нормотворчество представляет своеобразную форму официального признания уже сложившегося права (правоотношений) или придания правового характера фактическим отношениям, которые берутся под защиту государства путем единообразного и постоянного вынесения судебных решений по аналогичным делам, или, наконец, форму выработки новых общих норм в результате обобщения судебной практики и вынесения высшими судами соответствующих директивных указаний, обязательных для нижестоящих судебных инстанций. Из того, что суд — единственный государственный орган, отправляющий правосудие, никак не следует непременное ограничение его деятельности применением законов. Сама задача отправления правосудия предполагает возможность при отсутствии соответствующего закона восполнить пробел и целесообразность контроля суда над законностью нормативных и иных актов управления. Иное дело, что судебные акты не могут подменять собой законодательство и ему противоречить. Не должен суд и принимать на себя не свойственную ему функцию государственного управления — это лишило бы его качества органа правосудия, оценивающего по конкретным делам и в необходимых случаях законность управленческой, административной деятельности. В демократически устроенном государстве граждане должны иметь право обжаловать в судебном порядке административные меры, нарушающие их конституционные права и свободы. Жизнь убеждает, что одним из закономерных направлений развития современной демократической государственности являются: 1) оптимальное развертывание законодательной деятельности высших представительных органов государственной власти; 2) постоянное упрочение законности в деятельности административно-управленческого аппарата, деятельности, которая по природе своей подзаконна; 3) повышение престижа и усиление роли органов правосудия. Наиболее благоприятные условия для этого создаются в условиях социализма. Уместность приведенных рассуждений для работы, посвященной праву, определяется тем, что два из трех видов рассмотренной государственной деятельности органически связаны с правообразованием и правореализацией. Само по себе политическое управление одних людей другими, господство одного класса над другим классом, прямое насилие, надо полагать, не есть еще государство, хотя отмеченное ему свойственно. Управление и принуждение, политическое господство образуют элементы государственной деятельности только тогда, когда оказываются связанными с законодательной деятельностью и отправлением правосудия. Господствующие при данных производственных отношениях классы конституируют свою силу в виде государства при том лишь условии, что выражают свою общеклассовую волю в качестве всеобщего закона, защищенного судебной системой. Когда класс, его правящая верхушка не в состоянии обеспечить своего господства при помощи за- конодательствования, подзаконного управления и правосудия, а потому переходит к террористическим методам прямого насилия и произвола — это означает, что данное политическое господство настолько исторически обречено, что его не могут реально поддержать ни право, ни государство. Отказ от права по сути дела равносилен отказу от собственной государственности, в чем раньше или позже правящие слои общества убеждаются подчас ценой собственной гибели в революционных бурях и в ходе торжества новых общественных отношений. С другой стороны, оказывается несомненным и то, что вне и помимо государства нет и не может быть юридического права, ни его полного правообразования, ни его завершенного правоприменения.
<< | >>
Источник: Л. С. ЯВИЧ. СУЩНОСТЬ ПРАВА Социально-философское понимание генезиса, развития и функционирования юридической формы общественных отношений. 1985

Еще по теме § 3. Соотношение законодательной, исполнительной и судебной деятельности в государстве:

  1. 85. ЗАКОНОДАТЕЛЬНАЯ, ИСПОЛНИТЕЛЬНАЯ И СУДЕБНАЯ ВЛАСТЬ ЕГИПТА
  2. 1. Разделение законодательной, исполнительной и судебной власти в Российской Федерации
  3. 89. ЗАКОНОДАТЕЛЬНАЯ, ИСПОЛНИТЕЛЬНАЯ, СУДЕБНАЯ ВЛАСТЬ В БРАЗИЛИИ
  4. 47. ЗАКОНОДАТЕЛЬНАЯ, ИСПОЛНИТЕЛЬНАЯ И СУДЕБНАЯ ВЛАСТЬ В ГЕРМАНИИ
  5. 28. ЗАКОНОДАТЕЛЬНАЯ И ИСПОЛНИТЕЛЬНАЯ ВЛАСТЬ В ИСПАНИИ
  6. Глава I. О выборах членов законодательной и исполнительной властей
  7. 1 Институты бюджетного торга между законодательной и исполнительной властью
  8. Вопрос 11. Высшие законодательные и исполнительные органы государственной власти России
  9. § 3. Отношения между исполнительной и законодательной властями
  10. Вопрос 12.Законодательные и исполнительные органы государственной власти субъектов Российской Федерации
  11. РАЗДЕЛ ЧЕТВЕРТЫЙ ЗАКОНОДАТЕЛЬНАЯ И ИСПОЛНИТЕЛЬНАЯ ВЛАСТЬ ЗЕМЕЛЬ
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Акционерное право - Бюджетная система - Горное право‎ - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право зарубежных стран - Договорное право - Европейское право‎ - Жилищное право - Законы и кодексы - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История политических учений - Коммерческое право - Конкурсное право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право России - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминальная психология - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Образовательное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право интеллектуальной собственности - Право собственности - Право социального обеспечения - Право юридических лиц - Правовая статистика - Правоведение - Правовое обеспечение профессиональной деятельности - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Римское право - Семейное право - Социология права - Сравнительное правоведение - Страховое право - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Судебное дело - Судебные и правоохранительные органы - Таможенное право - Теория и история государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия права - Финансовое право - Экологическое право‎ - Ювенальное право - Юридическая антропология‎ - Юридическая периодика и сборники - Юридическая техника - Юридическая этика -