<<
>>

Глава 4 Системный анализ норм права

в последнее время у многих теоретиков государства и права несколько снизился интерес к системному, комплексному, всестороннему, всеохватывающему исследованию норм права. Некоторые из них даже считают, будто проблема норм права в юридической науке достаточно осмыслена и изучена.
Думается, что сегодня, когда в России успешно формируется новая система демократического законодательства, норм, правил, образцов поведения и др., эта проблема не только не снята с повестки дня, но и обостряется. В новых условиях возникла необходимость системного, комплексного анализа совокупности норм права правового государства, ибо многие проблемы системы норм права (их понятие, признаки, применение, анализ структуры этих норм, функций и т.д.) все же мало исследованы. Применительно к новым, постсоветским реалиям российского общества трудно дать четкое определение нормы права и охарактеризовать ее признаки, поскольку в теории государства и права, к сожалению, не выработано единого подхода не только к пониманию этих норм, но и к осмыслению их существенных, исходных признаков. Так, В.С. Нерсесянц считает, что норма права выражает «объективно обусловленную меру и форму свободы индивида». Причем эта норма установлена самим государством и призвана регулировать поведение людей и соответствующие отношения. К основным признакам нормы ученый относит ее объективность, т.е. зависимость от внешнего бытия. Это мера и форма свободы индивида (субъекта), которая устанавливается государством. Норма выступает в виде регулятора поведения людей и отношений в постсоветском, рыночном обществе1. В.В. Лазарев утверждает, что «норма права — это признаваемое и обеспеченное государством общеобязательное правило, из которого вытекают права и обязанности участников общественных отношений, чьи действия призвано регулировать данное правило в качестве образца, эталона, масштаба поведения». Примерно такого же мнения относительно определения норм права придерживается и Т.Н.
Радько. Он выделяет такие признаки нормы, как производ- ность от государственной власти, волевой характер, общеобязательность, представительно-обязывающий характер, регулятивность, образец, эталон и масштаб поведения1. В.В. Оксамытный отмечает, что «норма права — это общеобязательное, официально установленное или санкционированное правило общего характера, обеспечиваемое силой государственного воздействия». Для такого правила ученый выделяет следующие признаки: нормативность, общеобязательность, общую направленность действия, фиксированность, государственно-властную обеспеченность, стабильность и системность77 78. Очевиден существенный разнобой в определении нормы (норм) права, хотя в вышеприведенных дефинициях немало общего, например, то, что любая норма права есть правило, масштаб, образец поведения, что она установлена государством, является регулятором отношений в обществе, носит властный характер. Это же относится и к признакам норм права, хотя отдельные существенные признаки норм почему-то опускаются (о нормативности норм права утверждает лишь В.В. Оксамытный). Поэтому возникает вопрос: что же сегодня, в условиях российского демократического общества, необходимо понимать под нормой права как исходной частички права, и каковы присущие ей признаки? Понимание нормы должно прежде всего основываться на концепции не советского, а постсоветского цивилитарного права, которую в свое время выдвинул и успешно разрабатывал в последние годы В.С. Нерсесянц79. Норма права может быть представлена в виде объективно обусловленной меры и формы свободы человека и гражданина, которая отражена государством по воле народа в соответствующей норме, охраняемой силой государственного воздействия и призванной регулировать отношения в демократическом, постсоветском обществе. Следовательно, главным признаком нормы права можно считать объективно обусловленную демократическими, рыночными отношениями меру и форму свободы разных людей (граждан, бедных, богатых, мужчин, женщин и др.). Мера и форма свободы — это и некий образец, эталон, масштаб поведения свободного человека и гражданина в рамках закона, и правило использования этим человеком и гражданином вещи, предмета, объекта.
Норма права всегда выражает объективно обусловленную меру и форму свободы. В самой сути правовых отношений эти нормы уже являются выражением свободы, и это отношение становится все яснее с дальнейшим движением: ступени развития свободы суть вместе и движение развития нормы права, права в целом. Мера свободы определяется демократическими, рыночными отношениями, в которых коренится нынешняя «правовая природа вещей», т.е. социальная норма, обладающая в силу своей объективной природы общеобязательностью и требующая законодательного закрепления. Нормы права возникают на определенном этапе исторического развития, когда образование новых общественных отношений приводит к перераспределению благ внутри общества, к ее сосредоточению в руках небольшой его части, т.е. в условиях расслоения общества на классы богатых, бедных и др., формирования частной собственности. Различные взгляды этих классов по отношению к средствам производства определяют характер отношений собственности, степень реальной свободы людей. Во все времена существовали все виды свободы, но только в одних случаях — как особая привилегия, в других — как всеобщее право. Свобода людей, выражаемая в праве, представлена прежде всего их отношением к собственности (главное — к частной), которое должно быть субъективно осознано и получить законодательное закрепление. Объективные нормы права, фиксирующие социальное взаимодействие участников экономически-рыночных отношений, проявляются как отношения собственности и предшествуют закону, нормам, их закрепляющим. Формирование отношений людей и собственности неотделимо от становления политической власти в демократическом обществе, образования правового государства, так как требует специальных органов и институтов, которые придали бы официальный, всеобщий, «цивилизованный» характер интересам и воле экономически господствующих классов (элит, групп, и др.). Отношение к собственности является основой правовых отношений, ибо тот, кто обладает собственностью, обладает и политической властью (например, в России, к сожалению, в основном богатые). Возникнув из отношений собственности, нормы права становятся в результате законотворческой деятельности государства юридическими, а политические нормы, как бы абстрагируясь от своей первоосновы (собственности), выступают как нормы, регулирующие отношения классов, элит, групп и партий по поводу государственной власти. Следующий признак нормы права — ее связь с современным государством, т.е. с тем, что государство отражает в ходе правотворческой деятельности меры и формы свободы людей в своих предписаниях, нормах. Нормы права устанавливаются или санкционируются компетентными органами современного государства. Правотворческая деятельность государства наиболее очевидна при преобладании таких источников права, как законы и другие нормативные акты, издаваемые государством. Но государство остается силой, творящей право, и при санкционировании не им созданных норм (обычаев, религиозных норм, правовых доктрин, договоров), которые становятся правом только и именно в результате придания им общеобязательной силы. Не менее важна роль государства и его органов в реализации ряда правовых норм и охране всех норм права от нарушений. Охрана принятых норм силой государственного воздействия — существенный признак нормы права. Норма права всегда рассчитана на жизненные обстоятельства, при которых существует выбор различных типов поведения. Лишена смысла норма, которую невозможно нарушить. Нормы всегда предписывают субъектам правовых отношений, которые могут поступить по-разному, требуемый, должный вариант. Этот вариант государство предписывает в форме правовой нормы под угрозой жесткого государственного воздействия, применяемого для восстановления нарушенных прав (где это возможно) и (или) для наказания нарушителя обязанности запрета. Весь смысл цивилитарного права — поддержание демократического порядка в обществе, предупреждение и решение индивидуальных и социальных конфликтов и споров, упорядочение самого процесса государственного воздействия, применяемого в этих целях. Государство должно отражать в нормах права необходимые меры и формы свободы только по воле народа, причем всего народа (богатых, бедных, недовольных и довольных властями и т.д.), а не по воле какого-то одного или более властвующих классов, элит и т.д. Нормы права всегда носят волевой характер. Это выражается в том, что они должны быть всегда адресованы свободной воле субъектов общественных отношений, иметь смысл лишь там, где у адресата нормы существует выбор вариантов поведения. Направление выбора должно определяться волей всего народа, а не господствующих или влиятельных в обществе классов, элит, групп, партий, воздействующих на формирование и развитие цивилитарного права. Это не означает, что каждая отдельно взятая правовая норма выражает волю точно определенного класса, группы граждан, политической партии. В демократическом, рыночном обществе и в правотворчестве действуют социальные законы-тенденции, значительная часть которых носит статический характер. Отдельные нормы могут выражать волю и разных социальных групп, но могут и вообще не выражать ничью волю, а быть ошибкой, заблуждением или невыполнимым правилом. Еще один признак нормы права — ее нормативность. Суть этого признака сводится к тому, что нормы права — самые главные, самые исходные «клеточки» цивилитарного права (как и было ранее). Однако постсоветское цивилитарное право нельзя сводить лишь к нормам права, их совокупности, системе. Цивилитарное право — это совокупность не только норм права, но и система мер и форм свободы человека и гражданина, которая отражается самим государством в нормах права как регуляторах общественных отношений и охраняемых им силой своего воздействия. Нормативное понимание права критиковалось и ранее за сведение права к текстам нормативных актов, за отрыв от практики реализации законов, умаление значения (или недостаточное признание) прав и свобод личности, а также демократических нравственных основ права. Некоторые из этих упреков справедливы и сегодня, причем в том отношении, что в теории государства и права существует тенденция ограничиваться комментированием текстов нормативных актов без осмысления и исследования практики их реализации. Изучение текстов актов в отрыве от правовых отношений, их содержания, динамики и гарантий, применение без учета особенностей правосознания и традиций правоприменительной практики препятствует подготовке обоснованных предложений о совершенствовании законодательства, а также системы гарантий укрепления законности и правопорядка. Сведение права к текстам законов и иных нормативных правовых актов не дает возможности выявить собственно юридическое содержание этих актов, отделив предписания от деклараций и дефиниций. Взгляд на тексты и нормы права как на «приказ государства» ведет к выводу о том, что даже закрепление законом прав граждан является велением, ограничивающим их свободу хотя бы потому, что закрепляются именно такие, а не иные права, что именно этими, а не иными правами разрешается пользоваться. Кроме того, указываются возможности и характер пользования правами. Наконец, норма права призвана регулировать отношения в демократическом, рыночном обществе. В этом заключается еще один ее специфический признак. Норма права как регулятор признанных отношений адресована не отдельному человеку, а кругу лиц, определяемых типическими признаками. Она рассчитана на регулирование не единичного, отдельного отношения, а вида демократических, рыночных отношений. Действие правовой нормы рассчитано на неограниченное количество случаев. Она продолжает действовать после реализации в индивидуальных отношениях и в поведении конкретных субъектов. Всякая норма — результат обобщения типических и видовых качеств общественных отношений (родственные отношения, отношения обмена или купли-продажи, власти и подчинения, собственности или аренды), субъектов этих отношений (граждане, группы лиц, иностранцы, государственные органы, должностные лица и т.п.), действий и событий, влекущих правовые последствия (купля-продажа, аренда, кража, вступление в брак, назначение на должность), объектов права (виды имущества, изобретения, произведения искусства). Но как же быть с другими признаками нормы права? Они присущи нормам цивилитарного права, но все же не глобальные, не основные, а производные. Ведь они либо сами собой подразумеваются, либо уже заложены или вытекают из охарактеризованных выше признаков норм. Так, общеобязательность норм права, конечно, очень важна, сама собой разумеется. Она должна толковаться через призму объективно обусловленных мер и форм свободы человека и гражданина. Если дело обстоит по-иному, то как же можно применять на практике нормы права, если они не общеобязательны? Общеобязательность означает то, что правило, содержащееся в норме, распространяется не на одного какого-то абстрактного человека или организацию, не на одно какое-то конкретное лицо, а на неопределенное их число, на свободных людей, граждан, т.е. на всех свободных индивидов, кто станет субъектом регулируемого этой нормой отношения. Правовые нормы в определенной степени всегда должны иметь абстрактный характер. Они предусматривают типичные, многократно повторяющиеся ситуации в жизни свободных людей, граждан. Общий характер нормы права означает и то, что не любое лицо и не в любой ситуации должно подчиниться этой норме, а именно свободное лицо, которое является или может стать в будущем субъектом отношения (купля-продажа, залог и т.п.), регулируемого нормой. Общеобязательное правило действует во многих цивилизованных странах уже много лет. Следующий само собой разумеющийся признак нормы права — ее представительно-обязывающий характер, означающий, что в норме права всегда содержится указание на права и обязанности субъектов регулируемых отношений. В отличие от других регуляторов общественных отношений (например, обычаев), нормы права устанавливают права и обязанности, обеспеченные (гарантируемые) государственной властью. Каждому праву соответствует обязанность, и наоборот, каждой обязанности соответствует чье-либо право. Представительно-обязывающий характер норм права означает очевидное всем положение, состоящее в том, что нет обязанностей без прав и нет прав без чьих-либо обязанностей. Норму права обосновано называют моделью, образцом, масштабом и т.д. поведения, поскольку она представляет собой указание на желательный, предусматриваемый вариант действия. Это типичное правило поведения является результатом учета нормотворческими органами интересов демократического общества, правового государства и свободного человека и гражданина, выраженного в форме нормативного предписания. Каждая норма права издается для того, чтобы урегулировать разнообразные отношения в обществе, упорядочить их, придать им необходимую стабильность, оформленность, установить границы поведения, которые были бы оптимальны для всех субъектов регулируемых отношений. Норма права — это мера, эталон, образец и др. поведения субъектов права, но и одновременно мера свободы их действий в регулируемых отношениях. Среди теоретиков государства и права ранее не было, да и сегодня нет единства во взглядах на структуру правовой нормы, хотя во многих трудах ученые обычно утверждают о трехчленной структуре нормы права, т.е. о том, что логическая структура правовой нормы включает в себя гипотезу (определение жизненных обстоятельств, на которые рассчитана норма) и диспозицию (определение предписываемого поведения), необходимым атрибутом которых является санкция1. Такое представление о структуре нормы права должно учитывать и другие выводы науки. В процессе развития теории государства и права сложились и иные взгляды на структуру правовых норм. Учеными была выдвинута идея о том, что трехчленный состав присущ лишь норме логической80 81. Высказано предложение отличать от логической нормы норму-предписание, содержащую в зависимости от нормы регулятивной или охранительной гипотезу и диспозицию или гипотезу и санкцию82. Все эти соображения оказали определенное воздействие на выводы, делаемые по этому поводу представителями процессуальной науки. Так, некоторые процессуалисты стали считать, что выводы науки о трехчленной структуре нормы права предусматривают максимум того, из чего норма может состоять. Однако надо учитывать и тот минимум, без которого норма утрачивает смысл юридического правила, и таким минимумом для процессуального права является диспозиция. Некоторые авторы считают, что аномалия трехчленной структуры нормы права связана с отсутствием в ней указаний на то, с наличием (отсутствием) каких именно жизненных ситуаций связано ее действие, т.е. гипотезы1. В общей теории аналогичное положение было предложено А.С. Пиголкиным: «Гипотеза — возможный, но вовсе не необходимый элемент норм положительного регулирования. Могут быть и такие нормы, осуществление которых не связано с конкретными обстоятельствами, практически возможны при любых условиях»83 84. Р.В. Шагиева, исследуя процессуально-правовые нормы, сделала вывод о том, что «имеющиеся представления о структуре правовой нормы не могут быть сведены к одной формуле, которая служила бы образцом при рассмотрении процессуально-правовых норм. Поэтому придется особо определить приемлемую, общетеоретическую конструкцию правовой нормы и на ее основании представить внутреннее строение нормы процессуального права». Она убедительно доказала, что многообразие модели внутреннего строения юридических норм свидетельствует о несводимости структуры правовых норм к одной жесткой конструкции составляющих ее и взаимосвязанных элементов, о разнообразии правовых норм в зависимости от внутренней организации их содержания, от особенностей регулируемых ими общественных отношений85. Вывод Р.В. Шагиевой имеет принципиальное значение для юридической науки. Не случайно в последнее время в ходе теоретического исследования норм и правоотношений как средств уголовно-правового регулирования Г.О. Петровым была не только подвергнута сомнению устоявшаяся трехзвенная структура нормы права, но сделана небезуспешная попытка обосновать, что сегодня нормы уголовного права не могут состоять из гипотезы, диспозиции и санкции. У них должен быть свой «двигатель» — субъект. Причем в числе субъектов уголовно-правовой нормы исследователь назвал общество, правоохранительные органы, преступников и потерпевших86. Эта точка зрения на структуру нормы права (и не важно, что автор говорит лишь о нормах уголовного права) имеет важное, если не фундаментальное, значение для теории и практики развития всего цивилитарного права. Ведь если сегодня во главу угла «всего сущего права» (а нормы права тем более!) мы ставим права и свободы человека, гражданина или меры и формы свободы индивида, то нам, хотим мы того или не хотим, при анализе структуры нормы права (да и права!) никак не обойтись без этого человека, гражданина, индивида. В гипотезе, диспозиции и санкции его «не видно, он где-то там просто спрятан...». Это, однако, плохо увязывается с идеями демократического, гуманного общества и правового государства, не говоря о свободе человека, личности. Более того, если придерживаться концепции рыночного правопонимания, то в качестве субъектов в структуре норм права могут выступать разные участники общественных отношений (и не только субъекты, о которых упоминает Г.О. Петров). Нужно иметь в виду и то, что правовая норма часто адресована кругу лиц, определенных видовыми признаками (граждане, родители, супруги, налоговая инспекция, судебный пристав и т.д.). В отличие от распоряжения, адресованного точно обозначенным субъектам и действующего до его исполнения (решения о строительстве здания, передаче точно определенного имущества, выплате премии, об увольнении), норма права не исчерпывается исполнением. Она обращена в будущее в том смысле, что рассчитана не только на данный, наличный случай, но и на вид, неопределенное число определенных в общей форме случаев и отношений (заключение договора, передача имущества, вступление в брак, рождение ребенка), и реализуется каждый раз, когда возникают предусмотренные ею обстоятельства и ситуации. Применительно к процессуальным нормам, как показала Р.В. Ша- гиева, очень важен субъект. Он характеризуется многими специфическими чертами и моментами. В частности, процессуальное состояние может быть связано и с естественными свойствами неодушевленных предметов. Опираясь на естественные свойства вещей, законодатель строит нормирование связанного с этими вещами поведения субъектов. К таким состояниям относятся хранение вещественных источников доказательств и различных предметов, ценностей, денег. Аналогичное состояние возникает и в связи с избранием меры пресечения в виде залога: залог в денежном выражении или в виде ценностей вносится в депозит суда обвиняемым, подозреваемым или другим лицом и хранится судом, пока не отпадет надобность в этой мере пресечения. Оно встречается и при применении такой меры обеспечения иска, как наложение ареста на имущество или денежные суммы, принадлежащие ответчику. Такой возможный элемент процессуально-правовой нормы, как указание на субъект, часто фигурирует в законодательстве потому, что процессуальные нормы почти всегда рассчитаны не на любых, а лишь на определенных лиц (субъектов), которые могут оказаться в сфере юридического процесса. Это суд, избранный в порядке, установленном законом, прокурор, следователь, арбитраж, комиссия по трудовым спорам, администрация организации и т.д. Однако это касается и участников процесса (например, лица, владеющего языками, знание которых необходимо по делу, и назначенного органом дознания, следователем, прокурором в качестве переводчика). Причем большинство процессуальных норм адресованы не к каждому, а лишь к вполне определенному участнику регулируемых ими общественных отношений (суду, истцу, ответчику, защитнику и т.д.), потому указание в них на субъектный состав часто бывает необходимым. Содержанием субъектного состава процессуальных норм выступает обычно описание качества субъекта, приобретенного им в силу рождения или производного от каких-либо действий (гражданство, брак, нетрудоспособность, стаж, родство, специальность). В силу специфики деятельности те или иные лица не могут (а подчас и не хотят) реализовать свои процессуальные права и обязанности без вмешательства специально на то уполномоченных представителей власти, без проявления их властных полномочий. Так, лицо, которому преступлением причинен моральный, физический или имущественный вред, вовлекается в уголовный процесс лишь после того, как лицо, производящее дознание, следователь и судья вынесет постановление о признании его потерпевшим. Все это сказывается на структуре процессуальных норм, предполагая необходимость четкого указания на их субъектный состав. Указание на адресатов уголовно-правовой нормы иногда формулируется не только в положительной, но и в негативной форме. Процессуальный закон содержит большое число статей, посвященных условиям, исключающим возможность и необходимость участия субъектов в процессуальных действиях. Так, переводчик должен не только владеть требуемым языком, но и не иметь прямой или косвенной заинтересованности в исходе дела (по закону). Большую роль в определении субъектного состава играют институты отвода, замены ненадлежащей стороны (в гражданском процессе) и т.д. Не очень часто в процессуальном законодательстве встречается указание на непосредственную цель процессуальных действий. Известно, что следственный эксперимент проводится «в целях проверки и уточнения данных, имеющих значение для дела». Субъекты в современных условиях необходимо включать в структуру любой нормы права, во всяком случае, их необходимо всегда иметь в виду, рассматривать, вводить в действие и т.д., а не отрицать или делать вид, что их просто нет. Причем в каждой норме, ситуации и т.д. субъект будет свой, со своим набором черт, прав, обязанностей, линией поведения и пр. Субъект — важнейший элемент нормы права. Но как же быть с другими звеньями нормы права, с той же гипотезой, диспозицией и санкцией? Без них мы тоже никогда не получили бы полной нормы (при одном звене, двух или трех, не важно). Гипотеза, диспозиция и санкция составляют сердцевину любой нормы права, базу логического строения любой правовой нормы. Гипотеза, как и прежде, выступает как часть нормы, указывающая на жизненные обстоятельства, наступление которых повлечет «включение» действия той или иной правовой нормы. Ими могут быть события (например, сильное наводнение), конкретный результат действия (сдача рукописи в издательство), возрастной факт (60 лет — у мужчин появляется возможность ставить вопрос о назначении пенсии), время, место и т.п. Гипотезы будут либо простыми (одно условие, одно обстоятельство), либо сложными (несколько обстоятельств, необходимых для действия нормы). Диспозиция выступает как «корневая» часть нормы права, содержащая само правило поведения, которому должны следовать субъекты регулируемого этой нормой отношения. В диспозиции чаще всего указываются права и обязанности субъектов, содержаться предписания (указание), как должны действовать те, кто будет подпадать под него, т.е. дается эталон желательного поведения. Санкция определяет вид и меру последствий, наступающих в результате соблюдения или несоблюдения диспозиции. С санкцией нормы права связываются прежде всего вид и мера принуждения, применяемого к субъектам — нарушителям этой нормы. Однако есть определенное число санкций, предусматривающих положительный результат (получение премии, благодарности, награды) за совершение каких-либо особых, значительных действий в соответствии с предписанием правовой нормы. При этом санкция будет выступать также как предусматривающая прежде всего вид и меру принудительных мер, отрицательных, нежелательных для субъекта последствий. В санкциях предусматриваются следующие возможности: • лишение субъекта определенных материальных ценностей; • лишение субъекта (физического или юридического) принадлежащих ему благ или непредоставление тех благ, которыми пользуются другие субъекты права (тюремное заключение, запрещение выпуска нестандартной продукции, перевод в особый режим кредитования и т.п.); • умаление чести и достоинства субъекта (объявление выговора, увольнение со службы); • признание недействительным актов субъекта (физического или юридического), направленных на достижение определенных юридических результатов (признание сделки недействительной, отмена принятого в нарушение компетенции правового акта и т.п.). Иногда ученые ошибочно отождествляют санкцию с юридической ответственностью. Однако санкция — элемент правовой нормы, реализуемый лишь при правонарушении. Он существует всегда, а ответственность наступает лишь при реальном нарушении этой нормы. Санкция как бы предваряет ответственность, предусматривая заранее, указывая правоприменительным органам вид и объем ответственности, которые можно применить к субъекту (гражданину) за совершенное им правонарушение. Субъекту-правонарушителю, в свою очередь, санкция указывает методы, к которым могут прибегнуть соответствующие органы государства, порядок, предел мер взыскания, принудительные и карательные методы воздействия. Общепризнанно, что санкции являются юридической основой всех видов ответственности. Логическая структура нормы имеет большое значение для совершенствования практики применения правовых норм. Системность права, неразрывная связь и согласованность норм, элементы которых содержатся в различных нормативных актах (или статьях, разделах закона), требуют при решении любого юридического дела тщательно изучить все те положения законодательства, которые связаны с применяемым правоположением. Достоинством четырехэлементной схемы как раз и является то, что эта схема побуждает ученых-юристов, практических работников не только к всестороннему анализу нормативного материала во всем его объеме, определению условий применения правовой нормы, ее содержания, последствий ее нарушения, но и к анализу проблем субъекта, человека, гражданина и др. в демократическом обществе, его прав и свобод, защите этих прав и свобод, их выдвижению. Такой ориентации не дает ни двух- и ни трехэлементная схема, отгораживающая некой стеной право, права и свободы от человека, гражданина, индивида. Права и свободы человека и гражданина в России признаются высшей ценностью (ст. 2 Конституции РФ). Получается, что эту высшую ценность субъекта (человека, гражданина) нельзя игнорировать в структуре нормы права как в исходном элементе права, а ее надо ставить на первое место в сравнении со всеми прочими элементами этой нормы. При этом права и свободы человека и гражданина и их меры важно учитывать и в комплексном исследовании внутренней и внешней формы права. Однако внутренняя и внешняя формы норм часто не совпадают. Очень редко встречаются такие статьи законов, которые содержат в себе все составные части нормы права (субъекта, гипотезу, диспозицию, санкцию). Чаще всего встречаются статьи, в которых содержатся диспозиция и санкция, а гипотеза должна либо подразумеваться, либо содержаться в другой статье. Точно так же может оказаться, что диспозиция содержится в одной статье, санкция — во второй, а субъект — в третьей. Так, в соответствии с УПК РФ «при предъявлении обвинения следователь обязан разъяснить обвиняемому его права, предусмотренные законом, о чем делается отметка на постановлении о привлечении в качестве обвиняемого, которая удостоверяется подписью обвиняемого» (ст. 149). В этой статье есть субъект — «обвиняемый», «его права», гипотеза — «при предъявлении обвинения (обстоятельства)», есть диспозиция — правило: «обязан разъяснить права и сделать отметку в постановлении». Однако отсутствует санкция, которая содержится в ст. 213, 214 УПК РФ: когда прокурор, утверждая обвинительное заключение, обнаружит, что не выполнены требования этой статьи, он не утвердит заключение, а, возвратив следователю, заставит последнего устранить это нарушение. Возврат дела на доследование и есть санкция. В процессе правотворчества выработалась практика изложения норм права в статьях нормативных актов, состоящая в его многовариантности, когда одна статья нормативного акта соответствует одной норме права (статья и норма совпадают), т.е. в одной статье имеются субъект, гипотеза, диспозиция, санкция. Это изложение правовой нормы встречается редко. Одна статья нормативного акта содержит только одну часть нормы права, например, диспозицию; одна статья нормативного акта содержит несколько норм права; одна статья нормативного акта содержит две части нормы права, например, гипотезу и санкцию (или гипотезу и диспозицию). Наиболее распространен вариант изложения норм права, когда одна норма располагается в нескольких статьях нормативного акта и даже в нескольких нормативных актах, например, субъект — в одном, гипотеза — во втором, а диспозиция — в третьем нормативном акте. Это связано с требованиями (правилами) законодательной техники, предполагающими краткость и компактность издания нормативного акта. В противном случае кодексы превратились бы из удобных для использования компактных изданий в пухлые, неподъемные тома, которыми было бы очень сложно пользоваться. Системный, комплексный анализ норм права требует выработки научно обоснованной классификации норм права, которые играют большую роль для правоприменительной практики государственных органов и иных субъектов. Теоретики государства и права часто начинают с дифференциации норм по отраслевому критерию (исходя из отраслей права). Потом они анализируют нормы материального и процессуального права, затем разграничивают нормы по форме предписания (на обязывающие, управомочивающие и запретительные) и, наконец, характеризуют основные (программные нормы, нормы — правила поведения и общие нормы). Классификацию норм, если придерживаться концепции циви- литарного права, необходимо начинать с программных, исходных норм права. Именно с них и начинается все «правовое начало» всякого демократического государства, весь (а не с отраслей) процесс общего познания, осмысления и в дальнейшем — построения всей нормативно-правовой системы демократического государства. Это программные, основные (исходные) нормы, нормы поведения — правила и общие нормы. Программные, исходные нормы — это нормы-принципы, нормы-дефиниции, служащие отправным исходным началом для правотворческих органов демократического государства. Ими необходимо руководствоваться всем субъектам, принимая все иные нормы. Это своего рода указатель, ориентир и одновременно требование для законодателя. Такие нормы содержатся в основном в конституциях. В конституционном праве содержится много программных идей, которые важны для установления порядка во многих сферах общественных отношений, но не путем возникновения конкретных правовых отношений, а путем провозглашения самых общих правил и принципов, которые направлены на создание конкретных норм. Примером может служить норма, содержащаяся в ст. 2 Конституции РФ: «Права и свободы человека в Российской Федерации являются высшей ценностью», или в ч. 1 ст. 68: «Государственным языком Российской Федерации на всей ее территории является русский язык». Такой же нормой будет установленное ч. 1 ст. 129 положение о том, что «прокуратура Российской Федерации составляет единую централизованную систему с подчинением нижестоящих прокуроров вышестоящим и Генеральному прокурору Российской Федерации». Нормы — правила поведения — это основная масса правовых норм. Именно такие правила составляют большинство во всех отраслях права. Среди них наиболее распространены регулятивные и охранительные нормы. Общие нормы — это нормы, распространяющие свое действие не на одну отрасль или институт права, а на несколько отраслей и институтов. Наиболее очевиден такой вид норм в общих частях той или иной отрасли права (уголовного, административного, уголовно-исполнительного и др.). Общие нормы охватывают комплекс регулируемых ими отношений в качестве общего правила для их участников. К программным, исходным нормам могут примыкать нормы по способам воздействия на поведение субъектов. Эта классификация правовых норм несет на себе следы первоначального образования права. В период становления прав его источниками были договоры о взаимных правах и обязанностях субъектов общественных отношений. Результатом обобщения разнообразных договоров стали нормы права, определяющие содержание различных правоотношений. По содержанию правоотношения, моделью которого является диспозиция, эти нормы могут делиться на управомочивающие и обязывающие. Социальный смысл управомочивающих норм — предоставление субъектам права определенной возможности поведения, гарантированной соответствующими обязанностями других лиц. К ним относятся, например, нормы о праве на трудовую деятельность, вознаграждение, отдых, образование, материальное обеспечение, нормы о правах автора, об имущественных правах. Основная цель обязывающих норм — определение требуемого (должного, обязательного) поведения. Таковы нормы, определяющие гражданские, трудовые, семейные, административные, процессуальные и другие обязанности. Особое место в правовой системе занимают запретительные нормы, т.е. нормы, определяющие составы правонарушений и санкции за их совершение. Прообразом таких норм до возникновения права были табу первобытного общества. С помощью запретительных норм осуществляются охрана правопорядка, предупреждение и пресечение деяний, вредных или опасных для общества. Ими предусмотрены действия, обстоятельства, которые право стремится не урегулировать, а предупредить и пресечь. Некоторые запреты относятся к точно определенному кругу лиц и обстоятельств (например, запрет водителям транспорта во время работы употреблять спиртные напитки). Многие запреты адресованы всем вменяемым лицам в любой ситуации (запрет убийства, насилия, клеветы, кражи и т.п.). В обязывающих нормах запреты безусловны, так как право определяет не условия их реализации, а исключения, когда разрешается нарушение правового запрета (крайняя необходимость, необходимая оборона). Из совокупности правовых норм можно выделить материальные и процессуальные нормы. Материальные нормы закрепляют правовое положение субъектов, их права и обязанности, а процессуальные — порядок реализации материальных норм. Существенной и значимой является также классификация норм в зависимости от регулируемых общественных отношений (разграничение норм права по предмету правового регулирования). Это так называемая отраслевая классификация, в соответствии с которой различаются нормы конституционного, административного, уголовного, гражданского, финансового, уголовно-процессуального, гражданско-процессуального, семейного, земельного права. Эта классификация дает возможность видеть все отрасли системы права, образующиеся в зависимости от предмета и метода правового регулирования, и представить весь круг регулируемых нормами права общественных отношений (конституционных, гражданских, земельных, финансовых и т.п.). Классификация норм права может осуществляться также по методу правового регулирования. Общеизвестно, что методы регулирования — это способы воздействия правовых норм на регулируемые отношения. Эти методы, в свою очередь, зависят от целей и возможностей правового воздействия. Если ставится цель строго предписать, повелеть, запретить субъекту какой-либо вариант действия, то избирается императивный метод. Вследствие этого издаются императивные нормы, т.е. категорические, повелительные, строго обязательные. Диспозитивный метод регулирования предполагает наряду с предписанием возможность для самих субъектов определить объем взаимных прав и обязанностей. Диспозитивные нормы предоставляют определенную автономность этим субъектам, которые имеют возможность в границах закона совершать действия по своему усмотрению. Формулировки диспозитивных норм обеспечивают субъектам свободный способ действия. Эти нормы свойственны гражданскому, семейному, трудовому, финансовому праву. Результатом использования других методов регулирования (рекомендательного, поощрительного) являются рекомендательные и поощрительные нормы. Рекомендательные нормы предполагают желательные варианты действий, угодные прежде всего тем, кто принимает такие нормы (государству, сообществу, коллективу). Они — следствие мягкого метода регулирования отношений, где не требуется диктат, властный приказ. Поощрительные нормы содержат правила, следование которым требует от исполнителей не простых, обычных действий, а лучших, сверхобычных. Результатом такого исполнения может быть премия, награда, повышение в должности. Традиционным в юридической литературе является разграничение правовых норм по особенностям гипотезы, диспозиции и санкции. В частности, в зависимости от признаков, свойственных диспозиции нормы права, они могут подразделяться на отсылочные и бланкетные. Бланкетные нормы содержат общую установку, общее направление действия субъектов права. В них нет конкретного, непосредственного правила, которое должно быть сформулировано или установлено правоприменителем. Классическим примером могут служить те нормы, в которых предполагаемые для установления правила упоминаются, но не приводится их содержание. Отсылочные нормы (их иногда называют ссылочными) прямо отсылают к другому нормативному акту, другой норме. Кроме того, в развитие предпринятой классификации норм целесообразно использовать и деление норм права с точки зрения прав и обязанностей субъектов общественных отношений и различных способов реализации прав и обязанностей, зафиксированных в нормах. В соответствии с этим выделяются различные виды норм. Наиболее общее деление норм права на виды — деление на нормы права так называемого права социального и нормы права государственного. В зависимости от способа объективации (текстуальной привязки) правовые нормы можно подразделить на обычные, гетерономные и автономные нормы. Обычные нормы не устанавливаются кем-либо конкретно, а складываются постепенно, отражая формирующиеся общественные отношения, получающие социально признанный статус. Поддержанные государством, они становятся нормами государственного права, выступающего, например, в текстуальной форме правового обычая. Гетерономные нормы вытекают из гетерономных правовых текстов, устанавливаемых каким-либо авторитетным социальным, государственным органом в одностороннем порядке и властно предписывающих субъектам определенный вариант поведения. Это, например, нормы, выраженные в текстуальной форме государственных законов и указов. Автономные нормы вытекают их автономных правовых текстов, создаваемых самими субъектами права, и представляют собой результат согласования их интересов. Это многие нормы международно-правовых договоров. Выделяются так называемые специальные нормы. Они призваны помочь реализации правообязывающих и охранительных норм. К ним относятся нормы декларативные, дефинитивные, оперативные и коллизионные. Но их нельзя отнести к правовым нормам, поскольку они не определяют непосредственно права и обязанности субъектов. Их можно назвать когнитивными правилами законодательства. Правовые нормы направлены на волю субъекта, давая ему основания для действий, и возникают как поведенческие нормы. Когнитивные правила имеют интеллектуальную направленность. Их необходимо принять к сведению для того, чтобы в дальнейшем ориентировать на них свои поведенческие акты. Таким образом, они являются тем ориентиром, который при наличии определенных жизненных обстоятельств должен учитывать каждый субъект, определяющий круг своих полномочий и обязанностей. В то же время некоторые из них при соответствующей интерпретации могут получить непосредственно правовое значение. Дефинитивные нормы содержат определения каких-либо юридических понятий, например: «Штраф есть денежное взыскание, налагаемое за административные нарушения...» (ст. 27 КоАП РФ). Оперативные нормы отменяют действующие нормативные положения или вводят новые, распространяют их на новый круг отношений, например: «Ввести в действие часть первую Гражданского кодекса Российской Федерации с 1 января 1995 года» (ст. 1 Федерального закона «О введении в действие части первой Гражданского кодекса Российской Федерации»). Коллизионные нормы направлены на разрешение правовых коллизий, понимаемых в узком смысле слова. Они указывают, право какого государства должно быть применено к гражданскому, семейному, трудовому и иному правоотношению, сторонами которого являются субъекты разных государств. Так, норма, определяющая, что «гражданская дееспособность иностранного гражданина определяется по закону страны, гражданином которой он является», есть коллизионная норма. Определенное эвристическое значение сохраняет и старинное деление всех норм по последствиям их нарушения, известное со времен римского права. Вот эта классификация: • совершенные нормы. Нарушение этих норм влечет недействительность того акта, которым они нарушены. Так, норма запрещает вступление в брак с лицом душевнобольным; действие, которым эта норма нарушена, т.е. брак с душевнобольным, недействительно, точнее, ничтожно, т.е. считается, что он никогда не был совершен; • более чем совершенные нормы. Это нормы, нарушение которых влечет не только недействительность нарушающего их действия, но и наказание за их нарушение; • менее чем совершенные нормы. Это нормы, нарушение которых влечет только наказание, но само правонарушительное деяние не считается недействительным; • несовершенные нормы. Это нормы, нарушение которых никаких особых последствий не влечет87. Таким образом, нормы современного права — это нормы постсоветского, цивилитарного права. Они выражают меры и формы свободы человека, гражданина, индивида; есть установленные государством нормативные правила поведения, призванные регулировать отношения в демократическом, рыночном обществе. Нормы права играют активную роль в жизни современного общества и одновременно как исходная «частичка» права. Они вместе с правом выполняют серьезные регулятивные, охранительные, иные социальные функции. Нельзя смешивать, а необходимо различать функции норм права и функции права. Различие между ними можно провести по объекту воздействия. Объектом функции права выступает весьма широкая и сложная совокупность общественных отношений, в то время как объект воздействия функции отдельной правовой нормы — это конкретное, единичное, индивидуальное общественное отношение. В первом случае право как система соотносится с его объектом — общественными отношениями, которые оно регулирует, а во втором речь идет об отдельной норме, о конкретном правиле поведения, направленном на конкретное отношение, т.е. речь идет о единичном, а не об общем явлении. Каждая из норм права имеет собственное функциональное назначение. Одна и та же норма права может осуществлять не одну, а несколько функций. В этом проявляется универсальная способность многих правовых норм оказывать одновременно мотивационное, информативное, ориентационное или иное действие в обществе.
<< | >>
Источник: Рассолов Михаил Михайлович. Актуальные проблемы теории государства и права: учеб. пособие для студентов вузов, обучающихся по специальности «Юриспруденция». 2011

Еще по теме Глава 4 Системный анализ норм права:

  1. 3.1. Методический подход к анализу управленческой деятельности предприятия в кризисных условиях
  2. § 4. Чистое и независимое социальное право. Чистое, но подчиненное опеке государственного права социальное право. Аннексированное государством, но остающееся автономным социальное право. Конденсированное в государственный правопорядок социальное право
  3. 1. Право оперативного управления как юридическая форма имущественной самостоятельности субъектов хозяйственного права
  4. Глава 1 ПОНЯТИЕ МЕЖДУНАРОДНОГО ЧАСТНОГО ПРАВА И ЕГО ВОЗДЕЙСТВИЕ НА СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ ГОСУДАРСТВ
  5. Глава 1 ПОНЯТИЕ МЕТОДОЛОГИИ КАК ОБЩЕНАУЧНОГО ФЕНОМЕНА
  6. Глава 12 СТРУКТУРА И ЭЛЕМЕНТЫ
  7. Глава 14 ЦЕЛОЕ И ЧАСТЬ
  8. Глава 15 СИСТЕМНОСТЬ И СИСТЕМАТИЗАЦИЯ
  9. Глава 1 ОТ ПРИКАЗА-ПОВЕЛЕНИЯ К ПРАВУ
  10. Глава 1. Проблемы предмета и методологии государства и права
  11. Глава 2 Проблемы понятия и сущности права
  12. Глава 4 Системный анализ норм права
  13. Глава 1 ФИЛОСОФСКИЕ ОСНОВАНИЯ ПРАКТИЧЕСКОЙ ОНТОЛОГИИ ПРАВА
  14. Глава 2 РЕАЛЬНОСТЬ ПРАВА И ПРАВОВАЯ РЕАЛЬНОСТЬ
  15. Глава 3 ОНТОЛОГИЯ КОНСТИТУЦИОННОГО ПРАВА (КРИТИКА ИНТЕРПРЕТАЦИОННЫХ ТЕОРИЙ В ПРАВЕ)
  16. § 1. Защита прав и законных интересов несовершеннолетних с определенным процессуальным статусом в исполнительном производстве
  17. § 1. Общая теория правовой нормы и процессуальная норма: проблемы общего и особенного
  18. § 3. Системность охранительной функции государства
  19. § 1.2 Генезис развития правового института унификации норм, регулирующих трудовые отношения с участием иностранных лиц
  20. 1.3. О некоторых проблемах реализации прав детей в России
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Акционерное право - Бюджетная система - Горное право‎ - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право зарубежных стран - Договорное право - Европейское право‎ - Жилищное право - Законы и кодексы - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История политических учений - Коммерческое право - Конкурсное право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право России - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминальная психология - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Образовательное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право интеллектуальной собственности - Право собственности - Право социального обеспечения - Право юридических лиц - Правовая статистика - Правоведение - Правовое обеспечение профессиональной деятельности - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Римское право - Семейное право - Социология права - Сравнительное правоведение - Страховое право - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Судебное дело - Судебные и правоохранительные органы - Таможенное право - Теория и история государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия права - Финансовое право - Экологическое право‎ - Ювенальное право - Юридическая антропология‎ - Юридическая периодика и сборники - Юридическая техника - Юридическая этика -