<<
>>

2.2. ПРАВОВОЕ ПОВЕДЕНИЕ И СВОЙСТВА ЧЕЛОВЕКА

Всилу своей специфики право выступает как эффективное средство управления обществом. Располагая достаточно широкими возможностями влиять на поведение людей, оно организует общественные отношения таким образом, чтобы каждый имел возможность удовлетворить свои потребности и интересы.

Использование возможностей права, всего богатства свойственных ему средств воздействия - значительный резерв для реализации задач, стоящих перед обществом и государством.

Правовое регулирование не только средство сохранения существующей системы, сложившихся общественных отношений, оно также направлено на их дальнейшее целенаправленное развитие1.

Правовое регулирование нередко рассматривают в качестве установления правовых предписаний и их обеспечение государством. Считается, что самим фактом установления юридической нормы на общественные отношения оказывается регулирующее воздействие2. В то же время в литературе правовое регулирование рассматривается как результативное воздействие, а осуществление (реализация) права - как его необходимый момент3.

Конечный результат правового регулирования, в качестве которого рассматривается сохранение (воспроизводство) или изменение (способствование развитию) существующих общественных отношений, не может достигаться непосредственно при помощи правового воздействия. Между ними имеется ряд промежуточных переменных, посредством которых правовое воздействие переводится в упорядоченность общественных отношений. В качестве таких переменных нередко рассматривают волевое поведение людей, сознательно-волевую сторону их психологической деятельности, личность, правовое поведение и т.д., которые играют роли непосредственных объектов, воспринимающих и реагирующих на правовое воздействие4. Но чаще всего таким объектом называют поведение субъектов права.

- 129 -

Рассматривая поведение в качестве объекта правового регулирования, ряд авторов отмечает его опосредованный характер.

Так, Ю.И. Гревцов уточняет, что поведение человека чаще рассматривается (и регулируется) как элемент системы - институционализированной деятельности или социального процесса. Кроме того, воздействие правового регулирования на поведение не осуществляется непосредственно, поскольку имеет своим непосредственным предметом сознание и волю людей5. Другие ученые, признавая в конечном итоге именно поведение предметом правового регулирования, в качестве общего объекта целенаправленного правового регулирования рассматривают социальную сферу, в которой выделяют три компонента: людей, общественные отношения и поведение людей6.

В.С. Нерсесянц прямо указывает на право, как регулятор поведения людей. То, что не урегулировано правом (в том числе и различные формы и виды человеческого поведения), не имеет юридического значения (юридически безразлично) и не влечет юридических последствий7.

Правовое значение имеет только поведение, которое выражено вовне, во внешней физической среде.

Широко известно высказывание К. Маркса: «Помимо своих действий я совершенно не существую для закона, совершенно не являюсь его объектом. Мои действия - это единственная область, где я сталкиваюсь с законом, ибо действие - это единственное, для чего я требую права существования, права действительности, и в силу чего я, таким образом, подпадаю под власть действующего права»8. Действительно, как отмечает В.Н. Кудрявцев, «право не в состоянии регламентировать и регулировать мышление человека и не должно стремиться это сделать, правовые предписания действуют через сознание и волю, но регулируют не сами эти психические процессы, а их результаты - объективно совершаемые поступки»9. Л. фон Мизес указывает на человеческое действие как волевое поведение. Точнее, действие есть преобразованная в поступок воля, а ее цели и направленность есть осмысленный ответ на стимулы и усло

- 130 -

вия среды. По его мнению, не следует делить людей на активных, энергичных, пассивных и бездеятельных. Сильный и предприимчивый человек, ведущий борьбу за улучшение, - не хуже и не лучше того, кто летаргически принимает вещи такими, как они есть.

Тот, кто терпит нечто нетерпимое, что можно было бы изменить, действует не менее того, кто активно вмешивается, добиваясь другой цели. Значит, поступок заключен не только в действии, но и в противодействии тому, что должно было быть сделано10.

Личностное развитие происходит в деятельности. Человек становиться тем, что он сам делает и как он это делает. Именно поэтому деятельность становится такой характеристикой, которую называют сущностной, определяющей коренную, фундаментальную особенность человеческой личности11.

Наряду с термином «деятельность» часто используют слово «поведение». В вопросе о соотношении этих понятий до настоящего времени единства мнений нет. Ряд ученых использует эти термины как синонимы, другие, напротив, их противопоставляют, отмечая в деятельности ее активный характер и реактивный (как ответ на воздействие окружающей среды) характер поведения. В самом общем виде под поведением понимается «извне наблюдаемая двигательная активность живых существ, включающая моменты неподвижности, исполнительное звено высшего уровня взаимодействия целостного организма с окружающей природой»12.

В то же время, когда говорят о поведении человека, всегда подчеркивают его общественный характер и социальную обусловленность. С.Л. Рубинштейн подчеркивает, что, когда мотивация деятельности перемещается из сферы вещной, предметной, в сферу личностно-общественных отношений и получает в действиях человека ведущее значение, деятельность человека приобретает новый специфический аспект. Она становится поведением в том особом смысле, который это слово имеет, когда по-русски говорят о поведении человека. Оно коренным образом отлично от «поведения» как термина бихевиористской пси

- 131 -

хологии, сохраняющегося в этом значении в зоопсихологии. Поведение человека заключает в себе в качестве определяющего момента отношение к моральным нормам13. С этой точки зрения поведение человека становится характеристикой сознательной, коллективной, целеполагающей, произвольной и созидательной деятельности.

В ином аспекте рассматривает соотношение понятий «поведение» и «деятельность» Б.Г. Ананьев. С точки зрения того, какое из двух понятий является более общим, родовым, и в зависимости от ракурса изучения человека, он видит возможность разного решения вопроса. Например, при исследовании личности и ее структуры более широким должно приниматься понятие поведения, а деятельность и ее виды (например, профессиональная и т.д.) в этом случае являются частными понятиями14.

Если деятельность рассматривается как целенаправленная, продуманная активность, которая всегда направлена на достижение сознательно поставленной цели, а ее структура включает в себя цель, средство, результат и сам процесс деятельности (условия, ситуацию, в которой субъект действует), то поведение можно представить как более емкое понятие, включающее не только деятельность целесообразного характера, но и те деяния, которые рассматривать в качестве сознательных и волевых нельзя (в частности, когда их субъектами выступают невменяемые, душевнобольные). Единицей поведения будет являться всякое действие, как проявление любой деятельности, тогда как, как единицей деятельности вообще - поступок, как социально оцениваемый, личностно-осмысленный, лично сконструированный и лично реализованный акт поведения.

В.Н. Кудрявцев выделяет несколько уровней поведения. Самый низший уровень - телодвижение как физическое действие человека. Второй, более высокий уровень поведения - действие, которое рассматривается в качестве основного элемента поведения. В отличие от телодвижений, действия содержат и объективные и субъективные его свойства, не только внешнюю форму, но и внутреннее содержание (цель, мотив и т.п.). Третий уро

- 132 -

вень поведения - операция как комплекс действий, ориентированных на решение определенной задачи. Отдельно выделяется поступок, который рассматривается не как уровень поведения, а в качестве социальной характеристики данных уровней поведения, их общественной значимости, смысла и значения15.

В отношении слова «поведение» высказано сомнение о целесообразности его использования при анализе правовых феноменов, связанных с человеческой активностью. Объясняется это тем, что для обозначения отдельных юридически значимых поступков законодателем используются обычно слова «действие», «бездействие», «деяния», которые могут рассматриваться как структурный уровень правовой деятельности. В свою очередь, слово «поведение» используется крайне редко (например, в УК РФ, УИК РФ, УПК РФ в смысле образа жизни и действий: «с учетом личности осужденных и их поведения», «.стимулирования их правопослушного поведения», «.осужденный должен своим поведением доказать свое исправление», «контроль за поведением» и др.). Виды человеческой активности, которые обозначены законодателем как деятельность, действия (бездействие) или деяние, вызывают юридически значимые последствия самостоятельно. В то же время термин «поведение», которое встречается в законодательстве, для того, чтобы вызвать правовую реакцию, должно быть обязательно опосредовано (учтено, проконтролировано, простимулировано, доказано, оценено и др.) конкретными действиями (деятельностью) субъектов, причем, как правило, не тех, кто это поведение осуществляет16.

Но правовое поведение есть лишь обобщение тех действий, которые предусматриваются нормами права. Именно действие должно подвергаться анализу на предмет соответствия действующим нормам права.

На единичном действии основывается правовое поведение. На современном этапе развития юридической науки вопросы правового поведения традиционно рассматриваются в двух аспектах. Во-первых, в рамках теории юридических фактов (фактических составов), где основной элемент (действие) или их

- 133 -

совокупность (операция) правового поведения исследуется как основания возникновения, изменения и прекращения правоотношений. Во-вторых, в более широком плане, где правовое поведение соотносится, оценивается и проявляется применительно к складывающимся общественно-политическим процессам.

В классификации юридических фактов специально юридический взгляд на действие (операцию) как элементам правового поведения относит его к юридическим действиям как явлениям, зависящим от сознания и воли людей. В зависимости от соответствия действия (операции) предписаниям юридических норм, его подразделяют на правомерное или неправомерное (противоправное). В свою очередь правомерное действие (операция), делится на юридические поступки и юридические акты, критерием выделения которых служит субъективное отношение лица к наступлению правового результата. Первые вызывают правовые последствия независимо от целей или волевых побуждений субъекта, вторые направлены непосредственно на достижение определенного юридического результата. Неправомерное (противоправное) действие (операция) противоречит правовым предписаниям и влечет негативные юридические последствия.

В таком контексте рассмотрения правового поведения действие (операция) выполняет функцию связующего звена между нормой права, субъективными правами и обязанностями и их осуществлением, относится к подсистеме механизма правового регулирования общественных отношений, ядром которой является правоотношение17.

Классификация правового поведения на правомерное и неправомерное (противоправное) позволяет рассматривать поведение в другом аспекте, общественно-политическом. Само слово (языковая норма) «поведение» в русском языке имеет значение образа жизни и действий. Примеры употребления (фразеологическое выражение) этого слова - поведение человека, поведение в быту, человек примерного поведения18. Значение употребления этого слова имеет ориентированность, установку

- 134 -

на суждение о ценности или значении образа жизни и действий личности. Поэтому поведение в социальном плане предлагается рассматривать в качестве человеческой деятельности, в основу которой положены ценностные черты действий и их результатов19.

На это, в целом обоснованное предложение, можно, однако, возразить следующее. Поведение может быть четко квалифицированно (и, соответственно, социально оценено) уже из его характеристики в качестве правомерного или противоправного. Ставить в зависимость от этого критерия и другую составляющую дефиниции нам представляется не совсем оправданным. Кроме того, предложенный подход не в полной мере соотносится с традиций использования соответствующей терминологии в работах по юридической тематике.

Термином «деятельность» скорее следует обозначать явление, близкое по значению понятию «поведение», но имеющее другие признаки. Так В.Н. Карташов, рассматривая юридическую деятельность в специальном, категориальном значении, понимает под ней определенную правом трудовую, управленческую, государственно-властную деятельность компетентных органов, которая нацелена на выполнение общественных задач и функций (создание законов, осуществление правосудия, конкретизацию права и т.п.) и удовлетворение тем самым как общественных, групповых, так и индивидуальных потребностей и интересов20.

Характеризуя имеющиеся исследования поведения в правовой сфере следует отметить, что внимание ученых, как правило, акцентируется на неправомерном (противоправном) поведении как разновидности поведения правового. Точнее исследуется правонарушение, под которым понимается общественно вредное, виновное, противоправное деяние дееспособного лица, как правило, влекущее юридическую ответственность21.

Наука уголовного права изучает общественные отношения, возникающие между государством и лицом, совершившим деяние, содержащее все признаки состава преступления.

Криминология как общетеоретическая наука о преступнос

- 135 -

ти, ее причинах и условиях, ей сопутствующих, личности тех, кто совершает преступления, преступном поведении, а также о методах контроля за преступностью и борьбы с ней22, в значительной мере способствует изучению правового поведения личности. В рамках криминологических исследований изучается механизм связей между существующими отрицательными явлениями в микросреде, в быту, дефекты нравственного формирования личности, комплекс мотивационной структуры личности преступника, причины преступности как на социальном, так и на индивидуально-психологическом уровне.

Таким образом, правонарушение рассматривается исследователями с двух сторон: как выраженное во вне и имеющее пространственные и временные характеристики и границы деяние, с другой стороны - как явление противоправное, общественно вредное и виновное.

В первом случае оно характеризует совершение людьми конкретных физических действий (бездействий) и вербальных актов поведения, которые влекут наступление предусмотренных нормами права юридических последствий. Такое значение позволяет отнести рассматриваемую категорию к механизму правового регулирования общественных отношений. В этом случае весь комплекс юридически значимых действий (бездействий) целесообразно именовать правым поведением.

Во втором случае можно наблюдать правовую оценку совершенных актов поведения со стороны общества и государства. В этом случае этимологически верно будет использование термина, который бы характеризовал мнение общества и государства о соответствии совокупности действий нормам действующего права.

Здесь следует оговориться, что возникает проблема допустимости применения термина «правовое поведение» применительно к обозначению правонарушений и других правовых отклонений. Так, Р.В. Шагиева подчеркивает необходимость отражения словом «правовой» лишь положительно оцениваемых обществом и законодателем поступков, поскольку даже этимологически сло

- 136 -

во «правовой» означает «правильный», «справедливый», «правый». Для характеристики всех негативных, отрицательных явлений в правовой сфере, иногда именуемых «правовые отклонения», следует использовать слово «противоправная»23.

При обсуждении рукописи книги В.Н. Кудрявцева «Правовое поведение: норма и патология» также высказывалась неудовлетворенность термином «правовое поведение», поскольку «правовое», «право» в русском языке ведут начало от слов «правда», «правильное», «справедливое»24. Но, как тогда, так и сейчас, можно констатировать, что все действия, которые соответствуют признакам правонарушения являются правовыми. Учитывать следует лишь то, что правовое в этом отношении противопоставляется не правовому, при этом последнее следует рассматривать в том смысле, что данное поведение не относится к юридически релевантному. Именно этот критерий может быть положен в основу классификации явлений на правовые и не правовые. И если юридическая релевантность позволяет рассматривать действия как основания возникновения, изменения и прекращения правовых последствий, то, для разграничения значения термина «правовое поведение» в зависимости от соответствия действующим нормам права совокупности действий субъекта, целесообразно использовать термины «правомерное поведение» и «противоправное поведение». В этом случае юридически значимый характер поведения предполагается, а в самом термине уточняется социально-правовая характеристика обозначаемого явления.

Другой возможный вариант - использование словосочетания «юридическая значимость» для обозначения и правомерного и противоправного поведения25. Под юридически значимым поведением понимают урегулированное правом, типичное, социально-значимое и сознательно волевое поведение субъектов, влекущее юридические последствия26. Но, если любое юридически значимое поведение выступает как сознательно волевое поведение субъектов, то как квалифицировать действия невменяемых (душевнобольных), а также лиц, не достиг

- 137 -

ших предусмотренного законодательством возраста (детей)? Ряд действий таких лиц являются юридически значимыми, не будучи, в то же время сознательными и волевыми.

Аналогичный вопрос возникает, если оценивать в качестве юридически значимого лишь действия невменяемых (душевнобольных), а также лиц, не достигших предусмотренного законодательством возраста (детей). По-видимому, юридическая значимость присуща, в том числе и сознательному, волевому поведению всех иных лиц, если оно предусмотрено нормами действующего права. Вполне очевидно, что в этом случае использование варианта «юридически значимое поведение» не вполне корректно отражает критерий, на основании которого предлагается классифицировать поведение.

Значительный научный и практический интерес вызывает исследование не только противоправного, но и правомерного поведения. Действительно, в своем подавляющем большинстве акты субъектов права являются правомерными, поскольку, в противном случае, ни общество, ни право не могли бы существовать и развиваться. Человека в обществе нельзя не представить как субъекта нормального, повседневного, в чем-то даже «обыденного» правомерного поведения.

Начиная с 70-х гг. XX века научный интерес ученых к правомерному поведению значительно усилился. Особенно это касалось исследователей по теории права. До этого, как указывает Н.Н. Вопленко, было принято считать, что если поведение личности соответствует нормам права, то оно находится вне поля зрения правовой науки. Не относясь к предмету юриспруденции правомерное поведение изучалось социологической наукой27. Так, например, в рамках социально-правовых работ исследуется перевод, реализация правовых предписаний в социальное поведение личности28.

В настоящее время практически каждый учебник, курс лекций или учебное пособие по теории государства и права содержат параграф о правомерном поведении. В то же время, правомерному поведению, которое обычно рассматривается в одном

- 138 -

разделе с правонарушением и юридической ответственностью, отводится весьма незначительное по объему место. Возможно, что более разумно, если и не выделять тему правового поведения отдельно, то рассматривать вопросы правомерного поведения более подробно, поскольку это в значительной степени сможет отразить ту сторону права, которая именуется правом в действии, всего процесса действия права. Последнее время в юриспруденции вполне отчетливо прослеживается движение от безусловной абсолютизации нормативного воздействия государства на поведение человека к рассмотрению в качестве своего предмета социального поведения людей в правовой сфере.

Право в действии - это не нормы и принципы юриспруденции, а реальное поведение людей в этой области. Без права современного общества быть не может, но без действий человека само существование права теряет смысл. В то же время, правовое поведение, с одной стороны, - не может быть понято из самого себя, без норм права и его принципов, которые оказывают на субъекта действия постоянное воздействие, с другой стороны - предполагает изучение субъективной основы (сознательно-волевых процессов) действующего субъекта.

Нормы права как модели, своего рода программы поведения очерчивают сферу возможного и должного. Сами действия субъектов, которые соотносят свое поведение с нормами права, сигнализируют об адекватности и эффективности правового регулирования. В самом общем виде можно сказать, что правовое поведение является неотъемлемым компонентом правовой сферы, где постоянно происходит процесс сложного взаимопроникновения и переплетения возможного (должного) и действительного.

По поводу содержания понятия правовое поведение единства в научном мире пока не достигнуто. Большинство авторов выделяют социальные, психологические и юридические признаки. Так, признак социальной значимости поведения выражается в том, что оно влечет изменения в обществе, государстве, системе правовых отношений. Психологический признак

- 139 -

состоит в том, что поведение находится под контролем сознания и воли субъекта. К юридическим признакам относят правовую регламентацию, смысл которой состоит в том, что правовое поведение может быть оценено с точки зрения его соответствия или противоречия действующим нормам права; подконтрольность государству в лице его правоохранительных и правоприменительных органов и способность влечь юридические последствия29. На основе признаков правовое поведение определяют как социально значимое осознанное поведение индивидуальных и коллективных субъектов, предусмотренное правом и влекущее за собой юридические послед-ствия30. Рассмотрим их подробнее.

Но, вначале, несколько слов методологического порядка. В проблеме поведения как в точке влияния сходятся три большие структуры: личности, культуры и общества. Это предопределяет вхождение в сферу анализа поведения человека сложного по структуре, разнохарактерного материала. Сам исходный элемент анализа - поведение, предстает в виде изменяющегося и вбирающего в себя все больше понятий и концептуальных схем культурологи, социальной психологии и психологии.

Выход из создавшегося положения предложил Т. Парсонс31. Он обосновывает в качестве исходной единицы анализа не общество в целом, не личность и культуру, поскольку это слишком крупные и сложные структуры, а отдельное действие, где сходятся и замыкаются друг на друга воздействия, идущие от общества, культуры и личности. Действие у него выступает как единица, общая для всех социальных наук, которые именно здесь должны организоваться в систему, оставаясь при этом в своих концептуальных схемах.

На основе указанных методологических подходов, попытаемся выделить признаки основного элемента правового поведения - действия.

Признак социальной значимости правового поведения и, в частности, конкретного действия особых споров не вызывает. В некоторых случаях его конкретизируют тем, что добавляют в

- 140 -

его характеристику оценку правового поведения (действия) со стороны других субъектов, в качестве позитивного (полезного) или негативного (вредного) для развития личности, общества и общественных отношений.

С психологическим признаком дело обстоит не так однозначно.

Человеческое действие, в том числе юридически значимое действие, обычно отличается сознательным полаганием целей и выбором средств их достижения. Поэтому нельзя говорить о действии человека вне его связи с деятельностью сознания. Если сознание человека через его практические действия направлено на осуществление определенных изменений во внешнем предметном мире, то оно должно рассматриваться не в идее некой автономной, замкнутой внутри себя системы, а в более широком измерении. Для юридической квалификации действия важен не только факт психического отражения и оценки человеком окружающей действительности, но и наличие по отношению к нему волевой регуляции. Тем более что воля всегда связана с сознанием человека.

Многие исследователи отмечают тесную связь волевой регуляции и мотивации действий. Кроме того, при инициации волевых действий можно наблюдать определенную активность в сознании человека32.

Действительно, воля связана с сознательной целеустремленностью человека, с преднамеренностью его поступков и действий, т.е. с мотивацией, с самоинициацией действий и самоуправлением при их осуществлении. Тогда у человека и создается впечатление о свободе и независимости своих действий. С другой стороны, наиболее ярко воля проявляется при преодолении трудностей. Это порождает мнение о том, что воля необходима именно для этого. В действительности, как отмечает Е.П. Ильин, волевое управление включает и то и другое33. Поэтому волю и определяют как сознательную психическую активность, регулирующую поведение, деятельность человека и направляющую его на преодоление каких-либо препятствий на пути к достижению поставленных целей при совершении

- 141 -

целенаправленных действий и поступков34.

Опираясь на разработки А.Н. Леонтьева, который с точки зрения осознанности разделял содержание деятельности на актуально сознаваемое, находящееся под (потенциальным) контролем сознания и не контролируемое сознанием, В.Н. Кудрявцев определяет психологический признак в том, что поведение находится под актуальным или потенциальным контролем сознания и воли лица. При этом ученый уточняет, что если этот контроль в данный момент и не осуществляется, то он непременно может быть осуществлен35.

С одной стороны, то или иное действие человека может выступать как в качестве сознательного и волевого акта, так и не осознаваться и не сопровождаться процессом волевой регуляции. В то же время, юридические последствия и те, и другие действия порождать могут.

С другой стороны, право может регулировать поведение лиц, у которых сознательно-волевая регуляция поведения присутствует, применительно к их связям с гражданами, в действиях которых сознательно-волевой момент отсутствует. Регулируя осознанное и волевое поведение субъектов права, нормы права регламентируют сознательные и волевые действия третьих лиц, которые могут быть охарактеризованы в качестве возможных и должных в связи и по поводу действий лиц свое поведение не осознающих. Круг таких лиц может определяться законом и договором. Закон также устанавливает иное юридическое значение для действий, которые не сопровождает сознательно-волевой момент, по сравнению с действиями, где такой момент присутствует.

Сложная психофизическая организация человека, огромное количество социальных связей, где он участвует, не позволяют считать аксиомой осуществление сознанием и волей контроля всего правового поведения в любой ситуации. Не опосредованное волей и сознанием правовое поведение в общем числе случаев составляет редкое исключение. И как исключение, оно лишь подтверждает правило о сознательно-волевой характеристике правового действия. Подчеркнем следующее: отсутствие

- 142 -

нахождения поведения под актуальным или потенциальным контролем сознания и воли, влечет принципиально иные юридические последствия, которые, как правило, нивелируют предполагаемый смысл совершенного действия. Это позволяет говорить о свойствах личности как юридически значимом явлении.

Юридический признак правовой регламентации действия означает, что нормы права предусматривают определенные модели (варианты) правового действия. Они не закрепляют действия, поскольку проявление конкретного действия может быть самым разным, вариативным. По отношению к правовому действию нормами права выстраивается идеальная модель действия. Она состоит из признаков, которые предъявляются к действию.

Указанная характеристика относится ко всем без исключения противоправным действиям, признаки которых прямо предусматриваются нормами права.

В отношении правомерных действий ситуация несколько иная. Признаки значительной части имеющих место быть правомерных действий, как и в случае с противоправными действиями, предусматриваются в нормах права. Однако существенное количество действий вообще не предусматриваются нормами права. Это, в то же время, не означает, что данные действия не обеспечиваются средствами юридической защиты. В связи с этим в законодательстве используется термины «законные интересы» и «охраняемые законом интересы».

Категория «законный интерес» детально исследована в работах А.В. Малько и В.В. Субочева. Законные интересы определяются как отраженные в объективном праве либо вытекающие из его общего смысла и в определенной степени гарантированные государством простые юридические дозволенности, выражающиеся в стремлениях субъекта пользоваться конкретным социальным благом, а также в некоторых случаях обращаться за защитой к компетентным органам - в целях удовлетворения своих интересов, не противоречащих общегосударствен-ным36. В этом случае действия, будучи не предусмотрены нор

- 143 -

мами права, но соответствуя законным интересам, позволяют говорить об их правовой регламентации. Действия субъектов регламентируются не напрямую, а опосредованно, субъекты не наделяются конкретными правами, но их действия по реализации своих законных интересов государством в лице своих уполномоченных органов в необходимых случаях защищаются.

В этой связи выделяют другой специально-правовой признак, признак подконтрольности правового действия государству в лице его правоприменительных и правоохранительных орга-нов37. Ряд авторов считает, что государство призвано его корректировать в целях поддержания стабильности и гармонии общественных отношений38.

С таким выводом согласиться нельзя по следующим причинам. Во-первых, государство воздействует на поведение человека не всегда прямо. Более того, значительное число юридически релевантных действий граждан не предусмотрены нормами права и направлены на реализацию их законных интересов. Во-вторых, каким, например, образом осуществляется коррекция действий и как осуществляется контроль государством за действиями лица, обладающего исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации (ст. 1229 ГК РФ)? Правообладатель вправе использовать такой результат или такое средство по своему усмотрению любым не противоречащим закону способом, в том числе может разрешать или запрещать другим лицам их использование, может распоряжаться исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации.

Более точно существующую связь между государством и конкретным правовым действием отражает признак юридической обеспеченности государством любого правового действия. Он позволяет говорить об обеспечении правоохранительной и правоприменительной деятельностью тех случаев, когда совершение любого противоправного действия влечет применение мер юридической ответственности к лицам, нарушившим право.

- 144 -

Также содержание данного признака предполагает обеспечение правомерных действий социальными, экономическими, организационными, правовыми и иными гарантиями, когда правомерная деятельность стимулируется и охраняется.

Последний юридический признак состоит в том, что правовое действие влечет юридические последствия. К юридическим последствиям следует относить не только возникновение, изменение или прекращение правоотношений, но и иных элементов правовой системы. Данная проблема исследована недостаточно полно и более подробно мы ее рассмотрим позже.

Таким образом, правовое действие является таковым тогда, когда оно социально значимо, юридически регламентировано, обеспечено деятельностью уполномоченных государственных органов и влечет юридические последствия.

Возвращаясь к концепции действия Т. Парсонса следует оговориться, что его предложение о возможности рассматривать акт действия в качестве единицы, с точки зрения определенной системы координат нельзя понимать абсолютно. Ученый полагает, что существует определенное минимальное число необходимых терминов и минимальное число фактов, без констатации которых действие не может быть рассмотрено как единица системы39.

Правовое действие не является одним из видов социального действия. Поведение человека в целом и его действие в частности соотносится с экономической, социальной, политической и духовной сферами общественной жизни. При этом в каждой из этих четырех сфер может быть проведена демаркационная линия между правовым и внеправовым. В этом смысле правовое поведение (действие) выступает дополнительным социальным аспектом экономического, духовного и т.д. способа бытия, когда в них возникает потребность в совершенствовании межличностных отношений, в создании и поддержании порядка, мира, безопасности, справедливости. Это не столько самостоятельный вид поведения (действия), сколько та правовая форма, в которую оно может облекаться40.

Основываясь на идеях М. Вебера, который распределял все

- 145 -

социальные действия на четыре типа41, правовые действия можно также разделить на группы.

В зависимости от побудительных причин, повода к действию выделяется традиционное, аффективное, ценностно-рациональное и целерациональное действие. Традиционное действие основывается на длительной привычке, оно совершается потому, что подобные действия совершались в прошлом. Аффективное действие есть неограниченное реагирование, совершаемой под воздействием эмоций. При ценностно-рациональном действии субъект воспринимает цель как нечто самодостаточное и может не сравнивать различные средства ее достижения. Целе-рациональное (инструментальное) действие суть действие, при котором субъект не только сравнивает различные средства достижения цели, но и оценивает полезность самой цели.

Все указанные виды действий объединяет тот момент, что каждое из них совершается на основе свойств человека, обеспечивающих сознательную оценку ситуации и принятие сознательного волевого решения, а также возможность нахождения под потенциальным контролем сознания и воли.

Также существуют акты поведения, которые порождаются несознательными проявлениями человеческой психики, исключающими возможность их контроля сознанием и волей. В этом случае говорят о психическом недостатке, в основе представления о котором выступает общечеловеческий признак беспомощности как потребности в поддержке и защите со стороны общества и государства. Специфическая черта беспомощности состоит в уменьшении, искажении или исчезновении волеспо-собности человека, когда он затрудняется в реализации умысла, что лишает его действия свободы.

Относительно природы душевных болезней интересная гипотеза предложена Т. Сасом42. Ученый выдвигает тезис о том, что душевной болезни как таковой не существует. В качестве нее он рассматривает условно заданную, в каждом случае по-разному выраженную и оцениваемую совокупность особенностей мыслительной и поведенческой деятельности. Особая форма

- 146 -

поведения (коммуникация) с использованием знаков есть про-тоязык, происходящий из двух источников. Первый источник -телесная структура человека, который подвержен болезням и расстройствам, выражающиеся через телесные знаки и телесные ощущения. Второй источник лежит в культурных факторах, в частности, в общемировой традиции облегчать больным жизнь. Исходя из данных допущений, Т. Сас утверждает, что, несмотря на то, что некоторые люди ведут себя или смотрят на вещи таким образом, что представляются окружающим неадекватными, это не означает, что у них душевная болезнь. Такое поведение человека - суть «язык болезни», но болезни не душевной, а социальной. В этом случае «болезнь» и «заболевание» оказываются лишь метафорой для описания расстройства поведения, которое в указанном смысле используется по двум причинам: либо другой язык не достаточно хорошо выучен, либо этот язык оказывается исключительно полезным.

Для юриста психопатологическая специфика особого значения не имеет. Это может быть и иное состояние сознания, которое переносит мотивы в сферу воображения, и утрата мышлением способности соотносить цели действий с реальными обстоятельствами, и появление чуждых личности влечений. Юридическое значение имеет их следствие - возникновение болезненной мотивации действий. С ними нормы права связывают снижение или освобождение от ответственности за действия, которые влекут за собой проявления такой мотивации, различные социальные ограничения, а также возникновение представительства интересов субъектов43. Это также позволяет нам рассматривать свойства личности в качестве юридически значимых явлений.

Действия таких субъектов являются правовыми, поскольку они социально значимы, юридически регламентированы, обеспечены деятельностью уполномоченных государственных органов и влекут юридические последствия. Но здесь возникает проблема юридической релевантности тех свойств человека, которые оказывают воздействие (положительное или отрица

- 147 -

тельное) не только на его правовое поведение, но и на саму ее возможность. Они характеризуют юридическую личность человека как реального субъекта правового поведения, позволяют говорить об их юридической значимости и требуют обобщения, классификации и определения их места в правовом регулировании.

У поведения человека есть предпосылки, оно также влечет определенные результаты. Не все ученые относят исключительно поведение к содержанию общественных отношений. Так, в частности, отмечается, что «общественные отношения - это социальные связи между людьми, а они могут не только выступать в виде каких-либо человеческих поступков, но и существовать в «застывшей», пассивной форме, например, в виде «позиции» людей по отношению друг к другу: в форме правового или социального статуса граждан, в виде социальных институтов и т.д.44.

Не рассматривая здесь вопрос об отнесении свойств личности к общественным отношениям или к какой-либо иной категории, в данном случае следует лишь подчеркнуть, что их воздействие на правовое поведение граждан вполне очевидно. В этой связи также можно говорить о возможной трансформации, изменении свойств личности как следствии правового поведения, которое, в свою очередь, в будущем окажет влияние на последующие акты поведения.

Свойства человека как субъекта права могут закрепляться нормами права и в этом отношении характеризовать исключительно социальную сторону личности. Также свойства человека могут нормами права предусматриваться, тем самым отражая отношение общества к природной организации субъекта права. Характеризуя сферу возможного и реального правового поведения, в первом случае они выражают потенцию правового поведения, определяют его возможность, а также обозначенные правом его границы. Здесь они находятся в относительно статичном состоянии, поскольку выражают социальные качества человека. Во втором случае, свойства личности позволяют квалифицировать правовое поведение как нормальное или

- 148 -

не нормальное, типичное или не типичное для субъекта. Для них характерен динамизм, так как человек выступает в качестве активного деятеля, с присущими его человеческой организации чертами и качествами, которые достаточно изменчивы.

Возникновение правовых отношений во многом зависит от инициативы и поведения сторон таких правоотношений. В свою очередь, поведение обуславливается самым разнообразным комплексом свойств человека. Среди них могут быть выделены биологические и социальные факторы-свойства. Когда право дает основание говорить о юридической релевантности свойств человека, условное обособление их совокупности по принадлежности тому или иному субъекту позволяет вести речь о личности в праве.

Выделение юридически значимых свойств может иметь особое значение применительно к исследованию и определению роли человека в возникновении правового отношения и его надлежащем осуществлении. Именно с помощью них возможно решение проблем декоративности и недостаточной гаран-тированности объявленных в действующем законодательстве прав и свобод, а также невозникновения юридических отношений тогда, когда они согласно нормам объективного права должны возникнуть45.

Примечания

1 См.: Халфина Р.О. Право как средство социального управления. М.: Наука, 1988. С. 81-82.

2 См.: Кечекьян С.Ф. Правоотношения в социалистическом обществе. М., 1958. С. 51; Шейндлин Б.В. Сущность советского права. Л., 1959. С. 110; Толстой Ю.К. К теории правоотношений. Л., 1959. С. 4-6; Фаткуллин Ф.Н. Проблемы общей теории социалистической правовой надстройки. Казань, 1980. С. 62.

3 См.: Алексеев С.С. Общая теория права. Т. 1. М., 1981. С. 289; Горшенев В.М. Способы и организационные формы правового регулирования в социалистическом обществе. М., 1972. С. 47-48.

4 См.: НовикЮ.И. Психологические проблемы правового регулирования. Минск, 1989. С. 68.

- 149 -

5 См.: ГревцовЮ.И., КозлихинИ.Ю. Энциклопедия права. Учебное пособие. СПб., 2008. С. 152. (Автор главы - Ю.И. Гревцов).

6 См.: Протасов В.Н., Протасова Н.В. Лекции по общей теории права и теории государства. М.: «Городец», 2010. С. 502.

7 См.: Нерсесянц В.С. Общая теория права и государства. Учебник. М., 1999. С. 517; он же. Теория права и государства: Краткий учебный курс. М., 2001. С. 243.

8 Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения. Т. I. М., 1955. С. 14-15.

9 Кудрявцев В.Н. Правовое поведение: норма и патология. М., 1982. С. 79; он же. Закон, поступок, ответственность. М., 1986. С. 144.

10 См.: Мизес Л. фон. Индивид, рынок и правовое государство.

СПб., 2006. С. 37-39.

11 См.: ДеминМ.В. Проблемы теории личности (социально-философский аспект). М., 1977. С. 138.

12 Психологический словарь / Под ред. В.П. Зинченко, Б.Г. Мещерякова. М., 1996. С. 264.

13 См.: Рубинштейн С.Л. Основы общей психологии. 2-е изд. М.,

1946. С. 537.

14 См.: Ананьев Б.Г. Избранные психологические труды. T. I. M., 1980.С. 160.

15 Кудрявцев В.Н. Правовое поведение: норма и патология. С. 1516.

16 См.: ШагиеваР.В. Концепция правовой деятельности в современном обществе. Автореф. дисс. ... докт. юрид. наук. М., 2006. С.

20.

17 См.: Алексеев С.С. Общая теория права: учебник. 2-е изд. М.: ТК Велби, изд-во Проспект, 2008. С. 402.

18 См.: Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского

языка. 4-е изд., М., 2008. С. 528.

19 См.: Оксамытный В.В. Правомерное поведение личности.

Киев, 1985. С. 8.

20 См.: Карташов В.Н. Юридическая деятельность: понятие, структура, ценность. Саратов, 1989. С. 31. См. так же: Карташов В.Н. Понятие и структура юридической деятельности // Юридическая деятельность: сущность, структура, виды. Сб. науч. трудов. Ярославль, 1989. С. 12-31.

21 См. наприм.: Лазарев В.В., Липень С.В. Теория государства и права: Учебник. М., 1998. С. 340. К числу наиболее фундаменталь

- 150 -

ных работ, посвященных этой теме, следует отнести исследования разных лет следующих ученых: Самощенко И.С. Понятие правонарушения по советскому законодательству. М., 1963; Братусь С.Н. Юридическая ответственность и законность. М., 1976; Лейст О.Э. Санкции и ответственность по советскому праву (теоретические проблемы). М., 1981; Денисов Ю.А. Общая теория правонарушения и ответственности (социологический и юридический аспекты). Л., 1983; Малеин Н.С. Правонарушение: понятие, причины, ответственность. М., 1985;МакуевР.Х. Правонарушения и юридическпая ответственность. Орел, 1998; Липинский Л.А. Проблемы юридической ответственности. СПб., 2004.

22 См.: Криминология.: Учебник / Под ред. В.Н. Кудрявцева, В.Е. Эминова. М.: Юристъ, 1997. С. 9-10; Антонян Ю.М. Криминология. Избранные лекции. М.: «Логос», 2004. С. 14.

23 См.: Шагиева Р.В. Указ. соч. С. 10, 20-21.

24 См.: Кудрявцев В.Н. Правовое поведение: норма и патология.

С. 45.

25 См. наприм.: Балашова Е.Н. Взаимодействие потоков информации, влияющих на квалификацию юридически значимого поведения. Дис. . канд. юрид. наук. Саратов, 2006. С. 50-72; Проблемы теории государства и права: учебник / Под ред. В.М. Сырых. М., 2008. С. 448-449; Прусаков А.Д. Действие как форма юридически значимого поведения // Право и государство: теория и практика. 2008. № 7. С. 10-13; он же. Действие и бездействие - парные юридические категории, отражающие сущность юридически значимого поведения // Правовая политика и правовая жизнь. 2009. № 1. С. 202-203. .

26 Кулапов В.Л. Теоретические основы государства и права: Методические рекомендации для повторения курса. Саратов, 2003. С. 171; Прусаков А.Д. Действие и бездействие как формы юридически значимого поведения. Автореф. дисс. . канд. юрид. наук. Саратов, 2008.С. 10, 13-14.

27 См. Вопленко Н.Н. Очерки общей теории права. Волгоград:

Изд-во Вол ГУ, 2009. С. 760-761.

28 См.: Кудрявцев В.Н., Казимирчук В.П. Современная социология права. М., 1995. С. 9.

29 См. наприм.: Кудрявцев В.Н. Правовое поведение: норма и патология. С. 39-41; Кожевников С.Н. Правомерное поведение, правонарушения, юридическая ответственность. Учебно-методическое

- 151 -

пособие. 3-е изд. Н. Новгород, 2004. С. 16-17; Борисов Г.А. Теория государства и права: учебник. Белгород: Изд-во БелГУ, 2007. С. 249; Проблемы теории государства и права: учебник / Под ред. В.М. Сырых. М., 2008. С. 448-449; Рассолов М.М., Малахов В.П., Иванов А.А. Актуальные проблемы теории государства и права. 2-е изд. М., 2010. С. 326.

30 Теория государства и права / Под ред. В.М. Корельского, В.Д. Перевалова. М., 2003. С. 417.

31 Парсонс Т. О структуре социального действия. М.: Академический Проект, 2000.

32 Иванников В.А. Психологические механизмы волевой регуляции: Учебное пособие. 3-е изд. СПб., 2006. С. 191.

33 См.: Ильин Е.П. Психология воли. 2-е изд. СПб.: Питер, 2009.

С. 49.

34 См.: Романов В.В. Юридическая психология: учебник. 4-е изд. М.: Юрайт, 2010. С. 102.

35 См.: Кудрявцев В.Н. Правовое поведение: норма и патология. С.40, 72,74-75

36 См.: Малько А.В. Законные интересы советских граждан. Дисс. ... канд. юрид. наук. Саратов, 1985. С. 58; он же. Субъективное право и законный интерес // Правоведение. 2000. № 3. С. 35; Малько А.В., Субочев В.В. Законные интересы как правовая категория. СПб., 2004. С. 73; Субочев В.В. Актуальные проблемы методологии исследования законных интересов // Новая правовая мысль. 2006. № 5. С. 4; он же. Законные интересы. М., 2008. С. 87-88.

37 См.: Кудрявцев В.Н., Казимирчук В.П. Указ. соч. С. 162.

38 См.: Рассолов М.М., Малахов В.П., Иванов А.А. Указ. соч. С.

326.

39 См.: Парсонс Т. Указ. соч. С. 94.

40 См.: Шагиева Р.В. Указ. соч. С. 10; Крупеня Е.М. Политико-правовая активность личности. М., 2009. С. 39.

41 Вебер М. Основные социологические понятия // Избранные произведения. М., 1990. С. 628-630.

42 См.: Сас Т. Миф душевной болезни. М., 2009.

43 См.: АлмазовБ.Н. Правовая психопатология. М., 2009. С. 41.

44 Кудрявцев В.Н. Правовое поведение: норма и патология. С. 18.

45 См.: Гревцов Ю.И., Козлихин И.Ю. Указ. соч. С. 203. (Автор главы - Ю.И. Гревцов).

<< | >>
Источник: Груздев В.В.. Человек и право: исторические, общетеоретические и цивилистические очерки: : монография. - Кострома : КГУ им. Н. А. Некрасова. - 463 с. 2010

Еще по теме 2.2. ПРАВОВОЕ ПОВЕДЕНИЕ И СВОЙСТВА ЧЕЛОВЕКА:

  1. 2. ВИДЫ И ХАРАКТЕРИСТИКА СВОЙСТВ-НАВЫКОВ ЧЕЛОВЕКА
  2. 2. ПОНЯТИЕ О ПРИЗНАКАХ И СВОЙСТВАХ ВНЕШНОСТИ ЧЕЛОВЕКА
  3. Б. Субъектность как специфическое свойство человека
  4. 29. Детерминанты поведения человека в деловой среде.
  5. ПРАВОВЫХ НОРМ ПСИХОЛОГИЧЕСКОЕ СВОЙСТВО
  6. 7.4. Поведение человека в процессе принятия решений
  7. Попытки модифицировать модель рационального поведения человека
  8. 22. Ценности и стимулы, определяющие поведение человека в организации.
  9. Субъектность как специфическое свойство человека А. Проблема субъектности в философии и науке
  10. 7.5. Феномены поведения человека в процессе принятия решений
  11. ПОВЕДЕНИЕ ЧЕЛОВЕКА В СИТУАЦИИ КРИ- МИНАЛЬНОЙ ОПАСНОСТИ.
  12. 2.10. ЛИЧНОСТЬ И ЕЕ СВОЙСТВА В СИСТЕМЕ ПРАВОВОЙ СИТУАЦИИ*
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Акционерное право - Бюджетная система - Горное право‎ - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право зарубежных стран - Договорное право - Европейское право‎ - Жилищное право - Законы и кодексы - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История политических учений - Коммерческое право - Конкурсное право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право России - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминальная психология - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Образовательное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право интеллектуальной собственности - Право собственности - Право социального обеспечения - Право юридических лиц - Правовая статистика - Правоведение - Правовое обеспечение профессиональной деятельности - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Римское право - Семейное право - Социология права - Сравнительное правоведение - Страховое право - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Судебное дело - Судебные и правоохранительные органы - Таможенное право - Теория и история государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия права - Финансовое право - Экологическое право‎ - Ювенальное право - Юридическая антропология‎ - Юридическая периодика и сборники - Юридическая техника - Юридическая этика -