<<
>>

§ 2. Правовое понимание собственности

Против политического и экономического детерминизма в понимании собственности выступали многие философы и юристы. Так, С.Л. Франк писал: «Идея собственности целиком принадлежит к области права и вне ее не имеет никакой силы»46.
Не был согласен с тем, что собственность — это исходное политико-экономическое явление, Р. Штаммлер. Он отмечал, что «в основе всех политико-экономических исследований, следовательно, всех изучений народного хозяйства как социального явления совершенно неизбежно лежит определенное правовое (или условное) регулирование в том смысле, что это конкретное правовое нормирование есть логическое условие данного политико-экономического понятия и принципа. И в тот момент, когда мысленно мы отбросили бы это определенное, необходимо предпосылаемое регулирование, у нас ничего не осталось бы от упомянутого политико-экономического понятия и принципа»47. Если право, по его мнению, можно исследовать совершенно обособленно, независимо от регулируемой им материи (экономических отношений), то политико- экономическое исследование невозможно осуществить без учета воздействия права на регулируемые им экономические отношения. Он критиковал К. Маркса за его утверждение о том, что совокупность производственных отношений составляет экономическую структуру общества, реальный базис, на котором возвышается юридическая над стройка. Данное утверждение, по Р. Штаммлеру, является неверным, так как вне юридического регулирования общественные производственные отношения, в том числе собственности, вообще не существуют. Следует обратить внимание на то, что сам К. Маркс писал о том, что человек «выступает в качестве собственника всегда до того, как он выступает в качестве работника»48. Из данного текста можно сделать однозначный вывод о том, что правовые отношения собственности существуют до момента начала трудовой, производственной деятельности, то есть предшествуют возникновению производственных отношений.
Иначе, чем сторонники экономического подхода, рассматривал собственность Г.Ф. Гегель. Он выделял разные стороны собственности, при этом экономическую сторону не считал определяющей для правовых отношений собственности. Правовая сторона собственности, по его мнению, имеет собственную ценность, в ней выражается свобода «духа», сознания человека («памятники следует поставить тем, кто освободил ... собственность»49; «самосознание того, что человек является свободным собственником, должно быть само по себе истинным сознанием.. . Определение собственности является громадным прогрессом, который часто не ценят так, как следовало бы ценить»)50. Экономическая же сторона собственности состоит в той выгоде, которую приносит наличие у лица свободной собственности, основанной на законе. У Гегеля не из экономической стороны собственности происходит юридическая сторона, наоборот, на основе правового, законодательного определения и закрепления собственности вырастает экономическое содержание. Из самосознания свободного собственника, из идеи свободы проистекают производственные отношения и экономический интерес, совершенно иное прилежание и оживление промышленности, чем при крепостной зависимости. По Гегелю, именно юридическое определение собственности следует ценить (его значение является до конца не осознанным), оно знаменует громадный социальный прогресс. Некоторые современные зарубежные авторы также критически относятся к тезису о том, что собственность есть исходное экономическое явление. По мнению Манкура Олсона, экономисты пренебрегли фактором правовых режимов в своих исследованиях по причине недостаточности кругозора; они рассматривали правовые предпосылки как данность, что явилось «грандиозной оплошностью»; экономическая теория была разработана в обществе определенного типа, а именно в демократическом, с защищенными правами и независимым судом, поэтому люди и не особо думали о значении этих вещей для экономической науки51. Том Бетелл, развивая мысль М. Олсона, подчеркивает то обстоятельство, что если мы хотим понять экономическое поведение, характерное для какого-то общества, сначала нужно хотя бы в общих чертах узнать его законы; экономисты склонны полагать, что экономика сама сформирует право, но истина в том, что влияние распространяется в обоих направлениях, однако влияние права на экономику — намного важнее: «Течение реки влияет на очертания берегов, но если смотреть в корень, то именно рельеф местности определяет русло реки»52, существующие правовые законы управляют поведением агентов экономической деятельности.
Нобелевский лауреат по экономике Ф.А. Хайек в своем специальном исследовании социальной роли права, законодательства и свободы признавал: «Строго говоря, любые конечные цели суть не экономические. Наши так называемые экономические цели по большей части являются промежуточными, сообщающими нам о том, каким образом мы можем лучше служить другим людям в осуществлении их заведомо неэкономических намерений»53. Следовательно, в обществе существуют более важные, чем экономические, цели, мотивы поведения, интересы, ценности, нормы, законы. К таким законам, определяющим социальное устройство, экономическую, политическую и иные сферы общества, Ф.А. Хайек относил стихийно, естественным путем формируемые нормы, «законы законников» (именуемые им «правилами справедливого поведения»), которые в свое время рассматривались античными мыслителями как собственно закон54. Юристы должны открывать обществу эти естественные (естественно-правовые) законы, политики, экономисты, этики — следовать им, поскольку от их соблюдения зависит не только процветание, но и самосохранение, выживание современной цивилизации. Ситуация по поводу определения «преимущественного права» той или иной социальной науки в отношении исследования собственности, установления того, кому она должна «принадлежать», напоминает внешне «перетягивание каната»: одни уступают, другие тянут в свою сторону. Причем в каждой социальной науке есть свои сторонники и противники «присвоения» собственности как объекта изучения, свои сомневающиеся. Так можно ли считать собственность экономическим, политическим, психологическим, правовым или нравственным явлением? Как представляется, данный спор в методологическом плане не совсем корректен. Один и тот же социальный объект может быть предметом исследования различных наук, каждая из которых со своей точки зрения, исходя из своих позиций, открывает, изучает, объясняет его. Собственность как социальный факт, реальность имеет экономическую, политическую, психологическую, правовую и иные стороны, она есть предмет разных социальных наук; в этом смысле монополией на исследование собственности не обладает ни одна из них, все находятся в равном положении.
Однако при изучении природы собственности, ее оснований, сущности надо учитывать три важных обстоятельства. Первое обстоятельство. Право имеет отношение к собственности не как к готовому социальному продукту, явлению, существующему безотносительно к правовой сфере; субъекты правовой коммуникации (физические, юридические лица, государство) в своем взаимодействии формируют собственность, делает ее социальным фактом. Речь идет не о том, что законодатель своим актом учреждает собственность (как полагают представители позитивизма), — это упрощенный взгляд на собственность, на ее возникновение. Она есть результат поступательного правового развития всего общества: формирования правового сознания людей, развития договорно-правовых отношений, создания и функционирования многих правовых институтов (судебных, законодательных и других). До права и вне права собственности не существует, она не возникает сама по себе из экономики, рынка, политических и иных отношений. Никакой производитель, изготовитель вещи не может ее продать, сдать в аренду или другое использование до тех пор, пока вещь не будет признана правопорядком принадлежащей ему. До юридического закрепления правовым сообществом вещи за лицом результат чей-то деятельности не может стать товаром, объектом купли-продажи, других сделок, поскольку не принадлежит никому. Чтобы возникла экономика, товарно-денежные отношения, рынок, необходима система правовой коммуникации, введения вещей в оборот, их юридического закрепления за конкретными лицами. Сам субъект собственности также должен быть признан правопорядком, что является важнейшей предпосылкой обладания им собственностью. Лишь на существующем правовом фундаменте может возникнуть собственность в экономическом смысле, а вместе с ней и товарное производство, экономические отношения. Когда исследователи собственности видят в ней лишь отношение лица к вещи (будь то природный инстинкт обладания каким-либо объектом или «чувство собственности», отношение господства или стремление извлечь из вещи экономическую выгоду), они упускают из виду самое главное, что характеризует ее как социальный феномен, — отношение всех других субъектов к вещи как принадлежности лица, всеобщее признание ее в качестве собственной вещи лица. Это важнейшая сторона собственности, то, без чего она не может состояться как социальный факт.
Данная сторона собственности предполагает существование правопорядка, юридических норм, правовых отношений собственности, судебных актов ее признания, процедур правовой регистрации, свидетельств о праве собственности и т.д. Без этой стороны собственность сводится к природным инстинктам, влечениям, чувствам, желаниям обладать вещью. Собственность как объект исследования экономистов, политологов, психологов, представителей других социальных наук являет собой итог совместной деятельности всех участников правопорядка, она — реализованный ими общий правовой проект, детище правовой системы. Правовое сообщество конституирует собственность, делает ее социальной реальностью, после чего она становится достоянием всех иных социальных наук. Собственность рождается на свет в «правовых пеленках» и существует при условии постоянной поддержки, защиты со стороны правопорядка и всеобщего правового признания. Второе обстоятельство. Право как коммуникативная система выделяется среди иных систем социальной коммуникации, оно есть своего рода коммуникация коммуникаций55. Экономические, политические, моральные и иные социальные законы непосредственно не определяют социальное устройство, такую функцию в идеале призвано выполнять право (правовые законы). Для права иные нормы, системы регулирования не должны иметь всеобщего характера, поскольку выражают притязания «частных сфер», существуют как их «особые требования». Право же — сфера всеобщего, его миссия заключается в том, чтобы формировать социум как целое в единстве взаимосвязей его элементов. Ни экономическая теория или психология, ни политология или этика не определяют, как должна быть организована социальная сфера, какими должны быть обязательные для всех людей правила коммуникации, всеобщие законы. Это прерогатива правоведения, оно должно устанавливать ориентиры для законодателя, определять формы социальной жизнедеятель ности, предлагать модели общественного устройства, выполнять функцию социально-инженерной науки, проектирующей в соответствии со своим правовым идеалом контуры социального будущего.
В праве механически не воспроизводятся ни нормы морали, ни религии, ни политической системы или иных систем коммуникации, экономические интересы также напрямую не отражаются в нормах закона. Правовая система не выступает транслятором внешних, сторонних для нее норм, идей, воззрений, ею вырабатывается свой особый тип связей, особая модель социальных отношений, собственные принципы взаимодействия социальных субъектов. Те идеи, нормы, которые соответствуют внутренней логике права, могут получить правовое закрепление, правовую легитимацию, если они не соответствуют этой логике — они отвергаются правом. Как отмечал Никлас Луман, право «обладает исключительно своими собственными структурами. Нет такого закона, который был бы предоставлен самой системе извне, и наоборот: нет такого закона, который мог бы быть экспортирован из системы в среду. Все сообщения, подвергающиеся юридической проверке, обрабатываются внутри самой системы. Ей приходится самой поддерживать себя, используя ранее установленный закон для производства новых законов»56. В правотворчестве экономические, политические, моральные, иные нормы, императивы, интересы сталкиваются и переплавляются в законодательные предписания, определяющие общий вектор социального развития. Не случайно Ф. Шеллинг57 и Г. Гегель58 говорили о том, что социальный прогресс есть прогресс правовой, а И. Кант видел в праве «самое святое, что есть у Бога на земле»59. Правоведение как наука, «отвечающая за социальный прогресс», за постановку и осуществление социальных идеалов60, не может ожидать от других наук, изучающих частные сферы, ответов на общие вопросы. Она должна оценивать собственность не как окончательно сформировавшийся объект научного исследования, а рассматривать ее в качестве продолжающегося социально-правового проекта, в котором реализуются цели, ожидания его участников, их социальные притязания. За нее никто не в состоянии ответить на вопрос о том, что есть собственность как целостное явление, каково ее будущее, только правовая наука может и должна дать ответ на данный вопрос. Она, руководствуясь знанием законов правового развития общества, учитывая те силы, которые приводят в движение социальную сферу, должна видеть в собственности не только то, чем та является сегодня, но и то, чем она должна быть в будущем. Третье обстоятельство. Собственность не просто внешне формируется правом, рождается и существует в правовой оболочке, «юридических пеленках», но в своей сущности, в своих корнях она есть явление правовое. Собственность — это социальный регулятор, который существует не вовне, а внутри правовой системы, является ее важнейшей частью, элементом. Она, возможно, самый первый и при этом один из наиболее эффективных правовых регуляторов имущественных отношений. Субъекты собственности — это правовые лица (индивиды, государство как казна, иные юридические лица); объекты собственности также представляют собой правовые явления (вещи как правовые проекции физических объектов); тип коммуникации, зарождающийся в рамках отношений собственности, — правовой тип коммуникации (подробнее см. гл. 5 работы). В собственности происходит разграничение сфер свободы социальных субъектов, произвол одного отграничивается от произвола другого, что является предметом права. Именно право призвано определять социальную свободу, ее границы, устанавливать рамки, где заканчивается мое, собственное, и начинается чужое, не принадлежащее мне; оно проводит водораздел, разграничительную линию между собственным и несобственным. Критерий собственного/несобственного заключен не в экономической сфере, не в психологии или политике, он формируется правовым сообществом, является его достоянием. А ведь данное разграничение — это главная точка отсчета в системе координат собственности, ее отправной пункт, в нем, в этом разграничении, уже содержится исходное ее определение. От этого отправного пункта берут начало экономические, политические, психологические представления о собственности, с него начинается процесс правового регулирования имущественных отношений, распределение свободы и социального долга, субъективных прав и юридических обязанностей собственника, создание систем публичноправового признания и укрепления собственности и т.д. Признавая собственность правовым явлением, не следует правопорядок рассматривать как первопричину собственности и ставить его впереди собственности, по принципу: сначала возникает правопорядок, а затем на его основе — собственность. Как представляется, такая последовательность не отражает логику их взаимоотношений, формирования и развития двух родственных сущностей. Правопорядок не может возникнуть без собственности, как и собственность не может возникнуть без правопорядка, они формируются вместе. История зарождения и развития собственности есть история зарождения и развития правопорядка, прогресс собственности — это правовой прогресс. В собственности заключена идея правопорядка, она немыслима без него; правопорядок же невозможен без собственности как без своего ядра, внутреннего, «духовного» стержня. Таким образом, собственность является объектом исследования разных социальных наук и может рассматриваться как экономическое явление, политическое, правовое, психологическое и т.д. Однако при определении ее природы, выявлении ее сущности необходимо учитывать три вышеуказанных обстоятельства: особую роль права в ее формировании; коммуникативно-правовые основания, фундамент собственности; внутреннюю структуру и логику отношений собственности (что в них участвуют лишь правовые субъекты, что объектами собственности являются вещи, включенные в правовой оборот, ставшие правовыми вещами, а также то, что предмет отношения собственности (разграничение сферы свободы лиц, установление границ произвола моего и чужого) — правовой). С учетом указанных обстоятельств следует признать, что собственность по своим основаниям, корням, в своей сущности есть правовое явление, правовой феномен.
<< | >>
Источник: Архипов С.И.. Собственность: правовые грани: монография.. 2014

Еще по теме § 2. Правовое понимание собственности:

  1. ГЛАВА 7 ПУБЛИЧНАЯ СОБСТВЕННОСТЬ И КОНСТИТУЦИОННАЯ ЭКОНОМИКА
  2. § 3. Право собственности предприятия
  3. 1.1. Общие аспекты о гражданско-правовой ответственности и ее сущность.
  4. § 2. Право собственности
  5. § 3. Право собственности предприятия
  6. Глава 2. Метод уголовно-правового регулирования
  7. Формирование понятия интеллектуальной собственности и понятий, связанных с ним
  8. 4.5. Интегративное правопонимание
  9. Глава 6 Система права и система законодательства: понятие, структура и соотношение. Правовые системы и их типологии
  10. 1. Компаративистский подход к охране труда как правовой категории
  11. § 1. Природно-биологические, политические, экономические и психологические представления о собственности
  12. § 2. Правовое понимание собственности
  13. § 1. Правоотношение собственности: частноправовой и публично-правовой подходы, основания их синтеза
  14. § 3. Проблема триады права собственности
  15. § 1. Собственность как часть, продолжение субъекта права
  16. § 2. Объектное понимание собственности (собственность как правовая вещь)
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Акционерное право - Бюджетная система - Горное право‎ - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право зарубежных стран - Договорное право - Европейское право‎ - Жилищное право - Законы и кодексы - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История политических учений - Коммерческое право - Конкурсное право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право России - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминальная психология - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Образовательное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право интеллектуальной собственности - Право собственности - Право социального обеспечения - Право юридических лиц - Правовая статистика - Правоведение - Правовое обеспечение профессиональной деятельности - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Римское право - Семейное право - Социология права - Сравнительное правоведение - Страховое право - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Судебное дело - Судебные и правоохранительные органы - Таможенное право - Теория и история государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия права - Финансовое право - Экологическое право‎ - Ювенальное право - Юридическая антропология‎ - Юридическая периодика и сборники - Юридическая техника - Юридическая этика -