<<
>>

§ 3. Место норм общего права в системе источников права США

Подобно тому как нормы статутного права в последнее время охватывают все новые сферы общественных отношений, так и нормы общего права («чистые» прецеденты) распространяются на области жизни, которые в прошлом были вне рамок деятельности судов.
Почти все сегодня может вылиться в судебное дело. Например, в одном из дел в 1972 г. 14-летняя Ли Энн из Миннесоты подала на своих родителей в суд по делам несовершеннолетних. Ее родители намеревались отправиться вместе с дочерью в кругосветное путешествие. Девочка же хотела остаться дома со своими друзьями. Судья по делам несовершеннолетних разрешил ей остаться дома под опекой ее тети. Как отмечает J1. Фридмэн, «фактически не осталось ни одной девственно чистой от судебных тяжб области жизни», суды «принимают решения по предметам, немыслимым в качестве основы для судебного процесса еще век назад, когда подобные вопросы являлись “частными” и были вне досягаемости права»257. В то же время в большинстве случаев американским судьям чаще приходится иметь дело с применением и толкованием норм, содержащихся в статутах, чем с установлением принципов общего права57. Даже сами американские судьи все чаще делают акцент на то, что они являются лишь интерпретаторами, а не создателями права, поскольку последними в демократическом обществе должны выступать только избранные народом представители258. Поэтому вопрос об определении места и роли норм общего права в системе источников американского права в современную эпоху — «эпоху статутов» — приобретает особую актуальность. По своей юридической силе нормы общего нрава располагаются на самой нижней ступени в иерархии источников американского права>9. На федеральном уровне это следует из закрепленных в Конституции США принципа разделения власти и принципа верховенства федерального законодательства, а также подтверждается сложившейся практикой, в соответствии с которой федеральное общее право создается судами тогда, когда вопрос не урегулирован федеральными законами.
Поэтому изначально федеральное право развивалось преимущественно за счет статутов и по сей день остается в основном статутным. В штатах же, несмотря на то, что их конституции также исходят из принципа разделения власти, всегда достаточно сильны были традиции общего права и правотворческая функция судов никогда не вызывала особых споров. Исключение составляет, пожалуй, только штат Луизиана. В Луизиане первыми поселенцами были испанцы и французы. Более века она попеременно была то французской, то испанской колонией. Лишь в 1803 г. Луизиана была продана Наполеоном Соединенным Штатам (с 1812 г. — штат США). Соответственно здесь слишком прочно укоренились испанские и французские традиции — традиции континентального права. Решающий шаг был сделан, когда Луизиана приняла свои Дигесты 1808 г., воспроизводящие французский Кодекс Наполеона. Общее право не добилось здесь большого успеха. Хотя английский язык с течением времени практически полностью вытеснил в Луизиане французский, французская правовая традиция при этом остается в силе до сих пор. По крайней мере теоретически Луизиана до настоящего времени не является штатом общего права. Штат весьма гордится своими кодексами и своими правовыми и процедурными особенностями, Однако это не означает оторванности данного штата от других. Луизиана применяет те же федеральные нормы, что и остальные штаты. Ее население защищено тем же Биллем о правах. Ее юристы говорят' по-английски, и ее правовая культура открыта со всех сторон влиянию соседних штагов. Поэтому правовую систему штата Луизиана, как правило, относят к смешанной. Судьи в этом штате не обязаны следовать прецеденту, а руководствуются соответствующей узаконенной нормой259. Однако это лишь исключение, которое подтверждает правило; в штатах общее право регулирует гораздо большую сферу общественных отношений, чем на федеральном уровне, тем более что и компетенция штатов в целом более обширная, чем у федерации. Но в отношении, определения иерархического места норм общего права в системе источников права штаты, как правило, следуют федеральному правилу о верховенстве законодательства: нормы общего права являются обязательными к: применению лишь при отсутствии законодательства но соответствующему вопросу.
Таким образом, в случае противоречия между нормами общего права и нормами права статутного приоритет будет отдаваться последним (как на федеральном уровне, i ак и на уровне штатов). Прецеденты общего права могут быть отменены законодательным актом. Кроме того, они могут быть уточнены или изменены статутами. Не случайно в американской литературе выделяются так называемые деклараторные статуты (declaratory statutes) — акты, формулирующие существующие нормы общего права, толкование которых вызывает сомнение, - и ис правляющие статуты (remedial statutes) — акты, направленные на устранение «дефектов» общего права. Причем последние могут как расширять сферу регулирования общего права (enlarging statutes), так и ограничивать ее (restraining statutes)260. Многие статуты, по сути, лишь фиксируют в письменной форме, систематизируют те нормы, которые уже сложились в недрах общего «неписаного» права, то есть выступают фактически в качестве «кодификаций общего права»Поэтому американским судьям представляется вполне логичной в данном случае возможность восполнения пробелов в законодательстве с помощью норм общего права, выступающих своего рода основой (background, backdrop) для статутного права10’. В настоящее время новые виды общественных отношений, как правило, попадают под регулирование статутами, в то время как многие «старые», особенно в сфере частного права, продолжают регламентироваться преимущественно нормами общего нрава. Все это свидетельствует о тесном взаимодействии общего и статутного права. В подтверждение данного взаимодействия можно привести ряд примеров из различных отраслей права. Так, уголовное право (criminal iaw) США изначально основывалось преимущественно на нормах общего права, в то время как сейчас его главным (а на федеральном уровне и единственным) источником выступают статуты. Однако действующие уголовные законы (в основном в виде «кодексов») используют многие понятия общего права (элементы преступления и др.) и запрещают предусматривавшиеся им виды преступлений.
Иногда в законах штатов даже не конкретизируется то или иное преступление, потому что предполагается, что судьи будут исходить из установленного общим правом значения (например, «murder» — «незаконное лишение жизни человека, совершенное с заранее обдуманным злым умыслом»). В некоторых штатах допускается использование норм общего права, предусматривающих те или иные виды преступлений, если данные нормы не противоречат законам261. Источниками договорного права (contract law) являются нормы как общего, так и статутного права. Так, договорные отношения в сфере услуг, трудового найма, страхования регулируются в основном «общим договорным правом», а договорные отношения в сфере купли-продажи товаров — преимущественно Единообразным торговым кодексом США (ЕТК США), принятым штатами в соответствующих редакциях, и в оставшейся части — «общим договорным правом»262. Причем соотношение между нормами ЕТК США и нормами общего права применительно к сделкам купли-продажи заключается в приоритете норм ЕТК: нормы «общего договорного права» применяются субсидиарно постольку, поскольку их применение не исключено положениями кодекса (ст. 1—ЮЗ)263. Деликтное право (tort law) США состоит в основном из норм судебных прецедентов. Причем многие из этих прецедентов уходят корнями в английское общее право. Например, существующая сейчас в американском деликтном праве концепция «абсолютной ответственности» — strict liability (ответственности без вины), широко применяемая в областях, связанных с повышенной опасностью деятельности или чрезвычайным риском, исторически основывается на прецеденте 1868 г., созданном в Великобритании в деле Rylands v. Fletcher™1. Суды по-прежнему остаются основными создателями норм деликтного права, в том числе устанавливают новые виды деликтов (гражданских правонарушений). Принимаемые же в этой сфере статуты главным образом касаются процессуальных вопросов и размера взыскивае- 108 мых сумм . Источниками семейного права (family law) выступают в основном статуты.
Однако законы устанавливают лишь общие положения, которые находят конкретизацию в решениях судов, по- « 109 этому последние также имеют чрезвычайно важное значение . Соответственно большую роль здесь играют прецеденты толкования законодательных актов. Можно было бы привести множество других примеров, иллюстрирующих взаимодействие статутов и прецедентов (как «чистых», так и толкования), но уже очевидно, что эти две группы источников гармонично дополняют друг друга, обеспечивая полноту правового регулирования. Так в современном американском праве весьма эффективным образом сочетаются устои английской прецедентной традиции и «новые законодательные мотивы»: «Судьи действуют в рамках законов, принятых Конгрессом США или легислатурой штата, интерпретируя эти законы в той мере, в какой это необходимо (создавая так называемые прецеденты толкования). Если судебный конфликт не регулируется каким-либо законодательным актом, то судьи полагаются на ранее приня тое действующее судебное решение по данному вопро- ,0/ Об этом см.: Burnham W. Op. cit. P. 432. 108 См.: Ibid. P. 419. 109 См.: Ibid. P. 495. су»по. Подобный дуализм придает американскому праву весьма специфические черты по сравнению с другими странами обиде го права, а именно обусловливает комплексный характер системы источников права США, сочетающей в себе элементы как общего (англосаксонского), гак и континентального (романо-германского) права. Хотя в настоящее время, в «эпоху статутов», сфера законодательного регулирования как на федеральном уровне, так и на уровне штатов постоянно расширяется и соответственно постоянно уменьшается — по глубине воздействия и охвату — сфера действия общею права, прецедентное право в целом по- прежнему играет весьма существенную роль в системе источников права США. Это прекрасно иллюстрирует аналогия, проведенная американским профессором У. Бернхэмом, который сравнивает принятие законов в системе общего права с помещением валуна в ведро с водой: «опускаясь, валун вытесняет воду из ведра до тех пор, пока не достигнет дна, но затем вода мгновенно заполняет каждую щелочку, не занятую камнем», так же и общее право «омывает» все пространство правового регулирования, не покрытое правом статутным, до тех пор пока очередной закон не вытеснит, как валун воду, старый прецедент.
Причем сейчас это «ведро» все больше заполняется «камнями», а не «водой»1". Однако, чтобы еще более точно отразить роль прецедентов в системе источников права США, данную аналогию, на наш взгляд, следует продолжить: подобно тому как вода может источить любой камень, так и прецеденты толкования могут существенно изменить или даже свести к нулю подлинное содержание любого статута, а решения суда, признающие закон неконституционным, фактически аннулируют этот акт. Приведенная аналогия, на наш взгляд, вполне может выступить в качестве вывода по данной главе, как нельзя лучше отражая достаточно сложный и при этом весьма эффективный характер взаимодействия статутного и прецедентного права как основных «первичных» источников права США. 110 Кривонос Б. А. Правовая система США // Курьер. 2001. 5 янв. m Burnham W. Op. cit. P. 5 1 52. В проведенном исследовании была предпринята попытка на основе изучения работ как зарубежных (в первую очередь), так и отечественных ученых, а также нормативного материала дать как можно более полный анализ двух основных источников современного американского права — статутов и прецедентов. При этом мы стремились не просто раскрыть понятие, признаки и особенности данных правовых феноменов, но, что наиболее важно и с теоретической, и с практической точек зрения, установить характер взаимосвязи и иерархическое соотношение статутного и прецедентного права США. Изучение проблемных аспектов соотношения указанных источников американского права позволило нам выделить две основные модели. С одной стороны, по своей юридической силе статуты стоят выше прецедентов и могут отменять, изменять последние. Кроме того, сфера законодательного регулирования за последние десятилетия постоянно расширяется, что дает основание говорить о наступлении «эпохи статутов». Однако, с другой стороны, прецедентное право и суды в целом продолжают играть важнейшую роль в правовой системе США. Осуществляя функцию конституционного контроля, американские суды фактически определяют, будет ли интегрирован вновь принятый закон в систему американского права. Без прецедентов толкования судами многие статуты просто не имеют смысла. Нормы общего права продолжают регулировать (особенно на уровне штатов) целый ряд сфер частного права, а также нередко служат базой для принятия тех или иных законов и восполняют или используются в процессе восполнения пробелов в законодательстве. Общее и в целом прецедентное право позволяют при высокой степени мобильности и маневренности достигать необходимого для нормального функционирования правовой системы Соединенных Штатов уровня стабильности и преемственности. В результате взаимодействие статутного и прецедентного права в США оказывается достаточно эффективным. Опыт подобного взаимодействия, по нашему мнению, может оказаться весьма денным для других государств. Происходящие в современном мире конвергенционные процессы между различными правовыми системами делают возможным заимствование прогрессивных элементов каждой из них. Закрепленные в Конституции США основы построения системы юридических источников (верховенство Конституции, приоритет федерального законодательства, рассмотрение закона как основного источника права) во многом перекликаются с российским правом. Высказывающиеся же в последнее время предложения о возможности или даже необходимости признания прецедента в качестве источника российского права делают весьма важным обращение к практике его использования в странах общего права. На наш взгляд, американский опыт применения прецедента как источника права, учитывающий наличие писаной конституции, обширного и в определенной степени систематизированного законодательства, федерального права и права штатов, института судебного конституционного контроля и активной деятельности судов по толкованию законов, может быть (естественно, с учетом отечественных правовых традиций) полезен и для России. В заключение хотелось бы отметить, что высказанные в данном исследовании положения, безусловно, не являются истиной в последней инстанции, но могут служить отправным пунктом для дальнейшего комплексного изучения всей иерархической системы источников современного права Соединенных Штатов Америки.
<< | >>
Источник: Петрова E. A.. Статуты и прецеденты в системе источников американского права. 2007

Еще по теме § 3. Место норм общего права в системе источников права США:

  1. 8.3. Согласование национального права с международно-правовой системой
  2. 13.1. Понятие и виды источников права
  3. ТЕМА 1. ПОНЯТИЕ, ПРЕДМЕТ, МЕТОД, ИСТОЧНИКИ МЕЖДУНАРОДНОГО ЧАСТНОГО ПРАВА
  4. § 2. Международное уголовное право в системе национального уголовного права России
  5. § 3. Международное уголовное право в системе национального уголовного права зарубежных государств
  6. § 4. Чистое и независимое социальное право. Чистое, но подчиненное опеке государственного права социальное право. Аннексированное государством, но остающееся автономным социальное право. Конденсированное в государственный правопорядок социальное право
  7. 2. Способы установления содержания иностранного права
  8. 2. Система статутного права США
  9. §1. Понятие и виды источников права
  10. § 1. Понятие и виды источников (форм) права
  11. § 4. Законы в системе англосаксонского права
  12. § 6. Закон и другие источники права
  13. Нормы-определения (дефинитивные нормы)
  14. Глава 6 Система права и система законодательства: понятие, структура и соотношение. Правовые системы и их типологии
  15. 14.3. Системы источников права современных государств
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Акционерное право - Бюджетная система - Горное право‎ - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право зарубежных стран - Договорное право - Европейское право‎ - Жилищное право - Законы и кодексы - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История политических учений - Коммерческое право - Конкурсное право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право России - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминальная психология - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Образовательное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право интеллектуальной собственности - Право собственности - Право социального обеспечения - Право юридических лиц - Правовая статистика - Правоведение - Правовое обеспечение профессиональной деятельности - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Римское право - Семейное право - Социология права - Сравнительное правоведение - Страховое право - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Судебное дело - Судебные и правоохранительные органы - Таможенное право - Теория и история государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия права - Финансовое право - Экологическое право‎ - Ювенальное право - Юридическая антропология‎ - Юридическая периодика и сборники - Юридическая техника - Юридическая этика -