<<
>>

§2.1 Механизм постсоцналнстического государства.

Россия - это государство с многовековыми традициями, со своими уникальными особенностями и опытом организации государственного механизма с постоянными, и порой зигзагообразными, переходами от восточного к западному пути развития и наоборот.

Государственный механизм России на протяжении почти всего исторического развития строился по принципу единовластия с нечастыми попытками перехода к разделению властей. Форма ее правления характеризуется многовековой монархией с резким переходом в начале XX века к республиканской форме правления. Государственное устройство России представляет собой, особенно последние два столетия, переплетение унитаризма и федерализма и элементами автономии. Тоталитаризм, авторитаризм и борьба за демократию - вечные спутники России в сфере ее политического режима1. С изложенных позиций, изучение механизма государства постсоциалистической России, представляет собой очевидный интерес, поскольку позволяет выявить тенденции перехода от механизма социалистического государства, каковым наше государство было на протяжении нескольких десятилетий, к механизму демократического государства.

Деятельность государства осуществляется различными государственными органами, организациями, учреждениями. В экономической сфере действуют государственные предприятия - особый вид организации как хозяйствующего субъекта. Предприятие создается в целях производства продукции, выполнения работ и оказания услуг для удовлетворения общественных потребностей и получения прибыли. Для осуществления управленческих, административно - политических или социально - культурных задач создаются государственные учреждения. Однако основную роль в управлении играют органы государства и должностные лица. Под их руководством выполняют свои задачи государственные предприятия и учреждения. Кадровой основой всех их являются государственные служащие. Государственные служащие - это основное звено государственного управления, они работают в органах государства, из них и состоит механизм государства.

Институциональный элемент государства (организация государственной власти) - это организация власти в узком смысле, или иерархическая организация, осуществляющая государственную власть. Для ее описания используются понятия «государственный аппарат» («аппарат государственной власти») и «механизм государства» («механизм государственной власти»).

Аппарат государственной власти обычно определяют как систему органов, посредством которых осуществляется государственная власть, реализуются функции государства, достигаются стоящие перед ним задачи[56]. При этом иногда понятие «государственный аппарат» отождествляют с понятием «механизм государства» . Однако существует точка зрения, согласно которой понятие «государственный механизм» более широкое, чем «государственный аппарат», а именно если субъективный состав государственного аппарата означает только систему органов государственной власти (законодательную, исполнительную и судебную подсистемы), то механизм государства включает в себя только государственные органы в данном понимании, но и так называемые силовые структуры, аппарата принуждения, материальные средства государственной власти, государственные учреждения[57].

Термин «механизм» применительно к осуществлению государственной власти может нести особую смысловую нагрузку. «Механизм» - это всегда некая функциональная характеристика объекта. Поэтому термин «механизм» следует использовать не для структурного описания системы государственных органов, а для уяснения функциональной специфики различных частей и элементов государственного аппарата. В этом контексте можно говорить о механизме осуществления государственной власти, или о механизме функционирования государства.

Исторический анализ развития понятия механизма государства показывает, что в советский период механизм государства трактовался, как в широком, так и в узком смыслах. Если рассматривать в узком смысле, то под механизмом государства понималась система государственных органов - Верховных и местных Советов, органов государственного управления с разведкой и армией, органов суда, прокуратуры.

Механизм государства в широком смысле определялся как механизм диктатуры рабочего класса, объединяющих в себе Коммунистическую партию, Советы с их многочисленными разветвлениями в центре и на местах в виде различных государственных организаций (административных, хозяйственных, культурных); Профсоюзы; ВЛКСМ и даже кооперацию. Из этого можно сделать вывод, механизм государства в узком смысле представляет собой часть механизма государства в широком смысле. По мнению Л.А. Григоряна такая позиция в определении механизма государства «... служила своеобразным теоретическим обоснованием огосударствления всех сфер общественной жизни»[58].

В отечественной юридической литературе понятие «механизм государства» или «государственный механизм» является широко распространенным и используется в работах ученых - государствоведов с начала 50-х годов[59].

В самом начале 60-х годов произошел пересмотр ранее ортодоксальных положений теории государства и права. Это непосредственно отразилось и на термине «государственный механизм».

Прежде всего, ученые отказались от понимания механизма государства в широком и узком смыслах, относя к нему теперь только совокупность государственных органов[60]. При этом сложным оказался вопрос о том, что относится к органам социалистического государства. Объем понятия механизма социалистического государства зависит от того, что включили в него те или иные авторы в качестве государственных органов.

В 1968 году в монографии «Механизм советского государства» В.В. Копейчиков предложил следующее определение механизма государства: «механизм государства включает в себя всю систему советских государственных организаций - организованных государством коллективов людей, обеспечивающих руководство и непосредственно осуществление функций Советского социалистического государства. Государственные организации, образующие в своей совокупности механизм государства, в зависимости от существа стоящих перед ним задач (своего основного назначения) и вытекающих отсюда различий в компетенции, порядке

образования, внутренней структуре и т.д.

делятся на органы государства,

государственные предприятия и государственные учреждения»[61].

По В.В. Копейчикову «основным назначением ... государственных

органов является осуществление государственного руководства в отношении

подчиненных им государственных организаций. В этих целях органы

государства наделены специальными государственно-властными

полномочиями по руководству, которые находят свое выражение в их 2

компетенции» .

Представители расширительной (по Л.А. Григоряну) концепции механизма государств, относят к самостоятельным частям механизма государства так называемые материальные придатки, поскольку они действительно зачастую играли решающую роль в осуществлении функций советского государства, как, например, органы ВЧК-ОГПУ-НКВД в осуществлении функций подавления свергнутых эксплуататорских классов. В целом не ошибались и те, кто включал механизм государства предприятия и учреждения, поскольку они действительно неразрывно оказались связанными с государственным аппаратом. Вполне правомерным было и определение механизма государства, как определенной системы государственных органов, причем системы со строгим иерархическим подчинением вышестоящих и нижестоящих органов государства.

Был откровенен в этом вопросе М.П. Лебедев, который утверждал, что одним из принципов организации и функционирования механизма социалистического государства является «безраздельная руководящая и направляющая роль в нем коммунистической партии»[62].

М.К. Искакова, определяя механизм государства, отмечала, то, что это «законодательно закрепленная и возглавляемая Советами народных депутатов система...»[63], это утверждение было верным, так как действительно, по официальной доктрине, в Союзе ССР вся власть принадлежала Советам.

Жесткая иерархическая система органов государственной власти, входящих в механизм государства, снимала проблему о взаимодействии, взаимоотношениях между собой этих органов, не говоря уже о сдерживании их друг с другом в осуществлении государственной власти.

При этом не уделялось должного внимания тому, что механизм других государств, не входящих в социалистический лагерь и особенно развитых западных стран, построен на значительно отличающихся принципах организации государственной власти. А.Б. Венгеров отмечал: «Вся устрашающая механическая система представлений о государстве - машина, орудие, механизм - работала исключительно на господство, власть одной партии, а затем и ее лидеров - генеральных секретарей»[64].

Слово «механизм» определяется как «система, в которой движение одного вызывает движение другого»[65]. Понятие термина «механизм государства» близкое к его этимологическому значению, уже давно назревало в отечественной юридической литературе. Например, М.К. Искакова в 1984 году отметила, что слово «механизм» в юридической литературе имеет и другую трактовку, а именно как «способ, прием или совокупность приемов функционирования чего - либо, например механизм правового регулирования». Также М.К. Искакова, упоминает и другой аспект механизма государства в традиционном его понимании, утверждая, что это «система органов, учреждений, организаций, объединенных с целью совершенствования какой-либо деятельности»[66].

С.И. Игонькина исследуя место милиции в механизме Российского государства, в автореферате своей диссертации отметила, что: «суть подхода автора, его определенная новизна заключалась в исследовании механизма государства не только в статике, но и в динамике», она определила механизм государства во вполне традиционном русле - как совокупность государственных органов[67].

В.В. Гибов в своем определении механизма государства, также как и Л.И. Спиридонов и С.И. Игонькина считает, что он представляет собой «систему органов государства», но тут же оговаривается: «рассматриваемую не в статике (покое), а в состоянии динамики (движения). Также в своей работе он говорит, что «механизм государства представляет собой не просто систему органов государства, а определенные способы, методы приемы взаимодействия и взаимоотношений их между собой»[68].

Интересна и трактовка термина «механизм государства», высказанная И.И. Мушкетом. Он рассмотрел государственный механизм как разновидность социального механизма и утверждает, что «механизм государства является разновидностью социального механизма, и в силу этого может быть определен как упорядоченная, сбалансированная и устойчивая система средств для достижения поставленных целей определенными методами»[69].

Э.П. Григонис определяет механизм государства (государственный механизм), как функционирование, действие органов государства (государственного аппарата). Он выражается в определенных способах, принципах функционирования системы государственных органов (государственного аппарата), во взаимосвязи и взаимодействии между собой

отдельных ее частей[70].

Для отражения процесса перехода от одного типа государства к другому в юридической науке появился новый термин, такой как «механизм постсоциалистического государства» - под которым понимается система объединенных функциональными связями государственных органов, которая направлена на решение задач и достижения определенных целей в период перехода общества от одного политического строя к другому.

Становление и развитие государственного механизма России невозможно осветить в какой-либо строгой хронологизации ее многовековой истории. Традиционная периодизация, принятая в советской исторической науке по социально-экономическим формациям, для этой цели подходит мало, хотя ее еще часто пользуются в современной истории права и государства[71].

С октября 1917 года начинается новый этап в развитии Российского государства и его механизма. Среди принципов организации и функционирования механизма советского государства юридическая доктрина неизменно называла два из них - это демократический централизм и полновластие Советов. Анализ особенностей развития механизма советского государства представляет собой несомненный интерес с точки зрения теории государства.

Понятие «единовластие» в советской юридической литературе не употреблялось. Чаще всего он заменялся понятием демократического централизма. В статье 3 Конституции СССР 1977 года было прямо записано, что «Организация и деятельность Советского государства строятся в соответствии с принципом демократического централизма...»[72]. Однако и до принятия указанной конституции демократический централизм в большинстве работ выделялся в качестве основного принципа организации и функционирования механизма советского государства[73].

Появление термина «демократический централизм» связывают с господствующей в то время марксистско-ленинской идеологией. Данный принцип нашел свое применение в организации и функционировании коммунистических и рабочих партий, стоящих на платформе марксизма - ленинизма. К. Маркс и Ф. Энгельс подчеркивали, что роль организатора коммунистическая партия может выполнять лишь в том случае, если она будет создана на основе сочетания централизма и демократии. Это требование они выразили в «Уставе Союза коммунистов». Централизм, по их мнению, состоял в строгой подчиненности нижестоящих организаций союза вышестоящим, а демократизм в том, что все члены Союза равны в принципе выборности руководящих органов[74].

Демократический централизм всегда был закреплен в качестве организационного принципа РСДРП, ВКП(б), КПСС. Также он нашел свое отражение и в уставах иных общественных организаций - комсомола, профсоюзов, разнообразных кооперативов. Упоминание о демократическом централизме можно встретить даже в Примерном уставе артели кооперации инвалидов (1948 г.)[75].

Принцип демократического централизма долгое время официально считался только партийным принципом либо принципом организации общественных объединений.

Принцип демократического централизма нашел свое воплощение в Конституции СССР 1977 года и во всех последующих конституциях союзных республик. Это было сделано одновременно с включением в советскую конституцию нормы о руководящей и направляющей роли КПСС в жизни общества и государства. Партийный принцип демократического централизма воплотился в официально провозглашенный принцип организации и функционирования механизма советского государства. В статье 3 Конституции СССР 1977 года, а также статьях конституций союзных республик была дана и расшифровка демократического централизма: выборность всех органов государственной власти снизу доверху, подотчетность их народу, обязательность решений вышестоящих органов для нижестоящих, сочетание единого руководства с инициативой и творческой активностью на местах, с ответственностью каждого государственного органа и должностного лица за порученное дело.

Данная конституционная формулировка мало, чем отличается от тех, которые раскрывают сущность демократического централизма в партийных, профсоюзных, комсомольских и иных подобных уставах. В ней лишь содержится указание на государственные органы. Принцип

демократического централизма в том виде, в каком он представлен в последней советской конституции, никакого юридического содержания не имеет. По-другому дело обстоит с принципом полновластия Советов. Этот принцип, родившийся из революционного лозунга «Вся власть Советам!», получил свое последовательное выражение во всех советских конституциях. Первая статья конституции РСФСР 1918 года установила, что «Россия объявляется Республикой Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов. Вся власть в центре и на местах принадлежит этим Советам»[76]. В соответствии со статьей 8 Конституции СССР 1924 года «Верховным органом власти СССР является съезд Советов»[77]. Согласно статье 2 конституции СССР 1936 года «Вся власть в СССР принадлежит трудящимся города и деревни в лице Советов депутатов трудящихся»[78]. Более подробная и точная, выражающая принцип полновластия Советов, формулировка содержится в статье 2 Конституции СССР 1977 года: «Вся власть в СССР принадлежит народу. Народ осуществляет государственную власть через Советы народных депутатов.... Все другие государственные органы подконтрольны и подотчетны Советам народных депутатов»[79]. В этой конституции есть и другие нормы, подчеркивающие полновластие Советов. «Советы народных депутатов непосредственно и через создаваемые ими органы руководят всеми отраслями государственного, хозяйственного и социально-культурного строительства, принимают решения, обеспечивают их исполнение, осуществляют контроль за проведением решений в жизнь» (статья 93)[80] или «Высшим органом власти СССР является Верховный Совет СССР. Верховный Совет СССР правомочен решать все вопросы, отнесенные настоящей Конституцией к ведению Союза Советских Социалистических Республик» (статья 108)[81].

Принципы организации и деятельности государственного механизма - это наиболее важные отправные начала, идеи и требования, лежащие в основе его построения и функционирования. Они раскрывают сущность, социальное содержание и назначение, основные цели и задачи государственного механизма[82].

До разрушения Союза ССР, в советской политико-юридической теории и практике в качестве наиболее важных принципов организации и деятельности государственного механизма в нашем государстве, также считались следующие: народовластие; принцип партийного руководства; подчинения аппарата политике; принцип демократического централизма; гласности; социалистической законности; интернационализма и социалистического федерализма; принцип равноправия национальностей; научного планирования, координации, учета и контроля деятельности государственного механизма; союз рабочего класса с крестьянством; дружба народов Союза ССР; мирное сосуществование стран с различными социально - политическими системами и другие[83].

Советы, полновластие которых провозглашалось всеми советскими конституциями, были уникальными органами государственной власти. Аналоги Советов можно увидеть только в странах, избравших социалистический путь развития. Советы представляли собой не один орган власти, а целую систему - от местных Советов до Советов высшего уровня, каковыми до 1936 года и после 1988 года были съезды Советов, а в период между этими годами - Верховный Совет. Только Советам принадлежало право называться органами государственной власти. Остальные органы социалистического государства имели иные наименования: органы государственного управления (исполнительно-распорядительные органы), органы суда, органы прокуратуры и т.д.

Уникальность Советов заключалась и в том, что с позиций сегодняшних понятий о ветвях власти очень трудно определить, к какой из них они относятся. Неверно будет утверждать о том, что Советы относятся к законодательной власти. Такой властью ни в коей мере не обладали местные Советы. Не были законодательными органами в общепринятом понимании и Советы республиканского и союзного уровней. Как справедливо отмечается в литературе, об этом свидетельствуют следующие обстоятельства:

полновластие и верховенство Советов, исключающие возможность разделения властей;

недемократичный юридически (до 1937 года) и на практике порядок формирования Советов;

присвоение Советами ряда полномочий, которые должны принадлежать органам исполнительной власти[84].

Социалистический государственный механизм представлял сложную систему органов, различающихся своим местом в общей структуре этого механизма, характером и объемом компетенции, фор,мами и методами деятельности и т.д. Органы государственного механизма были связаны между собой многочисленными отношениями субординации, а также отношениями с разнообразными субъектами правовых отношений. Решая конкретные задачи в определенных областях общественных отношений или различных территориальных подразделениях государства, органы государства, таким образом, участвовали в решении наиболее общих задач государства, в осуществлении его функций.

Элементарной частью механизма социалистического государства являлся государственный орган. Орган социалистического государства - это составная часть государственного механизма, обладающая юридически определенной компетенцией и правом действовать в пределах этой компетенции от имени государства, опираясь при этом в случае необходимости на содействие аппарата принуждения. Компетенция каждого отдельного государственного органа предопределялась той конкретной задачей, которую он призван, был решать.

Наиболее общей классификацией органов социалистического государства являлось подразделение их на следующие четыре вида: органы государственной власти, органы государственного управления, суды и контрольно-надзорные органы[85].

За рамки вышеуказанной классификации вышел М.Н. Марченко, выделив в структуре социалистического государственного аппарата органы управления Вооруженными силами - Министерство обороны, Министерство внутренних дел и Комитет государственной безопасности вместе с подчиненными им органами и воинскими формированиями. Объяснялось это тем, что создание и постоянное поддержание боевой готовности Вооруженных сил в социалистических государствах определяется существованием враждебных миру социализма империалистических государств, агрессивностью проводимой ими по отношению к СССР и другим социалистическим странам внешней политики, потребностью народов стран социалистического содружества в обеспечении своей безопасности и защиты от посягательств на их государственный и общественный строй, свободу и независимость[86].

Вооруженные силы, милиция и органы государственной безопасности социалистического государства по своим целям и задачам принципиально отличались от соответствующих звеньев механизма эксплуататорских государств, то это предопределяло многие, весьма существенные, особенности их организации и деятельности.

Особое место в механизме социалистического государства занимали чрезвычайные органы. Они создавались при чрезвычайных обстоятельствах (война, стихийные бедствия) и имели временный характер. Их компетенция обуславливалась теми конкретными целями и задачами, ради которых они создавались[87].

Под современной Российской Федерацией понимается Россия именно после принятия Конституции 1993 года. Само наименование государства - Российская Федерация вместо РСФСР - появилось немного раньше, но еще в условиях действия прежней конституции 1978 года. Несмотря на ряд изменений, и дополнений принципиального характера, внесенных в эту конституцию в 1988-1993 годах, она во многом оставалась советской, в том числе и по вопросам организации и функционировании механизма государства. По-прежнему действовала единая система Советов, начиная с местных и заканчивая Верховным Советом и Съездом народных депутатов, причем последний возвышался над всеми иными органами власти и мог принять к своему ведению любой вопрос. Юридическая ликвидация советской власти началась с 21 сентября 1993 года, после того как Президент России подписал указ № 1400 «О поэтапной конституционной реформе»[88], которым прекращалось осуществление законодательных, распорядительных и контрольных функций Съезда народных депутатов и Верховного Совета. Указом Президента от 9 октября были прекращены полномочия Советов во всей стране. 12 декабря 1993 года в результате референдума была принята новая Конституция, и с этого времени начинает свое существование современная Российская Федерация[89].

Современное российское государство представляет собой сложную систему, и среди ее элементов важнейшее место занимает публичная власть со своими институтами. Государственные органы призваны обеспечивать эволюционное развитие общества в условиях политических, экономических и социальных преобразований происходящих в государстве.

Конституция Российской Федерации 1993 года заложила основы для формирования и развития новой российской государственности, построенной на испытанных историческим опытом развития современных демократических государств принципах организации и функционирования государственной власти. Это явилось важным показателем признания Россией общедемократических ценностей правовой государственности, юридической гарантией продолжения и углубления демократических преобразований.

В Конституции Российской Федерации 1993 года соответствующие принципы получили закрепление в качестве важнейших основ конституционного строя новой России. Уже статья 1 Основного Закона провозгласила фундаментальные конституционные характеристики Российской Федерации как демократического правового федеративного государства с республиканской формой правления, которые в последующих статьях главы 1 Конституции Российской Федерации получили развитие в рамках отдельных институтов конституционного строя, включая институты народовластия (ст. 3), федерализма (ст.5), разделения властей (ст. 10), политического и идеологического многообразия (ст. 13) и т.д. Важное правовое значение приобретает и то обстоятельство, что все эти принципы находятся в системном единстве; они проявляют свое нормативное содержание в тесной взаимосвязи и взаимозависимости как институты единой по своим характеристикам категории конституционного строя России. В этом виде они имеют не только особую политическую значимость, но и повышенную юридическую силу: никакие другие положения не только текущего законодательства, но и самой Конституции не могут противоречить основам конституционного строя Российской Федерации (ст. 16 Конституции Российской Федерации). Основы конституционного строя - это, своего рода, мерило и главный критерий оценки не только текущего законодательства, но и самого текста Основного Закона России, конституций (уставов) субъектов Федерации. Их специфика выражает фундаментальное, обобщающее значение, нормативность и юридическое верховенство по отношению ко всем остальным положениям Конституции, постоянность действия и особый порядок изменения.

После распада Союза ССР и кардинальных изменений, происходящих в государственном механизме современной России за последние годы, многие из принципов, действовавших в советское время полностью себя исчерпали. Вместо них официально стали декларироваться другие принципы, общепринятые в сообществе современных демократических государств.

Ю.М. Козлов несколько узко понимает принципы, которые, по его мнению, сводятся к следующим: принципу федерализма, принципу сочетания централизации и децентрализации, принципу законности[90]. Такой подход интересен, но представляется явно недостаточным, не раскрывающим объемности и богатства содержания анализируемого явления.

Б.П. Елисеев выделяет следующие принципы организации и деятельности механизма государства: 1) принцип федерализма; 2) принцип системности этих органов; 3) принцип иерархии, подчинения нижестоящих органов власти вышестоящим; 4) принцип централизации, децентрализации функций и решения этой проблемы в самой системе; 5) принцип

дифференциации (разделения) и фиксирования функций и полномочий; 6) принцип профессионализма и компетентности; 7) принцип законности; 8) принцип гласности; 9)принцип наделения функциями и полномочиями и путем передачи одной частью (подсистемой), например органами исполнительной власти, другой ее части (подсистеме) части своих полномочий; 10) принцип взаимодействия и согласованного функционирования органов законодательной, исполнительной, судебной власти; 11) принцип участия граждан в формировании (избрании) органов законодательной и исполнительной власти; 12) принцип контроля в процессе организации и функционирования органов власти .

М.И. Байтин делит принципы государственного механизма на общие, относящиеся к механизму государства в целом, ко всем составляющим его государственным органам, и частные, действие которых распространяется лишь на некоторые звенья государственного механизма, отдельные органы или группы органов. Общие принципы, в свою очередь, делятся на принципы, выраженные в Конституции Российской Федерации (народовластие, гуманизм, федерализм, разделение властей, законность) и

принципы, закрепленные в федеральных законах[91].

Аккумулируя ранее высказанные мнения, и не ставя перед собой задачу, рассмотрения всех принципов механизма государства современной России, мы попытаемся заострить внимание на некоторых основных принципах государственного механизма Российской Федерации. К ним относятся следующие: принцип разделения властей, народовластия, федерализма, гуманизма, законности.

Механизм государства постсоцналистической России конституционно основывается на принципе разделения властей. Статья 10 Конституции Российской Федерации прямо указывает на то, что «государственная власть в Российской Федерации осуществляется на основе разделения на законодательную, исполнительную, и судебную. Органы законодательной, исполнительной и судебной власти самостоятельны».

В общем, и целом виде механизм государства строится на основе разделения властей на законодательную, исполнительную и судебную ветви власти, выполняющие разные функции единой государственной власти.

Зарождение и развитие теории разделения властей представляет собой процесс формирования и утверждения политико-правовых ценностей, связанных с государством и обществом, осуществлением власти и соблюдением прав и свобод личности.

Историческое развитие теории разделения властей - это богатый арсенал идей, без знания которых невозможна серьезная современная теоретическая разработка проблем, связанных с осуществление государственной власти. Именно разделение властей стало основным исходным положением для организации государственной власти, важной особенностью государственного механизма.

Каждая из ветвей власти в соответствии со своей природой, характером функций и назначением должна занимать свое место в общей системе государственно-организационной власти и вести государственные дела в соответствующих им формах и пределах, надлежащими путями и средствами[92].

Равновесие властей сохраняется благодаря основной составляющей принципа разделения властей - системе сдержек и противовесов. Эта система основана на том, что у органов одной ветви власти есть средства воздействия на органы других ветвей. Взаимное влияние приводит к тому, что различные органы государственной власти как бы уравновешивают друг друга при принятии того или иного решения. Для эффективности системы сдержек и противовесов важно, чтобы в государстве не существовало, так называемого высшего органа власти, способного подменить все остальные и соединяющие в себе черты. При установлении системы сдержек и противовесов надо исходить из того, что органы государственной власти должны обладать возможностями воздействия друг на друга, но не могут использовать их для того, чтобы поставить себя выше других и в результате поставит под угрозу осуществления в полном объеме прав и свобод человека и гражданина.

Реализация принципа разделения властей заключается в установлении правовых норм и возникновении правоотношений, направленных на организацию взаимодействия всех органов государственной власти. В современном мире результаты реализации принципа разделения властей проявляются в разных моделях взаимоотношений органов государственной власти, и исследование этих моделей важно для понимания механизма государства.

Теоретическое обоснование необходимости организации деятельности государственных органов на основе разделения властей подготовило почву для практического воплощения этого принципа. В настоящее время в конституциях большинства государств содержатся положения о разделении властей. Опыт реализации этих положений показал, что в различных государствах существуют свои особенности разделения властей, обусловленные направлением политического, экономического и социально- культурного развития, историческими традициями, национальной спецификой, складывающейся политической практикой и другими факторами. В каждой демократической стране создан свой механизм реализации принципа разделения властей.

В системе фундаментальных основ организации и развития новой российской федеративной государственности особая роль, как уже было сказано, принадлежит принципу разделения властей. Актуальность исследования данного принципа определяется, в конечном счете, не только уяснением на новом, постсоветском этапе нашего развития чисто прагматической ценности самого по себе разделения властей как организационной основы построения новой, более эффективной системы государственной власти[93]. Как показал опыт обновления российского федерализма и формирования новой политической системы, само по себе провозглашение и конституционное признание разделения властей (как и других основ конституционного строя новой России) не обязательно ведет автоматически к изменению сущностных характеристик и к повышению эффективности системы организации государственной власти. Более того, наша пока еще весьма небогатая конституционная практика реализации принципа разделения властей свидетельствует порой и о примерах противоположного характера - когда «разделение» властей трансформируется в их противостояние, а порой и в открытую конфронтацию.

Следует отметить, что все органы государственной власти в равной степени выражают целостную концепцию народного суверенитета. Разделение властей есть разделение полномочий государственных органов при сохранении конституционного принципа государственной власти.

Конкретное содержание принципа разделения властей российской Федерации состоит в следующем:

- законы должны обладать высшей юридической силой и приниматься только законодательным (представительным) органом;

- исполнительная власть должна заниматься в основном исполнением законов и только ограниченным нормотворчеством, быть подотчетной главе государства и лишь в некотором отношении парламенту;

- между законодательным и исполнительным органом должен быть обеспечен баланс полномочий, исключающий перенесение центра властных решений, а тем более всей полноты власти на одного из них;

- судебные органы независимы и в пределах своей компетенции действуют самостоятельно;

- ни одна из трех властей не должна вмешиваться в прерогативы другой власти, а тем более сливаться с другой властью;

- споры о компетенции должны решаться только конституционным путем и через правовую процедуру, т.е. Конституционным судом;

- конституционная система должна предусматривать правовые способы сдерживания каждой власти двумя другими, т.е. содержать взаимные противовесы для всех властей[94].

Конституция Российской Федерации 1993 года не только декларировала принцип разделения властей, но и довольно четко закрепила за каждой из них круг вопросов, относящихся к их ведению, их компетенцию.

Согласно Конституции РФ представительным и законодательным органом Российской Федерации является Федеральное Собрание - парламент. Он состоит из двух палат - Совета Федерации и Государственной Думы (ст. 94, 95).

Роль представительного и законодательного органа Российской Федерации столь велика и многопланова, что его конституционно - правовой потенциал еще до конца не использован. К тому же конституционные рамки статуса Федерального Собрания и, в частности Государственной Думы, ограничивают возможности контроля этого органа за исполнительной властью[95].

Современный парламент - это общегосударственный представительный орган, главная функция которого в системе разделения властей заключается в осуществлении законодательной власти[96]. Парламенту предназначена одна из ведущих ролей в политической системе и государственном механизме современного общества. Конституция Российской Федерации называет Федеральное Собрание представительным органом Российской Федерации. Это значит, что парламент Российской Федерации - это выразитель интересов и воли народа, т.е. всей совокупности граждан Российского государства[97]. Он формируется на основе всеобщего политического участия населения, прежде всего путем всеобщих выборов. Выборы как единственно возможный способ формирования представительного органа придают ему «авторитет всеобщности»[98].

Однако в данном случае необходимо уточнить, что избирается только Государственная Дума Российской Федерации, а Совет Федерации формируется иначе.

Исполнительную власть осуществляет Правительство Российской Федерации (ст. 110 Конституция РФ). Конституционный статус Правительства Российской Федерации является базовым для возникновения, развития, становления и функционирования этого ведущего органа исполнительной власти, играющего громадную роль в руководстве и управлении всеми важнейшими сферами и отраслями общественной жизни постсоциалистической России.

В своей совокупности федеральные органы исполнительной власти обеспечивают исполнение конституционной компетенции Правительства РФ. Но для этого каждый орган наделен конкретными полномочиями. Они закреплены в федеральных законах, а также указах Президента РФ, которыми обычно утверждаются положения о том или ином министерстве, федеральной службе.

В системе государственных органов, осуществляющих судебную власть, в конституционном порядке выделяются следующие.

Конституционный Суд Российской Федерации, выступающий как судебный орган конституционного контроля, самостоятельно и независимо осуществляющий судебную власть посредством конституционного судопроизводства.

Верховный Суд Российской Федерации, являющийся «высшим судебным органом по гражданским, уголовным, административным и иным делам, подсудным судам общей юрисдикции» (ст. 126 Конституции Российской Федерации).

Высший Арбитражный Суд Российской Федерации, выступающий как высший судебный орган «по разрешению экономических споров и иных дел, рассматриваемых арбитражными судами» (ст. 127 Конституции Российской Федерации).

Необходимо отметить, что в советском обществе суд рассматривался лишь как орган, призванный охранять социалистическое общество, государство и граждан от неправомерных действий, ответственности же перед своими гражданами не придавалось должного значения. Прерогативы суда были ограничены точным применением норм, суд был не вправе устранить даже вполне очевидные недостатки издаваемых подзаконных актов в сфере прав и свобод личности[99].

Одной из принципиальных новелл Конституции 1993 г. является выделение в ней самостоятельной главы 7 «Судебная власть». Такой подход отразил более точно по сравнению с прежней Конституцией назначение судов и правосудия, его органов в целом как осуществляющих одну из разновидностей государственной власти - самостоятельную судебную власть. Правильным является замечание, что для предмета конституционного

л

регулирования более адекватен термин «судебная власть» . В данном случае прослеживается последовательность в проведении на практике провозглашенного в ст. 10 Конституции Российской Федерации осуществления государственной власти в Российской Федерации на основе разделения на законодательную, исполнительную и судебную и о самостоятельности органов этих ветвей власти.

Новым является отнесение органов судебной власти к числу органов государственной власти (ст. 10 и 11 Конституции), которыми по прежним Конституциям признавались только Советы народных депутатов.

Важной особенностью российской Конституции (хотя эта особенность присуща и ряду других стран) является то, что Президент как бы не входит ни в одну из трех властей. Он глава государства и гарант Конституции, он обязан обеспечивать согласованное функционирование и взаимодействие органов государственной власти. Это, однако, не означает, что создана некая фигура «дирижера», способного руководить всем «оркестром». Президент вправе вмешиваться в полномочия Федерального Собрания или судебных органов - Конституция Российской Федерации строго разделяет их полномочия. Разногласия между властями он может регулировать только с помощью согласительных процедур или путем передачи спора в суд. В то же время многие статьи Конституции Российской Федерации указывают на то, что фактически Президент признается главой исполнительной власти (право назначать Правительство, право председательствовать на заседаниях Правительства и др.)[100].

Можно также согласиться с A.A. Собчаком, который утверждал: «что касается Президента |^5ссийской Федерации в системе разделения властей, то оно, по действующей Конституции, остается неясным и противоречивым. Часть 1 статьи 80 Конституции называет Президента главой государства. Часть 2 этой же статьи устанавливает, что Президент Российской Федерации является гарантом Конституции Российской Федерации, прав и свобод человека и гражданина. В установленном порядке он принимает меры по охране суверенитета Российской Федерации, ее независимости и государственной целостности, обеспечивает согласованное функционирование и взаимодействие органов государственной власти. Эти и другие конституционные положения (части 3 и 4 статьи 80) позволяют очень многим авторам делать выводы о том, что Президент находится вне системы разделения властей, занимает особое место в государственном механизме, осуществляет некую четвертую «президентскую власть»[101].

Принцип народовластия (демократии) заключается в том, что источником всей власти считается народ. Современное истолкование этого принципа далеко выходит за его буквальный перевод с греческого на русский язык (демократия - власть народа). Провозглашение власти народа является не только принципом государственного механизма, но и конституционным принципом всей политической системы, всего общественного и

государственного строя.

В Конституции России 1993 г. говорится, что «высшим непосредственным выражением власти народа является референдум и свободные выборы» (ст.З). В этой же статье сказано, что народ осуществляет свою власть непосредственно, а также через органы государственной власти и органы местного самоуправления.

По Конституции России обе формы народовластия (прямая и представительная) равнозначны. Как справедливо отмечает И.М. Степанов «говорить о приоритете, какой — либо формы демократии некорректно. Существенно, что Конституция объявила референдум и выборы не вообще высшим выражением власти народа, а высшим непосредственным ее выражением, т.е. высшим лишь среди форм непосредственной демократии»[102].

Согласно принципу федерализма, механизм российского государства формируется и функционирует в условиях сложной (федеративной) формы территориального устройства. Федеративное устройство Российской Федерации основано на ее государственном суверенитете, государственной целостности, единстве системы государственной власти, единстве конституционно - правовой системы, равноправии субъектов Российской федерации, разграничении предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Российской Федерации, равноправии и самоопределении народов в Российской Федерации.

Принцип гуманизма. Конституция Российской федерации в ст.2 впервые в ряду основ конституционного строя провозгласила: «Человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание и защита прав и свобод человека и гражданина - обязанность государства». Это конституционное требование обращено ко всем без исключения органам государства, к каждому государственному служащему.

С принятием 12 декабря 1993 г. новой российской Конституции, на первом месте стоят интересы личности, на втором - интересы общества и только на третьем - интересы государства.

Статья 18 Конституции РФ провозглашает, что права и свободы человека и гражданина «определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и обеспечиваются правосудием». Все ветви власти, все звенья государственного механизма должны служить главной цели: обеспечению прав и свобод человека и гражданина. Во всех случаях их столкновения с принципом целесообразности при решении того или иного вопроса приоритет должен отдаваться правам и свободам.

Основные обязанности государства в этой сфере сводятся к признанию, соблюдению и защите прав и свобод человека и гражданина.

Признание означает закрепление в Конституции и законах всего объема прав и свобод, а также неотъемлемых прав и свобод, вытекающих из естественного права[103].

Принцип законности (ч.2 ст. 15 Конституции РФ). Следует отметить, что, обладая не только юридическим, но и политическим характером, законность выступает как основной метод функционирования различных государственных органов и организаций. Применительно к деятельности государственного механизма законность означает осуществление всех свойственных государственным органам и должностным лицам функций в строгом соответствии с действующей конституцией, законами и подзаконными актами, согласно установленной в законодательном порядке компетенции. Принцип законности означает также обеспечение строгого и неуклонного исполнения подчиненными им органами, организациями и учреждениями действующих нормативно - правовых актов, борьбы с коррупцией, а также со всякого рода нарушениями прав и свобод граждан,

общественных объединений, трудовых коллективов.

Строгое и неуклонное соблюдение законности является важнейшим принципом деятельности не только государственных, но и негосударственных органов, учреждений и организаций. Конституция Российской Федерации закрепляет положение, согласно которому органы государственной власти и должностные лица, равно как и органы местного самоуправления, граждане и их объединения, обязаны соблюдать Конституцию РФ и законы (ч.2 ст.15)[104].

Перечисленные принципы формирования и деятельности государственного механизма как системы государственных органов, рассматриваемые во взаимосвязи и взаимодействии, должны придавать механизму государства необходимые для его успешного функционирования целенаправленность, единство и целостность.

Необходимо отметить также, то, что в механизме постсоциалистической России появились новые государственные органы, такие как Счетная Палата РФ, Администрация Президента РФ, Уполномоченный по правам человека РФ, Государственный Совет РФ, Конституционный суд РФ и др.

В последнее время в России проводится административная реформа, направленная на повышение эффективности и оптимизацию государственного механизма. Как представляется, совершенствование государственного механизма в рамках проводимой реформы требует решения следующих основных задач:

- борьба с коррупцией;

- гласность, прозрачность;

- контроль населения за деятельностью государственного аппарата;

- укрепление законности;

- повышение компетентности сотрудников;

- понижение расходов на содержание;

- устранение параллелизма.

Проходит время, меняется не только государство, но и его механизм, а соответственно и те органы, которые решают непосредственно возложенные на них обществом задачи и функции. Хотелось бы надеяться, что последние изменения, происходящие в нашей стране, пойдут только лишь на пользу нашему государству и гражданам, проживающим в нем.

<< | >>
Источник: Иванова Юлия Александровна. Российское постсоциалнстическое государство: вопросы теории.. 2005

Еще по теме §2.1 Механизм постсоцналнстического государства.:

  1. Механизм государства
  2. Глава VI. МЕХАНИЗМ ГОСУДАРСТВА
  3. Лекция 7 Механизм (аппарат) государства
  4. 1. Понятие и модели механизма (аппарата) государства
  5. 2. Структура механизма (аппарата) государства: органы и учреждения
  6. § 1. Понятие механизма (аппарата) государства
  7. Механизм государства: понятие, принципы и структура
  8. Глава 6 Механизм государства в свете классового подхода
  9. Тема 6. Механизм (аппарат) государства
  10. Механизм государства м его структура
  11. § 4. Институциональный механизм Союзного государства России и Беларуси
  12. Тема 6. Механизм государства.
  13. Тема: Механизм современного государства.
  14. АРТЕМЬЕВ АНДРЕЙ БОРИСОВИЧ. Коррупция в механизме функционирования государства (теоретико-правовое исследование в рамках эволюционного подхода), 2014
  15. § 1. Становление и эволюция политико-правовых и социально-экономических механизмов некоторых современных государств
  16. § 4. Опыт некоторых наименее коррумпированных государств по оптимизации механизма функционирования государственно-организованного общества
  17. Глава 2. Механизм и функции постсоцналнстического государства.
  18. §2.1 Механизм постсоцналнстического государства.
  19. §2.3 Мссто органов внутренних дел в механизме иостсоциалнстнчсского государства и нх роль в осуществлении государственных функций.
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Акционерное право - Бюджетная система - Горное право‎ - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право зарубежных стран - Договорное право - Европейское право‎ - Жилищное право - Законы и кодексы - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История политических учений - Коммерческое право - Конкурсное право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право России - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминальная психология - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Образовательное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право интеллектуальной собственности - Право собственности - Право социального обеспечения - Право юридических лиц - Правовая статистика - Правоведение - Правовое обеспечение профессиональной деятельности - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Римское право - Семейное право - Социология права - Сравнительное правоведение - Страховое право - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Судебное дело - Судебные и правоохранительные органы - Таможенное право - Теория и история государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия права - Финансовое право - Экологическое право‎ - Ювенальное право - Юридическая антропология‎ - Юридическая периодика и сборники - Юридическая техника - Юридическая этика -