<<
>>

Механизм перевода нормативных предписаний в фактическое поведение субъекта, нарушившего норму права.

Перейдем к исследованию претворения нормативных предписаний, изложенных в норме юридической ответственности, в фактическое поведение участников общественных отношений, что позволит нам детально уяснить место правоотношений юридической ответственности в механизме правового регулирования и в механизме реализации юридической ответственности.
Механизм ответственности должен «включаться», как только совершается правонарушение. Нормы института юридической ответственности, в том числе ответственности государства, регулируют и те отношения, которые возникают в результате правонарушений. Эти отношения являются охранительными и представляют собой форму реализации соответствующей нормы юридической ответственности. Отношения юридической ответственности принадлежат к охранительной части (блоку) механизма правового регулирования, вступающей в дело в случаях сбоев, поломок в нормальном процессе правореализации1. Правонарушение создает перебои в работе механизма правового регулирования, выводит из равновесия всю систему существовавших правовых отношений, тем самым порождая необходимость восстановления нарушенных общественных отношений. Правоотношение как модель поведения выполняет роль средства перевода общих предписаний в плоскость субъективных прав и обязанностей, а затем выступает в качестве формы фактического общественного отношения. Как уже отмечалось, юридическое содержание правоотношения образуют корреспондирующие друг другу права и обязанности, являющиеся своеобразными юридическими средствами, воздействующими на волю и сознание как правонару- Щителя, так и компетентных органов. Дополнительная обязанность, Которая возникает у правонарушителя, может быть реализована под внешним принуждением или добровольно. С момента появления дополнительной обязанности включается психологический механизм ответственности. Правонарушитель должен осознать появление у него новой (дополнительной) обязанности и выработать к ней определенное психическое отношение.
Осознание дополнительной обязанности происходит в результате информационного воздействия, исходящего от нормы юридической ответственности. Психическое отношение, которое вырабатывается у правонарушителя к возникшей у него обязанности, может быть различным. О том, какое психическое отношение сформировалось у правонарушителя и в чем проявилась его воля, мы можем судить по его действиям. Внешне психическое отношение выражается в раскаянии, возмещении ущерба, заглаживании причиненного вреда, и наоборот, в сокрытии следов преступления, подготовке алиби, запугивании свидетелей и т. п. Психическое отношение вырабатывается на основе внутренних мотивационных установок и осознания как совершенного деяния, так и возможных неблагоприятных последствий нарушения диспозиции правовой нормы. В данном случае мы ведем речь о психологическом аспекте правового регулирования, о внутренней стороне механизма правового воздействия. Осознание упречности своего поведения приводит к тому, что субъект исполняет дополнительную обязанность добровольно, реализуя ее в своем поведении или деятельности. Таким образом, с помощью нормы ответственности и отношения ответственности осуществляется правовое регулирование, т. е. упорядочивание, приведение общественных отношений в нормальное состояние. Отношение ответственности зависит от воли субъекта, от его деятельности. В тех случаях, когда субъект не исполняет возникшую обязанность добровольно, перевод отношения модели в фактическое отношение зависит исключительно от деятельности компетентных органов, наделенных правами и обязанностями. Отношение-модель воздействует не только на правонарушителя, но и на уполномоченные государством органы. Это воздействие обусловлено необходимостью приведения в действие правоотношения юридической ответственности1. Воздействие на деятельность правоприменителя также связано с психологическим механизмом действия правоотношения ответственности. Однако правоотношения ответственности необходимо рассматривать в единстве объективного и субъективного.
Деятельность правоприменителя складывается в результате осознания им возникшего у него комплекса прав и обязанностей. Поскольку субъективные права и обязанности существуют в рамках правоотношений, правоприменителю необходимо оценить основание возникновения правоотношения, его субъектный состав, объект, предмет с точки зрения их соответствия требованиям, предъявляемым нормами права1. Изначально следует информационное воздействие, оно осознается субъектом, затем осуществляется реальная деятельность. Развитие правоотношения ответственности связано с познавательной деятельностью компетентного органа. От познания правонарушения зависит динамика правоотношения ответственности, т. е. его конкретизация и реализация. «Субъективное право и юридическая обязанность (норма права) как явления внешние по отношению к субъекту выступают не только как объекты познания (субъект познает, осознает их), но и как двигатели поведения, как его побудители, порождающие в субъектах определенные побуждения к действию — мотивы, или “помыслы и чувства”, которые затем выражаются в действиях»2. В определенной степени мы говорим уже об информационном воздействии права, а понятия «воздействие» и «регулирование», как известно, не являются тождественными. Однако правовое регулирование невозможно без информационного воздействия юридических средств. В качестве юридических средств в правоотношении ответственности выступают корреспондирующие друг другу права и обязанности сторон правоотношения. Одновременно само правоотношение ответственности представляет собой комплексное юридическое средство. «Правоотношение также является тем средством, с помощью которого вся система нормативного юридического инструментария концентрированно оформляется в два блока мер поведения, являю- Чаусская О. А. Общие вопросы квалификации гражданских правоотношений // Вестник СГАП. - 2002. - № 2,- С. 98. Дудин А. П. Объект правоотношения (вопросы теории). — Саратов, 1980. — С. 46. щихся своеобразными формами “живого” существования правовых инструментов.
Такими блоками выступают субъективные права и юридические обязанности участников правовых отношений»1211. В правоотношении ответственности реализация прав и обязанностей уполномоченной стороны направлена на реализацию обязанностей правонарушителя. Реализация обязанностей правонарушителя происходит в виде претерпевания им неблагоприятных последствий. Некоторые авторы реализацию прав и обязанностей называют самостоятельным элементом механизма правового регулирования1212. С этим нельзя согласиться, поскольку реализация правонарушителем возложенных на него обязанностей происходит в рамках правоотношений и является формой социального взаимодействия с другой стороной правоотношения. Иными словами, реализация прав и обязанностей отражает правоотношение юридической ответственности в действии. Одновременно реализация правонарушителем обязанностей означает реализацию негативного аспекта юридической ответственности. При этом реализация правонарушителем прав и обязанностей не выражается во внешней документальной форме — в отличие от реализации прав и обязанностей другой стороны правоотношения. К. В. Шундиков отмечает, что к средствам правореализационной практики относятся акты реализации прав и обязанностей как самостоятельный элемент механизма правового регулирования. Акты реализации прав и обязанностей могут выражаться как в форме средств-документов (иски, приговоры, решения, распоряжения и пр.), так и в форме средств-деяний, определенной активности субъектов, основанной на праве и влекущей юридически значимые последствия. «Связь юридических отношений с фактическими в том и состоит, что определенная часть волевых актов субъектов фактических отношений выступает как непосредственное содержание правоотношений»1213, — подчеркивает Л. С. Явич. Волевой акт участников правоотношений ответственности выражается в реализации предоставленных им прав и обязанностей. Акты реализации прав и обязанностей, исходящие от обязанной стороны правоотношения (правонарушителя), нельзя считать самостоятельным элементом правового регулирования.
Однако, этого нельзя сказать об актах применения, исходящих от компетентных органов и выраженных во внешней документальной форме. На основе актов применения происходит реализация правонарушителем обязанностей, т. е. реальное претерпевание им неблагоприятных последствий, вытекающих из юридического факта правонарушения. Акты применения, выносимые компетентными органами, с одной стороны, являются самостоятельным элементом правового регулирования, а с другой — направлены на развитие иного элемента правового регулирования — правоотношения. Акты применения права (постановление, приговор, иное решение компетентного органа), а также норма юридической ответственности и правоотношение ответственности — не однопорядковые явления. Если норму и правоотношение можно выделить как взаимосвязанные и взаимозависимые категории, то акты правоохранительных органов — категория, появляющаяся в процессе развития правоотношения ответственности. Акты применения нормы ответственности правоохранительными органами производны от деятельности правоохранительных органов, которая имеет правовое значение в рамках возникшего отношения юридической ответственности. Акту применения права предшествует деятельность компетентных органов, которая происходит в рамках отношения ответственности под воздействием правовых средств: обязанностей, прав, запретов, образующих фактическое содержание правоотношения ответственности. Акты применения права выносятся компетентными органами Уже после того, как возникло и начало развиваться правоотношение юридической ответственности. Однако без вынесения акта невозможна дальнейшая динамика правоотношения юридической ответственности. Ошибочно считать, что с момента осуждения правонарушителя на основе акта применения права отношения юридической ответственности прекращаются. В индивидуальном акте примене- ния права конкретизируются обязанности правонарушителя. Хотя Правоотношение ответственности и носит конкретный характер, степень его конкретности неодинакова на разных стадиях его развития, а окончательная конкретизация происходит на основе индивидуального акта применения права1214.
На основе акта применения происходит реализация субъективных прав и юридических обязанностей. К. В. Шундиков указывает, что «четвертая стадия правового регулирования — это стадия практической реализации субъективных прав и юридических обязанностей. На данной стадии процесс правового регулирования завершается: общие юридические модели, установленные в правовых нормах и конкретизированные в правоотношениях, переходят в то фактическое поведение субъектов, к которому стремился законодатель. Субъекты практически, своими активными действиями воплощают в жизнь те права и обязанности, которые предоставляются им соответствующей нормой права в той или иной юридической ситуации, и таким образом реализуют соответствующие цели»1215. Процесс реализации субъективных прав и обязанностей происходит в рамках правоотношений, а правоотношения ответственности после конкретизации не прекращают своего существования. Практические действия правоохранительных органов осуществляются в рамках правоотношений ответственности и по своей сути означают динамику этих правоотношений. Если до таких действий правоотношение существовало как модель, то в связи с их реализацией возникает динамическая стадия правоотношения. В динамике правоотношения ответственности реализуется правовая норма ответственности. Динамика правоотношения ответственности связана с применением уполномоченными органами норм юридической ответственности. Не следует забывать, что применение осуществляется в особых процессуальных формах, но процессуальные отношения являются производными от материального правоотношения ответственности. Об исполнении требований права принято говорить в связи с правомерными действиями субъектов общественных отношений как об активных действиях субъектов, совершении ими таких поступков, которые право предписывает и требует. В данной форме реализуются обязывающие нормы. Как отмечает А. М. Витченко, «если внешней формой механизма правового регулирования являются правовые отношения, проявляющиеся как общерегулятивные, конкретно-регулятивные и охранительные, действующие в единстве, в сочетании, то внутренняя форма, в которой непосредственно реализуются элементы механизма правового регулирования, представляет собой сочетание трех основных форм: соблюдение, использование или исполнение и применение норм права»1216. В этой связи возникает вопрос: а в какой форме реализуется обязанность субъекта, вытекающая из юридического факта правонарушения (соблюдения, исполнения или использования)? Компетентные органы реализуют предоставленные им полномочия в форме правоприменения, но праву компетентного органа корреспондирует дополнительная обязанность правонарушителя, которая реализуется в форме соблюдения или исполнения права. То, в какой форме правонарушитель реализует дополнительную обязанность — в форме соблюдения или исполнения, зависит от специфики самой дополнительной обязанности. Если последний уплачивает штраф, возмещает причиненный ущерб, то речь идет об исполнении требований права, а в случае пассивного отбывания наказания в виде лишения свободы правонарушитель реализует обязанность в форме соблюдения требований права. Соблюдение и исполнение требований права возможны и в рамках охранительных правоотношений. С другой стороны, использование уполномоченными органами права призвано принудить правонарушителя к правомерному поведению. Основное предназначение правоотношения ответственности заключается в реализации правонарушителем дополнительной обязанности и формировании у него правомерного поведения. Взаимодействие правоприменения с соблюдением и исполнением требований права обусловлено тем, что «применение права как самостоятельная форма реализации — сложная, поскольку ее осуществление проявляется в сочетании с иными формами реализации (исполнением, соблюдением, использованием) и во взаимном проникновении Друг в друга»1217. Таким образом, применение права в правоотношении ответственности направлено на выполнение правонарушителем возложенной на него дополнительной обязанности. Итак, правоотношения ответственности в механизме правового регулирования направлены на формирование правомерного поведения субъекта, нарушившего правовую норму. Одновременно они обращены и к правоприменителю. В случае нарушения правоприменителем возложенной на него обязанности принудить правонарушителя к претерпеванию неблагоприятных последствий уже к правоприменителю могут быть применены меры государственного принуждения. Таким образом, в охранительном правоотношении ответственности правонарушитель несет негативную ответственность, а правоприменитель — позитивную. Нарушение правоприменителем возложенной на него обязанности влечет возникновение нового охранительного правоотношения ответственности. Следовательно, правоотношение ответственности предполагает не только претерпевание неблагоприятных последствий правонарушителем, но и реализацию правомерной деятельности правоприменителем.
<< | >>
Источник: Хачатуров Р. Л., Липинский Д. А.. Общая теория юридической ответственности: Монография. 2007

Еще по теме Механизм перевода нормативных предписаний в фактическое поведение субъекта, нарушившего норму права.:

  1. 2.2. ПРАВОВОЕ ПОВЕДЕНИЕ И СВОЙСТВА ЧЕЛОВЕКА
  2. 15.1. Понятие и формы реализации права
  3. 1. ПОНЯТИЕ И НАЗНАЧЕНИЕ ЮРИСДИКЦИИ ПО СОВЕТСКОМУ ПРАВУ
  4. 144. Что такое механизм правового регулирования
  5. § 3. Процессуальная форма в конституционном праве
  6. 2. Понятие реализации права, ее формы и методы обеспечения
  7. § 3. Выбор уголовно-правовой нормы
  8. § 7.2. Место правоотношений юридической ответственности в механизме правового регулирования
  9. Механизм перевода нормативных предписаний в фактическое поведение субъекта, нарушившего норму права.
  10. § 5. Обычай в системе источников романо-германского права
  11. Глава 9 Проблемы реализации права и толкования нормативных правовых актов
  12. Тема 18. Правомерное поведение, правонарушение, юридическая ответственность
  13. Глава 2 РЕАЛЬНОСТЬ ПРАВА И ПРАВОВАЯ РЕАЛЬНОСТЬ
  14. Глава 3 ОНТОЛОГИЯ КОНСТИТУЦИОННОГО ПРАВА (КРИТИКА ИНТЕРПРЕТАЦИОННЫХ ТЕОРИЙ В ПРАВЕ)
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Акционерное право - Бюджетная система - Горное право‎ - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право зарубежных стран - Договорное право - Европейское право‎ - Жилищное право - Законы и кодексы - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История политических учений - Коммерческое право - Конкурсное право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право России - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминальная психология - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Образовательное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право интеллектуальной собственности - Право собственности - Право социального обеспечения - Право юридических лиц - Правовая статистика - Правоведение - Правовое обеспечение профессиональной деятельности - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Римское право - Семейное право - Социология права - Сравнительное правоведение - Страховое право - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Судебное дело - Судебные и правоохранительные органы - Таможенное право - Теория и история государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия права - Финансовое право - Экологическое право‎ - Ювенальное право - Юридическая антропология‎ - Юридическая периодика и сборники - Юридическая техника - Юридическая этика -