Задать вопрос юристу

Константин Алексеевич Неволин

Константин Алексеевич Неволин (1806-1855) — ученый- юрист. Продолжал традиции «исторической школы», сторонник теории естественного права и философии права Гегеля. Задачу энциклопедии права видел в том, чтобы с ее помощью понять всю систему правовых явлений как единое целое.
Энциклопедия права должна быть системой основных положений права, сведенных к одному «высшему понятию» и служить введением в специальное изучение юридических наук. Основные произведения: «Энциклопедия законоведения», «История российских гражданских законов», «Образование управления в России от Иоанна III до Петра Великого». Закон по существу своему есть 1) вообще правда, он или выражает ее требования, или установляет меры для исполнения сих требований на самом деле. Но 2) определеннейший образ бытия правды в существах, к ней способных, суть права и обязанности; почему права и обязанности составляют определен- нейшее содержание закона. Для этого содержания самый закон 3) служит формой. Итак, говоря о существе закона, мы должны изложить: 1) существо правды, 2) существо прав и обязанностей, 3) понятие закона. Точным и твердым образом существо правды может быть определено только в философии, где в непрерывной связи умозаключений развиваются начала всякого бытия, от самого полного до самого ограниченного. В настоящем случае мы представляем только один вывод философского исследования. Конечное нравственное существо мы не иначе можем представить себе как в обществе с другими существами нравственными. Общество есть единственно возможный для него круг действия. Каждое нравственное конечное существо состоит в необходимом общении со всем миром нравственных существ. Основание такого общения есть общение нравственных конечных существ с Величайшим Нравственным Существом, Богом. Конечное существо само по себе не имеет никакого достоинства; его достоинство основывается на его единстве с Бесконечным, на том, что силы его устремились к Божественному, что в его деятельности выражается Божественное, что Божество, говоря в собственном смысле, живет в нем и действует, составляя начало, середину и конец его деяний. Из общения с Богом для нравственных конечных существ проистекает общение и между собой. Возможность общения между людьми и полнейшего в нем проявления Божества основывается на единстве телесной и духовной природы у всех людей, представляющееся, однако же, в бесконечном разнообразии личных особенностей: без единства не может быть общества, без разнообразия общество не может быть целым, живым, гармоническим. Единство человеческого рода, и притом прежде всего со стороны телесного организма, не подлежит сомнению. Но высшее, истиннейшее единство человеческого рода заключается в единстве духовной его стороны. В сем отношении также несомненно, что духовные силы как в существе своем у всех людей одинаковы, так и в своем развитии необходимо следуют одним и тем же законам. Итак, в идее человечество есть, бесспорно, едино, и все люди составляют как бы одного человека. Но столько же очевидно и то, что идея человечества, являясь во времени, представляется в бесконечно разнообразных видах — по различию народов, полов, натуральных особенностей каждого лица, возрастов и прочее. Особенно высшие силы духа человеческого в своих разнообразных действиях и обнаружениях могут быть до бесконечности неистощимы.
Необходимость общения между людьми, особенно в отношении к проявлению Божества в роде человеческом, может быть показана с различных сторон: а) оно есть необходимое условие для того, чтобы Божественное начало жизни могло вполне раскрыться в человечестве в отдельных лицах; б) оно есть необходимая форма для полнейшего проявления Божества вообще в целом роде человеческом; в) оно есть, наконец, необходимое последствие совершенного раскрытия жизни Божественной между людьми. Общение между людьми есть необходимое условие для того, чтобы Божественное начало жизни могло раскрыться в отдельных лицах рода человеческого, сколько это возможно на земле. Человек имеет высокое назначение. Все, чему положен зародыш в нем, все то должно в нем развиться и притом развиться посредством его деятельности. Во-первых, вся внешняя сторона его бытия должна сделаться откровением Божественного. В сем отношении телесный его организм допускает величайшее развитие и усовершенствование, и власть его над вещественным миром может расширяться без конца. Такое внешнее развитие природы человеческой уже само по себе составляет задачу обширную; но сия задача становится еще труднее, оттого что совершеннейшее развитие физической стороны человека необходимо предполагает такое же развитие и его духовной стороны. Во-вторых, духовная, или внутренняя, сторона человека также должна сделаться вполне образом и изображением существа Божественного. В сем отношении дух человеческий во всех своих направлениях стремится к бесконечному, к безусловно-совершенному — к полной истине, к совершеннейшей красоте, к верховному благу. Между тем взятый отдельно от своего великого целого — человечества, человек представляется ограниченным со всех сторон. Свой мир он должен произвести сам собою. Но уже самое его рождение на свете не есть для него действие собственной воли. Его земное бытие потом ограничивается только небольшим числом нескольких лет; едва начинается его физическая жизнь, как его постигает уже смерть. Его духовная высшая деятельность состоит под влиянием нижней, чувственной его природы: невежество, заблуждения, огрубение чувства для истинной красоты, пороки, безнравственность делаются уже потому единственно неизбежными; но сверх сего, по необходимому влиянию разума, сердца и воли друг на друга, эти силы человека, быв каждая порознь извращенными, в совокупной деятельности еще более делаются несовершенными; наконец, мысль человека может случайно согласоваться с истиной, его чувствование быть по случаю прекрасным, его действие случайно быть сообразным с требованиями нравственности, — но для полного совершенства требуется здесь не случайное, а необходимое согласие, согласие, основанное на воле самого человека, — его действие всегда должно быть действием в полном самосознании. Из всех этих границ человек исторгается посредством общения со своим целым неограниченным — со своими современниками, со своим прошедшим, со своим потомством — и делается сам неограниченным. Столкновение с другими людьми пробуждает его от глубокого физического усыпления. В происходящем отсюда трении способности его мало-помалу раскрываются, острятся. На других он видит, что такое он есть сам в собственном своем существе, и таким образом достигает до самосознания. То, чего один человек, одно поколение никогда бы не могли сделать, то, при соединении общих усилий к одной цели, становится теперь весьма легким. Что испытал, открыл, довел до совершенства один человек, один народ, один век, то становится теперь общим достоянием; каждый может пользоваться им, как своим собственным, и на сем основании идти далее к своей цели. Общее наследие передается таким образом из рода в род, и притом всегда с новым приращением. Человечест во все более и более освобождается из-под владычества природы, все более и более возвышается над ней и покоряет ее своему владычеству, все более и более преуспевает на пути своего усовершенствования — физического, умственного, эстетического, нравственного, политического, религиозного. Когда при общей деятельности нижние ступени однажды будут пройдены, то после сего другие люди могут пробегать их в несколько мгновений, между тем как для того, чтобы в первый раз взойти на них, целому роду человеческому надлежало употребить тысячи лет. Даже те совершенства, блага других, которые известный человек, народ не усвоил себе в действительной жизни, он, сам со своей стороны исполняя свое особенное назначение, может по всей справедливости назвать своими как сотрудник в общем деле человечества. Таким образом, порядок жизни общественной, один раз возникший и потом непрерывно совершенствующийся, раскрывает идею добра во всех ее направлениях и ее существование делает необходимостью. Все здесь становится произведением нравственности, все совершается для целей разумных и с сознанием. Прежде всего, рождение человека на свет перестает быть делом случая и одной природы. Он рождается в недрах союза нравственного, устроенного и освященного обществом, и, рождаясь от людей, в которых первоначальная, грубая природа уже претворена сообразно целям нравственным, он получает с самым рождением тело и душу, физически уже столь совершенные, сколько совершенно состояние общества. Попечением родителей и заботливостью целого общества он вскармливается в самых нежных летах его жизни и охраняется от всех опасностей. Воспитание, раскрывая, образуя все его способности, усвояет ему, превращает в его существо тот образ мыслей, чувствований, желаний, действий, который господствует в обществе, и поставляет его в самое короткое время на ту ступень, на которой находится уже все общество. Выступая на обширное поприще света, он находится тотчас в нравственной атмосфере. Он может, конечно, выбрать между добром и злом. Но если он захочет быть добрым, тогда все питает в нем добрые чувствования, все способствует ему в укоренении добрых его намерений, все помогает ему в добрых его предприятиях; если же он захочет быть злым, тогда он остается один с немногими ему подобными, все вооружается против него, и он, если не может быть истинно добрым, должен, по крайней мере, казаться таковым. Общество разделяет с ним все свои блага, назначает его круг действия, где он вполне может раскрыть свои сокровенные силы, — дает ему в своих установлениях средства для того, чтобы он мог вести жизнь, достойную существа нравственного, — ограждает его в мирной его деятельности против несчастий физических, против случайного стечения обстоятельств жизни общественной, против внутреннего злодейства, против внешних неприятелей. Общение между людьми есть необходимое следствие осуществления высших целей человечества. Между тем как, находясь на нижней ступени человеческого образования, люди представляются нам в разнообразных несовершенных видах, на высочайшей ступени духовного совершенства каждый из них служит вполне изображением и проявлением Божественного. Каждый посему здесь составляет одно с другими, каждый есть то же, что и другие. Видя в других жизнь того же Божественного начала, которое раскрылось в нем самом, он любит их так же, как любит себя самого и как любит все Божественное. Таким образом все здесь, имея одно существо, проникнуты друг другом, живут друг в друге; между ними существует глубочайшее общение всей жизни. Ясно, что такое же отношение должно господствовать между людьми и на нижних ступенях совершенства. То же высочайшее совершенство, которое на высочайшей ступе ни своего раскрытия соединяет людей как нечто, уже действительно существующее, как нечто, вполне ими достигнутое, то же высочайшее совершенство на нижней ступени своего раскрытия соединяет их как предмет их веры и надежды, как нечто, уже не вполне достигнутое... Итак, по самой природе своей нравственные существа находятся в необходимом общении со всеми нравственными существами, и люди в особенности — в общении со всеми людьми. Верность одного нравственного существа целому обществу (союзу) нравственных существ есть Правда (Justitia) в обширнейшем смысле. Праведным мы называем не только все то, что не противоречит свойству этого общения (с отрицательной стороны), но еще более то, что служит к сохранению и укреплению союза нравственных существ между собой (с положительной стороны); неправедным, напротив, называем все то, что ослабляет и разрушает этот всеобщий союз нравственных существ. (Из: Энциклопедия законоведения)
<< | >>
Источник: В. П. Малахов. Правовая мысль: Антология. 2003

Еще по теме Константин Алексеевич Неволин:

  1. Неволин К.А. О существе закона вообще
  2. § 5. 2. Мнение К.А. Неволина о зачатках давности; несуществование таковой на Руси до конца XIV века
  3. Петр Алексеевич Кропоткин
  4. Иосиф Алексеевич Покровский
  5. Константин Сергеевич Аксаков
  6. Константин Петрович Победоносцев
  7. Константин Дмитриевич Кавелин
  8. Константин Николаевич Леонтьев
  9. НАЗАРОВ Михаил Алексеевич (1889—1937)
  10. КОНЯЕВ Константин Филиппович (1880 — после 1930)
  11. Горбунов Игорь Алексеевич
  12. Зайцев Михаил Алексеевич
  13. Веремеенко Сергей Алексеевич
  14. ЛАДЫЖЕНСКИЙ Николай Алексеевич (1884 — после 1960)
  15. ЛАДЫЖЕНСКИЙ Николай Алексеевич (1884 —после 1960?)
  16. РУКИН Владимир Алексеевич (1904 — после 1930)
  17. «Биография Григория Алексеевича Явлинского. Личные качества
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Акционерное право - Бюджетная система - Горное право‎ - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право зарубежных стран - Договорное право - Европейское право‎ - Жилищное право - Законы и кодексы - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История политических учений - Коммерческое право - Конкурсное право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право России - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминальная психология - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Образовательное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право интеллектуальной собственности - Право собственности - Право социального обеспечения - Право юридических лиц - Правовая статистика - Правоведение - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Римское право - Семейное право - Социология права - Сравнительное правоведение - Страховое право - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Судебное дело - Судебные и правоохранительные органы - Таможенное право - Теория и история государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия права - Финансовое право - Экологическое право‎ - Ювенальная юстиция - Юридическая антропология‎ - Юридическая техника - Юридическая этика -