<<
>>

§ 1. Иудейское право и его основные особенности

1. Иудейское право является одной из древнейших религиозных правовых сис!ем, существующих в современном мире. Изучению сто уделяется определенное внимание как в зарубежной1, так, отчасти, и в отечественной литературе912 913 914.
Однако с учетом его глубокой исторической возможности и значимости не только для еврейского парода, по и для ряда других соседних пародов, его огромного влияния на их общую и правовую культуру, а также на развивавшуюся в пределах их воздействия экономическую и социально-политическую жизнь, правовую теорию и правоприменительную практику, этого предошвляется крайне недостаточно. Необходимость и важность глубокого и разностороннего изучения иудейского нрава наряду с другими правовыми системами и семьями обусловливаются нс только причинами философского или религиозно-этического порядка, о чем периодически упоминается в научных исследованиях2. Наряду с этим они нредоп- pоделяются также причинами сугубо прикладного, прагматического плана. Реч1> идет, в частности, о том, что без глубокого понимания сущности и содержания иудейского права, его социальной роли и значения в жизни древнего еврейского общества практически невозможно до конца понять современное израильское право, в особенности семейное право, которое создавалось и развивалось на основе многовековых религиозных, национальных, исторических и социальных традиций и обычаев1. Невозможно также обстоятельно понять и другой, более широкий, значительно выходящий за рамки рассмотрения иудейского права, но традиционно обсуждающийся во многих странах мира гак называемый «еврейский вопрос». Все говорят о еврейском вопросе, писал но этому поводу еще в первой но «овине XX в. граф Д. Граббс — переводчик книги «Евреи и Талмуд», написанной известным французским исследователем Ф. Брсньс, «все трактуют сю вкривь и вкось, но мало кто знает, в чем же состоит этот вопрос и что же представляет из себя этот еврей, которого так ненавидят». Думаю, заключал автор, что «чтобы попять еврея, надо, хотя бы вкратце, ознакомиться с его историей и его мировоззрением...»-. 11о аналогии можно сказать, что для того, чтобы поня ть современную правовую систему Израиля — право исторической Родины евреев, необходимо «хотя бы вкратце» ознакомиться с правовой системой древних евреев, иудеев — ее исторической и религиозно-этической предшественницей. В свете сказанного весьма трудно согласиться с позицией Р. Давида, К. Жоффре-Спинози и ряда других авторов-компара- тивисгов, выделяющих среди «основных систем современного нрава», наряду с англосаксонской, романо-германской и социалистической правовой семьей, мусульманское и индусское право — религиозные системы нрава и в то же время «оставляющих в стороне» иудейское право .лишь на том основании, что сфера влияния этого нрава «значительно уже» («куда более ограниченна»), чем сфера влипия других правовых систем и семей1. 915 916 Развивая свою мысль, авторы поясняют, что «интернациональная солидарность евреев, в той мерс, в какой она существует, никогда нс выражалась в стремлении поставить иудейское религиозное право выше, чем действующее право страны, в которой они обладают влиянием. В этом плане иудейское право не играет такой роли, как, например, мусульманское право»1. С последним нельзя спорить, если принимать во внимание лишь современные и к тому же «количественные» параметры правовых семей и систем степень охвата ими современных стран и народов.
Однако подобную позицию трудно воспринять, сечи исходить из «качественных параметров» иудейского права, рассматриваемого в историческом аспекте, а именно — беспрецедентной длительности его исторического существования и глубины его непрерывного влияния в течение этого времени на различные страны и народы. 2. Что собой представляет иудейское право? Отвечая на этот вопрос, некоторые авторы акцентируют внимание прежде всего на гом, что это право является правом, сформированным древними обычаями религиозных иудеев, что это — «право их земли» и что это право (в современном его звучании) есть скорее «нечто фактическое, нежели юридическое»917 918. Другие исследователи рассматривают иудейское религиозное право как систему «юридических норм, регулирующих различные стороны повседневной жизни евреев и их верований». Содержание этой системы, по мнению авторов, формируется в основном из «норм обычного права, весьма почитаемых соблюдающими их евреями всего мира на протяжении более чем двух тысяч лет»919. Наконец, третья группа авторов при ответе на вопрос о понятии и содержании иудейского права исходит из того, что оно представляет собой не Только систему обычных религиозных норм, но и систему соответствующих религиозно-этических принципов, сложившихся на протяжении многовековой истории развития еврейского народа традиций, многочисленных толкований Талмуда и других признаваемых последователями иудаизма священных книг и писаний, а также различных решений религиозных (раввинских) судов1. В иудейском праве, подчеркивает в связи с этим профессор 3. Фальк, «на совершенно одинаковой основе» сосуществуют и функционируют, с одной стороны, нормы, закрепляющие процедуру поклонения религиозным культам и отправления религиозных ритуалов. С другой — религиозные нормы, регламентирующие поведение евреев в их частной и общественной жизни. И, с третьей стороны, - нормы, создаваемые и применяемые в настоящее время в процессе повседневной деятельности судами-. 3. Выделяя в системе рассматриваемого нрава различные группы социальных норм, принципов, религиозных толкований (доктрин). обычаев и традиций и называя их в совокупности иудейским правом, следует иметь в виду, что в данном, равно как и в других аналогичных случаях, речь идет не об израильском нраве как таковом, а лишь о его хотя и весьма важной, но тем нс менее только одной составной части. В определенной мерс, говорится по этому поводу в израильской литературе, «иудейское право выступает в реальной действительности не иначе, как интегральная часть всего израильского права»920 921 922 923 924. Несмотря на то, что большая часть израильского населения исповедует иудаизм1, впрочем, как и большинство евреев, проживающих в других странах мира, а в некоторых политических и научных изданиях, нс без определенных оснований, говорится о том, что иудаизм нс формально-юридически, а фактически является «государственной ре. шгией», «официальной религией государства Израиль»’, тем нс менее, иудейское право даже по названию, нс говоря уже о содержании, никогда не отождествлялось и не может отождествляться со всем израильским правом. Первое по своей сути и характеру рассматривается как древнейшее религиозное право, оказывающее, однако, огромное влияние па современную общественно-политическую и правовую жизнь Израиля1, в то же время второе, и файл некое, право считается в формально-юридическом плане светским правом, интегрирующим в себе, наряду с нормами светского законодательства, также и нормы религиозного, иудейского права925 926. Следует заметить, что в некоторых отечественных и зарубежных изданиях иногда вместо термина «иудейское право» употребляется термин «древнее еврейское», или просто — «еврейское право». Все эти термины используются как синонимы. Во избежание терминологической путаницы более предпочтительным перед другими терминами представляется употребление ранее обозначенного термина — «иудейское право». Но сравнению с другими терминами он точнее отражает суть исследуемой правовой материи и в силу этого является наиболее распространенным н широко признанным среди авторов, занимающихся проблемами зарубежного и сравнительного права927 928 929 930. Будучи весьма своеобразным но своей природе и характеру правом, значительно отличающимся от других правовых систем, иудейское право, по справедливому замечанию Р. Давида, не образует вместе с этими правовыми системами какой-либо отдельной правовой семьи «в полном смысле этого слова»*. Находясь в определенной взаимосвязи и взаимодействии с другими правовыми системами, оно тем не менее нс только довольно радика 1ыю отличается от них, но и в такой же мерс выделяется среди них. Иудейское право, отмечается в специальной литературе, всегда сохраняло и в настоящее время сохраняет свой «особый характер». П]юйдя более чем грехгысячелстний путь развтггия «во всех четырех углах мира, эта правовая система до сих пор сохраняет свою специфичность, выде ннощую се среди других правовых систем»3. Причем эта специфичность имеет нс локальный, а глобальный, всеохватывающий характер, распространяясь как на отдельные институты (право собственности, купли-продажи, «конкретное право» и др.)г>, так и па различные принципы иудейского права, на его многочисленные доктрины и догматы, наконец, на природ}' этого права и его идеологию931. Поэтому при изучении иудейского нрава, как и любой иной правовой системы, важно учитывать не только то общее, что сближает различные правовые системы между собой, но и особенное, что отличает их друг от друга и что подчеркивает их своеобразие, относительную самостоятельность но отношению друг к другу и неповторимость. 4. Чем конкретно отличается иудейское право от других правовых систем? Чем оно выделяется среди них? Какие черты и особенности характеризуют иудейское право по сравнению с другими системами права? Не претендуя на исчерпывающий ответ на эти и другие, им подобные вопросы, обратим внимание лишь на следующие его наиболее характерные особенности и черты. Во-первых, на весьма длительный и противоречивый, по сравнению с другими религиозными правовыми системами, период становления и развития иудейского права, сопряженный с его многочисленными изменениями, далеко нс однозначными толкованиями содержащихся в нем норм, принципов и положений с весьма разнообразными, сообразующимися с духом того или иного исторического периода дополнениями. В научной литературе существует несколько вариантов и критериев деления всей истории развития еврейского общества, государства и, соответственно, иудейской правовой системы на различные периоды, сталии и этапы. Мы не будем касаться обстоятельно данной проблематики, поскольку это — дело историков, этнографов и других специалистов. Отмстим лишь: а) что проблема периодизации иудейской общественно-политической и правовой жизни далеко не простая и далеко немаловажная для понимания сущности и выполняемой иудейским правом роли в жизни еврейского сообщества проблема2 и б) что наиболее распространенными критериями периодизации процесса становления и развития иудейской правовой системы являются не столько «чисто» юридические, сколько «смешанные» с правовыми социально-политические критерии. Так, например, если в работе 3. Фалька «Иудейское семейное право» предпринимается попытка подразделения истории развития правовой системы еврейского общества, в центре которого стоит семья и се правовой статус, на различные периоды в зависимости от характера и других особенностей религиозно-этических и правовых отношений, складывавшихся в тот или иной период в иудейской семье и в иудейском обществе932, то в работе Д. Рида «Спор о Сионе»933 934 и в изданиях ряда других авторов в процессе периодизации истории развития иудейского общества, государства и права за основу берутся лишь сугубо религиозные и идеологические кри терпи. Д. Рид, например, подразделяет всю «историю Сиона» на пять периодов. Первый — «эпоха левитов» - служителей религиозных культов у древних евреев. Именно в этот период, а точнее — в 621 г. до н. э„ по мнению автора, левиты закончили составление «своего писаного закона», получившего название Второзакония, или «Моисеева Закона» — «законодательной» основы иудейского права и «прочли его народу в Иерусалимском храме»935 936. Второй период — это «эпоха фарисеев» — представителей общественно-религиозного течения в Иудее (II в. до н. э. - II в. н. :?>.), выражавших преимущественно интересы средних слоев населения1. Период фарисеев в значительной мере совпал с римским правлением завоеванной Иудеей, закончившись вторым разрушением Иерусалима и рассеянием по миру последних иудеев. Фарисеи стремились по-своему истолковать, применительно к новым социально-экономическим условиям жизни еврейского общества, такой важнейший источник иудейского права, как Тора первые 5 книг Библии (Пятикнижие). В различных изданиях Евангелия фарисеев неизменно называли лицемерами. Третий период — это «эпоха талмудистов», — длившийся, но мнению Д. Рида, вплоть до конца XVIII в. и отличавшийся особой строгостью в отношении соблюдения правил и положений, содержавшихся в Талмуде — собрании догматических, религиозно-этических и правовых правил и положений иудаизма евреями, проживающими нс только на территории самой Иудеи, но и в других странах мира. Особое внимание при этом уделялось, согласно исследованиям автора, нормам и положениям, препятствующим ассимиляции сврссв-единоверцсв с народами тех стран, на территории которых они проживали*. Наконец, четвертый и пятый периоды, соответственно, — «промежуточный» период эмансипации евреев (XIX век) и «эпоха сионизма» (с начата XX в. и по настоящее время), как это следует из работы Д. Рида, связаны с дальнейшим развитием иудейского права не только путем его традиционного толкования и приспособления старых религиозных догм к новым социальным условиям, но и путем его более активного применения раввинскими судами, а также путем воздействия его па современное израильское право2. Позитивным в периодизации Д. Рида является сама попытка упорядочения вз! лядов и представ гений автора об истории развития иудейского общества, государства и права. Негативная сторона выражается в чрезмерной политизации и идеологизации данного процесса, в подмене одних религиозно-этических критериев периодизации иудейской общее гвенно-иолигической и правовой жизни («эпоха» левитов, фарисеев, талмудистов) другими, светскими по своему характеру, политико-идеологическими критериями (период эмансипации евреев и «эпоха сионизма»). Во-вторых, чрезвычайно противоречивый характер процесса становления и развития иудейского права, который наложил заметный отпечаток нс только на его внешнюю сторону (структуру священных книг, формы иу (ейского нрава и др.), но и на его сущность н содержание. При этом речь идет не только о противоречиях внутреннего порядка, порождаемых различными религиозными печениями и доктринами или же внутриполитической раздробленноегыо древних иудеев, приведшей в конечном счете к разделению единого Еврейского царства на два самостоятельных государства: Иудейское (южное) царство, сохранявшее традиционные иудейские законы и прежний порядок отправления религиозной службы, и Израильское (северное) царство, почитавшее культ золотого тельца и произвольно изменившее порядок богослужения3. 1 Речь идет также о противоречиях внешнего плана, связанных с непрерывным противодействием процессу развития иудейского права извне и многовековым противос гоянием, а зачастую и открытой борьбой иудейской религии и нрава с другими религиями и порождаемым ими нравом. Как свидетельствуют история, многочисленные научные исследования и документы1, религиозно-нравственное противостояние иудаизма и основанного на нем уклада жизни евреев, с одной стороны, и иных религиозных течений и соответствующих им обществе!шо-нолiffических систем, с другой, носило не временный и нс .локальный, а фактически постоянный и глобальный характер, практически распространяясь на все сферы жизни общества и государст ва и охватывая все периоды развития иудейской религии и права. Причем это противостояние, нередко переходящее в открытую борьбу, имело нс односторонний, а обоюдный, двусторонний характер. В юридическом, религиозном и социально-политическом планах это проявлялось, в частности, в том, что ограничения в правах, а зачастую религиозная нетерпимость представителей одной религии по отношению к представителям другой наталкивались на аналогичную обратную реакцию последних по отношению к первым. Примеров подобного рода взаимоотношений религий и создаваемых на их основе религиозных правовых систем мировая история дает немало. Например, древние иудеи проявляли крайнюю религиозную нетерпимое i ь к языческой вере, накладывавшую еоответе гвующнй отпечаток и па характер всех иных их отношений к «языческим народам». Наиболее ярко это проявлялось в период существования у иудеев теократического государства, когда, как утверждается в священных писаниях, Господь Бог был в отношении них — «своего избранного народа» в одно и то же время и Богом, и небесным Царем, и Царем земным. Одновременно он был и законодателем, и «главным военным Пождем». Именно от него — от Господа Бога «исходили законы, постановления и распоряжения, нс только чисто религиозного, но и семейного, общественного и государственного характера». Только он мог проявлять законода- 937 тельную юлю. н то время, как «пророки, первосвященники, вожди и судьи были лишь послушными исполнителями и проводниками его воли»1. Необходимость поддержания и сохранения чистоты иудейской веры, а вместе с тем и религиозная нетерпимость в этот период обусловливаются нс только сугубо религиозными, но и социаль- но-по литическими причинами, ибо религиозные догматы и постулаты выступали нс только как стержень, главное звено иудейской религии, но и как основа всего государственно-правового и общественного мироздания древних евреев. Крайне отрицательное отношение иудеев к языческой вере и их носителям сохранялось и в последующие годы. Если кто из иудеев, говорится в связи с этим, например, во Второзаконии - «нравственно назидательном воспроизведении» законов, изложенных в прежних священных книгах938 939 940, «пойдет и станет служить иным богам, и поклонится им, или солнцу, или луне, и. ш всему воинству небесному, чего я (Господь Бог. — М. М.) нс повелел», то каждый правоверный нудей, если ему об этом станет известно, обязан: а) убедиться еще раз, что это была правда («ты хорошо разыщи»)-’ и б) «если это точная правда, если сделана мерзость сия в Израиле», вывести мужчину того, или женщину ту, кото рые сделали зло сие, к воротам своим и «побить их камнями до смерти»1. Нетерпимое, зачастую обусловленное причинами самосохранения всего народа, отношение иудеев к чужой вере, к богам инородцев и их ре. шгпшным символам («идолам») последовательно прослеживается и в других их священных книгах. Например, в книге иод названием «Исход» каждому правоверному иудею среди целого ряда обязанностей, имеющих нс только религиозный, по и юридический характер, вменяется со стороны Бога («Законы Моисея») следующее: а) «сохрани то, что повелеваю тебе ныне»; б) «не вступай в союз с жителями той земли, в которую ты войдешь, дабы они нс сделались сетью среди вас»; в) «жертвенники их разрушьте, столбы их сокрушите, вырубите священные рощи их, и изваяния богов их сожгите огнем»: г) «ты не должен покло- няться богу иному, кроме Господа Бога, потому что Его имя «ревнитель»; Он Бог ревнитель» и д) «не вступай в союз с жителями той земли, чтобы, когда они будут блудодействовать вслед богов своих и приносить жертвы богам своим, не пригласили и тебя, и ты не вкусил бы жертвы их»1. Бескомпромиссно-отрицательное отношение древних иудеев к чужой религии, а вместе с ней и к ее носителям — «языческим народам» не могло не вызвать соответствующей реакции и со стороны последних по отношению к ним. «Исключительность евреев, их сопротивление ассимиляции, — пишет в связи с этим американский исследователь Л. Дюк в работе «Еврейский вопрос глазами американцев», изданной в рамках Хельсинкских Соглашений о правах человека, — их чуждые традиции и привычки, их часто сомнительные экономические операции и их тщательно взращиваемое отвратительное отношение к другим народам и религиям — все эти факторы вносили свой вклад в ответную реакцию со стороны христианского мира, которая в определенные моменты становится экстремальной. С каждым преследованием, от которого страдали евреи, их собственное недоверие и антипатия но отношению к неевреям усиливаются в их собственных писаниях и манерах поведения, которые в свою очередь порождали еще большие гонения»941 942. 11аряду со многими другими причинами религиозный фактор стал одним из важнейших, особенно на ранних стадиях развития мирового сообщества, в неприятии и отторжении другими народами как чуждой их верованиям иудейской религии, существовавших в ее рамках законов, иудейских заповедей и мировоззрения943. В последующие годы и столетия, как широко известно, во многих странах мира, где проживало еврейское население, неприятие и отторжение иудейской религии, правил общежития и обычаев иудеев нередко сопровождалось ограничением их в правах и гонением. В Испании, например, в период инквизиции был издан целый ряд нормативных актов в виде декретов короля и указов инквизиции, вначале резко ограничивавших нрава проживавших на территории этого государства евреев (запрещалось отправлять богослужение, соблюдать иудейские праздники и обычаи, «предписанные законом Моисея», и др.), а затем и вовсе их изгонявших из ( граны. Декретом от 31 марта 1492 г. «все евреи мужского и женского иола обязывались покинуть Испанию до 31 июля того же года под угрозой смерти и потерн имущества». Покидавшим Испанию евреям, как свидетельствует очевидец — бывший секретарь инквизиции двора Хуан-Лнтонио Льо- ренте, разрешалось продавать и брать с собой все их «движимое имущество и другие вещи, кроме золота и серебра, вместо которых они должны были получать векселя или незапрещенные товары»1. В целях соблюдения чистоты католической веры и искоренения «иудейской ереси» в стране христианам вменялось в обязанность (согласно так называемому «Льготному указу» и другим указам инквизиторов)944 945 доносить на всех тех, кто: посещает синагоги; утверждает, что «Закон Моисея в настоящее время так же действителен для нашего спасения, как и закон Иисуса Христа»; «соблюдает предписанные Моисеевым законом посты»; «совершил обрезание или распорядился совершить его над своим сыном»; женится, «соблюдая обычаи, предписанные законом Моисея»; «ест мясо какого-либо животного, зарезанного евреями»; «съел го же мясо, что и евреи, и сидел за их с голом»; «читал псалмы Давида, не говоря в копне: слава отцу» и др.946 За невыполнение «своих обязанностей» по очищению католической веры от «иудейской ереси», гак же. как и за укрывание евреев в своих домах после их изгнания из Испании, виновным в этих прегрешениях христианам [разила смерть и потеря имущества1. Аналогичным образом с преследованием евреев — носителей иудейской веры и ревнителей законов Моисея обстояло дело в этот период и в Португалии, где, согласно законодательству, на них накладывался специальный налог и устанавливались другие ограничения, а в 1496 г. — после издания декрета короля Мануэла II, предписывавшего «запретить иудейский культ, закрыть все синагоги и сжечь иудейские молитвенники», евреям было предложено или «принять католическую веру, или немедленно покинуть пределы Португалии» Отторжение иудейской веры, всех обычаев, традиций и законов иудеев, сформировавших их релшиозную правовую систему, а вместе с тем ограничения в правах или гонения евреев имели место в период инквизиции, а также в последующие столетия и в других странах. В частности, в России, согласно действовавшему законодательству, вплоть до Октябрьской революции 1917 г. евреям предписывалось жить только на строго определенной территории. В отношении них существовала так называемая «черта оседлости», в пределах которой они проживали и свободно передвигались. Правом свободного передвижения по всей России обладали только евреи, «окончившие университет, а также купцы первой гильдии»-. Разумеется, но российским меркам эта «черта оседлости», как отмечал В. В. Шульгин, представ, шла собой «целую с грану, превосходящую по своим размерам любое европейское государство, ибо она охватывала Царство Польское, Белоруссию, Литву и всю Малую Россию»1. Это дало основание Ф. М. Достоевскому в ответ на вполне естественные и понятные жалобы евреев, проживающих в России, язвительно заметить, что «наверно пет в целом мире другого народа, который бы столько жаловался на судьбу свою, поминутно, за каждым шагом и словом своим, на свое принижение, на свое страдание, на свое мученичество. Подумаешь, что нс они царят в Европе, нс они управляют гам биржами хотя бы только, а стало быть, политикой, внутренними делами, нравственностью государств»1. Однако как бы «Либеральны» не были те или иные ограничения и как бы язвительны нс были в отношении жа юб на них те или иные суждения, вот.рое остается предельно ясным: но природе своей и характеру ограничения в правах иудеев, равно как и 947 948 949 представителей любой мной религии, есть не что иное, как фактор и вместе с тем свидетельство их притеснения, давления на них и на существующие между ними религиозно-этические и иные отношения. В-третьих, преимущественно императивный характер иудейского права, преобладание в его системе прямых запретов, требований, всякого рода ограничений и обязанностей по сравнению с правами и свободами субъектов иудейского права. Иудейское право, отмечалось в связи с этим израильскими авторами, это комплекс «всеохватывающих обязанностей, регулирующих все аспекты еврейской жизни»1. Разумеется, что этот комплекс относится в первую очередь к нормам публичного права, в разряд которых следует отнести, в особенности применительно к древнеиудейскому праву, нс только нормы, регулирующие отношения членов иудейского общества к своему государству, общественным институтам, но и к Богу, к его законам и заповедям, к религиозным ритуалам и жертвоприношениям, к иудейской религии в целом. Среди многочисленных и разнообразных обязанностей по отношению к иудейской вере и к Богу' главной для правоверного иудея является обязанность строгого соб. Нодения религиозных канонов и верности своему Боту. В так называемом Синайском законодательстве в одном из изречений Бога пророку Моисею указывается прежде всего на то, чтобы: а) у Моисея и «богоизбранного народа» нс было «других богов пред липом Моим»: б) не делали себе кумира и «никакого изображения того, что на небе вверху и что на земле внизу и что в воде ниже земли»; в) «не поклонялись им и не служили им»; г) соблюдали все заповеди, идущие от Бога; и д) не произносили имени Господа Бога «напрасно, ибо Господь не оставит без наказания того, кто произносит имя Его напрасно»950 951. Важнейшими этическими, религиозными и одновременно юридическими обязанностями в системе иудейского права являются обязагшости, связанные с иепрсмешгым соблюдегшсм религиозных праздников. В священных книгах и писаниях — источниках иудейского нрава особое внимание уделяется субботе. «Помни день субботний, чтобы святить его», — говорится в книге Исход1 «Шесть дней работай и делай (в них) всякие дела твои», а «день седьмой — суббота Господу, Богу твоему: нс делай в оный никакого дела ни гы, ни сын твой, ни дочь твоя, ни раб гной, ни рабыня твоя, ни (вол твой, ни осел твой, ни всякий) скот твой, ни пришелец, который в жилищах твоих»952 953. Субботний день считается освященным самим Богом и должен быть посвящен молению 6017. Аналогичная лаиоведь — обязанность в той или иной форме повторяется и в других священных писаниях и книгах. «Субботы Мои соблюдайте и святилище Мое чтите: Я Господь», — повторяется «субботняя» заповедь в книге Левит954 955. Весьма важная группа обязанностей иудеев связана с жертвоприношениями и строгим соблюдением требований к ним и ритуалам. Согласно действующим правилам и ритуалам жертва в виде животного «должна быть без порока, мужского пола, из крупного скота, из овец и из коз», только тогда она «будет угодною Богу» и только тогда она принесет благоволение Бога1. Жертва должна приноситься только иудеем, но «никем из посторонних». В книге Левит в связи с этим существует особый запрет и на то, чтобы в жертвы не приносились животные, взятые «из рук иноземцев», потому что «на них повреждение, порок на них» и «они не приобретут вам благоволения»956 957. Требования строгого соблюдения обязанностей в публично- правовой сфере, ритуалов, заповедей и содержащихся в них запретов сопровождались, как правило, или поощрительными, или же принудительными санкциями. «Если вы будете поступать но уставам Моим и заповеди Мои будете хранить и исполнять их»с, — говорится в одной из заповедей Бога Моисею и всем иудеям, то: 1) «Я дам вам дожди в свое время, и земля дасг произрастания свои, и дерева полевые дадуг плод свой»; 2) вы будете «есть хлеб свой досыта, и будете жить на земле (вашей) безопасно»; 3) «пошлю мир на землю (вашу), .ляжете и никто вас не обеспокоит»: 4) «сгоню лютых зверей с земли (вашей), и меч нс пройдет по земле вашей»; 5) благословлю вас, «плодородными сделаю вас и размножу вас»; 6) «буду тверд в завете Моем с вами»; 7) буду жить среди вас. «буду вашим Богом, а вы будете Моим народом»1. Однако, «если же вы, — звучала в усгах Бога совсем иная интонация и формулировалась иная санкция, — не послушаете Меня и не будете исполнять всех заповеден сих», и если «презрите» Мои «постановления» и «законы», то «Я поступлю с вами гак»: 1) «пошлю на вас ужас, чахлость и горячку, от которых истомятся глаза и измучится душа, и будете сеять семена ваши напрасно, и враги ваши съедят их»; 2) «сломлю гордое упорство ваше, и к тем. чтобы «земля ваша не дата нроизрастений своих»; 3) пошлю на вас зверей нолевых, которые лишат вас детей, истребят скот ваш и вас уменьшат', гак что опустеют дороги ваши»; 4) «наведу на вас мстительный меч в отмщение за завет»; 5) «города ваши сделаю пустынею и опустошу святилища ваши»; 6) «опустошу землю вашу гак, что изумятся о ней враги ваши, поселившиеся на ней»; 7) «рассею вас между народами и обнажу вслед вас меч, и будет земля ваша пуста и города ваши разрушены»; 8) «оставшимся же из вас пошлю в сердца робость в земле врагов их, и шум колеблющегося лист погони г их, и nooeiyr как от меча, и падут, когда никто не преследует»958 959. И в заключение: «И погибнете вы между народами, и пожрет вас земля врагов ваших», а «оставшиеся из вас исчахнут за свои беззакония в землях врагов ваших и за беззакония отцов своих исчахнут»960. Говоря о преобладании в системе иудейского права обязанностей, требований, запретов и ограничений перед нравами и свободами, следует иметь в виду, во избежание недопонимания, во-первых, условность выделения в религиозных правовых системах, особенно в теократических государствах, подсистем публичного и частного права, а во-вторых, условность отделения нрав и свобод, с одной стороны, от обязанностей, с другой. В-четвертых, многофункциональный характер иудейского права, проявляющийся в том. что оно выполняет нс только стандарт ные, присущие любой правовой системе функции (регулятивные; воспитательные и др.), но вместе с тем имеет и свои собственные, присущие только ему специфические функции. Речь идет пре две всего о функциях, связашилх с формированием еврейского сообщества и поддержанием его на протяжении многих веков в духовно-нравственном и религиозном единении Эго своего рода объединительная функция иудейского права, возникшая на религиозной основе1. Отмечая уникальность и социальную значимость данной функции, венгерский ученый Г Гече писал, что «религиозная идея заключения договора (между Богом и иудейским народом. М. М.) на горе Сипай имела общественное звучание: сыновья Израиля являются избранниками Бога, осознание ими своей принадлежности к Яхве, вера в общего Бога превращают их в единый народ». И далее: «Законы этого народа формировались постепенно, по мере перехода к оседлости и складывания государства, но составители Библии верили, что данные законы родились в древние времена, в момент, заключивший с народом завет через посредника в .типе Моисея»961 962. Соблюдение одних и тех же законов, возникших на одной и той же религиозной основе, одних и тех же заповедей, обычаев, а позднее — национальных и иных традиций, несомненно, объединяло иудеев между собой, независимо от того, проживали ли они па своей исторической Родине или в других странах, выступало одним из важнейших факторов формирования и сохранения их сообщества. Разумеется, были и иные причины и факторы, способствовавшие единению иудеев. Одним из таких факторов Ф. Достоевский считал, например, существование у иудеев так называемого «государства в государстве», которое они сохраняли «всегда и везде, во время самых страшных, тысячелетних рассеяний и гонений своих»963. Под этим гермином, не имеющим ничего общего с т радиционным понятием государства, великий писатель понимал такие, с его точки зрения, особенности иуле- ев, как «отчужденность и отчудимость на степени религиозного догмата, неслиянность (с другими народами), вера в то, что существует в мире лишь одна народная личность — еврей, а другие хоть есть, но все равно надо считать, что как бы их и не существовало»964. В подтверждение своей мысли Ф. М. Достоевский ссылается на одну из заповедей, обращенную к иудеям: «Выйди из народов и составь свою особь и знай, что с сих пор ты един у Бога, остальных истреби, или в рабов обрати, или эксплуатируй Верь в победу над всем миром, верь, что все покорится тебе. Строго всем гнушайся и ни с кем в быту своем не сообщайся...»1 Вот «суть идеи этого государства в государстве», — делал вывод автор и заключал, что «конечно, есть внутренние, а может быть, и таинственные законы, ограждающие эту идею»965 966. Нс касаясь других причин и факторов, способствовавших единению иудеев, следует еще раз подчеркнуть, что иудейское право, построенное на религиозных догматах, играло и играет при этом весьма важную роль. Значительная группа функций иудейского права связана не только с воздействием его на повседневную экономическую, социально-политическую и иные сферы жизни общества, но и на современное израильское право. Несмотря на го. чго, как отмечается в научной литературе, иудейское право в его нынешнем виде «нс всегда является результатом системного мышления», а носит скорее «эмпирический» и «догматический» характер, поскольку в представлении применяющих его раввинских судов и самих являющихся оплотом этого права раввинов оно дается Богом «навечно, для соблюдения его всеми поколениями народа Израиля»967 968, — несмотря па все эти и другие отмечаемые разными авторами недостатки иудейского права, оно тем не менее оказывает весьма действенное влияние на соврсмстпюс израильское право. Об этом свидетельствует прежде всего само действующее законодательство Израиля, которое, но словам еврейского ученого Б. Лифшитца, «вне всякого сомнения, в значительной своей части бы. ю сформулировано и оформлено в соответствии с требованиями иудейского права или же в той или иной мере было подвержено влиянию со стороны его»1. На это же указывается и в многочисленных исследованиях, посвященных взаимосвязи и взаимодействию иудейского и израильского права969. При этом особо подчеркивается, что традиционное и широко охватывающее влияние иудейского нрава на современное израильское право сказывается нс только на сто различных институтах и на сто содержании, но и, отчасти, на его понятийном аппарате и правовом толковании1. Даже Декларация независимости Израиля, принятая в 1948 г., утверждающая по аналогии с декларациями других демократических государств основные принципы, на которых должно базироваться само государство, а также права и свободы граждан, закрепила положение о том. что «Государство Израиль основано на принципах свободы, справедливости и мира в их понимании израильскими пророками»970 971 972. В-пятых, ограниченный характер прямого регулятивного воздействия иудейского права на израильское общество и рас- npocrpaneiuie его на евреев, проживающих на территории других стран. В отличие от ранних стадий своего развития и от других правовых систем современное иудейское право не имеет прямого регулятивного воздействия на все общественные отношения, возникающие в пределах израильского общества и государства. Сфера его непосредственного регулят явного воздействия в настоящее время ото система отношений, являющихся объектом регулирования с помощью норм семейного права. Более точно — это прежде всего система отношений, возникающих между людьми в процессе и в результате бракосочетания и разводов'. Иудейское право, говорится по этому поводу в израильской юридической I и Герату ре. будучи неотъемлемой составной частью правовой системы современного Израиля, «формирует собой персональное право граждан еврейской национальности в отношении дел, касающихся их личного статуса»973. Это означает, что с помощью иудейского права в настоящее время решается круг таких вопросов, касающихся лично каждого еврея, как вопросы «бракосочетаний и разводов, материального содержания членов семей и алиментов», вопросы «воспрещения» (ограничения в семейно- брачных отношениях недееспособных лиц) и «управления» в от дельных случаях «рассеянной (absent) личной собственностью»1 Кроме того, иудейское право регулирует отношения, касающиеся «иудейского религиозного милосердия и богослужения, а также вопросы интерпретации религиозных концепций», в том числе — касающихся бракосочетаний и разводов «иностранных евреев», проживающих в Израиле. Относительно узкая сфера прямого роулировапия общественных отношений с помощью норм иудейского нрава вовсе не означает, что оно не имеет влияния на все иные общественные отношения. Такое влияние осуществляется опосредованно, через систему правовых норм, установленных государством при активном воздействии на процесс правотворчества и правоприменения со стороны иудейского нрава. В качестве примера можно сослаться на так называемое «диетическое право иудейской религии», нашедшее свое отражение в действующем законодательстве Израиля относительно ограничения разведения свиней, которые, как известно, согласно иудейской религии, являются «грязными животными», запрещенными к употреблению евреями Торой. В течение многих веков, напоминается в исследованиях иудейского нрава, свинья была «символом выражения ненависти и презрения христиан к иудеям»974 975 976 977 978. В силу этого иод влиянием иудейских религиозных норм и обычаев в Израиле были приняты законы (The Pig-Raising Prohibit ion Law, 5/22—1962), «запрещающие под угрозой наказания в виде огромных штрафов держать, выращивать и зарезать свиней»-*. Иск почение из этого правового запрета составляют лишь специально обозначенные в законах места, «где проживает в основном христианское население»1. Ограниченный характер непосредственного регулятивного воздействия иудейского религиозного нрава внутри израильского общества в определенной мере «компенсируется» распространением его на евреев, проживающих в других странах. Здесь также речь идет прежде всего о религиозных нормах, обычаях и ритуалах, касающихся прежде всего заключения и расторжения браков1. В израильской юридической литературе в связи с этим особо подчеркивается, что «иудейское право не претендует на универсальную или территориальную законность». Оно является «персональным правом каждого и всех евреев, независимо от их места постоянного проживания, i ражданства и даже веры»1. Ибо «еврей даже тогда, когда он принимает другую веру, все равно остается евреем, хотя он может при зл ом утратить определенные права»979 980. Последнее предопределяется «библейским подходом к отож- деств. icTiHio религии с политическими институтами и определением верности Израилю не только в силу происхождения человека», но и ею «новообращения», «прозелита» или, что одно и то же — его перехода в другую веру981. 5. Среди других черт и особенностей иудейского права, выделяющих его среди иных — религиозных и светско-правовых систем, следует указать на его ярко выраженный целевой — национальный и социальный характер, на его довольно органическое сочетание как религиозной правовой системы со всей остальной израильской правовой системой, па наличие у него особых, весьма специфических источников права, а также — принципов, лежащих в его основе и одновременно пронизывающих собой всю систему иудейского права. В научной израильской и зарубежной сравнительно-правовой литературе рассмотрению этих отличительных черт и особенностей иудейского права, равно как и других его черт и особенностей, уделяется определенное внимание. Исходя из важности некоторых из них рассмотрим их в отдельности и более обстоятельно.
<< | >>
Источник: Марченко М.Н.. Правовые системы современного мира. 2001

Еще по теме § 1. Иудейское право и его основные особенности:

  1. 63. ГИГАНТСКИЙ ИУДЕЙСКИЙ СПИРТНОЙ ТРЕСТ И ЕГО КАРЬЕРА
  2. 69. АРНОЛЬД И ЕГО ИУДЕЙСКИЕ ПОМОЩНИКИ В ВЕСТ-ПОЙНТЕ
  3. ГЛАВА 1. МЕЖДУНАРОДНОЕ МОРСКОЕ ПРАВО, ЕГО ОСОБЕННОСТИ, КОДИФИКАЦИЯ И КРАТКАЯ ИСТОРИЯ
  4. § 32. Право распоряжения. - Двоякое его значение. - Отделение его от права собственности. - Добровольное и недобровольное. - Запрещение. - Действие его и форма. - Арест движимости. - Опека
  5. Тема 2. Объекты экологического права. Право собственности на природные ресурсы. Право природопользования и его виды. Экологическое нормирование. 2.
  6. 1.1. Понятие международного права и его особенности
  7. § 67. Договор страхования. - Предмет его. - Акт страхования. - Страхуемый интерес и отношение его к действительной ценности. - Исполнение договора. - Условия вознаграждения. - Право полиса. - Страхование жизни
  8. Глава 1. Понятие наследственного права и его особенности
  9. 61. ИУДЕЙСКАЯ МОЩЬ И ДЕНЕЖНЫЙ ГОЛОД АМЕРИКИ
  10. Что такое правоотношение и каковы его особенности
  11. 76. ИУДЕЙСКАЯ ЗАГАДКА АМЕРИКИ - ЛУИС МАРШАЛЛ
  12. 67. ИУДЕЙСКИЕ СОУЧАСТНИКИ БЕНЕДИКТА АРНОЛЬДА
  13. I. Право и его признаки
  14. 65. НАПРАВЛЕНИЯ ИУДЕЙСКОГО ВЛИЯНИЯ В АМЕРИКАНСКОЙ ЖИЗНИ
  15. Иудейский переворот в Хазарии
  16. 57. ИУДЕЙСКАЯ ИДЕЯ В АМЕРИКАНСКИХ ДЕНЕЖНЫХ ДЕЛАХ
  17. Образование Франкского государства и его особенности
  18. Необходимость товарного производства при социализме и его особенности.
  19. Право собственности и способы его приобретения
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Акционерное право - Бюджетная система - Горное право‎ - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право зарубежных стран - Договорное право - Европейское право‎ - Жилищное право - Законы и кодексы - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История политических учений - Коммерческое право - Конкурсное право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право России - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминальная психология - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Образовательное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право интеллектуальной собственности - Право собственности - Право социального обеспечения - Право юридических лиц - Правовая статистика - Правоведение - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Римское право - Семейное право - Социология права - Сравнительное правоведение - Страховое право - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Судебное дело - Судебные и правоохранительные органы - Таможенное право - Теория и история государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия права - Финансовое право - Экологическое право‎ - Ювенальная юстиция - Юридическая антропология‎ - Юридическая техника - Юридическая этика -