<<
>>

Историко-правовой обзор

Первая грамота

Вступление. Формуляр вступления первой договорной грамоты, как и второй, составленный от имени Великого Новгорода, еще не достаточно разработан (вступление к третьей грамоте стало позднее трафаретно).

Грамота составлена не ранее 1 марта 1264 г. (предшественник князя Ярослава Ярославича князь Дмитрий Александрович был изгнан из Новгорода в 6772 мартовском, году) [XXXIII] (НПЛ, стр. 84,              313), но не позднее зимы

1266—1267 гг., ибо с зимы 1266—1267 гг. по 13—19 июня 1268 г. князя Ярослава в Новгороде не было, а 18 февраля 1268 г. во время Раковорской битвы пропал без вести посадник Кондрат, от имени которого составлен договор. Скорее всего, первая грамота составлена около 27 января 1265 г. (дата прибытия Ярослава в Новгород). Она легла в основу грамоты 1304—1305 гг. Новгорода с Михаилом Александровичем (ГВН и П № 7).

От владыкы — от новгородского архиепископа. После восстания 1136 г. новгородский архиепископ стал избираться в Новгороде и приобрел большое значение в политической жизни Новгорода. Новгородский владыка принимал активное участие в новгородском суде (см. ст. 2 НСГ и др.), в сношениях с русскими и иностранными князьями.

От посадника — Посадник, важнейший представитель городской администрации, с XII в. формально избирался новгородским вечем из знатнейших боярско-купеческих фамилий; по существу его избрание определялось влиянием боярской «господы». Статья дает сведения о важнейших должностных лицах, выбиравшихся на Новгородском вече. М. И. Калинин, характеризуя новгородское вече, писал: «Вспомните хотя бы древнюю русскую историю и Новгородское вече. С внешней стороны это была самая чистая демократия: весь народ решал на площади коренные вопросы и его решения проводились в жизнь». Но, подчеркивал М. И. Калинин, мы «великолепно знаем, что в Новгородском вече, в народном собрании Новгорода, по существу все важнейшие вопросы решали деньги.

Богачи располагали физической силой, располагали «добрыми молодцами», которые, приходя на вече, кричали громче всех, а подчас и пускали в ход кулаки. Историкам известно, что в этом «золотом веке» вопросы очень часто решались кулаками. Новгородское вече, конечно, не было подлинным народовластием» (М. И. Калинин, О задачах советской интеллигенции, Госполитиздат, 1939, стр. 24). Посадник ведал судебно-административными делами, сношениями с князьями, внешнеполитическими делами, вооруженными силами города.

От тысяцъскаго — Тысяцкий второе по значению выборное административное лицо. Ведал торговым судом Новгорода, вооруженными силами и др.

От всех соцъскых — Сотские, представители местных властей Новгорода. Новгород делился на 5 концов, подразделявшихся на 10 сотен, во главе которых стояли выбиравшиеся сотники (о сотнях см. Устав о мостах князя Ярослава, «Памятники русского права», вып. 1, стр. 216—

217).

От всех старейших — Городское население Новгорода делилось на «старейших» и «молодших» (см. вторую грамоту князя Ярослава), что свидетельствует о значительном имущественном неравенстве посадских людей города.

Ст. 1. Статья устанавливает присягу («хрьст цело- вати») князя в том, что он будет исполнять условия договора. Договор восходит к не дошедшему до нас доконча- нию упомянутого в статье князя Ярослава Всеволодовича («на цем то целовал... Ярослав», — ср. ст. ст. 2 и 16). Ярослав Всеволодович княжил в Новгороде в 1215—

1246 гг.

Ст. 2. Князь, согласно ст. 2, считался главою Великого Новгорода. Однако его власть была ограничена целым рядом условий. Первое условие, выдвигаемое Новгородом, носит общий характер: князь обязывался управлять Новгородом («Держати ти Новъгород»), согласно установившейся традиции, подтвержденной его отцом (т. е. «как пошло из старины», ср. ст. 20). Совершенно явное указание на то, что правовые нормы взаимоотношений князей с Новгородом установились задолго до времени составления разбираемого договора.

Ст. 3. Князю и представителям княжеской власти в Новгороде принадлежали судебные функции, ограниченные целым рядом постановлений (ср. ст. 4 второй и третьей грамоты князя Ярослава). Среди них немаловажное значение имела ст. 3, запрещавшая князю аннулировать прежние судебные решения путем нового судебного разбирательства

(ср. ст. 5).

Грамот ... не посужати — не признавать недействительными старые судебные решения в результате нового судебного разбирательства (см. ст. ст. 12, 61 ПСГ).

Ст. 4. Новгородские волости (они перечислены в ст. ст. 7, 9) были особенно важным объектом договорных отношений (там же, см. ст. ст. 4—9, 12—17, 22). Эти волости располагались по границам Новгородской республики и были важными и в экономическом и в военно-стратегическом отношении владениями Новгорода. Владимиро-суздальские и позднее тверские князья пытались различными путями присоединить новгородские волости к своему княжеству, что вызывало активное противодействие новгородских бояр. В плане борьбы новгородских бояр с князьями

следует рассматривать и ст. 4, которая запрещает князьям лишать новгородских волостей судебно-административных чиновников (повторение этого постановления для конкретного случая см. в ст. 8). С сепаратистскими тенденциями новгородского боярства удалось покончить только Москве, возглавившей процесс объединения русских земель.

Мужа — муж, в данном случае судебно-административный агент; очевидно, имеется в виду «новгородский муж», т. е. назначенный новгородскими властями (ср. ст. 9). О «мужах» см. Русскую Правду (Пр. Пр., ст. 2 и др.).

Волости — земли; новгородская волость — новгородская земля, не входившая в состав основной территории республики, которую составлял Великий Новгород с его сотнями. Управлялись волости специально посылавшимися из Новгорода «мужами», которые собирали с них дань (ср. ст. 13 со ст. 25 третьей грамоты князя Ярослава). Впрочем, термин «волость» имеет также и широкое значение, и иногда им называлась вся новгородская земля (ср.

ст. 12), — и более узкое — подразделение отдельных земель (ср. в ст. 7 волости. Волока).

Ст. 5. Важнейшие дела по управлению Новгородом (раздача волостей новгородским «мужам») и выдача грамот (законодательных актов, судебных решений) находились в совместном ведении князя и посадника (ср. конкретный случай в ст. 8).

Ст. 6. Волости Великого Новгорода управлялись новгородскими «мужами» (за исключением Волока и Торжка, см. ст. 7). Князь получал за отказ от своего права «держать» эти волости выкуп в виде «дара», который ему доставляли управлявшие волостями «мужи» (очевидно, в виде денежных приношений), см. также ст. 9 и комментарий к ст. 22. Позднее князья стремились обеспечить себе получение с волостей «дара» специальными постановлениями, — ср. в договоре 1307 г.: «А что пошлин князю в новгородь- скои волости, того мы мене не таити в всех волостьх» (ГВН И П №№ 9, 10) ; то же в грамоте 1317—18 гг. (там же, № 13), ср. в грамоте 1327 г.: «А новгородьцем волости и оброкрв княжих не таити» (там же, № 14). Дар платился князю и при въезде в Новгород: «А коли, княже, поедешь в Новгород, тъгда тобе дар емати по постояниям, а коли поедешь из Новгорода, тъгда дар не надобе» (грамота

1304—1305 гг., там же, № 7). О «даре» великокняжескому наместнику упоминает ст. 8 «Рукописания» князя Всеволода.

Ст. 7. Исключение из общего правила о новгородских волостях (см. ст. 6) составляли Волок и Торжок, управлявшиеся «по половинам»:              одной половиной этих земель

управлял княжеский тиун, а другой — новгородский «муж». Такое особое управление («сместное» — совместное) было установлено ввиду особой важности Волоколамска и Торжка, как важнейших ключевых военно-стратегических пунктов на границах Новгорода. В этих пунктах князь, как глава вооруженных сил Новгорода, держал не только вооруженные отряды, но и свой административный аппарат, возглавлявшийся тиунами. Волок и Торжок, находившиеся на суздальско-тверском и московском рубежах, являлись особенно важным объектом борьбы Новгорода с великими князьями тверскими и московскими.

Тивун — слуга; имеется в виду княжеский (cmi. ст. 17 второй грамоты князя Ярослава). О тиунах подробнее см. Русскую Правду.              .

Ст. 8. Имеется в виду какое-то конкретное событие из времени княжения в Новгороде Дмитрия Александровича, сына Александра Невского (1259—1264 гг.). Статья яв-lt; ляется конкретизацией ст. ст. 4, 6.

Ст. 9. Статья содержит перечисление новгородских волостей, находившихся в управлении новгородских «мужей».

Бежиче — Бежецкий верх, край к востоку от р. Меты по направлению к Мологе. См. историко-правовсй обзор к Уставу князя Святослава 1137 г.

Городець— во второй и третьей грамоте Городець Палець; ср. Городець в грамоте Святослава 1137 г. А. Н. Насонов сопоставляет с позднейшей дер. Палищи; (19 км западнее г. Бежецка). С именем Иванки, которому была дана волость, сопоставляется погост Иоанн Милости-^ вый, находящийся вблизи этой деревни.

Мелечя —волость на северо-восточной границе Бежецк кого верха (по р. Мелече, притоке Белой, впадающей в Мо- логу).              .

Шипино — севернее Мелечи, около позднейшего Весье- гонска.

Ю Зак. 3582. Памятники русского права, вып. II

Егна — находилась на р. Егнице, впадающей в Мо- логу близ Весьегонска.

Заволоцъе — Заволочье, Двинская земля; о ней см. Двинскую Уставную грамоту 1397—1398 гг.

Колоперемъ — упоминается как новгородская волость в последний раз в договорной грамоте 1304—1305 гг. (ГВН и П № 7). Местонахождение этой волости не ясно.

Тре — Терский берег, восточное и южное побережье Кольского полуострова.

Перемъ — Пермь, земли народа коми по pp. Вычегде й Выми.

Югра — земли народов ханты и манси, в бассейне р. Оби, частично на западных склонах Северного Урала.

Печера — волость в районе р. Печоры.

Ст. 10. Статья ограничивала хозяйственную инициативу князя. Характерно, что статья — приписка (как и ст. 24) в тексте грамоты; обе они отсутствуют во второй и третьей грамотах князя Ярослава.

В грамоте 1304—1305 гг.

уточнено: «за 60 вьрст около города, а дале куда кому годно» (ГВН и П № 7). В грамоте 1327 г. вместо «бити» стоит «гонити» и добавлено: «а в той шьстидесят новгородьцю гонити, князя докладая князя, а дале, куды кому годно» (там же, № 14) *. Речь идет, очевидно, о привилегии князя по разведению и торговле свиньями в районе Новгорода.

Статья 11. Статья отражает борьбу боярского руководства Новгорода с закладничеством за князя и лиц из его окружения, борьбу с выводом новгородцев за пределы феодальной республики (ср. ст. 19). Бегство крестьян и их вывод подрывали экономическую базу боярского хозяйства, основанного на жестокой эксплуатации крестьянского труда. Усиление экономических и политических позиций княжеской власти также противоречило интересам крупнейших новгородских землевладельцев-феодалов. С закладничеством за новгородских бояр договорные грамоты никакой борьбы не ведут.

Закладчиков — Закладчики, лица, поступавшие в зависимость к феодалу. Вербовались из числа смердов, куп-

1 При датировке договорных грамот великих князей с Новгородом составитель «Памятников» внес, сравнительно с ГВН и П, необходимые уточнения.

цов (см. вторую (ст. 12) и третью (ст. 37) грамоты князя Ярослава). Ср. выражение «челяди не закупати, ни даром примати» в ст. 12 проекта договора с Казимиром IV. Закладчики были подсудны феодалам, к которым они зало- жились. В грамоте 1294—1300 гг. князь Михаил писал: «кто будеть закладень позоровал ко мне, а жива в Новь- городьскои волости, тех всех отступил ся есмь Новугороду»

(ГВН И П №№ 4, 5).

Ст. 12. Стремясь предотвратить усиление княжеской власти, боярское руководство Новгорода запрещало князю и его окружению приобретать владения в Новгородской земле.

Бояром — феодальной знати из княжеского окружения.

Свобод ставити — основывать слободы. Слободы — частновладельческие поселения, освобожденные временно или постоянно от уплаты важнейших податей в пользу Новгорода («свободить» — освобождать). Слободы бывали центром целой группы поселений. Слободы в Новгородской республике основывались в малонаселенных районах, содействовали освоению и заселению новгородских окраин (ср. Глотову слободу в Перми, основанную выходцами из Новгорода, и др.).

Ст. 13. Статья запрещает князю осуществлять свои судебно-административные функции за пределами Новгорода, являясь дополнением и развитием ст. 5. Позднее это общее постановление уточнялось (ср. в грамоте 1304— 1305 гг. «А за рубежь из Новгородьскои волости твоим дворяном суда не водити, ни судити» — ГВН и П № 6).

И Суждалъскои ти земле — тебе из Суздальской земли. Упоминание о Суздальской земле, тесно связанной с Тверью, в грамоте великого князя Ярослава говорит о том, что основа ст. 13 восходит еще к старинному соглашению Новгорода с владимиро-суздальскими князьями (см. ст. 19 второй грамоты князя Ярослава).

Не рядити — не управлять, в аналогичной ст. 25 третьей грамоты князя Ярослава — «судити». Ср. в договоре 1304—1305 гг. «А ряду в Новьгородскои волости тобе, княже, и твоим судиям не посужати» (ГВН И П № 6).

Ст. СТ. 14—16. Статьи регламентируют поездки князя и его слуг с целью охоты, рыбной ловли и т. д., ибо эти

поездки сопровождались многочисленными поборами с населения и могли привести к закреплению тех или иных районов за князем.

Озвадо—в позднейших договорах Взвад (ср. грамоту 1371 г. — ГВН и П № 15), погост, находившийся на р. Ло- вати, близ впадения ее в озеро Ильмень.

Звери гонит — охотиться.

Русу — Руса (позднее Старая Руса), центр «княжеской сотни». В районе Русы были разработки соли. Неясно* о какой поездке в Русу и Аадогу говорят ст. ст. 14 и 15, очевидно, с целью сбора «даней» и проездного суда (ср. ст. 11 проекта договора с Казимиром IV 1470—1471 гг., а также грамоту Василия II русским тониикам).

По отца твоего грамоте — ссылка на договорную грамоту князя Ярослава Всеволодовича, положенную в основу договора его сына (см. ст. ст. 1 и 2).

Ст. 17. Статья ограничивает время, в течение которого разрешалась посылка княжеского представителя; основана на новгородской статье, пошлине.

Меженъ по Петрове дни — Петров день — 29 июня. В грамоте 1304—1305 г. «лете с Петрова дни, по пошлине» (ГВН И П № 7), ср. в другой грамоте того же времени «А судье слати тобе свое на Петров день, тако пошло» (там же, № 6). В дальнейшем наблюдается тенденция к дальнейшему ограничению княжеского суда по волостям. Г рамота 1304—1305 гг. требует судить беглых людей в Новгороде, запрещая самосуд над ними по волостям; кроме того, в ней говорится, что «купцины в силу не судити по волости» (там же, № 7).

Ст. 18. Статья делает исключение из общего запрещения князьям владеть селами в новгородских землях (ст. 12); пожнями им владеть разрешалось.

Твои брат — Александр Невский (см. ст. 15 второй грамоты князя Ярослава). Статья свидетельствует о решительной политике борьбы Александра Невского с боярской верхушкой Новгорода (ср. также ст. ст. 5, 16 второй грамоты).

Пожне — (от слова «жать») сенокосы, луга.

Ст. 19. Примыкая к ст. 11. статья 19 запрещает князю вывод какого бы то ни было населения с новгородской территории.

Ст. 20. Статья предусматривает неизменяемость пош- лин-погонов (ср. ст. 17 второй грамоты), взимавшихся княжескими дворянами.

Погоны (прогоны) — пошлины, платившиеся за путевые расходы дворянам (см. ст. 8 Уставной Двинской грамоты 1397—1398 гг.).

Ст. 21. Статья устанавливает размер проездных пошлин, взимавшихся в пользу князя. Речь идет не о новгородских мытах, а о мытах в великом княжении (ср. уточнение в ст. 19 второй грамогы; о новгородских мытах см. ст. 21 третьей грамоты). Статья, таким образом, составлена в интересах новгородского купечества, заинтересованного в облегчении сношений с «Ни зом» (Владимиро-Суздальской землею и в особенности с Тверью). Ср. в грамоте 1304— 1305 гг. «А по всей Суждальской земли гостити новгородцю без рубежа» (ГВН и П № 7).

У мыта — у места, где взимались торговые проездные пошлины (ср. ст. 21 третьей грамоты князя Ярослава). О мытнике см. комментарий к Русской Правде; о мыте см. ст. 31 договора 1229 г. Смоленска с Ригою. векши —¦ векша, мелкая монета (см. Пространную Правду).

Ст. 22. Статья запрещает посылку княжеских слуг (для судебно-административных целей) в Заволочье. Новгородские князья пытались укрепиться на Двине. Посылка туда слуг для производства суда, сбора дани и приобретения охотничьих птиц и т. п. была одним из средств для достижения этой цели. Статья 22 — приписка к основному тексту первой грамоты; во второй и третьей грамоте князя Ярослава она отсутствует.

В начале XIV в. в связи с продвижением тверских князей на север вопрос о Заволочье приобрел особое значение. В одной договорной грамоте Новгорода с тверским князем 1304—1305 гг. говорится: хсА тобе серебро имати» (ГВН и П № 6). В другой грамоте тех же лет вместо выражения «слати новгородца» — говорится «продаяти ти дань своя новгородцю» (ГВН и П № 7). В грамоте 1307 г. новгородцы вынуждены были отступить «А за Волок ти слати своего мужа из Новагорода в дву носаду по пошлине; а опять ехати туды же на Новъгород; а с Низу ти не слати» (там же, Me 9, 10). В грамоте 1327 г. говорится иначе: «А за Волок ездити судьи, како пошло по новгородьскои пошлине» (ГВН и П № 14).

Ст. 23. Заключительная статья договора, содержит в себе присягу в добросовестном исполнении условий договора, которую должен был принести князь.

Без всякого извета—без какого-либо обмана, предательства, измены. В ст. 18 второй грамоты князя Ярослава вместо «извета» стоит «перевода».

При наших послех — Князь приносил присягу перед новгородскими послами, т. е. накануне прибытия в Новгород. Ценное сведение о времени составления документа.

Вторая грамота

'Вступление. Грамота составлена не ранее 1 марта 1264 г., но не позднее зимы 1266—1267 гг. (см. комментарий к первой грамоте). Она отражает другой вариант докончания Новгорода с князьями, который лег в основу и третьей грамоты князя Ярослава. Поскольку составлена она позднее первого докончания, то датировать ее следует концом зимы 1266—1267 гг., т. е. кануном вторичного прибытия князя в Новгород (см. комментарий к ст. 18). Во вступлении добавлено, по сравнению с первой грамотой, указание на «меньших» людей Новгорода.

Ст. 1. В отличие от первой грамоты второе докончание содержит ссылку на какие-то не дошедшие до нас грамоты «дедов» Ярослава Ярославича и «отцев» (ср. ст. 21). Это сведение указывает на сравнительно длительное существование формуляров княжеских договоров (докончаний), восходящих во всяком случае ко второй половине XI века.

Княжеские «Ярославовы грамоты» упоминаются в летописи под 1228—1230 гг. Л. В. Черепнин полагает, что в данном случае летопись имеет в виду князя Ярослава Владимировича (1182—1199              гг.).

Ст. 2. По сравнению с первой грамотой новгородская пошлина уточняется, как старина («в старине»).

Ст. 4. В статье отсутствует запрещение князю раздавать без посадника грамоты, имеющееся в первой и третьей грамотах князя Ярослава.

Ст. 5. Статья говорит о каких-то мероприятиях Александра Невского и его сына Дмитрия по организации управления новгородскими волостями (об одном из них говорила ст. 8 первой грамоты).

Ст. 7. Статья сохранила более архаичную редакцию запрещения владеть селами, чем ст. 12 первой грамоты; в ней говорилось первоначально о Бежицах, а потом лишь распространено на весь Новгород. Специально о Бежицах

говорила и ст. 12. Добавлено в ст. 7 лишь уточнение о запрещении покупать села и «даром приимати», — имеется в виду заклад сел за князя (ср. о закладе в Бежицах ст. 12). Зато нет ни слова о запрещении князьям ставить слободы. Дальнейшая история взаимоотношений Новгорода с князьями полна борьбы с попытками князей захватить право на владение селами в новгородской земле. Князь Михаил Ярославич добился признания своих захватов в 1294— 1300 гг.: «А што будеть моих сел в Новъгородьскои волости или моих слуг, тому буди суд без перевода» (ГВН и П №4, ср. № 5). Однако в 1307 г. князю пришлось отказаться от этих привилегий, «что свобод Дмитриевых и Андреевых и что сельць тягнуло к тым свободам, того всего тобе съступитися, то все к Новугороду бес кун. А что, княже, сел твоих, и владычьних и княгыниных, и бояр твоих, и слуг твоих на Новгородьскои земли: которое село зашло бес кун, то бес кун пои деть к Новугороду; а кто купил, а тыи знаеть своего истьца, или дети его; истьца ли не будеть ни детии его, целовати ему хрьст, како истьца не сведаеть, взяти ему куны, колико будеть дал, по исправе, а земля к Новугороду» (ГВН и П № 9, ср. № 10 и грамоту 1371 г., там же, № 15). Аналогичное постановление в грамотах 1316, 1317, 1317—18 и 1327 гг., там же, №№ 11—14.

Ст. 8. Статья отличается большей стройностью редакции, чем статьи 7—9 первой грамоты князя Ярослава. Во- первых, здесь перечислены в одном месте все новгородские волости; во-вторых, исключено, как повторение, замечание о порядке управления новгородскими волостями (см. ст. 3); в-третьих, специальное решение об Иванке введено в текст общей статьи о волостях.

Ст. 9. Статья дает более архаичную редакцию статьи о Русе, разрешая поездки в Русу каждую осень (вместо зимней поездки раз в три года).

Ст. 10. В статье добавлено (сравнительно со ст. 16 первой грамоты) разрешение посылать в Ладогу медовара.

Ст. 11. Единственная (кроме заключительной ст. 21) из статей второй грамоты, отсутствующая в первой и третьей грамотах князя Ярослава. Устанавливает временную — на 3 года — независимость суда для Обонежского и Бежецкого ряда. Очевидно, с этим мероприятием связаны

приписки об «Обонежском» и «Бежецком» ряде в Уставной грамоте князя Святослава 1137 г. (см. комментарий к этому памятнику).

Ст. 12. Статья 12 дошла в более архаичной редакции, чем соответствующая ст. 11 первой грамоты князя Ярослава (ср. комментарий к ст. 7). В статье только добавлено запрещение принимать закладные для дворян, а закладчики расшифрованы, как смерды и купцы. В 1294—1300 гг. князь Михаил добился признания за собою закладчиков («давных людии») из Торжка и Волока, заложившихся за тверскими князьями при князе Александре Невском и его брате Ярославе, — «тем тако и седети, а позоровати им ко мне» (ГВН и П № 4, ср. № 5). Появление закладчиков из числа волочан и новоторжцев не случайно. Волок и Торжок находились в «сместном» управлении Новгорода и великих князей, тяготевших к этой феодальной республике.

Ни смерда — смерды — основное население Новгородской республики, феодально-зависимые крестьяне (см. ст. 37 третьей грамоты Ярослава). В договорной грамоте Новгорода с Казимиром IV, составленной в 1440—1443 гг., скорее всего в 1440 г., говорится: «за холоп, за робу, за должник, за розбоиник не стояти ни мне, ни вам, и за поручник и за смерд: выдати его по исправе» (ГВН И П № 70); ср. также ст. 20 проекта договора с Казимиром IV

1470—1471 гг.

Ст. 16. Так же, как и ст. 15, говорит о каких-то важных мероприятиях Александра Невского- Статья не раскрывает перед нами, в чем состояло «насилье», чинившееся князем. Но, очевидно, дело касалось обуздания своеволия новгородских бояр.

Ст. 17. Ко княжеским дворянам, упомянутым в ст. 20 первой грамоты князя Ярослава, ст. 17 второй грамоты добавляет и тиунов, заменяя слишком общее наименование «пошлин», полагающихся им, конкретными «погонами».

Ст. 18. Упоминание о послах, при которых присягал Ярослав, говорит о том, что грамота составлена еще до прибытия (вторичного) князя в Новгород.

Ст. 19. Статья сохранилась в более архаичной редакции, чем ст. 21 первой грамоты князя Ярослава. Об этом говорит упоминание о суздальской земле, которое явно не соответствует княжеству князя Ярослава (см. комментарий

к ст. 13 первой грамоты князя Ярослава). В статье 19 нет упоминания о новгородце и новоторжце, ибо она устанавливает правило, относящееся ко всем жителям Новгорода.

Ст. 20. Статья, составленная в интересах новгородских купцов, запрещает князю облагать купечество подводною повинностью.

Повозов—повоз, обязанность поставлять подводы (ср. «подвод по Новгородцкой отчине не имати» в ст. 13 проекта договора с Казимиром IV 1470—1471 гг.) и другие транспортные средства. Ср. конкретный случай взимания подвод в Перми в грамоте 1363—1389 гг. (ГВН и П № 87). В 1209 г. новгородцы возмутились на посадника Дмитра и его браты «яко ти повелеша на новгородьцих сребро имати, а по волости куры брати, по купцем, виру дикую и повозы возити» (НПЛ, стр. 51).

Разве ратной вести — кроме сообщений, связанных с ведением войны.

Ст. 21. В связи с общей тенденцией грамоты (ср. ст. 1) подчеркивается, что установления грамоты основаны на новгородской «пошлине», старине.

Третья грамота

Вступление. Поскольку в грамоте упомянут посадник Павша и ни слова не говорится о тысяцком, то она могла быть составлена или летом — осенью 1268 г. (тысяцкий Кондрат пропал без вести после Раковорской битвы 18 февраля 1268 г., но только летом того же года князь Ярослав примирился с Новгородом, а зимою 1268—1269 гг. был назначен новый тысяцкий — Ратибор) или в 1270 г. (в этом году тысяцкий Ратибор некоторое время находился при дворе татарского хана). Вторая датировка более основательна, ибо текст договора связан с новгородскими событиями 1270 г. (см. ниже).

Третья грамота в основной своей части базируется на второй грамоте князя Ярослава (хотя некоторые статьи взяты в редакции первой грамоты) и в свою очередь легла в основу ряда последующих докончаний новгородцев с князьями, ср.: а) грамоту 1304—1305 гг. (ГВН и П № 6), которая была использована при составлении грамоты 1307 г. (там же, №№ 9-10), положенной в основу

докончания 1371 г. (там же, № 15); б) грамоту 1327 г. (там же, № 14, в нее введены и статьи из грамоты № 6); в) грамоту

1433—1434

гг. (там же, № 19), на которой основан Новгородский противень Яжелбицкого договора 1456 г. (там же, № 22) и через посредство последней Новгородский противень Коростынского договора 1471 г.

Ст. 4. Сохранилась в редакции, более близкой к ст. 5 первой грамоты Ярослава, чем к ст. 4 второй грамоты. Характерно прямое запрещение князю судить суд без посадника. Позднее в грамотах говорилось прямо, ср. в грамоте 1304—1305 гг.: «А самосуда не замышляти» (ГВН и П № 6), ср. в другой грамоте того же времени: «А твоим судиям по волости самосуда не замышляти на людех по Новгородской волости» (там же, № 7).

Ст. 9. Статья вводила ограничение поездок в Русу, имевшее место в ст. 14 первой грамоты князя в отличие от ст. 9 второй грамоты.

Ст. 10. в статье имеется характерное дополнение о грамоте, которую отнял князь Ярослав Ярославич, показывающее значение, придававшееся правовой документации в феодальную эпоху.

Ст. 12. В статье имеется ряд добавлений, в частности, очень важное запрещение князю выдавать грамоты людям из новгородских волостей. «Дворяне» в ст. 12 второй грамоты князя Ярослава заменены более широким термином «слуги», в состав которых входили, например, и тиуны (см. ст. 17 второй грамоты). О слугах подробнее см. ст. 2 Двинской Уставной грамоты 1397—1398 гг.

Ст. 16. Новая статья. Она фиксирует конкретный случай нарушения князем Ярославом Ярославичем ст. 14 договора, запрещающей «посужать» старые грамоты, т. е. отменять прежние, в первую очередь судебные решения.

Ст. 18. Содержит уточнение величины путевых денег (погонов), шедших дворянам. Остается неясным, от какого тиуна шло «по 2 куне» (в грамоте 1307 г. «по две долгеи» — ГВН И П № 9, ср. № 10) дворянину и почему погоны платит князь, а не население. По ст. 17 второй грамоты князя Ярослава пошлины шли не только дворянину, но я тиуну. В дальнейшем новгородцы боролись с попытками княжеской власти увеличить число судебных пошлин (ср.

грамоту 1304—1305 гг.: «А вязчего не пошло по Новго- родьской волости, то судиям твоим отложити»              ГВН и

П № 7).

Ст. 21. Статья запрещает князьям ставить слободы в Новгородской земле; тем самым она восходит к ст. 12 первой грамоты князя Ярослава. Одновременно запрещается князьям установить в новгородских землях мыты, где собирались таможенные пошлины. Это установление отражало интересы новгородского купечества.

Ст. 22. Новая статья. Разрешает князю сборы дани на двух погостах — «Имоволозьском» и «Важаньском» (ср. р. Важену, впадающую в р. Свирь).

Ст. 23. Также новая статья. Как и ст. 16, говорит о конкретном случае княжеского «насилья», вызвавшем недовольство новгородцев. Очевидно, князь Ярослав пытался подчинить своей власти церковных феодалов (ср. ст. 31).

Хотуниче — может быть Хутынь.

Ст. 24. Очень важная новая статья; в дальнейшем, как и аналогичная ст. 27, вошла в большинство договоров с князьями. Статья запрещала князю принимать жалобы от холопов на своих господ, защищая тем самым интересы крупных феодалов, владельцев холопов. Статья 24 изымала холопов из-под юрисдикции князя.

О холопах интересно постановление договора 1294— 1300 гг.: «А холопы и долъжникы, и поручникы выдавати по исправе» (ГВН И П № 4); в новгородском противне договора 1294—1300 гг. уточнено: «кому не будеть суда, тех выдаваю без суда; а кто речеть суд, а тому суд» (там же, № 5). Статья явно противоречит ст. 24 третьей грамоты Ярослава. Уже в грамоте 1304—1305 гг. поэтому появляется уточнение: «А старосте ни холопа ни робы без господаря твоим судиям не судити» (ГВН И П № 6). И В другой грамоте тех же лет: «А холопа и половника не судити твоим судиям без господаря; судити князю в Новегороде, тако пошло. . . А холоп или половник забежить в Тферьскую волость, а тех, княже, выдавати; который же въстворить суд собе, судите его в Новегороде» (ГВН и

П № 7).

Вадити — возводить обвинения (ложные, ср. ст. 27). Ср. в грамоте 1304—1305 гг.: «Аже възъидеть к тобе*

княже, на мужа обада (наговор, клевета. — А. 3.), тому ти веры не яти, дати тому исправа» (ГВН И П № 7).

Ст. 25. Восходит к ст. 13 первой грамоты князя Ярослава и содержит лишь некоторые уточнения (устаревшая «Суздальская земля» заменена «Низом», т. е. Северо-Восточной Русью вообще); вместо старого «рядити» употреблено более конкретное «судити».

Ст. 26. Статья запрещала князю по возвращении в Новгород мстить новгородцам за оказанное ими в 1270 г. сопротивление княжескому «насилию» (ср. НПА, стр. 88), ср. также ст. 32.

Ст. 27. Новая. О ней см. комментарий к ст. 24.

Ст. 28. Статья имеет в виду, очевидно, задержку князем Ярославом во время «размирья» с Новгородом новгородских купцов (с целью сломить сопротивление боярско- купеческой верхушки феодальной республики).

Ст. 29. Рисует одно из неудавшихся мероприятий князя Ярослава, стремившегося взять под свой контроль торговлю немецкого двора. Это мероприятие нарушало традиционные новгородские установления (см. договор 1189—1199 гг.) и было с неудовольствием встречено боярской верхушкой Новгорода. В 1270 г. новгородцы заявляли князю: «чему выводить от нас иноземца, который у нас живуть» (НПЛ, стр. 88). Около этого же времени один из послов Менгу-Темира дал специальную грамоту «немецким гостям» на свободный проезд по своей территории

(ГВН и П № 30). В 1270 г. Менгу-Темир выступал в посреднической роли во время столкновения новгородцев с князем Ярославом Ярославичем; его послы «сажали» великого князя в Новгороде (ср. приписку на обороте третьей грамоты Ярослава). В дальнейшем великим князьям приходилось обеспечивать торговлю своих купцов в Новгороде «без рубежа», ср. в грамоте 1327 г.: «А сужь- дальскому гостю гостити в Новгород без рубежа, без пакости» (там же, № 14).

В Немецъском дворе — в Ганзейском дворе; о нем см. в проекте договора 1269 г. Новгорода с Любеком (ГВН и П № 31).

Ст. 30. Статья посвящена обмену пленными, ликвидации последствий ссоры между князем и Новгородом в

1270 г.

Заточен — находится в заточении, заключении.

Ст. 31. Новая. О ней см. комментарий к ст. 23.

Ст. 32. Новая. О ней см. комментарий к ст. 26.

Ст. 34. Новая. Новгородцы добились через посредство татарского хана (Менгу-Темира) свободы торговли по земле князя Ярослава для своих купцов. Ту же льготу получили и немецкие купцы (ср. ГВН и П № 30).

По цесареве грамоте — по грамоте татарского хана, ср. такую же грамоту для немецких купцов (ГВН и

П № 30).              ~

Ст. 35. Восходит к ст. 17 первой грамоты князя Ярослава.

Ст. 36. Восходит к ст. 19 первой грамоты князя Ярослава.

Ст. 37. Новая статья, составленная по конкретному случаю захвата князем Ярославом Ярославичем и лицами его окружения новгородских закладчиков. Статья отчетливо рисует организацию новгородского купечества и крестьянства. В общей форме статья вошла в последующие докончания Новгорода с князьями.

В сто — с#о, в данном случае, административная единица, на которые делилась территория Новгорода. О сотниках см. Новгородскую Судную грамоту.

Погост — административная единица в новгородских землях, выросшая на базе разложения сельской общины.

За Гюргемъ — за князем Юрием Андреевичем Суздальским.

ТАБЛИЦА

СООТНОШЕНИЯ СТАТЕЙ ДОГОВОРОВ ВЕЛИКОГО КНЯЗЯ

ЯРОСЛАВА ЯРОСЛАВИЧА С НОВГОРОДОМ

Третья грамота

Вторая грамота

Первая грамота

Вступление

Вступление

Вступление

1

1

1

2

2

2

3

3

6,9

4

4

5

5

5,8

8

6

6

7

7

7

12

8

8

9

9

9

14

10

10

16

11

15

11

10

12

12

11,19

13

13

4

14

14

3

15

15

18

16

17

16

—•

18

17

20

19

19

* 21

' —

22

20

20

21

12

22

23

24

25

13

26

—¦

27

28

——

29

—.

30

—.

—¦

31

32

33

18

23

/>34

              .

——

35

- г

17

36

¦ 1

19

37

ОСНОВНЫЕ ИЗДАНИЯ Грамоты Великого Новгорода и Пскова, под ред. С. Н. Валка,

М.-Л., 1949. Шахматов А. А., Исследование о языке новгородских грамот XIII и XIV вв. «Исследования по русскому языку Академии наук», т. I, СПБ, 1886. Памятники истории Великого Новгорода и Пскова. Подготовил к печати Г. Е. Кочин, Л.-М., 1935. Памятники истории Великого Новгорода, под ред. С. В. Бахрушина, М., 1909.

ОСНОВНЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ Кочин Г. Е., О договорах Новгорода с великими князьями. Ученые записки Ленинградского педагогического института им. Герцена, т. 39, Л., 1939. Насонов А. Н., «Русская земля» и образование территории древнерусского государства, М.-Л., 1951. Пресняков А. Е., Образование великорусского государства, П., 1918. Ч е р е п н и н Л. В., Русские феодальные архивы XIV—

XV вв., ч. 1, М.-Л, 1948. Шахматов А. А., Исследование о языке новгородских грамот XIII и XIV вв., СПБ, 1886. Ю ш к о в С. В., История государства и права СССР, ч. 1*

М., 1950.

<< | >>
Источник: Юшков С.В.. Памятники русского права. Выпуск 2. Памятники права феодально-раздробленной Руси XII—XIV вв. 1953

Еще по теме Историко-правовой обзор:

  1. Историко-правовой обзор
  2. Историко-правовой обзор
  3. Историко-правовой обзор
  4. Историко-правовой обзор
  5. Историко-правовой обзор
  6. Историко-правовой обзор
  7. Историко-правовой обзор
  8. Историко-правовой обзор А)              ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЕ СТАТЬИ
  9. Историко-правовой обзор А.              Устав князя Владимира первой редакции
  10. Историко-правовой обзор а)              Краткая группа Восточно-русской редакции Устава князя Ярослава
  11. Историко-правовой обзор
  12. Историко-правовой обзор Договор Смоленска с Ригою 1229 г.
  13. Историко-правовой обзор
  14. Историко-правовой обзор
  15. Историко-правовой обзор
  16. ИСТОРИКО-ПРАВОВОЙ ОБЗОР
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Акционерное право - Бюджетная система - Горное право‎ - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право зарубежных стран - Договорное право - Европейское право‎ - Жилищное право - Законы и кодексы - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История политических учений - Коммерческое право - Конкурсное право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право России - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминальная психология - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Образовательное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право интеллектуальной собственности - Право собственности - Право социального обеспечения - Право юридических лиц - Правовая статистика - Правоведение - Правовое обеспечение профессиональной деятельности - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Римское право - Семейное право - Социология права - Сравнительное правоведение - Страховое право - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Судебное дело - Судебные и правоохранительные органы - Таможенное право - Теория и история государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия права - Финансовое право - Экологическое право‎ - Ювенальное право - Юридическая антропология‎ - Юридическая периодика и сборники - Юридическая техника - Юридическая этика -