<<
>>

Историко-правовой обзор

Заголовок. С. В. Юшков относит заголовок («Суд Ярославль Володимеричь») к первой половине Пространной Правды, которая, по его мнению, была лишь механически присоединена ко второй части («Устав Володимерь Всево- лодича»).

А. А. Зимин считает, что первый заголовок появился при составлении всей Пространной Правды, как ее общее наименование. Основу для этого заголовка дал текст первой половины Пространной Правды, которая базировалась на законах Ярослава (ст. 2 Пр. Пр., «яко же Ярослав судил»).

Подобным же образом, на основе церковных уставов Владимира и Ярослава в XII—XV вв., возникали обширные их редакции, в которых с именем названных князей связано лишь небольшое первоначальное ядро. Ср. также в ст. 9 Пространной Правды Покон Вирный, приписанный Ярославу Мудрому, хотя он содержит позднейшие изменения и дополнения.

Ст. 1 (ср. ст. ст. 1, 19, 22 Кр. Пр.). Нормы ст. 1 Пространной Правды в отличие от соответствующей ей ст. 1 Краткой Правды посвящены исключительно вопросам взимания виры. Запрещение кровной мести и взыскание головничества в общей форме сформулировано ниже, в ст. 2 Пространной Правды. Упоминание о кровной мести в ст. 1 Пространной Правды было анахронизмом и соответствовало лишь манере изложения законодательного материала. В этом памятнике обычно перед сообщением о важных нововведениях излагается старая законодательная норма, которая отменялась или видоизменялась последующей. Второй заголовок («Правда Русьская») заимствован из Правды Ярославичей (ср. заголовок Кр. Пр. и комментарий к ст. 2 Пр. Пр.). Ст. 1 Пространной Правды пополнила текст ст. 1 Краткой Правды за счет постановления о 80-гривенной вире за убийство огнищанина (здесь названного княжеским мужем —ср. ст. 19 Кр. Пр. и ст. 3 Пр. Пр.) и княжеского тиуна, отмеченной в ст. ст. 19 и 22 Краткой Правды. Сравнивая упоминание о 80-гривенной

вире за княжа мужа и княжеского тиуна с заголовком! и со ст.

2 Пространной Правды, можно утверждать, что составитель ст. 1 Пространной Правды относил ее к законодательной деятельности князя Ярослава. Это служит еще одним подтверждением той мысли, что в период княжения Ярослава феодальное право, как право-привилегия, получило свое яркое выражение.

Характерны другие изменения терминологического порядка в ст. 1 Пространной Правды: вместо архаического выражения «сестрину сынови» появилось «братню сынови». Русью в XII в. часто называли Киевщину, поэтому противопоставление в ст. 1 русина словенину, по мнению А. А. Зимина, могло приобрести смысл противопоставления киевлянина новгородцу; в Пушкинской группе списков Пространной Правды вместо русина мы встречаем горожанина; тогда противопоставление последнего словенину приобретало смысл противопоставления городского жителя сельскому. Замена ябедника «боярским тиуном» характеризует прежде всего стремление редактора Пространной Правды сгруппировать различные категории княжеских и боярских слуг под общим термином тиунов (ср. ст. ст. 12, 13, 14, 66, 110 Пр. Пр.). Это свидетельствует о развитии дворцово-вотчинной системы управления. Появление боярского тиуна (в Пространной Правде вообще показательно для Руси конца XI — начала XII вв.; в целом ряде ее статей находятся упоминания, приписки о боярской челяди — тиунах (ст. 66), рядовичах (ст. 14), холопах (ст. 46). Эти данные свидетельствуют о постепенном развитии боярского хозяйства, обслуживавшегося феодально-зависимой челядью. Наконец, появление виры за боярского тиуна является ярким примером того, как верхушка холопов (о том, что боярские тиуны были холопами, — см. ст. 66; ср. ст. 110 Пр. Пр.) теряла черты, характерные для правового положения рабов (ср., например, отсутствие виры по ст. 89). Процесс феодализации к концу XI—началу XII вв. развивался особенно интенсивно.

Ст. 2. В статье говорится об отмене кровной мести и о подтверждении сыновьями Ярослава остальных законов своего отца.

По Ярославе — т. е. после смерти Ярослава в отличие от постановлений ст.

1, которые, по мысли законодателя,

действовали при жизни князя Ярослава Владимировича. С. В. Юшков полагает, что ст. 2 Пространной Правды говорит об отмене кровной мести, происшедшей на втором съезде Ярославичей («паки совокупившеся», т. е. снова собрались). К этому съезду можно также отнести, по мнению А. А. Зимина, составление Правды Ярославичей, содержавшей отмену кровной мести (ср. ст. ст. 2, 27, 29 Пр. Пр., где последовательно исключаются пережитки кровной мести), запрещение убивать холопа за оскорбление свободного мужа (ст. 65 Пр. Пр.) и подтверждение других законов, действовавших при Ярославе (ст. 2 «а ино все яко же Ярослав судил, такоже и сынове его уставиша»). Ни одного из отмеченных мероприятий нет в княжеском уставе, принятом на первом съезде Ярославичей (ст. ст. 19—40 Кр. Пр.). Правда Ярославичей дошла до нас лишь в переработке и помещена в основном в первой половине Пространной Правды (где имеются также приписки конца XI — начала XII вв., ср. ст. ст. 47—52, и добавления, появившиеся в результате редактирования всей Пр. Пр.). В Правде Ярославичей довольно стройная система изложения материала: сначала помещены постановления о вирах, затем Покон Вирный, далее уроки за убийство княжеской челяди и, наконец, уроки и продажи при ранении и краже. Утвержден был этот кодекс Ярославичей, скорее всего, на княжеском съезде в Вьишгороде в 1072 г. после волны народных движений 1068—1071 гг. Во время этих движений кровная месть была действовавшим обычаем1 (ср. рассказ о действиях Яна Вышатича на Белоозере). В условиях обострения классовой борьбы запрещение кровной мести, направленной обычно против представителей господствующего класса, имело значение важнейшего мероприятия в борьбе с нарастающим' движением народных масс против феодального гнета.              ,

Ст. 3 (ср . ст. ст. 19, 20 Кр. Пр.). Настоящая статья характеризуется расширением круга лиц, подлежащих усиленной охране законом. Двойная вира устанавливается в качестве меры наказания не только за убийство огнищанина, а «княжа мужа» вообще. Эта норма явилась в результате обострения классовой борьбы в Киевском государстве в конце XI в. Она сложилась на основе ст. 20 Краткой Правды и частично ст. 19 Краткой Правды. Характерно

отсутствие основной части ст. 19, говорящей об убийстве огнищанина «в обиду»; в условиях напряженной классовой борьбы после восстаний 1068—1071 гг. и отмены кровной мести подтверждение подобной правовой нормы было бы явно неуместно.

Унификация терминологии в ст. 3 соответствует общей тенденции Пространной Правды (ср. «головник» вместо «убийцы», тот же термин см. в ст. ст. 4, 5 Кр. Пр.; «княжа мужа» вместо «огнищанина» ср. ст. 1 Кр. Пр.). Выражение «паки ли людин, то 40 гривен» — приписка, связанная с предшествующим дополнением («то 80 гривен»), обе по существу ненужные повторения, так как размер виры дан уже в ст. 1 Пр. Пр.

Людин — член общины-верви (ср. ст. 19 Кр. Пр., где члены общины называются «люди»).

Вервь — Для представления о верви нужно помнить характеристику Ф. Энгельса, в которой он говорит о существовании таких, как «задруга», больших семейных общин в России; «теперь все признают, что они столь же глубоко коренятся в русских народных обычаях, как и сельская община. Они упоминаются в древнейшем русском своде законов, в «Правде» Ярослава под тем же самым названием (вервь), как в далматских законах» (Маркс и Энгельс, Соч., т. XVI, ч. 1, стр. 42). В советской исторической и юридической литературе понимают под вервью большую семью (С. В. Юшков) или территориальную сельскую общину (Б. Д. Греков). К XII в. вервь — территориальная община, сложившаяся на базе старинной большой семейной общины. Вервь упоминается также в хорватских законах (Полицком статуте).

Ст. 4. Тесно связанные между собою ст. ст. 4—8 посвящены, в основном, вопросам порядка платежа вервью дикой виры («дикой» от слова дикий, т. е. чужой). Дикая вира — вира за чужую вину.

Возможно, что статьи 4—8 появились в результате дополнения Правды Ярославичей редактором Пр. Пр. (их нет в Кр. Пр.). Ст. 3 Пр. Пр., фактически говорящая о дикой вире, этого термина не знает. Зато далее во второй половине Пр. Пр. имеется ряд статей, посвященных уголовной ответственности верви, праву наследия общинников

и др. (ср. ст. ст. 77, 95, 99 и др.)*

Дикая вира платилась общиной как в случае, если найден труп на ее территории, а община не предприняла мер к нахождению преступника и не отвела «следа» от себя (ср. ст. ст. 3, 77 Пр. Пр.), так и в случае, если пре

ступник, убивший кого-либо в ссоре или на пиру, окажется среди ее членов (ср. ст. ст. 5, 6 Пр. Пр.). Введение дикой виры знаменовало дальнейший этап подчинения общины княжеской юрисдикции.

Колико лет заплатить ту виру — Верви предоставлялось для платежа виры несколько лет, если среди ее членов не оказывалось преступника («зане же без головника им платити»).

Ст. 5. Если преступник (совершивший убийство в ссоре или на пиру —ср. ст. ст. 6, 7) находился среди членов общины, то поскольку он платит виру по общинной раскладке («зане к ним прикладываеть»), то и община ему помогает в этом же. Если члены верви («любо си») платят дикую виру (40 гривен) сообща, то преступник, участвуя в платежах совместно с ними («ис дружины»), вкладывает свою часть в эти платежи и к тому же платит целиком головничество. Величина головничества в ст. 5 не обозначена, но, судя по ст. 1 Кр. Пр. (см. комментарий к ней), она равнялась обычно 40 гривнам.

Их — т. е. из состава членов верви. За найденного убийцу, не входившего в состав общинников, вервь не отвечала.

Ст. 6. Данная статья показывает, что составители Пространной Правды учитывали субъективный момент при совершении преступления. Выделяя в качестве особого состава преступления убийство на пиру или в ссоре (сваде), законодатель подчеркивает отличие этого преступного деяния, совершаемого открыто (явлено), в отличие от убийства в разбое. Трудно определить, идет ли речь в данном случае об умышленном или неосторожном убийстве, хотя последнее, впрочем, вероятнее.

Ныне—теперь. Указывает на то, что ст. 6 (а с нею и другие статьи о платеже дикой виры) является нововведением во время составления Пространной Правды. Б. Д. Греков читает иначе («по вервиныне»), т. е. по обы" чаю верви.

Иже с я прикладываеть вирою — если он является .участником! платежей виры по общинной раскладке (ср. также ст. 8 Пр. Пр.).

Ст. 7. Статья за убийство «в разбое» устанавливает «поток и разграбление» — высший вид наказания, которого

не знала Краткая Правда. Поток и разграбление, вероятно, впервые появились в законодательном сборнике при составлении Пространной Правды (ср. ст. 35 Пр. Пр., где фраза о потоке носит характер позднейшей приписки, и ст. 83 Пр. Пр.). «Поток» (от слова «поточити») и «разграбление», очевидно, продажа в рабство (позднее—заточение или ссылка) и конфискация всего имущества (ср. ст. 6 Смоленского договора 1229 г.: «князь възвержеть гнев на русина и повелить его розграбити с женою и с детьми, отъиметь князь жену и дети у холопьство)». Вообще содержание этой меры уголовного наказания еще далеко не изучено. Введение этого наказания является ответом великокняжеской власти на дальнейшее обострение классовой борьбы.

Ст. 8. Статья закрепляет положение о том, что вервь освобождается от платежа дикой виры за убийство, совершенное человеком, не участвующим) во взносах вместе с ее членами, например, изгоем, купцом, дружинником. Поэтому так возмущались новгородцы, когда власти Великого Новгорода в 1209 г. попытались взимать дикую виру с купцов. Платеж дикой виры для членов верви был обязателен. Во всех статьях, ей посвященных, говорится, что виру платят «люди», т. е. члены верви, или «вервь» вообще, без всяких оговорок (ср. ст. ст. 3—7, 19 Пр. Пр.).

Статьи 9—10 (ср. ст. 42 Кр. Пр.). Эти нормы Пространной Правды являются дальнейшим развитием постановлений о вознаграждении чиновника княжеского судеб- но-администратШногсГаппарата. Покон Вирный Пространной Правды восходит к иной, более поздней редакции, чем редакция Краткой Правды (см. ст. 42). Здесь не только имеется расчет при взимании виры в 80 гривен (ст. 10), которого не знает ст. 42 Краткой Правды '(эта статья появилась, очевидно, еще до введения 80-гривенной виры), но иначе изложены обязательства населения по поставке натурального довольствия.

Так, вместо фразы — «а хлеба по кольку могуть ясти и пшена» (ср. ст. 74 Пр. Пр. «А инемь кормомь, чтоима черево возметь»; ст. 97 Пр. Пр. «А есть что можеть», быть может отражающие ранние редакции аналогичных поконов) уже имеется строгая регламентация: «а хлебов 7 на неделю, а пшена 7 уборков, а гороху 7 уборков, а соли 7 гол- важень» (ср. ст. 96 Пр. Пр. «7 хлебов, 7 уборков пшена, 7 лукон овса», что заставляет предполагать во всяком случае единую редакцию

ст. ст. 9—10 и ст. 96). Зато в Пр. Пр. отсутствует целиком (за исключением упоминания о Ярославе) вторая часть статьи 42 Пр. Пр., содержащая расчет взимания денег за рыбу в случае говения и обязательства вирников собрать виру в течение недели (со слов «или ся пригоди» до конца статьи). Очевидно, указанного расчета в редакции Покона Вирного, использованной составителем Пр. Пр., не было. Исчезновение упоминания о недельном сроке сбора виры быть может объясняется тем,, что в Пр. Пр. этот срок удлинен в ряде случаев до нескольких лет (ст. 4 Пр. Пр). Некоторые изменения в ст. ст. 9—10 сравнительно со ст. 42 Кр. Пр. связаны с изменением денежного счета: к началу XII в. место исчезнувших резан заняли куны (гривна стала равняться 50 кун), а место вевериц — векши. Вводятся некоторые уточнения, подразумевавшиеся в ст. 42:              10 кун пошлин прямо называются перекладной,

гривна — ссадной; о 12 векшах говорится, что они шли метельнику, а про натуральное довольствие отмечается, что оно предназначалось «вирнику со отрокомь». Наконец, несколько иная редакция фразы об овсе, положенном лошадям, близкая к ст. 74 (ср. «суть же на рот овес»). Нельзя не обратить внимания и на то, что ст.ст. 9—10 помещены не в конце законодательного памятника, как в Кр. Пр., а в его начале (ср. дальнейший порядок статей в Пр. Пр. с Кр. Пр.). Это заставляет полагать, что составители Правды Ярославичей пользовались не Кр. Пр. в целом, а отдельными ее составными частями.

Голважень — голважня, мера (соли), быть может, имевшая коническую форму.

То то вирнику со отрокомь — очевидная вставка редактора Пространной Правды. Отрок — младший член княжеской дружины (ср. аналогичное «а самому, ехати со отрокомь», из ст. 74, «а.. . самому ехати со отрокомь» в ст. 97) — впервые в Русской Правде появляется под пером редактора Пространной Правды (ср. ст. ст. 11, 20, более поздние, чем основной текст первой половины Пр. Пр., т. е. Правды Ярославичей, а также ст. ст. 74, 97, 114, ср. «детский» в ст. 86 Пр. Пр.). Вместо отрока ранее фигурировал метельник — помощник вирника (от слова метать, ср. наметывать, назначать срок суда), мелкий судебный агент. Об отроке см. также комментарий к ст. 11.

А за голову 3 гривны — т. е. за труп убитого. Смысл этой приписки не вполне ясен.

Ст. 11. Статья, новая по сравнению с Краткой Правдой, вводит 40-гривенную виру за убийство ряда представителей младшей княжеской дружины. Она является наглядным свидетельством развивающегося процесса расслоения верхов господствующего класса, усиления политической роли рядовых феодалов (младшая дружина). Летописец

говорит, что князь Всеволод «нача любяти смысл уных (юных)».

Статья 11 помещена в Пространной Правде в ряду других статей, заимствованных из княжеского устава (ст. ст. 12—17), к тому же она сама также говорит о княжих мужах. Поэтому не исключена возможность того, что ст. 11 была заимствована также из княжеского устава, но более пространной (и поздней) редакции, чем редакция, известная по Краткой Правде.

Ст. 12 (ср. ст. ст. 19, 22, 23 Кр. Пр.) и ст. 13 (ср. ст. 24 Кр. Пр.). Статья подтверждает высокий денежный штраф (двойную виру), платившийся в случае убийства виднейших представителей дворцово-вотчинной системы управления. Составитель (или редактор) этих статей унифицирует названия разных княжеских слуг, применяя общий термин «тиун» с различными определениями. Так из огнищанина появился «тиун огнищный», из старого конюха — «тиун конюший», из старост сельского и ратай- ного — «тиун ратайный и сельский». Это показывает уже более высокую ступень систематизации правовых норм, чем Краткая Правда. Интересно, что в ст. 78 Пространной Правды вместо «огнищного тиуна» появляется снова «огнищанин», что является одним из свидетельств разновременного составления Правды Ярославичей (основной части первой половины Пр. Пр.) и Пространной Правды в целом, т. е., в частности, материала ее второй половины.

Ст. 14 (ср. ст. 25 Кр. Пр.).

Рядович — имеется в виду княжеский рядович (ср. ст. 25 Кр. Пр.). В статье появилась специальная приписка о рядови/че боярском, относящаяся, очевидно, ко времени редакции всей Пространной Правды (ср. замечания о боярском тиуне в комментариях к ст. 1 Пр. Пр.). Эта приписка свидетельствует, во-первых, об охвате нормами княжеского законодательства более широкого круга населения и, во-вторых, о развитии феодального боярского землевладения, обслуживавшегося, в частности, рядовичами. Подробнее о рядовичах см. комментарий к ст. 25 Кр. Пр.

Ст. 15. Статья 15 является свидетельством дальнейшего развития экономики, в частности, ремесла Древней Руси. Появляющаяся впервые в русском законодательстве статья о ремесленниках подразумевает несвободных ремесленников, ибо 12нгривенный урок, платившийся за их убий

ство, сопряжен с отсутствием платежа виры (ср. ст. 89 Пр. Пр.), что было характерной чертой несвободного состояния. Холопов-плотников, строителей lt;и пахарей знают источники еще во второй половине XII в. (под 1175 г. в Никоновской летописи упомянуты «холопи наши, камено- сечци и древоделци и орачи» — ПСРЛ, т. IX, стр. 253).

Статья 15, как и ст. 11 Пр. Пр., могла быть взята из более поздней редакции княжеского устава (сравнительно с редакцией

Кр. Пр.).

Ст. 16 (ср. ст. 26 Кр. Пр.).

Смердии холоп — появился в результате унификации наименования различных категорий челяди; как в ст. ст. 13, 14 из конюха и огнищанина Кр. Пр. появились конюшенный и огнищный тиун, так и «в ст. 16 появился из смерда и холопа смердий холоп. Холоп в Пр. Пр. уже термин, обнимавший ряд групп зависимого населения. Это связано с дальнейшим развитием феодальных отношений на Руси, с превращением отдельных групп холопов в разряды феодально-зависимого населения. Пр. пР. знает «обельного холопа» (см. ст. ст. 56, 61, 63), т. е. полного раба, и «смер- дьего холопа», т. е. холопа пашенного. Ср. «смердьегоконя» в ст. 28 Кр. Пр., как коня пашенного, находящегося в пользовании у смерда.

Ст. 17 (ср. ст. 27 Кр. Пр.).

Хотя си буди холоп, хотя си роба, — т. е. без различия —был ли кормилец мужского пола или женского (ср. такое различие для рядовых холопов в ст. 16). В целом: ст. ст. 13—17 говорят о различных уроках, взимавшихся хозяином убитого раба. Князю же во всех случаях по ст. 89 Пространной Правды полагалась, кроме того, продажа в 12 гривен.

Ст. 18. Статьей «О поклепнеи вире» начинается новый раздел Пространной Правды, заключающий в себе вопросы, связанные с «поклепом» (ст. ст. 18—22). Эти статьи свидетельствуют уже о дальнейшем, сравнительно с Краткой Правдой, развитии древнерусского права.

Возможно, что ст. ст. 18—22 появились в памятнике лишь при его редакции составителем Пр. Пр. (Сходные статьи об испытании железом см. ниже в ст. ст. 85—87). Помещение ст. ст. 18—22 после ст. ст. 1—17 имеет свои основания в структуре Пр. Пр. Если ст. ст. 1—17 говорили о платеже виры и уроков за убийство, то ст. 18 и следующие говорили о случаях, когда вира не платилась.

Ю Зак. 2808. Памятники русского права

Развитие уголовного права (и в частности законодательства об убийстве) связано с дальнейшим обострением классовой борьбы в конце XI—XII вв. в Киевской Руси.

Статья 18 показывает, что в случае отсутствия прямых доказательств виновности обвиняемый мог оправдаться при наличии семи свидетелей доброй славы.

Поклепная вира — обвинение в убийстве, подтвержденное прямыми доказательствами (ср. ст. 22 Пр. Пр. «в поклепе; оже не будеть лиця»; ср. также виды поклепа в ст. 87).

То ти выведуть виру — т. е. снимут обвинение в убийстве. Свидетелей разыскивал обвиняемый (ср. ст. 37, согласно которой обвиненный в краже оправдывался лишь тогда, когда «выведеть свободна мужа два или мытника»; ср. ст. 77, согласно которой вервь освобождалась от ответственности, лишь когда отводила след; ср. ст. 5 уставной Двинской грамоты 1397—1398 гг., по которой обвиненный в краже с себя «сведет до десяти изводов»). Свидетели, очевидно, должны были давать в подтверждение своих показаний присягу, снимая тем самым обвинение в убийстве с того или иного лица. Для иностранцев (варяга и др.) делалось исключение из общего правила: они могли для установления своего алиби ограничиваться разысканием двух свидетелей. Это свидетельствует о высоком уровне международно-правовых воззрений в Древней Руси, охраняющей интересы чужеземцев, прибывающих на Русь.

Тогда — лучше читать «то два» (по МП и другим спискам; ср. ст. 8 договора Смоленска с Ригою 1229 г., ср. ст. 31 Пр. Пр.).

Ст. 19. Статья является дальнейшим развитием общих постановлений Пространной Правды о вире. Если по ст. 18 вира не платилась отдельными лицами, то нормы ст. 19 имеют в виду неплатеж виры вервью. Конечно, ст. 19 имеет в виду казус, когда верви не удалось отвести от себя следы (ср. ст. ст. 3, 77 Пр. Пр.). Ст. 19 связана с рядом других статей, появившихся при редактировании Пр. Пр. (ср. статьи 3—8, об ответственности верви при совершении убийства, ср. ст. ст. 115, 116, устанавливающие невиновность ответчика в случае, если он не знал о том, что совершает преступление, и обратное в ст. 12; ср. также «не ведая» в ст. ст. 56, 114).

Ст. 20. Статья устанавливает отчисления, платившиеся княжескому судебному агенту обеими сторонами в процессе в случае, если обвинение в убийстве не было доказано и ответчик «свержеть (от слова свергать) виру» (ср. ст. 18 — «вьгведуть виру»).

Гривна кун сметная — судебная пошлина отрокуг столько же шло по ст. ст. 9—10 Пр. Пр. вирнику при въезде на территорию общины («осадная гривна»), при начале процесса о платеже виры или при взыскании виры.

Клепал — обвинял.

От виры помочънаго (в Троицком списке «помеч- наго»)—судебная пошлина, платившаяся стороной, выигравшей процесс (ср. ст. 107 «от виры 9 кун. . . кому помогуть»). Возможно, первоначально эта пошлина шла в пользу мечника, ведшего уголовный процесс, а позднее стала поступать отроку.

Статьи 21—22. Данные статьи посвящены одному из видов судебных доказательств, а именно так называемым; ордалиям, т. е. испытаниям железом и водой. К испытанию железом прибегали при обвинении в более серьезных: преступлениях, когда обвиняемый не мог привести свидетелей в доказательство своей невиновности.

Обе статьи, теснейшим образом связанные со ст. ст. 85—87 об испытании железом, были присоединены к предшествующим, поскольку следовало дать разъяснение о том, как быть в случае, если обвиненный в убийстве не мог доставить свидетелей, которые подтвердили бы его невиновность.

Испытание раскаленным железом и водой производилось даже против воли подозреваемого в убийстве или: краже («из неволи»): его целью было по существу подтвердить обвинения, падавшие на такого человека, «добрую^ волю» которого никто не хотел свидетельствовать (вряд ли были случаи, когда обвиненный не обжигался, держа в руках раскаленное железо). При испытании водой подозреваемого бросали в воду: если он выплывал («вода его не принимала»), то тем самым подтверждалась его виновность (вряд ли находились желавшие утонуть вместо того, чтобы, выплыв, заплатить штраф).

Упоминание «гривны золотом» в отличие от обычной для Пространной Правды «гривны кун» свидетельствует о позднейшем происхождении статьи или ее редакции.

Роте ему ити — т. е. присягать тому человеку, у которого совершена кража (при стоимости украденного менее гривен).

Ст. 23 (ср. ст. 4 Кр. Пр.). Со статьи 23 снова начинается группа статей, основанная на Краткой Правде.

Продажи за обиду — В связи с дальнейшим развитием уголовного права, отразившимся в Пространной Правде сравнительно с Краткой Правдой, в ст. 23 Пространной Правды, как и в целом ряде других статей, появляется по существу новый штраф «продажа». «Продажа» Пространной Правды — это денежный штраф за уголовные преступления (кражу, ранения, убийство холопа), шедший в пользу княжеской казны (ср. ст. ст. 37, 45, 46, 89, ‘121). Не платилась «продажа» лишь в случае аналогичных преступлений, совершенных холопом (ст. 46). «Продажа» не платилась также в случае особенно тяжелых преступлений: убийства свободного человека, конокрадства, поджога гумна (ер. ст. ст. 7, 35, 83), когда назначались «вира» или «поток и разграбление».

«Продажа» Пр. Пр. всегда выражалась в строго установленных суммах: 12, 3, или 1 гривна, т. е. 50 кун (подробнее см. комментарий к ст. 42). Сопровождалась она обычно еще пошлиной, шедшей судебным агентам (вирнику, отроку), исчислявшейся в 20% продажи (ст. ст. 9—10, 41—43, 74 и др.). Продажа Пр. Пр. заменила собою старый штраф Кр. Пр. «за обиду», шедший, по мнению С. В. Юшкова, князю, а по мнению А. А. Зимина, потерпевшему лицу. Это нововведение сложилось первоначально из практики взимания штрафа «за обиду» князем за преступление, совершенное в его вотчине, который в этом случае получал часто наименование «продажи» (ср. комментарий к ст. ст. 31, 35 Кр. Пр. и др.). В связи с указанными выше переменами в уголовном праве Пр. Пр. обычно заменяет старый термин «за обиду» термином «продажа» (ср. ст. 2 Кр. Пр. и 29 Пр. Пр.; 11 Кр. Пр.; 32 Пр. Пр.; 13 Кр. Пр. и 35—37 Пр. Пр.; 16, 29 Кр. Пр. и 38 Пр. Пр.; 33 Кр. Пр. и 78 Пр. Пр.; 34 Кр. Пр. и 72 Пр. Пр.; 37 Кр. Пр. и 81 Пр. Пр.). Одновременно Пространная Правда вводит этот термин там, где в Краткой Правде не было специально указано его наименование (ст. 8 Кр. Пр. и ст. 67 Пр. Пр.; Ст. ст. 10 Кр. Пр. и 31 Пр. Пр.; ст. 12 Кр. Пр. и ст. 33 Пр. Пр. по АП; ст. 32 Кр. Пр. и 75 Пр. Пр.). Правда, в некоторых случаях при использовании старого текста законодательного памятника по недосмотру термин «за обиду» сохранился, но он уже все ,равно означал «продажу» (см. комментарий к ст. 34 Пр. Пр.).

Ст. 23 Пространной Правды основана на тексте ст. 4 Краткой Правды. Редакционные исправления в целом незначительны: появление местоимения «кто», пропуск союза «а», замена термина «утнеть» термином «ударить» (но последних двух перемен нет в ст. 24), союза «или» союзом «любо» (ср. аналогичную замену в ст. 1 Пр. Пр. сравни

тельно со ст. 1 Кр. Пр., ст. 25 Пр. Пр., со ст. 3 Кр. Пр.). Термин «продажа» в ст. 23 не заменил термина «за обиду», как это обычно было, а поставлен механически рядом с ним, отчего штраф приобрел смысл, согласный со всей структурой уголовного права Пространной Правды.

Ст. 24 (ср. ст. 9 Кр. Пр.). Статья говорит о преступлении против чести, выраженном в оскорблении действием. И в данном случае текст основан на Краткой Правде (ст. 9).

Гривна — обычная продажа в 50 кун (ср. ст. ст. 29,

42, 79 Пр. Пр.).

Ст. 25 (ср. ст. 3 Кр. Пр.). В целом основанная на Краткой Правде (ст. 3) статья 25 содержит ряд существенных изменений. Во-первых, в связи с запрещением кровной мести был уничтожен конец ст. 3, подразумевавший ее наличие («аще сего не постигнуть» и далее). Во- вторых, удар «любо жердию, любо пястью» («по лицю») уже расценивался не в 12 гривен, а только в 3 (ср. ст. 31). В изменившихся (сравнительно с Правдой Ярослава) обстоятельствах удар палкой и удар по лицу был приравнен к удару вообще, за который платилось 3 гривны (ст. 3 Кр. Пр. первоначально 'имела в виду не удар палкой и кулаком вообще, а оскорбление, нанесенное дружинником).

12 гривен—несомненно, продажа (ср. ст. ст. 23, 28

Кр. Пр.).

Ст. 26. Несмотря на то, что в Краткой Правде аналогичная статья отсутствует, существование подобного обычая при наличии ст. ст. 2, 3, 6 не вызывает сомнений.

Не терпя — не стерпев.

Ст. 27 ( ср. ст. ст. 5—6 Кр. Пр.). Нормы данной статьи ярко показывают понимание законодателем необходимости различать возмещение материального ущерба и взыскиваемый государством штраф за совершение преступления. Статья свидетельствует о более высоком уровне развития русского права в Пространной Правде по сравнению с нормами права Краткой Правды. Статья 27 в отличие от ст. ст. 5—6 Краткой Правды уже не знает кровной мести в отношении случая, связанного с потерей руки и ноги, как и не знает этой мести вообще. Одновременно вместо 40- гривенного' штрафа потерпевшему статья назначает только «полувирье» (ср. аналогичный термин в ст. 88 Пр. Пр.) в 20 гривен, шедшее, как и вира, в княжескую казну.

Кроме того, за увечье («за век») потерпевший получал 10 гривен. «За увечье» в полном смысле этого слова особого вознаграждения потерпевшему Краткая Правда не знает,—там! есть только штраф «за обиду». После того, как штраф «за обиду» в Пространной Правде превратился в «продажу», появилась необходимость и в материальной компенсации потерпевшему «за век», которая появляется и в ст. 27 и ниже в ст. ст. 28, 30, 68, 78 Пространной Правды (так же, как появляется специальный «урок», шедший потерпевшему за убытки, причиненные кражей). Штраф «за век» всегда значительно ниже продажи.

Не утнеть—какая-то неясность. Позднейшие толкователи (списки МП, Т IV и др.) читали: «нос утнеть» или «истьгнеть». Как читалось в протографе Пространной Правды, сказать трудно. Если оставить чтение Т, С, НС, М, то оно, по Максимейко, могло означать повреждение ноги, не отрубленной целиком (ср. ст. 6 Кр. Пр. «аще будеть нога цела или начнеть храмати»).

Ст. 28 (ср. ст. 7 Кр. Пр.). Вместо штрафа за обиду ст. 28 знает «продажу» (см. комментарий к ст. 23) и штраф потерпевшему «за век» (см. комментарий к ст. 27). Гривна и полугривна — это обычные для Пространной Правды уроки.

Ст. 29 (ср. ст. ст. 2, 30 Кр. Пр.). Статья 29 основывается в целом на статье 2 Краткой Правды; ее начало, впрочем, восходит к редакции, лучше представленной ст. 30 Краткой Правды. Но по сравнению с ними обеими ст. 29 содержит много нового. Здесь нет и следов кровной мести (как и в ст. ст. 25, 27 Пр. Пр.). Вместо старого штрафа «за обиду» появился новый — «продажа». Здесь, наконец, особо карается зачинщик драки.

На двор — имеется в виду княжий двор, где происходило судебное разбирательство (ср. ст. 38 Пр. Пр.). Этого уточнения ст. ст. 2, 30 Краткой Правды не знают.

Платити ему продажю — т. е. продажу платил тот, кто избил истца до крови или синяков. Неясное «ему» в МП опущено. Оно имелось в источниках ст. 29 («взяти ему за обиду» в ст. 2 Кр. Пр.).

Слово противу слово, — т. е. в подтверждение своих слов.

Платити 60 кун, — т. е. платить продажу в 1 гривну (50 кун) и 10 кун судебных пошлин (см. комментарий к ст. 42).

Вылезутъ послуси — явятся свидетели, которые удостоверят, что избитый был зачинщиком.

То то — то это (имеются в виду 60 кун).

Оже и били — если даже он и был избит.

Ст. 30. Не встречающаяся в Краткой Правде статья об ударе обнаженные мечом помещена в Пространной Правде вдали от ст. ст. 23—25, устанавливавших штрафы за удар мечом в ножнах, рукоятью, плашмя. Ст. ст. 23—25 появились при использовании текста Правды Ярослава, трактующего не просто об ударе, а об оскорблении, нанесенном вооруженным воином (отсюда высокий штраф в 12 гривен). Часть первая ст. 30 уже не имеет в виду элемента оскорбления, а поэтому приравнивает удар мечом к обыкновенным побоям (ср. ст. ст. 29, 31). Вторая часть ст. 30 предусматривает тяжкое телесное повреждение, повлекшее за собой смерть. гривны — продажа, так это и трактуется в МП и других списках.

Ст. 31 (ср. ст. 10 Кр. Пр.). Как и предыдущие статьи, говорит о преступлениях против личности. Статья имеет в виду обычную ссору, «свару», которую знают и предшествующие ст. ст. 29—30; поэтому в ней указан и тот же трехгривенный штраф. В отличие от Краткой Правды в статью добавлен удар по лицу и жердью (см. комментарий к ст. 25 Пр. Пр.), а сам штраф назван продажей.

Полная видока вывести — вывести сполна положенное для иностранцев число свидетелей, т. е. двоих (ср. ст. 18 Пр. Пр.), а не семерых, как обычно. Свидетели идут на роту, т. е. присягают в том, что истца побили (ср. двойственную форму глагола—«идета»).

Ст. 32 (ср. ст. 11 Кр. Пр.). Ст. 32 по сравнению со ст. 11 Краткой Правды, где она относилась только к варягу и колбягу, приняла общий характер. В случае побега челядина хозяин обязан был сделать заклич (объявление) на торгу. Только после этого вступала в действие ст. 32 Пространной Правды (ср. жалобу русских о побеге челяди по ст. 12 договора 911 г.). Заклич (заповедь) на торгу — нововведение Пространной Правды (ср. ст. ст. 34, 112, 114), которого не знает Краткая Правда, характеризующее начало розыска украденной или пропавшей вещи, челяди. Как и в последующей, ст. 34 Пространной Правды,

к закличу прибегают только при пропаже имущества, обладающего индивидуально-определенными признаками (например, оружия, одежды и др.).

На торг — торг, центр общественно-политической жизни Киева. Здесь начинался сыск беглой челяди, закабаление должников (ст. 55 Пр. Пр.), не говоря уже о вечевых собраниях и пр. В этой связи понятно, почему князь Изяслав, разгромив восстание 1068 г., «възша торг на гору», т. е. поближе к княжескому двору. Этим, став на защиту феодальных верхов Киева, он пытался предотвратить возможность новых выступлений против господствующего класса.

Ст. 33 (ср. ст. 12 Кр. Пр.). В списках А II, АО II

штраф за самовольную езду на чужом коне прямо назван «продажей» (подробнее см. комментарий к ст. 23 Пр. Пр.).

Ст. 34 (ср. ст. 13 Кр. Пр.). Ст. 34 дана в иной редакции, чем ст. 13 Краткой Правды. Отразив изменения в уровне развития феодального права, пришедшие к концу — началу XII вв., статья приобрела иной смысл: она теперь не дозволяла взять пропавшую вещь в пределах своего «мира» (ср. «поиметь» в ст. 13 Кр. Пр., поэтому в ст. 35 появилось новое: «не рци и: се мое, но поиди на #свод»), а устанавливала общий принцип наказания за присвоение чужой вещи. Если был сделан предварительный заклич на торгу, обнаруженная вещь (ранее так или иначе пропавшая) возвращалась хозяину, при этом платился дополнительный штраф в 3 гривны (ибо, если было объявлено о пропаже и вещь не возвращалась, то дальнейшее держание пропавшей вещи приравнивалось к краже). Если вещь обнаруживалась не позднее, чем через три дня после заклича, то ее, очевидно, могли взять без свода и без штрафа (ср. ст. 32 Кр. Пр.); если позже, то только по своду, о котором говорится ниже, в ст. 35.

Интересно появление термина «погубить», которого не знает Краткая Правда, он означал потерю вообще без уточнения, украдена ли искомая вещь или утеряна, — выяснилось это только после свода (ср. термин «погибло» в ст. ст. 37, 39, 44, «погубил» в ст. 35, «погубить» в ст. 57, «погубять» в ст. 77, «пагуба» в ст. ст. 54, 114). Введение этого термина для начальной стадии сыска пропавшей вещи показывает, что законодатель, учитывая различие

между кражей и находкой потерянной вещи, до того, как истец делал заклич и был произведен свод, воздерживался от уточнения характера пропажи.

В своемъ городе —статья рисует обстановку большого торгово-ремесленного города (в ст. 13 Кр. Пр., в своем миру), где складывалась Пространная Правда, т. е. в первую очередь обстановку Киева.

Лицемъ — т. е. украденную вещь. Для Пространной Правды характерно различие, проводимое между возвратом вещи лицом и компенсацией, уроком за украденную, но не возвращенную вещь (ср. «лице» в ст. ст. 22, 36, 37, 39, 44, 45, 79 Кр. Пр.). Термина «лице», как и термина «урок», Краткая Правда не знает. Оба они употреблялись в связи с новой системой взимания продаж и уроков, появившейся в Пространной Правде (об уроках см. комментарий к ст. 45 Пр. Пр.).

За обиду платити ему 3 гривны — «за обиду» осталось по недосмотру составителя ст. 34, который механически перенес этот термин из ст. 13 Краткой Правды. Но в данном случае имелась в виду продажа (ср. ст. 41 и комментарий к ней; в этой статье говорится о краже скота, т. е. в частности и коня, и указывается та же продажа в 3 гривны и судебная пошлина в 30 кун, см. также ст. ст. 35—36, где штраф прямо назван продажей). Тогда в ст. 34 термин «ему» означает плату вором (ср. ст. 36 «тому все платити и продажю», где «тому» также означает плату вором). Сбивчивое «ему» было опущено в МП, но постановление истолковано неверно — «за обиду взяти

3 ГрИЕНЫ».

Ст. 35 ( ср. ст. 14 Кр. Пр.). Этой статьей начинается раздел Пространной Правды, посвященный своду (процедуре нахождения лица, незаконно присвоившего чужую вещь (конечного татя), и возвращения этой вещи ее первоначальному хозяину). Хорошо разработанная система свода, так же как и ст. 34 Пространной Правды, характерна для большого города, где пропавшая или украденная вещь потом на торгу могла быть неоднократно перепроданной (ср. ст. ст. 36—39). Благодаря своду перекупщики чужой вещи (в первую очередь феодалы, зажиточные круги горожан) могли рассчитывать на возвращение своих денег (законодательство явно им покровительствует),

а судебные власти разыскивали виновника кражи или незаконного присвоения чужой вещи. Здесь уже нет и помину об изводе Краткой Правды (ст. 15), который являлся одной из форм общинного суда.

Дополнения в ст. 35 сравнительно со ст. 14 Кр. Пр. того же порядка, как и в ст. 34 сравнительно со ст. 13 Кр. Пр. Здесь появляется и уточнение свое «что будеть погубил или украдено у него что» и сентенция «не рци и: се мое», связанные с изменением смысла соотношения статей 34 и 35 (см. комментарий к ст. 34). Статья 35 уточняет, что пропавшая вещь может быть возвращена хозяину только после разыскания конечного татя, который оплачивает и штраф (продажу) и цену неразысканных вещей, пропавших у истца вместе с обнаруженной у вора («что погибло будеть с нимь»).

Статья 35 сравнительно со ст. 14 Краткой Правды отменяет льготный срок (5 дней), дававшийся лицу, у которого найдена пропавшая вещь; ранее ответчик мог не выйти на свод в течение этих пяти дней, указав поручителей. Наконец, в ст. 35 имеется приписка, относящаяся к редакции Пространной Правды в целом (ср. термин «поток», встречающийся также в ст. ст. 7, 83). Согласно этой приписке, статья могла применяться только к мелкому воришке, кравшему из дома («клетныи тать»), а не к профессиональному конокраду, рецидивисту («коневыи тать»); последнего выдавали князю на поток и разграбление.

Ст. 36. Если ст. 35 говорит о необходимости разыскивать конечного татя посредством свода, то ст. 36 устанавливает особенности свода в городе, где произошла пропажа, и «по землям», т. е. по землям, тянувшим к этому городу (в противоположность этому «чужие земли» см. в ст. 39). В последнем случае истец получал вместо пропавшей вещи денежную компенсацию в размере ее стоимости от третьего добросовестного приобретателя, к которому приведут поиски конечного татя; остальное («прок», «что погибло будеть с нимь») истец получал лишь от конечного татя. Третий добросовестный приобретатель продолжал свод до конца. Истец же, не дожидаясь конца свода, грозившего «по землям» затянуться до бесконечности, получал таким образом известную компенсацию.

Ст. 37. Статья говорит об одном из возможных случаев, возникавших в конце свода, когда оказывалось, что краденое было кем-либо куплено на торгу, причем продавец его не был разыскан («аще начнеть не знати, у кого купил»).

Конечно, само собой разумеется, покупатель должен подтвердить присягой добросовестность своего приобретения (ср. ст. 118). В таком случае лицо, купившее краденую вещь, очищалось от обвинения, выставляя двух свидетелей или сборщика торговых пошлин («мытника»), перед кем была совершена покупка (ср. ст. 39), которые под присягой подтверждали факт покупки вещи на торгу. Тогда сохранившееся имущество возвращается собственнику, который теряет возможность получения компенсации за другие пропавшие у него вещи («что с нимь погибло»), а добросовестный приобретатель лишается своих денег, заплаченных за краденую вещь. Если же впоследствии («на долзе») он находил человека, у кого купил похищенное имущество, то мог взыскивать с него свои деньги, а «конечный тать» платил и продажу и компенсацию собственнику за пропавшее у него и неразысканное имущество.

Ст. 38 (ср. ст. 16 Кр. Пр.). Статья устанавливает исключение для свода, касающегося розыска челяди. В этом случае нельзя было заявить: «не знаю, у кого купил»: законодатель отмечает, что челядин «есть не скот», нужно, основываясь на его показаниях («по языку»), итти от одного покупателя челядина к другому. Указание на то, что челядин «есть не окот», свидетельствует о начавшемся изменении в правовом положении холопов. В этот период холопов часто сажают на землю, в силу чего они приобретают некоторые права. Косвенным подтверждением вышесказанного является данная статья (ср. ст. ст. 66, 85).

Пояти же челядин в челядина место — хозяин брал в залог (до окончания свода) челядина у лица, купившего третьим украденного или обежавшего от него челядина, а тот с украденным челядином продолжал свод до конца.

Протор — убытки, которые потерпел истец в результате отсутствия у него челядина или какой-либо вещи

(ср. ст. 44).

12 гривен — Пространная Правда устанавливает 12 гривен продажи за кражу челядина, согласно ст. 29 Краткой Правды, по которой платилось 12 гривен «за обиду».

Ст. 39. В случае, если в ходе свода выяснится, что следы преступника ведут за пределы города и прилежащей к нему территории в чужую землю, свод прекращался.

Тогда вступало в силу постановление ст. 37 о решении дела присягою послухов или мытника.

Ст. 40 (ср. ст. 21 и 38 Кр. Пр.). Статья 40 Пространной Правды основана на материалах ст. 21 и 38 Краткой Правды.

Из первой взято начало статьи, причем оно было распространено на всякого вора («кого»); напоминать о возможности убить княжеского дворецкого, огнищанина (даже вора) после народных движений конца XI в. было не к месту (ер. исчезновение и основной части ст. 19 Кр. Пр.). В ст. 40 появилось уточнение, карающее убийство связанного вора «продажей» в 12 гривен, как жизнь убитого раба (ср. ст. 89 Пр. Пр.): воровство могло привести ответчика к рабскому состоянию (если у него не было средств заплатить штраф — «продажу», — его самого продавали в холопы). Закон последовательно отстаивал неприкосновенность феодальной собственности.

Ст. 41 (ср. ст. 31 Кр. Пр.) и ст. 42 (ср. ст. 40 Кр. Пр.). Для ст. ст. 41—42 Пространной Правды характерно усиление охраны частной собственности. Если в Краткой Правде величина штрафа зависела от размера украденного скота (поскольку и сам штраф «за обиду» и произошел от этой цены), то в Пространной Правде величина штрафа зависела, в первую очередь, от того, украден ли скот из закрытого помещения или с поля —в первом случае платилось больше, чем во втором (отсюда вставки в ст. 41 — «скот в хлеве» и в ст. 42—«скот на поли», хотя основа старых статей сохранилась). Попрежнему, как и в Краткой Правде, штраф взимался с каждого из воров независимо от их количества.

В Пр. Пр. вместо численного выражения множества Кр. Пр. «10» указано, что штраф нужно платить в том случае, когда воров было «много», «всем». Штраф в ст. ст. 41—42 — продажа (ср. ст. 40 Кр. Пр.). Однако в Пространной Правде указана не только продажа, но и судебная пошлина; в первом случае она равна 30 кун (от 3-х гривен)? во втором это 10 кун от гривны, т. е. от 50 кун (ср. ст. 40 Пр. Пр., «а кто изымал, тому 10 резан»), хотя он в данном случае слит с продажей. Судебная пошлина (старый «переем») в Пространной Правде везде (кроме устава о холопах) равна 20% от величины штрафа — виры или продажи — от виры в 40 и 80 гривен — соответственно 8 и 16 гривен (ст. ст. 9—10), от продажи в 12 гривен — 2 гривны 20 кун (ст. 74), от 3 гривен — 30 кун (ст. ст. 41, 43), от 50 кун или гривны — 10 кун (ст. ст. 42, 79 и др.).

Унификация сбора судебных пошлин является показателем более высокого уровня государственного устройства (см. комментарий к ст. 41 Кр. Пр.). Судебные пошлины в Пространной Правде уже платились не всем лицам, помогавшим в процессе, а судебным агентам (отрок и др.), поэтому в ст. ст. 41—42 выпущены устаревшие сведения Краткой Правды на этот счет (из ст. 31 Кр. Пр. слово «мужеви» и из ст. 40 Кр. Пр. «а кто изымал, тому 10 резан»).

Ст. 43. Построенная по образцу ст. 41 статья 43, как

и ст. 83 Пространной Правды, может свидетельствовать как о дальнейшем развитии к концу XI — началу XII вв. феодального землевладения, так и о разорении известной части крестьянства, чем вызывались прежде всего преступления против частной собственности феодалов.

Крадетъ гумно — обкрадывает гумно (ср. ст. 41 «кра- деть. .. клеть»).

Жито в яме — в XII в. ямы — обычное место хранения зерна.

Статьи 44—45 (ср. ст. 28 Кр Пр.). В связи с развитием русского права законодатель вводит строгое понятие о неправомерном владении (ст. 44), требуя от владельца не только возврата вещи собственнику, но и уплаты компенсации за пользование ею, т. е. урока. Статья 45 в целом основана на постановлениях княжеского устава, взятого из более пространной редакции, чем редакция Краткой Правды (ср. целый ряд добавлений). Вместе с темgt; в Пространной Правде статья относится к территории всего государства, а не только к княжеской вотчине.

За лето — т. е. за год (каждый год).

Возьметь по полугривне — протор (ср. ст. 38 Пр. Пр.), платившийся за убытки, которые претерпел хозяин пропавшей вещи в течение всего времени, пока она у него не находилась (полугривну—см. в ст. 79 Пр. Пр.).

За инех — за коней бояр и других феодалов (кроме князя), отдававших их во временное пользование своей челяди (ср. появление в Пр. Пр. боярских рядовичей и др., ср. «воискии» конь у закупа в ст. 57). В ст. 28 Краткой Правды это был конь, находившийся в пользовании у смердов.

За третъяк 30 кун — в Краткой Правде 15 кун; изменение произошло в связи с иадением вдвое стоимости куны; поэтому же резаны Краткой Правды заменяются в ст. 45 кунами. См. комментарий к ст. ст. 9—10 Пр. Пр.

За коровие молоко — за пользование молоком коровы собственника (аналогично протору ст. ст. 38, 44).

То ти уроци смердом, оже платятъ князю продажю.— Статья 45, следовательно, имеет в виду прежде всего смердов, но последующие статьи 57—58 подразумевают ее действие (с известными ограничениями) и применительно к закупам, которые платили урок за погубление господских коней. По контексту ст. 45 имеет в виду также и случаи, когда смерды продажи не платили («оже платять», если платят, логически требует допущения и случаев, когда смерды не платили продажи). Поскольку по ст. 46 продажи не платили холопы, то ст. 45 свидетельствует о серьезном ограничении прав смердов, об их зависимом состоянии.

Ст. 46. Статья устанавливает ответственность господина за кражу, совершенную его холопом.

Холоп — несвободный человек, поэтому в случае совершения им воровства за него отвечает хозяин, который платит двойной старинный штраф «за обиду» истцу (т. е. двойной, если налицо не будет украденной вещи; если же вещь будет найдена, то возвращается «лице» и платится «за обиду»)., Этот порядок ранее действовал для всех свободных (ср. ст. 6 договора Руси с Византией 944 г.), теперь же он сохранился лишь для холопов-татей. Характерно наличие холопов — боярских и монастырских; оно является лишним свидетельством о развитии хозяйства светских и духовных феодалов к концу XI и началу вв. Вся статья в целом показывает, что в этот период в Древней Руси практика сближала холопа с другими категориями феодально-зависимого населения и повидимому бывали случаи взимания с него продажи так же, как и со смердов. Закон консервирует старинные порядки, подчеркивая, что холоп является вещью господина, объектом, а не субъектом права.

Ст. 47 (ср. ст. 15 Кр. Пр.). Статьею 47 начинается последний раздел первой половины Пространной Правды,

посвященный проблемам обязательственного права, главным! образом, займа (ст. ст. 47—52).

Этот раздел в целом отсутствует в Кр. Пр. и представляется нам возникшим после основной части первой половины Пр. Пр. (так называемой Правды Ярославичей), но ранее ст. ст. 53—55, связанных с именем Владимира Мономаха, где ограничивается действие целого ряда статей раздела. Таким образом, время возникновения ст. ст. 47—52 — конец XI — начало XII вв., т. е. время князя Святополка II Изяславича, как известно, оказывавшего покровительство ростовщикам. Это сказалось и на основной линии зафиксированных в ст. ст. 47—52 узаконений, покровительствующих ростовщикам-заимодавцам. Статьи 47—52 несколько выделяются и по своей юридической структуре из других частей Пр. Пр.: они не знают обычного для Пространной Правды штрафа «продажи», а ст. 47, построенная по мотивам ст. 15 Кр. Пр., сохранила и старый штраф «за обиду». В целом же ст. 47 резко отличается от ст. 15: в ней говорится о взыскании денег (скота, кун), тогда как ст. 15 Кр. Пр. устанавливала порядок компенсации за вещи, не отданные вором хозяину вместе с какой-либо разысканной украденной вещью. Ст. 15 Пр. Пр. знала решение этого вопроса общинным судом 12 мужей, а ст. 47 вместо «извода» устанавливает обычную «роту» — присягу послухов.

Ст. 47 открывает ряд статей, подробно регламентирующих договор займа, что свидетельствует о постепенном развитии элементов товарно-денежных отношений в Древней Руси. Основным условием для признания договора займа по ст. 47 является присяга свидетелей.

За много лет — в течение многих лет.

Ст. 48. Статья говорит о зачатках феодальных купеческих товариществ «на вере», когда купцы давали своим сотоварищам деньги на мелкую торговлю в одном городе («куплю») или на оптовую торговлю между городами или заграничную торговлю («гостьбу»). Закон явно покровительствует и подобным организациям и купцам-кредиторам, поскольку он не требует от купцов, давших куны в куплю или гостьбу, специальных свидетелей сделки; для получения своих денег купцу-кредитору достаточно было присягнуть самому.

Ст. 49. Русская Правда говорит о договоре хранения только в ст. 49. Это объясняется тем, что товарооборот в Древней Руси не был настолько развит, чтобы вызвать появление лиц, сделавших хранение чужой клади своей профессией. Поэтому нормы статьи умалчивают о вознаграждении за хранение, расценивая хранение как дружескую услугу. Статья распространяет постановление ст. 48 и на

купцов, отдающих «поклажу» (товар) на сохранение своим сотоварищам. Однако статья учитывает также возможность неосновательности претензий к этим последним: купцы — хранители товара — (в отличие от ст. 48) в подобном случае могли присягнуть, что претензии к ним неосновательны. Такая льгота им давалась потому, что закон рассматривал «благодетелями» купцов — хранителей поклажи. Тенденция ст. 48 сохранена и в ст. 49.

Ст. 50. Ст. 50, примыкая к ст. 47 (ибо она также требует выставления свидетелей при разрешении вопросов о займе), дает широкий простор для ростовщических операций:              срок взимания процентов (об их размерах

см. ст. 51) при даче взаймы денег, меда, хлеба ничем не ограничен («како ся будеть рядил, тако же ему имати»). Статья 50 свидетельствует о дальнейшем обнищании народных масс и о защите законодательством! интересов ростовщиков.

В рез— под проценты.

Настав в мед — лучше: мед в настав с условием возвращения с надбавкой.

Жито в просоп (лучше М и др.: «присоп») —хлеб под проценты, с надбавкой.

Ст. 51. Статья так же, как и ряд предшествующих, стоит на охране интересов ростовщиков, которые могли взимать высокий третной рез, если должники нарушали срок выплаты занятых ими денег, отмеченных в «ряде» — договоре. В Пространной Правде нет прямого указания, чем обеспечивалась выплата занятых сумм. Судя по ст. ст. 54—55 Пространной Правды, неплатежеспособный должник «продавался», обращался в закупа-рядовича до выплаты суммы взятого.

Месячный рез — на пять частей шестая часть, т. е. 20% (ср. ст. 53, где ограничено взимание третных кун и оставлено старое «по ю кун от лета на гривну»). Месячный рез, взимавшийся при займе сроком на несколько месяцев, —наиболее распространенный вид процентов не только в Киевской Руси, но и в Русском государстве XV—XVI вв. По существу такой же процент («рез») отчислялся и княжеским чиновникам от судебных штрафов

и продаж (ср. ст. ст. 9, 10, 41, 42, 74 Пр. Пр.).

За мало (в А II и др. добавлено «днии») — в течение

небольшого срока (взимаются резы), ср. «за много лет»

в ст. 47.

Заидутъ ли ся куны до того же года — т. е. если не выплатит должник кредитору денег в указанный срок («год» — срок. Наше понятие «года» в Русской Правда выражается термином «лето»).

Куны в треть — В. О. Ключевский установил, что это означало взимание денег под проценты с условием «на два тертий», т. е. на 100% (50%              50%),              шло              50%.

Погренути — уничтожить.

Ст. 52 (ср. ст. ст. 47, 50). Статья 52 делает исключение из общего правила о порядке взыскания займа (ст. ст. 47, 50), когда дело шло о сумме не свыше 3-х гривен; вместо показаний свидетелей достаточно было присяги заимодавца, чтобы взыскать с ответчика долг. Сравнительно большая величина суммы в 3 гривны (обычный конь стоил 2 гривны, — ср. ст. 45) показывает, что законодатель в центре своего внимания ставил интересы заимодавца. Ст. 22 Пространной Правды, сложившаяся в эпоху Мономаха, для аналогичных случаев ограничивает эту сумму двумя гривнами. />Промиловался — сам виновен.

Ст. 53. Статьей 53 начинается вторая половина Пространной Правды, которая состоит, в основном, из четырех разделов: 1) Устав о резах и закупах (ст. ст. 53              66),

представляющий собой нововведения Владимира Мономаха, основанные частично на укоренившейся к началу XII в. практике. 2) Дополнительные статьи, статьи из законов Ярослава и княжеского устава, не вошедшие в первую половину Пространной Правды (ст. ст. 67—89). Они основаны на законе Ярослава и княжеском уставе более полной (и очевидно позднейшей) редакции, чем та, которая сохранилась в Кр. Пр. 3) Раздел о наследстве (ст. ст. 90              109), основанный на обычном праве, сильно изменив

шийся к началу XII в. в связи с развитием феодальных отношений на Руси. Сюда же попали отдельные «уроки» княжеским чиновникам (ст. ст. 96, 97, 107—109). 4) Устав о холопах (ст. ст. 110—121), в значительной степени восходящий к княжеским постановлениям X в.

\ 1 Зак. 2808. Памятники русского права.

Устав Володимеръ Всгволодича. — С. В. Юшков полагает, что этот заголовок относится ко всей второй половине Пространной Правды.

Этот текст заголовка имеется только в списке группы Т и АН. Думается, что заголовок в списке С («а се устави Володимир») или НС, М первоначальнее, поскольку он основан на начальном тексте ст. 53. Такой принцип составления заголовков обычен в Кр. Пр. (ср. ст. 7, 20, 23, 29, 33, 38, 46, 47, 54, 56, 71, 90; ср. заголовки с начальным «А се» в ст. ст. 45, 65, 74, 75, 96, 98, 107 и др.). Первоначально заглавие «А се устави Володимир» относилось непосредственно, к ст. 53 и только позднее, под пером составителей юридических сборников им была озаглавлена вся вторая половина Пр. Пр., которая и стала помещаться в виде самостоятельной главы Мерил Праведных, Кормчих.

Ст. 53. Статья видоизменяет порядок взимания реза* установленный ранее (ст. ст. 51—52, покрытые одним заголовком!; сравни аналогичное построение ст. ст. 1, 2 и 65 Пространной Правды, где новые постановления князей помещены вслед за изложением! старых). Законодательное мероприятие, зафиксированное в ст. 53, было принято на съезде в селе Берестове, после смерти Свято- полка («по Святополке», — ср. ст. 2 Пр. Пр «по Ярославе») и восстания в Киеве в 1113 г. В отличие от княжеских съездов конца XI и начала XII вв. на съезде в селе * Берестове присутствовала лишь дружина Мономаха («созва дружину свою»). Это объясняется попыткой князя Владимира Мономаха укрепить свое положение в Киеве и вести независимую от других князей политику. До съезда в Вы'шгороде (май 1115 г.), на котором произошла княжеская «распря», Владимир Мономах все свои действия координировал со Святославичами. В августе 1116 года умер Олег Святославич. Следует полагать, что съезд в с. Берестове произошел вскоре после этого, т. е. около 1116 г. Среди его участников нет Святославичей, но есть Иванко Чюдинович, «Олгов муж», дружинник-боярин князя Олега Святославича. Он мюг принимать самостоятельное участие в съезде дружины Владимира Мономаха только после смерти своего князя.

Согласно смыслу статьи 53 при взимании третьего реза заимодавец мог рассчитывать лишь на получение 200 % с отданных под проценты денег (два реза, т. е. 50 и 50%, и «исто», т. е. данную под проценты сумму, 100%). Если

же он получил «три резы» (т. е. трижды по 50%), тоgt; терял право на дальнейшее получение отданной им под проценты суммы. Статья 53 лишь очень незначительно смягчала жесткие условия взимания процентов, установленные при князе Святополке Изяславиче, — основной порядок (месячный рез) остался без изменений. Статья 53 была чисто декларативной уступкой киевских властей после восстания 1113 г., направленного против усиления феодального гнета, закабаления разорявшихся крестьян и горожан,, опутывавшихся сетью ростовщических махинаций.

Ст. 54. Настоящая статья предусматривает два вида несостоятельности, получившие в позднефеодальном и буржуазном праве наименование несчастной и неосторожной. В целом ст. 54 дает некоторые льготы несостоятельным* купцам, исключая, правда, случаи неосторожного банкротства;

И стопиться — потерпеть кораблекрушение.

Рать возметь — ограблен в результате вооруженного1 нападения.

Не насилити ему, ни продати его — насильно не продавать его. В литературе существуют в основном два толкования этого выражения. Одни (В. Удинцев, С. Г. Струмилин, Б. Д. Греков) считают, что статья говорит о продаже имущества несостоятельного должника, ссылаясь на ст. 14 договора 944 г. и на ст. 5 Двинской уставной грамоты 1397—1398 гг. Другие исследователи (в том числе' и С. В. Юшков) полагают, что несостоятельный должник? мог продаваться на торгу в холопы. В проекте договора Новгорода с немцами 1269 г. говорится, что если купец- новгородец «испортит» товар, взятый им, «или растратит' его», а жена поручится за своего мужа, то «итти ей в холоп- стео за долг вместе со своим мужем, если они не могут заплатить» (Грамоты Великого Новгорода и Пскова (ГВНи П), № 31). Обанкротившийся купец отвечал личностью за сделанные долги. Однако, очевидно, при передаче его кредитору он сохранял за собою права выкупа, т. е. отработки или выплаты сделанных hmi долгов. Обанкротившийся купец делался закупом (ср. ст. 56 Пр. Пр. и др., помещенные .вслед за ст. ст. 54—55). Поэтому мы находим разорившегося купца среди изгоев XIV в. (см, церковный «устав князя Всеволода»), т. е. церковных: людей, близких по положению- к закупам.

От лета — погодно.

П робиеться — проиграется.

Ст. 55. Статья 55 указывает на производство в Древней Руси конкурсного процесса. В ней установлен порядок удовлетворения претензий различных кредиторов. Закон на первое место ставит интересы князя, затем интересы крупных торговых гостей, ограничивая претензии ростов- щиков-заимодазцев.

Должебити —кредиторы.

Запинати — препятствовать.

А прок в дел — остальное пусть разделят.

Ст. 56. В статье впервые в Пространной Правде появляется закуп. В советской литературе имеются в основном две трактовки сущности закупнических отношений. П. А. Аргунов усматривает в нем издольщика, платящего натуральную дань (купу) своему господину. Большинство советских ученых —историков и правоведов — считают, что в основе закупничества, как формы феодальной зависимости, лежит долговое обязательство, которое могло возникнуть в силу различных оснований. Закуп — неполный холоп: в ст. ст. 56, 61 и др. он прямо противопоставлен не холопу вообще, а обельному (полному) холопу, который, так же как и закуп, впервые упомянут лишь во второй половине Пространной Правды. В ст. 66 он фигурирует в числе холопов. В источниках закупы появляются только в начале XII в.: если первая половина Пространной Правды знает рядовича, то для обозначения сходных отношений по договору (ряду) вторая половина Пространной Правды употребляет термин «закуп». Закуп должен был отработать или выплатить свою купу (долг, выкупную цену) согласно условий, надо думать, строго регламентированных яв «ряде» (договоре) закупа и господина.

Статья 56, подтверждая старое правило, согласно которому беглый закуп становился обельным холопом (ср. также Правосудье Митрополичье), устанавливает случаи его дозволенной отлучки (для жалобы на господина или для поисков денег с целью выплаты «купы»). Эти нововведения, как и ряд других в законодательстве Владимира Мономаха о закупах, вызваны восстанием 1113 г. и являются декларативной уступкой киевского князя. Бегство закупа

как пассивная форма сопротивления феодальным порядкал* строго каралось законом.

Статьи 57—58. Ст. ст. 57—58 устанавливают ответственность закупа за «погубление» господского коня. Если' ранее, надо думать, ответственность закупа была безусловной, то Владимир Мономах ее ограничил: закуп не платил за коня, если тот «погиб» во время работы закупа на хозяйской пашне или если его похищали из господского хлева.

Купа— долг, выкупная сумма закупа (от слова купить), которую он выплачивал или деньгами или погашал своей работой на феодала.

Ролеиныи — пашенный закуп. />Воискии конь — военный конь (С. В. Юшков) илйе господский (Б. Д. Греков). Позднейшее чтение «своискы» (АО И) можно рассматривать как отражение процесса закрепления средств производства за непосредственным производителем. Конь, ранее данный во временное пользование' господином закупу, закреплялся за последним; закуп прикреплялся к земле. Впрочем, в западно-украинских говорах: «своискии» означает — чужой.

От него же купу емлетъ — обычно трактуется в смысле получения закупом долга от хозяина. Этому противоречит и многократная форма глагола «емлеть» и местоимение «него»: в других случаях ст. 57 оно означало закупа. Лучше считать, что речь в данном случае идет о выплате (или от-' работке) закупом долга (выкупной цены) своему хозяину: хозяин взимал платежи или натуральные поступления в счет купы. Поэтому в С и других списках купа заменялась «копой» — оброком. Эта замена свидетельствует о том, чтсг с течением времени закуп, как феодально-зависимый крестьянин, потерял уже право выхода на свободу путем* выплаты купы, а доставление хозяину оброка сделалось его обязанностью.

Свое орудье —свое дело, которое могло включить и барщинную работу.

Ст. 59. Ст. 59, как и другие статьи Пространной Правды, рисует тяжелые условия жизни закупа в хозяйстве феодала,, где закуп находился в полной зависимости от господина. Пот пытки законодателя ограничить произвол феодала не могли воспрепятствовать общему процессу закрепощения крестьян-' ства, одной из форм которого было закупничество.

У видит ъ (М и др. «увередить») — повредить. Речь идет, очевидно, о том, что хозяин мог не засчитать платежей, шедших в счет «купы».

Отарица — имущество, орудия производства, данные господином закупу во временное пользование. Отара в зала дно-русских говорах означает стадо овец.

За обиду — Выражение здесь, как в ст. ст. 60—62, не означает штрафа, шедшего потерпевшему (т. е. закупу), щбо господин платил продажу (ср. ст. ст. 60—61); ОНО употреблено в бытовом смысле: за причиненную обиду. Характерно позднейшее «въве(деть копу», т. е. «введет (насильно) оброк», показывающее (МП и др.) крепостническую тенденцию феодалов.

Вражда —славянский термин, означающий судебный штраф.

Ст. 60. Ст. ст. 59 и 60 свидетельствуют о сложной системе эксплуатации закупов, которых феодалы стремились не выпускать на свободу. Законодательство Моно- маха, конечно, было не в состоянии предотвратить дальнейшее развитие процесса закрепощения. В «Правосудии Митрополичьем» взимание двойного «задатка» («купы») было уже законодательно подтвержденной нормой.

Паки ли приимегъ на немъ кун — получит денег больше (быть может вдвое—«паки»), чем полагалось по ряду, определявшему размер «купы» и порядок ее выплаты.

Ст. 61. Статья запрещает феодалу превращать закупа в полного холопа. Появление подобной нормы показывает, что в повседневной жизни закуп часто не отличался от холопа.

Наимиту — т. е. закупу. Закуп назван наймитом (ср. также Правосудие Митрополичье) потому, что на практике он отрабатывал даже не свою купу, а лишь проценты с нее {которые назывались тогда «наймом»).

Свобода во всех кунах — свобода от долговых обязательств, от выплаты купы.

Ст. 62. Весьма характерна для широковещательного, но далеко не всегда действенного законодательства Владимира Мономаха о закупах. У закупа обычно не было средств для доказательства того, что побои нанесены ему господином в пьяном состоянии и «без вины». Зато ха

рактерно утверждение в статье права вотчинного суда над закупом.

Яко же в свободнемъ платежъ — в отношении побоев закуп приравнивался к свободным, хотя по существу он находился в полной зависимости от господина.

Но если за побои, нанесенные закупу, платилось 3 и 12 гривен продажи, то, следовательно, и за его убийство как 1А боярского тиуна (ср. ст. 1 Кр. Пр.) начинала платиться вира (если бы виры не было, то выходило, что за убийство закупа платилось столько же, сколько и за его избиение).

Ст. 63. к началу XII в. отдельные разряды холопов постепенно все более и более превращались в феодальнозависимых крестьян (ср. закупов и др.). Это объясняет появление термина «обельный холоп», которым именуются холопы в узком смысле слова в отличие от закупов и др. (см. также комментарий к ст. 56, 110).

2 гривны — имеется в виду оценка «выведенного» холопом Яоня (ср. ст. 45, где указаны 2 и 3 гривны за коня) —всего согласно ст. 46 платилось при краже коня, совершенной обельным холопом, четыре гривны.

Ст. 64. Кража, совершенная закупом, могла превратить его в обельного холопа (ср. ст. 40, где жизнь вора оценивалась как жизнь холопа), ибо отвечал за вора- закупа, как за холопа, его хозяин. Различие в ответственности закупа и свободного человека заключалось в том, что закуп при любой стоимости похищенного имlt; имущества превращался в полного холопа.

Господин в немъ — господин отвечает за него, ср. ст. 40 Пространной Правды — «платити в томь (нем)».

Налезуть — обнаружат.

Интересно сопоставить статью одной из глав Закона Судного, где говорится: «крадущему рабу у господина, господин аще и хощеть имети и таковаго раба, окраденому да искупится, да без тщеты творять. Аще ли не хощеть створити, имети раба того, сего да отдасть в работу окраденому, то да тепуть и да продадуть ему же крад» (ПСРЛ, Т. V, в. I, изд. 2-е, стр. 109), ср. ст. ст. 120—121 Пр. Пр.

Ст. 65 (ср . ст. 17 Кр. Пр.). Статья 65 относится к нововведениям Ярославичей, последовавшим после восстаний 1068—1071 гг. Тесно связанная с отменой кровной мести (см. комментарий к ст. 2 Пр. Пр.) статья, очевидно, первоначально входила в состав так называемой Правды

Ярославичей. Перенесена она была во вторую половину Пространной Правды составителем' этого законодательного свода, сконцентрировавшим в ст. ст. 56—66 ряд постановлений о холопах и закупах. Основной смысл ст. 65 заключается в замене убийства холопа, оскорбившего «свободна мужа», которое было дозволено законом Ярослава Мудрого (ст. 17 Кр. Пр.), его публичным наказанием («бити и розвязавше», т. е. привязавши к чему-либо) или денежным штрафом («гривна кун» — штраф вообще, не обязательно гривна). Статью можно' рассматривать как частичную амнистию холопам, участникам движения Ю68—1071 гг. (оскорблявшим действием «свободных мужей»), проведенную прежде всего в интересах феодалов, не заинтересованных в истреблении их челяди. Так постепенно слагаются постановления, запрещающие в отдельных случаях убивать холопов.

Ст. 66 (ср. ст. 85 Пр. Пр.). Сохраняя в целом старое законодательство, согласно которому холоп не может давать показания на суде (ср. ст. 85 Пр. Пр.), ст. 66 делает исключение из общего правила для боярского тиуна и закупа в случае, если возникнет необходимость («по нужи»). Статья показывает, что в результате развития феодальных отношений не только социально-экономическое, но и правовое положение закупа и боярского тиуна начинает все более резко отличаться от положения холопа.

Ст. 67 ( ср. ст. 8 Кр. Пр.). Статьей 67 начинается второй раздел (ст. ст. 67—99) Устава Владимира Всеволо- дича, состоящий из статей, взятых из законов Ярослава и княжеского устава более полной (и поздней) редакции, чем редакция, сохранившаяся в Краткой Правде. Эти статьи не перекрещиваются с заимствованными из тех же памятников, помещенных в первой части Пространной Правды, а дополняют их, что скорее характеризует вторую часть всего законодательного свода как дополнение к первой части Пространной Правды, чем как самостоятельный памятник. С другой стороны, наличие двух пластов заим:- ствований из одних памятников, помещенных в разных частях Пространной Правды, может быть объяснено разновременностью составления последних.

Статья 67 основана на материале ст. 8 Правды Ярослава, но помещена в редакции, отличной от Краткой

Правды (в ней нет упоминания об усе, но встречается «знамение», о котором говорит, между прочим, уже ст. 2 Кр. Пр.). Статье свойственны редакционные дополнения, характерные и для других статей Пространной Правды. Норм'Ы закона требуют наличия свидетельских показаний для удовлетворения иска о нанесенном оскорблении (ср. ст. 68, а также выражения «вылезуть послуси» в ст. 29, «людье вылезуть» в ст. 105, «холопу не вылазити» в ст. 85 Пр. Пр.). Но этим свидетельские показания не заменяют предъявления вещественных доказательств, а лишь дополняют их (ср. ст. 68).

Ст. 68. Статья непосредственно примыкает к предшествующей. Она отсутствует в Краткой Правде, но, вероятно, уже имелась в юридической практике к началу XII в., основанной на законах Ярослава и позднейших дополнениях к ним. Редакционные изменения в ст. 68 напоминают изменения, сделанные при составлении ст. 67. Отметим, кроме того, характерное появление материальной компенсации за увечье (гривна) сверх продажи (ср. ст. ст. 27, 28, 30 Пр. Пр.). Подобное вознаграждение отсутствует в ст. 67, поскольку считалось, что борода у потерпевшего отрастет, а зуба нового не будет.

Ст. 69. Статьей 69 начинается ряд статей очевидно, заимствованных из княжеского устава (ср. ст. ст. 71—72 Пр. Пр. и 34 Кр. Пр.; ст. ст. 75—76 Пр. Пр. и 32 Кр. Пр.; ст. 78 Пр. Пр. и 33 Кр. Пр.; ст. 79 Пр. Пр. и 35 Пр. Пр.; ст. 81 Пр. Пр. и 36—37 Кр. Пр.; ст. 82 Пр. Пр. и 39 Кр. Пр.). Статьи, не имеющие параллелей Краткой Правды, могли быть взяты из княжеского устава более полной (и поздней) редакции. При этом все они из статей, посвященных защите непосредственно княжеского хозяйства, превращены в статьи общегосударственного характера.

Статья 69 говорила, вероятнее всего, о краже бобра, а не борти, как говорит список С; следующая, тесно связанная с ней, ст. 70 уточняет ответственность верви при краже зверя; о бортях трактуется лишь далее; к тому же «украсть» борть вообще было дело невозможное. Статья устанавливала высокий размер продажи. О том», что 12 гривен «про~ дажа» ср. добавление в списке С, причем далее (ст.

ст. 71—74) порядок статей в данном разделе Пространной Правды исходит в целом из размера «продажи» (12 гривен) и объекта кражи, хотя не вполне последовательно. Размер «продажи», очевидно, определялся не только фактом нарушения частной собственности вообще и ценностью пушного зверя, но и тем, что статья первоначально относилась к хозяйству князя. Тем самым подчеркивалась особая охрана законом феодальной собственности главы государства.

Ст. 70. Статья направлена на защиту владельцев охотничьих угодий; в ней запрещается охота посторонних лиц на чужой территории. Вервь обязана, если к ней ведет след преступника (ср. ст. 77), принять все меры к отысканию последнего (иначе в ст. 3 Пр. Пр. и 20 Кр. Пр. об убийстве, которые представляются более поздними по времени возникновения; согласно им вервь несет ответственность, если убийство совершено на их территории, а убийца не найден). Если нарушитель будет найден, то вервь ответственности не несет (ср. ст. 77).

Росечена земля (от «росечи» — разрыть) — разрыта земля под ловушкой.              .

Знамение — в данном случае орудие ловли, попорченное преступником (ср. ст. 80).

По верви — на территорию общины (ср. ст. 6).

Ст. 71 (ср. ст. 34 Кр. Пр.).

Разнаменаетъ борть — т. е. истребит знаки собственности на бортных деревьях (1ср. «перетес» в ст. 34 Кр. Пр.). Высокий штраф (несомненно, «продажа», ср. ст. ст. 69, 70, 72, 73 и др.) означает защиту законом самого принципа частной собственности, на который покушается преступник.

Ст. 72 (ср. ст. 34 Кр. Пр.). Для статьи характерна большая диференциация возможных случаев нарушения межи сравнительно со ст. 34 Кр. Пр. (здесь специально выделяются бортные, ролейные, дверные межи), что свидетельствует о развитии феодальной экономики, росте нарушений частной собственности в условиях усиливающегося классового неравенства и обострения классовых противоречий. Замена старого штрафа «за обиду» «продажей» вполне согласуется со всеми подобными изменениями, присущими Пространной Правде в целом.

Ст. 73.

Знаменьныи дуб, — т. е. дуб, обозначенный клеймом (бортный или межезой).

Межъныи — дуб на меже (мог быть и не обозначен клеймом).

Ст. 74. Развитие аппарата феодального государства требовало строгой регламентации законом вознаграждения представителей государственной власти за осуществление их функций. В данном случае закон определяет размер оплаты за выполнение судебных функций.

Наклад —- надбавка (отсюда это слово употреблялось в смысле реза, процента, лихвы).

А се наклады 12 гривен — надбавки к штрафам в 12 гривен (ср. ст. ст. 67—73), шедшие княжеским чиновникам. В Пространной Правде это отчисление, уже независимо от величины штрафа, устанавливается в 20% (ср. ст. ст. 9—10 от виры в 80 гривен — 40 гривен, от продажи в 3 гривны — 30 кун по ст. 43; от продажи в 50 кун — 10 кун в ст. 79). Унифицируется постепенно и величина натурального довольствия (ср. ст. ст. 9—10, 74, 96, 97). В тексте есть неувязка:              «отроку.              . . ехати со отроком».

Фраза «ехати со отроком» традиционна (ср. ст. 97 и отчасти ст. 9). Появление «отрока» в начале статьи объясняется тем, что к XII в. постепенно отправлением! судебных функций все больше начинают заниматься младшие члены княжеской дружины, что показывает развитие дворцово-вотчинной системы управления (ср. появление ст. 11 Пр. Пр.).

Если в Краткой Правде помогал изловить преступника, найти краденое и пр. «емец», которым мог бьгть и кто-либо из посторонних людей и из княжеских агентов, то теперь его место занял отрок, детский (ср. ст. ст. 107, 108 и др.)*

Быть может в первоначальном тексте этого некогда самостоятельно существовавшего (как в ст. ст. 9, 96, 97) устава о накладах отрок фигурировал лишь в качестве помощника старшего дружинника (мечника или вирника).

Черево — чрево, живот.

За мех — т. е. писцу добавочно платилось за пергамент.

Ст. 75, как и следующая ст. 76, восходят к ст. 32 Краткой Правды. Однако они имеют по сравнению с этой

последней существенные различия. Здесь уже, согласно с общим характером использования Устава Ярославичей, постановление о нарушении княжеской собственности (княжьей борти) заменяется постановлением о нарушении частной собственности вообще («А се о борти»). При этом штраф именуется «продажей», а в добавление к нему появляется урок («за дерево пол гривны», «за мед. . . 10 кун, будеть ли олек, то 5 кун»), которого не знала в данном случае, как и в ряде других, Краткая Правда (ср. ст. ст. 80, 82 и др.). По сравнению со ст. 32 Краткой Правды был исключен такой вид порчи борти, как ее сожжение, ибо по ст. 83 Пространной Правды поджог гумна и двора карался наивысшей карой — потоком и разграблением. К тому же в этой части ст. 32 Краткой Правды противоречила ст. 71 Пространной Правды, устанавливавшей значительно более высокий штраф (в 12 гривен) за злостное нарушение права частной собственности на борть. Ст. 75 весьма возможно говорит о неумышленной порче дерева.

По изысканию ст. научного сотрудника Института Пчеловодства П. М. Комарова согласно второй части ст. 76 хозяин разграбленной борти получает 10 кун, если в борти пчелы не были подготовлены на зимовку (пчелы «не лажены»), т. е., если вор похитил кормовой и «товарный» мед, хозяин получает только 5 кун, когда он взял уже себе «товарный» мед, а вор очистил борть до потолка (олек), т. е. похитил лишь кормовой мед. В обоих случаях в княжескую казну шла «продажа» в 3 гривны.

Ст. 77. Одна из норм, трактующих вопросы о розыске преступника и усиливающих ответственность общины- верви за обнаружение правонарушителя. Статья, как и предшествующие ст. ст. 3, 70, говорит об ответственности верви (о ее членах, людях говорится во множественном числе), в том случае, если на ее территорию ведут следы вора (ср. ст. 3: на ее территории найдено мертвое тело). Вервь обязана была принять все меры к разысканию («сочить», ср. «ишють» в ст. 3) вора («татя»). С нее ответственность снималась, если она отводила («отсочать») от себя след, благодаря своду (его процедуру см. в ст. ст. 35—37), происходившему в присутствии посторонних людей-свидётелей, которых она выставляла. Этот след мог вести к месту торговли (товару, т. е. купеческому обозу или стану), к селу феодала или просто к большой дороге

(«на гостиньце на велице») и к безлюдному непроезжему месту («на пусте»).

След гнати — производить розыск по следу, учитывая показания очевидцев и свидетелей.

Ст. 78 (ср . ст. 33 Кр. Пр.). Изменения в ст. 78 ПО сравнению со 'ст. 33 Краткой Правды отражают серьезные сдвиги в положении смердов, происшедшие в конце XI—начале XII вв. Во время восстания на Белоозере (1068—1071 гг.) волхвы ссылались на ст. 33, пытаясь доказать, что Ян Вьгшатич не мог их подвергнуть наказанию (мучить — ср. мука в ст. 87 Пр. Пр.) «без княжа слова» (см. комментарий к ст. 33 Кр. Пр.). Теперь правительство стремится ограничить действие статьи только случаем, когда смерд мучит смерда. Тем самым представители государственной власти получали широкие полномочия для расправы с неповинующимися смердами. В то же время закон особо оговаривает покушение смерда на честь и достоинство княжеского чиновника (огнищанина). По сравнению с предшествующим законодательством здесь делается особое ударение на возможность покушения на огнищанина со стороны смерда. Тем самым статья, отражая уроки народных восстаний конца XI — начала XII вв., приобрела ярко выраженный классовый характер. С другой стороны, смерды теперь и сами получали вознаграждение за «мучение» (гривна кун). Так княжеская власть пыталась известными подачками расколоть классовое единство смердов; привлечь часть из них на свою сторону. Эта статья Русской Правды (как и ст. 90—о ней см. ниже) позволила Владимиру Мономаху демагогически в своем Поучении заявить, что он «худаго смерда. . . не дал есм сильным обидети».

Остальные изменения в статье также небезинтересны: вместо штрафа «за обиду» появляется, как и в других статьях Пр. Пр., «продажа»; исчезают тивун и мечник, поскольку термином огнищанин (см. выше) был обобщен в данном случае высший княжеский администратор (подобные обобщения являются одной из характерных черт Пр. Пр.).

Ст. 79 (сравни ст. 35 Краткой Правды). Рост частной собственности требует от законодателя установления дифе- ренцированной ответственности в случаях посягательства на нее. Статья, в отличие от соответствующей ст. 35 Краткой Правды, определяет уже виды украденной ладьи,

устанавливает соответственно различные уроки за них {сравни ст. 45 Пространной Правды):              «морская» (море

ходная) ладья, «набойная» (с набитыми бортами, промысловое судно), «струг» (быстроходное судно без палубы),, «челн» (легкая однодеревка). В северных областях России долгое время набойной называли лодку, выдолбленная основа которой была обшита бортом в одну доску; стругом — выдолбленную основу лодки, негодную для плаванья, а челном — выдолбленную лодку, пригодную для плаванья. Содержание статьи свидетельствует о дальнейших успехах Руси в судоходстве сравнительно со временем княжеского устава Ярославичей. Вздорожали и цены на суда: вместо 30 резан цена судна достигала уже часто 2—3 гривен. 60 кун (вместо старых резан, сравни подобную замену и в ст. ст. 9—10, 45, 81 и др.) продажи теперь включали в себя наклад «10 кун» «отроку» (см. комментарий к ст. 42 Пр. Пр.).

Статьи 80—81. По структуре эти статьи напоминают ст. ст. 75—76:: в обоих случаях первый казус относится к вещам (борть, силок), в которых помещаются предметы, разбирающиеся во втором казусе (пчелы,, птицы); аналогичны продажа и урок (3 гривны и 1 гривна); это выдает одного редактора обеих пар статей. Если в целом новая ст. 80 (па сравнению с Краткой Правдой), построена согласно юридической концепции составителя Пространной Правды, то ст. 81 базируется на материалах ст. ст. 36—37 Краткой Правды. В связи со структурой ст. ст. 80—81 появилась и фраза о перевесе (силке, ловушке для птиц): «Аще кто украдеть в чьемь перевесе» в ст. 81, отсутствующая в ст. ст. 36—37. Она явно противоречит всему содержанию статьи — в перевесе оказались и кур (петух) и охотничья птица (ястреб и сокол и т. п.). Появление «перевеса» в ст. ст. 80—81—лишь конкретизация той «продажи» за порчу «сети», которая провозглашена в ст. 70. Старая продажа (60 резан) в ст. ст. 80—81 заменена новой (3 гривны) в духе основных статей Пространной Правды: 60 кун продажи платилось лишь при краже, совершенной с поля, а 3 гривны — из помещения, имеющего явные признаки собственности (хлев, дом — в ст. 41, на гумне и в яме хлеб — в ст. 43, борть в ст. 75, перевес в ст. ст. 80—81). Замена старого штрафа «за обиду» «продажей» и появление гривны урока в статьях вполне понятны в связи с общими изменениями правовых норм в Пространной Правде, о которых говорилось выше. «Чюж пес» исчез в статье, так как он уже в перевес никак не помещался.

Вервъ — веревка.

Верею (Так МП и др.)—столб в перевесе.

Ст. 82 (ср. ст. 39 Кр. Пр.). Юридическая природа ст. 82 будет понятна лишь при учете того, что статья основывается на соответствующей статье княжеского устава (ст. 39 Краткой Правды). Как и в ряде других случаев, составитель ст. 82 добавил урок, шедший потерпев**

шему, которого не знала Краткая Правда (сравни ст. ст. 68, 75, 76, 78). Тем самым старый штраф «9 кун» приобрел смысл продажи, хотя такого размера «продажи» Пространная Правда не знает (есть только 60 кун, 3 и 12 гривен). Это получилось при неверном осмыслении текста княжеского устава и построении ст. 82 по шаблону других статей Пространной Правды. Встретив в этом уставе штраф, шедший князю, составитель ст. 82 расценивал его как продажу, недостаточно учтя, что он означал возмещение убытков князя, как потерпевшего лица при краже, совершенной в пределах его хозяйства. Добавив по шаблону к этому штрафу урок (2 ногаты), составитель ст. 82 составил конструкцию, противоречащую основным установкам о размере продажи в Пространной Правде.

Ст. 83. Статья стоит в ряду других статей Пространной Правды, устанавливавших высшую кару — поток и^ разграбление (ср. за умышленное убийство— ст. 7, за конокрадство—ст. 35). Она свидетельствует об обострении классовой борьбы к началу XII в., которая в частности выражалась в поджогах усадьбы феодала и его гумна. Представители господствующего класса добиваются принятия законодательством постановления, карающего потоком и разграблением (об этом смотри ст. 7) лиц, пытавшихся открыто выступать против них.

Двор— усадьба, дом, клеть (сравни ст. ст. 35, 41) с пристройками (сравни ст. 100).

Дом—в данном случае имущество (сравни ст. 92).-

Переди пагубу исплатившю — заплатив сначала потерпевшему за убытки. Статья имела в виду конфискацию всего имущества преступника в пользу княжеской казны и частично в пользу потерпевшего. Аналогичные постановления имеются в славянских законодательствах (в Законнике Стефана Душана и др.) и в Законе Судном («о палении»).

Ст. 84. Статья примыкает к предшествующей, поскольку говорит о злостном («пакощами») истреблении (а не простой краже) скота. В совершении этих действий иногда выливался народный гнев против своих эксплуататоров. Поэтому княжеская власть стремится путем усиления уголовной репрессии подавить попытки посягательств на феодальную собственность. Штраф за злостное' истребление устанавливался в четыре раза выше, чем при краже коня и скотины (ср. сг. 41).

У рок — в ст. ст. 84 и 89 впервые прямое возмещение материальных убытков при истреблении (краже в ст. 120)

собственности названо «уроком». «Урока» для аналогичных случаев не знает ни Краткая Правда, ни первая часть Пространной Правды. Близка только к пониманию «урока» расценка скота по ст. 45 Пространной Правды. На нее, очевидно, и ссылается ст. 84. Ранее уроком назывались отдельные постановления, регламентировавшие поступления княжеским чиновникам (ст. ст. 42, 43 Кр. Пр., 86, 96, 97,

107, 109 Пр. Пр.).

Ст. 85. Статья 85 начинает собой ряд норм, определяющих порядок приведения доказательств во время судебного процесса, в частности, говорящих о таком виде ордалий, как испытание железом. Чрезвычайно характерно для структуры Пространной Правды то обстоятельство, что законодатель каждый определенный тематический раздел закона завершает нормами о судебных уроках, т. е. о порядке вознаграждения судебных чиновников за проведение процесса (ст. ст. 9—10 после раздела о вирах, ст. ст. 20—21 после раздела об уроках за убийство зависимых людей, ст. 74 после ряда статей о 12-гривенной продаже, и, наконец, ст. ст. 107—109 в заключение раздела о наследстве).

Вторым весьма важным моментом в данной статье является упоминание о возможности привлечения холопа в качестве свидетеля по делу (ср. ст. 66 Пр. Пр.), ранее не допускавшегося к свидетельским показаниям. Эта норма закона отражает, как и ряд других статей Пространной Правды, развитие процесса феодализации в Древней Руси, приводившего, в частности, к слиянию холопов в широком смысле этого слова с другими категориями феодальнозависимого населения.

Ст. ст. 85, 87, как и ст. ст. 29, 31, 67, 68, говорят о свидетелях, выставленных истцом, в то время как ст. ст. 18, 21, 37, 77 говорят о послухах, которых выставлял ответчик (ст. 66 имеет в виду послухов вообще). Ст. 85 отмечает роль свидетелей в ходе судебного разбирательства и специально останавливается на случае, когда (очевидно, с обеих сторон) нет свидетелей из числа свободных (ср. обвинения самого истца, свободных людей в ст. ст. 21—22, 87), а истец ссылается на холопьи речи (ср. показания челядина в ст. 38, ср. о боярском тиуне и закупе в ст. 66). Эти показания по закону (ст. ст. 66, 85) не являются окончательным доказательством по делу («на правду не вылазити» — не свидетельствовать на суде), а являются лишь поводом к тому, чтобы обвиненного подвергли испытанию железом (исключение, сделанное в ст. 66 для показаний закупа и боярского тиуна, по сравнению со ст. 85 — нововведение). Конечно, по существу показание

холопа решало дело — вряд ли кто-либо сумел-бы «не ожечься» при испытании его железом. Гривна за муку, конечно, должна была платиться истцом, если бы обвиненный «не ожегся» (так как в данном случае были показания холопа, а не свободных людей, — ср. ст. 87). Сверх того платилось истцом и «железное» (ср. ст. 87).

Ст. 86. Статья устанавливает пошлины, платившиеся при испытании железом в княжескую казну (40 кун), мечнику и детьскому (ср. вирник и метельник в ст. ст. 9—10).

Детъскому — детский — это другое наименование отрока, судебного агента из младшей княжеской дружины (ср. ст. 108). Он получал по ст. 86 больше мечника, ибо в его функцию входило само испытание железом, а мечник ведал лишь надзором за его осуществлением.

Ст. 87. Статья устанавливает, что железное платит истец, если подозрение окажется ложным; если оно подтверждалось, то, естественно, пошлину платил ответчик. Одновременно указывалось, что «за муки» ложно обвиненному не платилось в том случае, если обвинение вызывалось показанием' свободных людей, подозрением (запа) или если ответчика видели ночью около места, где совершилось преступление (прохожение ночное). Иное дело — в случае показаний холопа (см. комментарий к ст. 85).

Ст. 88. Первая статья, определяющая положение женщины («жены», ср. понятие «мужа» в ст. 1 Пр. Пр.) в Древней Руси. Несомненно, что речь идет о свободной женщине. Как и во всяком феодальном обществе, закон утверждает неравное положение женщины. За ее убийство платили всего половину виры. В этот период из церковной юрисдикции изымаются многие дела, в том числе и дела об убийстве женщины.

В период составления Пространной Правды законодатель еще не знал разницы между материальным и формальным правом. Поэтому, определяя, что женщину следует судить тем же судом, что и мужчину, законодатель требовал применения к женщине общих норм права, устанавливая вместе с тем меньший размер наказания за ее убийство. Позднейшие интерпретаторы изменили слово «виноват» на «виновата», стремясь ликвидировать казавшееся им противоречие х^ежду первой и второй частями статьи («тем' же судомь»—- а далее неожиданно указывалась не вира, а полувирье). Получилось, что первая часть Зак. 2808. Памятники русского права.

статьи говорила об убийстве невиновной супруги (жены), когда, следовательно (логический вывод), платилось, как и за мужа, 40 гривен, а вторая часть устанавливала плату б 20 гривен за убийство виноватой жены (изменившей мужу и т. д.). Таким образом, статья приобрела иной смысл, отражая в какой-то мере некоторое изменение положения женщины по Пространной Правде по сравнению с предшествующей эпохой.

Ст. 89. Характерный для феодального общества Древней Руси процесс постепенной ликвидации пережитков рабовладения нашел свое отражение в ст. 89 Пространной Правды, запрещающей постороннему лицу убийство холопа или рабы «без вины». В случае совершения подобного преступления закон требует не только возмещения причиненного ущерба владельцу холопа, но и уплаты соответствующего штрафа за совершенное правонарушение в княжескую казну.

По структуре статья напоминает предшествующую. «Без вины» (ср. этот же термин применительно к закупу в ст. 62) убивался холоп постороннего человека («урок» платить могли только хозяину; еще по ст. 11 Двинской уставной грамоты 1397—1398 гг. хозяин мог убить своего холопа). Расценка «урока» за убитого холопа дана выше (ст. ст. 13—17). Не ясно, как было дело, если был убит «виноватый» холоп. Ст. 65, введенная, быть может, около 1072 г., запрещает убийство подобного холопа, а по общему смыслу ст. 89 это допускает (что может быть свидетельствует о ее архаичности, т. е. сложении еще до 1072 г.); тогда по ст. 89 убийца ни перед князем, ни перед господином не отвечал. Как было после введения ст. 65, остается все же неясным (по церковным правилам за убийство челядина вообще налагалась епи- темья). За архаичность ст. 89 говорит и то, что к началу XII в. вира платилась и за боярского тиуна (ст. 1) и быть может за закупа (см. выше), которые все же рассматривались как холопы (ст. 66), хотя по ст. 89 за убийство всякого холопа вира в принципе не идет (ср. также ст. ст. 66, 85, согласно которым холоп — не послух, и другие отличия холопа от свободного).

Ст. 90. Статьей 90 начинается третий раздел второй половины Пространной Правды (ст. ст. 90—109), в целом посвященный вопросам наследственного права. В статьях о наследстве (за исключением специального случая о тяжбе братьев в сравнительно поздней редакции ст. 108) характерно отсутствие штрафов или пошлин, идущих в пользу княжеской казны. Это свидетельствует о сравнительной архаичности первоначального ядра статей о наследстве.

Раздел вместе с тем показывает, что русское право, уже знало наследование как по закону, так и по завещанию.

Статья 90 в историко-'правовой литературе получила много толкований, которые вызваны в значительной мере сложностью ее текста. Статья состоит из двух внутренне противоречивых частей. Согласно первой, все наследство («задница», сравни с бытовавшим в XII—XV вв. термином «статок») умершего’ смерда безотносительно, есть ли у него наследники или нет, идет князю («аже смерд умреть, то задница князю»). Согласно второй, даже дочери смерда получают выдел, «часть» (ср. ст. 95), т. е. текст свидетельствует, что сыновья обязательно участвуют в наследстве умершего смерда. Позднейшие редакторы-переписчики Пространной Правды заметили это противоречие между обоими частями статьи и ограничили действие первой только случаем, когда смерд умрет «безажю», «без детии» (ер. вставку в списках МП и АО II), подразумевая под этим сыновей, ибо если мы поймем! выражение «без детии» в прямом смысле, то получится, что дочери участвуют в наследовании «задници», что противоречит второй половине ст. 90, где говорится о получении дочерьми только «части», выдела.              v              lt;иг-

Ст. 90 слагалась, очевидно, не сразу. Первоначально (см. ее первую часть) она входила, как и другие статьи о смердах, в княжеокий устав, утверждая суровое право «мертвой руки» для смердов. Впрочем, на практике имущество умершего смерда наследовали его дети: князю, как крупному феодалу, было выгодно закрепить средства производства (рабочий инвентарь, скот и пр.) в ряде поколений одной и той же семьи смердов. Этот обычай стал законом только после того, как ст. 90 стала действовать в полном своем составе. Согласно смыслу всей статьи имущество смерда наследуют только его сыновья (дочери получают свой выдел—часть). Лишь выморочное имущество смерда (в случае отсутствия сыновей) шло князю, которому было невыгодно, чтобы эксплуатация смердьего хозяйства переходила в руки женщины. Таким образом, непосредственный производитель — смерд с его сыновьями — прочнее прикрепляется к средствам производства в условиях развивающегося феодального способа производства. Ст. 90, принятая в целом после восстания смердов и горожан

1113 г., создавала у непосредственных производителей заинтересованность в труде, поскольку закрепляла за ними имущество, «задницу», и, в первую очередь, средства производства.

Статья 90 говорит о наследовании зависимых людей — смердов, а не рядовых общинников (людинов), ем. о последних в ст. ст. 92—95 и др.

Ст. 91. Факт появления ст. 91, выделяющей отдельно вопрос о порядке наследования феодалов, характерен для права наследования в раннефеодальном государстве. Утверждая принцип наследования боярских дочерей, статья 91 свидетельствует о значительном расширении прав феодалов на принадлежащее им имущество. Позднее, в связи с углублением процесса феодализации, норма этой статьи была перенесена на основную массу свободного населения Древней Руси, т. е. купцов, ремесленников, белого духовенства, свободных общинников (ср. заголовок АО II «О боярстеи задници и о людьстеи»).

Заголовок группы АО II тем более имел смысл, что он покрывал собою и ст. ст. 92—95, относившиеся к массе населения. Это добавление в сравнении с текстом ст. ст. 90, 91, 93 говорит о том, что первоначально дочери у большинства населения («людей») не принимали участия в наследовании «задници».

Ст. 92. Статья подтверждает существование в Древней Руси двух порядков наследования: по завещанию (ряду) и по закону. Чтение «все детем» (более верное) означает «всем сыновьям» (ср. «без детии» в ст. 90). «Дом» в данном случае означает имущество вообще (ср. ст. 83), а не усадьбу, которая именуется в Пространной Правде «двором» (ст. 100).

Ряд — в данном случае завещание. Однако этот термин означает в Русской Правде разного рода соглашения— договор о вступлении в зависимые отношения (ср. термин «рядович» в ст. 75 Пр. Пр. и 14 Кр. Пр.), в том числе при женитьбе на рабе и поступлении в тиуны (ст. 110 Пр. Пр.), оформление отношений опеки (ст. 99) и др. Древнейшие, дошедшие до нас «рядные грамоты» (Двинские, Новгородско-Псковские) представляют собою наиболее архаический вид подобных актов, из которого позднее выделились мировые, свадебные (рядные), порядные всех родов и др.

Ст. 93. Эта статья показывает, что жена после смерти мужа не являлась наследницей основной массы имущества. Она получала право опеки над ним и долю (выдел) в свою собственность. Статья резко различает «задницу», основное наследуемое имущество, от «части», выдела известных средств, шедших жене или дочерям (ст. 90) или на помин души (ст. 92). Статья 93, как и значительная часть статей о наследстве Пр. Пр., основываясь на обычном праве, корнями своими восходит к глубокой древности. Право жены на самостоятельное владение частью семейного имущества после смерти мужа можно сравнить со статьей 4 договора Руси с Византией 911 г., обеспечивающей неприкосновенность имущества жены в случае конфискации имущества ее супруга. Специальное запрещение жене наследовать «задницю» свидетельствует о том, что в быту женщина- вдова бывала не только опекуншей малолетних детей, но и полновластной хозяйкой имущества покойного супруга. Старое общинное право наследования в условиях развития феодальных отношений переживает серьезные изменения.

Ст. 94. Статья 94 говорит о* существовании в Древней Руси раздельной собственности супругов. Переживший супруг (муж) не получал наследственной доли в имуществе покойной жены, а только управлял этим имуществом. Поэтому дети первой жены имеют право на ее имущество (приданое), если даже их отец передал это имущество («ньзложил») своей второй жене, т. е. мачехе этих детей.

Ст. 95. Статья 95, как и ст. 90, также сложного состава. Ее первая часть («Аже будет сестра в дому, то той заднице не имати») отражала в какой-то мере древнее общинное право наследования, когда женщины — дочери, сестры — не имели права наследования имуществом. Однако по мере развития института частной собственности в условиях интенсивного развития феодальных отношений в стране рушились общинные устои; женщина приобретала права наследования. В настоящем виде ст. 95 говорит, что дочь не имеет права наследования, когда она— «сестра», т. е. подразумевается, что в случае отсутствия братьев дочь является наследницей; если бы «дочь» вообще не являлась наследницей, то упомянут был бы этот термин, а не сестра (ср. ст. ст. 90, 91 и др.). Право наследования свободных людей таким образом' отличалось от права смер

дов (ст. 90) и сближалось до некоторой степени с правом, отмеченным в ст. 91, почему последняя получила позднее наименование «О бояростеи задници и о людьстеи» (АО II). Специальное акцентирование того факта, что сестра не является наследницей, — свидетельство о распространенности в быту наследования имущества дочерьми.

Статьи 96—97. Эти статьи содержат определение порядка взимания поборов в пользу представителей государственной власти, ведавших строительством городов и мостов. Явно помещены не на месте, поскольку они перебивают цикл статей о наследственном и семейном праве.

Городнику —городник — княжеский чиновник, ведавший постройкой и ремонтом городских стен (очевидно, у него также был помощник — отрок, как и у вирника и у мостника (ср. упоминание о четырех конях в ст. ст. 9, 97).

Городня — часть, звено крепостной стены, пролет, звено моста.

Ст. 98* Статья свидетельствует о постепенном смягчении рабства на Руси в период развития феодальных отношений. Согласно смыслу статьи дети рабыни от господина (а не от постороннего человека, ср. ст. 110) после его смерти в быту уже часто претендовали даже на наследование имущества отца. Закон запрещает наследование «ро- бичичей», но вынужден зафиксировать освобождение рабыни-наложницы и ее детей после смерти господина, отца этих последних.

Ст. 99. Статья 99 раскрывает порядок опеки в Древней Руси. Опекуном становился ближайший родственник или отчим, отвечавший за сохранность имущества опекаемых, получаемого им при свидетелях. По достижении подопечными зрелости, т. е. когда они могли сами сознательно распоряжаться имуществом, опекун возвращал его.

В случае нанесения ущерба имуществу опекаемого опекун обязан был его возместить.

Статья корнями уходит в седую старину. Не случайно в ней упоминается старый термин «челядь», вместо которого Пространная Правда обычно говорит о холопе (сопоставление челяди и скота также звучит неожиданно в Пр. Пр., когда ст. 38 прямо говорит, что челядь есть «не скот»). Не случайно здесь признается особая роль «ближних» (т. е. ближайших родичей) в качестве опекунов малолетних детей, а не их матери (ср. о «малых ближиках» в договоре 911 г. Руси с Византией). Наконец, решающая роль в спорах признается статьей не за княжескими чиновниками, а за «людьми», т. е. членами общины.

Не джи — не смогут (не дюжи).

От челяди плод или от скота — приплод от челяди и скота поступает детям, а не опекуну, ибо он не приобретен усилиями последнего.

Ст. 100. в статье зафиксировано старинное общеславянское обычное установление; ср. народные пословицы «меньшому сыну отцовский двор, старшему новоселье», — «меньший сын на корню сидит».

Всяк — в любом случае (есть ли ряд-завещание или нет).

Ст. 101. Вдова-мать, являющаяся опекуншей малолетних детей, распоряжается их имуществом («добытком») и несет материальную ответственность за убытки, причиненные ею, лишь в случае вторичного замужества (ср. ст. 99 о безусловной ответственности опекунов — отчимов или родителей).

Ворчетъся — обещаться кому-либо, взяться за что- либо.

Ст. 102. Статья дает некоторые права вдове-матери после достижения совершеннолетия детей. Вдова может остаться жить во дворе своего мужа, несмотря на протесты детей, сохранив при этом завещанное ей мужем или свой выдел (часть, ср. ст. 93) из семейного имущества, ib который прежде всего входило ее приданое.

Ст. 103. Статья гарантирует неприкосновенность имущества выдела (части), полученного матерью-вдовою, от притязаний детей; закон предоставляет ей право распоряжения этой «частью» по завещанию и устанавливает порядок наследования имуществом матери, если последняя умрет без завещательного распоряжения («без языка»).

Ст. ст. 104—105. Статьи устанавливают общий принцип наследования сводных братьев. Каждый из них наследует имущество своего отца. В случае смерти отчима- опекуна его дети компенсируют сводным детям от первого мужа возмещение убытков, которые нанес отчим («потерял. .. что») имуществу своих пасынков.

Иночима —в данном случае первый муж по отношению ко второму.

Ст. 106. Статья примыкает к ст. 103, поскольку уточняет права матери распоряжаться своим имуществом. Статья является заключительной в цикле статей, до известной сте

пени гарантирующеи имущественные права вдовы-матери (ср. широковещательное заявление Владимира Мономаха в Поучении о том, что он «убогые вдовице не дал еси силным обидети»). Статья 106 интересна еще тем, что признает за дочерьми право наследования имуществом матери даже при наличии у них родных братьев, т. е. считая тем самым разумеющимися их права наследования в случае отсутствия братьев.

Ст. 107. Статьи 107—108 говорят об усложнении и росте судебного аппарата Древней Руси. Статья 107 регламентирует судебные пошлины («уроци судебнии»), шедшие от стороны, выигравшей процесс («кому помогуть»). О пошлинах, платившихся противной стороной, см. ст. ст. 9, 10, 20, 74 Пр. Пр. и др.; судебные уроки платились судье, безразлично, был ли он вирником или отроком («детским», «метелъником'»), — см. также комментарий к ст. ст. 9, 20

Пр. Пр.

Ст. 108. Дела братьев о наследстве подлежали суду князя. Позднее (ср. ст. 7 Устава князя Владимира) церковь стремилась подобные дела подчинить своей юрисдикции.

Детъскии — по ст. 108 это тот же «отрок», что фигурировал в ст. 20 Пр. Пр. (ср. ст. 86). По аналогии со ст. 20 Пространной Правды следует полагать, что детскому платили по гривне обе стороны.

Ростяжютъся—от слова «тяжба», судебное разбирательство. Ст. 108 разделяет тесно связанные между собою ст. ст. 107 и 109, посвященные судебным пошлинам.

С. В. Юшков полагает, что в протографе Пространной Правды ст. 107 помещалась после 108 (так МП, All, AOII; в М ст. ст. 107 и 109 отс.).

Ст. 109. Статья регламентирует пошлины, взимавшиеся при приведении свидетелей, истцов или ответчиков к присяге («уроци ротни»). Наряду с присягами по делам об убийстве («От головы», см. о них в ст. ст. 18, 19 Пр. Пр.) статья специально выделяет важные дела о бортной земле (о ней см. также в ст. 17 и специальные статьи 70—73 Пр. Пр.), пахотной (ролейной) земле и по вопросу о рабах («свобода» — ср. о присяге при бегстве челядина, холопа в ст. ст. 115, 118). Подбор случаев в ст. 109 говорит о все увеличивающейся роли земледелия, о земельных спо

рах, возникающих, конечно, по мере развития феодальных отношений, наконец, об увеличении числа случаев отпуска на свободу холопов в связи с постепенным изживанием) рабства на Руси. К присяге приводились свидетели и по делам об убийстве, ранении и краже; их выставляли обе стороны (см. комментарий к ст. 85).

Ст. 110. Этой статьей начинается последний раздел Пространной Правды, посвященный положению холопов, который получил в литературе наименование Устава о холопах (ст. ст. 110—121). В целом Устав редактирован тою же рукою, которой принадлежит редакция всей Пространной Правды; за это говорит и терминология памятника (ср. термин «обельный», появляющийся только во второй части Пр. Пр.), и основное направление ст. ст. 110, 111, где противопоставляется обельный холоп закупу (ср. ст. ст. 55—56), и юридическая природа этих статей (ср. случай о неосведомленности, «не ведая», со ст. ст. 19, 55) и др. Сами ст. ст. 110—111 свидетельствуют о серьезных сдвигах, происшедших к началу XII в. в социальных отношениях Древней Руси. Статья 110 перечисляет некоторые из важнейших источников обельного холопства, которые подверглись сокращению за счет превращения лиц, заключивших «ряд» с господином, в необельных холопов, (рядовичей-закупов. Помимо предусмотренных данной статьей существовали и другие источники холопства (плен, рождение от холопа и др.)* Необельные холопы в XII в. вошли уже прочно ,в состав феодальнозависимого населения. Устав о холопах наглядно отражает процесс сближения холопов с феодально-зависимым населением. Если во втором и третьем случаях ст. 110 (женитьба на рабе и поступление в состав тиунов) «ряд» упомянут, то для первого* ввиду его особенно широкого распространения (продажа в холопы любого вида—перепродажа, самопродажа) казус с «рядом» и его специальные условия вынесены в особую дополнительную к ст. 110 — статью 111. Выражение «а ногату дасть перед самем холо- помь», свидетельствуя о некотором росте прав холопов, означает, что никакая купля-продажа холопа не могла совершиться без его ведома. Второй казус с «рядом» разъясняется при сопоставлении его1 с главой 21 Закона Судного, где говорится о порядке выкупа на свободу плен-

кика и о случае, «иже аще работаеть из робы и свещает цену ею пред послухи» (ПСРЛ, т. V, в. 1, изд. 2-е,

стр. 109).

Ст. 111. Одно из свидетельств многообразия путей установления форм зависимости в феодальном обществе. Статья является как бы случаем с «рядом» для первого казуса ст. 110. Лицо, получившее дачу («милость»), т. е. известную денежную сумму деньгами или хлебом под условием личной работы на господина, — не кто иной, как закуп. Так прямо это лицо и названо в аналогичной статье Правосудия Митрополичья, где закуп должен был также возвратить «милость» (так называемый «задаток»), хотя уже вдвойне, и мог уйти, будучи «не виноват» (без вины). Однако, если закуп (челядин-наймит) бежал от своего хозяина, то он превращался в обельного холопа (ср. ст. 65 Пр. Пр.). «Придаток» мог состоять из инвентаря, скота и др. Он давался закупу хозяином на время его работы по «ряду».

Год—срок работы закупа за «дачу» («купу»), обусловленный «рядом».

Ст. 112. Бегство холопа подрывало устои феодального государства. Закон устанавливает ответственность за укрывательство беглеца, как за своеобразный вид противозаконного пользования чужим имуществом. Эта статья, как и последующие статьи Устава о холопах, производит впечатление очень архаичного постановления (несмотря на ее позднейшую редакцию, добавления и пр.). В ст. ст. 112— 121 (кроме добавления к ст. 121) нет упоминаний ни о князе, ни о «продаже», как штрафе в пользу княжеской казны. Сама расценка холопа, не учитывает ту шкалу стоимости холопов, которая уже имеется во второй части Краткой Правды. Основная часть Устава о холопах, очевидно, существовала еще задолго до составления Пространной Правды; поскольку в ней имеются черты сходства с договорами Олега и Игоря с Византией, то ее существование может быть датировано уже X веком.

Ст. 113. Статья в основе своей также архаична.

«Переем» (плата за передачу найденного украденного или беглого холопа) по ст. 113 еще идет не княжескому чиновнику (мечнику, отроку), как в других статьях Краткой и Пространной Правды, а частному лицу (ср. ст. 114).

К тому же само отчисление — 1 гривна, безотносительно от 5 или 6 гривен, также архаично, зато соответствует золотникам, шедшим от 10 золотников по договору 911 г. с Византией (ст. ст. 3, 4, 7, ср. комментарий к ним|). В Пространной Правде, исключая ст. 113 о холопах, уже отчисляется от штрафа не определенная сумма, а процент — 20 %.

Ст. 114. Дело о розыске беглого холопа начиналось с обращения к княжескому чиновнику, предоставившему для поимки беглеца «отроков». Так же, как и ст. 113, имеет некоторую аналогию с договором Руси с Византией 911 г., устанавливающим ответственность чиновника (мест- ника) в случае бегства челядина.

Досочитъся — доищется.

Вязебную — (от слова «вязать», ср. ст. 4 Уставной Двинской грамоты 1397—1398 гг.) плату за «увязание» княжеским судебным агентом («отроком») беглого холопа.

Аче упустить и гоня — имеется в виду возможность бегства холопа после того, как хозяин разыскал его местонахождение и взял «отрока» для его задержания (ср. ст. 77 Пр. Пр. о гонении следа со ст. 113).

Ст. 115. Статья является дополнением к предыдущим статьям, посвященным бегству холопа. Она говорит о так называемой очистительной присяге, приносившейся ответчиком, державшим чужого холопа, не ведая об его холопстве.

Усрячеть — увидит (ср. узреть), повстречает.

Повести дееть — поможет скрыться своим v советом (ср. ст. 112 «укажеть ему путь»). Любопытно наличие в статье одного из древнейших видов доказательства невиновности — присяга (рота).

Ст. 116. Статья имеет в виду незаконное (хитростью) получение холопом денег от какого-либо лица («куны выл- жеть») без санкции его господина (ср. ст. 117).

Али лишитися его — если «куны», незаконно полученные холопом, превышали реальную его стоимость, хозяину выгоднее было отказаться от него (лишиться его), чем! выкупать, т. е. заплатить вылганные холопом (вложенные) деньги.

Ст. 117. Нормы статьи посвящены росту правоспособности холопов. В случае совершения холопами сделок по поручению господина они признавались действительными.

Если холоп приобретет сумму денег, производя по поручению хозяина торговые операции, то последний обязан выкупить его, т. е. заплатить все убытки, если даже их величина превышала реальную стоимость холопа.

Ст. 118. Статья гарантирует возмещение убытков; добросовестному приобретателю, по неведению незаконно купившему чужого холопа (безразлично — бежавшего холопа или украденного; безразлично—купил ли он у третьего лица или беглый холоп сам продался ему). Лицо, купившее заведомо чужого холопа, теряло уплаченную сумму. Характерно наличие в статье древней «роты» (ср. ст. 115) и термина «кренеть» (купить), имеющегося gt;в договоре 944 г. и отсутствующего в других статьях Русской Правды.

Ст. 119. Статья тесно связана со ст. 117, говорящей о росте правоспособности холопов. Она допускает торговые операции беглого холопа, но лишь как лица, представляющего интересы хозяина; поэтому господин не только получает добытый его холопом товар, но и платит его долги. В случае совершения таких коммерческих операций холопа, хозяин не может отказаться от холопа («не лишатися его», ср. обратное в ст. 116).

Ст. 120. Согласно ст. 120, при краже, совершенной беглым холопом, хозяин выплачивает только стоимость украденной вещи, тогда как, согласно ст. 46, вообще при краже, совершенной холопом, платился двойной штраф

«за обиду».

1

Очевидно, ст. 120 архаичнее ст. 46. Ст. 120, вероятно, имеет в виду случай, когда хозяин решил оставить за собою найденного им беглого раба и не отказывается от него (ср. последний случай в ст. 116 и ст. 121 «выкупати и любо выдати»).

Ст. 121. Совершенно явно выделяется вторая часть статьи, как позднейшая приписка, поскольку уже ее начало противоречит предшествующему («а жене и детем! не надобе»), противоречит выдаче соучастников по первой части статьи, а последующее буквально повторяет некоторые выражения первой части (ср. «оже будуть с нимь крали и хоронили, то всех выдати» и «выдати и, с кимь будеть крал»). Позднейшего характера и фраза о платеже князю продажи, поскольку весь Устав о холопах ни князя, ни продажи не знает. Вторая часть статьи свидетельствует

о стремлении ограничить передачу семьи холопа-вора потерпевшему. В этом ярко проявилось то вздорожание холопов, которое было результатом развития процесса феодализации.

<< | >>
Источник: Юшков С.В.. Памятники русского права. Выпуск 1. Памятники права Киевского государства X – XII вв.. 1952

Еще по теме Историко-правовой обзор:

  1. Историко-правовой обзор
  2. Историко-правовой обзор
  3. Историко-правовой обзор
  4. Историко-правовой обзор
  5. Историко-правовой обзор
  6. Историко-правовой обзор
  7. Историко-правовой обзор
  8. Историко-правовой обзор А)              ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЕ СТАТЬИ
  9. Историко-правовой обзор А.              Устав князя Владимира первой редакции
  10. Историко-правовой обзор а)              Краткая группа Восточно-русской редакции Устава князя Ярослава
  11. Историко-правовой обзор
  12. Историко-правовой обзор Договор Смоленска с Ригою 1229 г.
  13. Историко-правовой обзор
  14. Историко-правовой обзор
  15. Историко-правовой обзор
  16. ИСТОРИКО-ПРАВОВОЙ ОБЗОР
  17. ИСТОРИКО-ПРАВОВОЙ ОБЗОР
  18. ИСТОРИКО-ПРАВОВОЙ ОБЗОР
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Акционерное право - Бюджетная система - Горное право‎ - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право зарубежных стран - Договорное право - Европейское право‎ - Жилищное право - Законы и кодексы - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История политических учений - Коммерческое право - Конкурсное право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право России - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминальная психология - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Образовательное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право интеллектуальной собственности - Право собственности - Право социального обеспечения - Право юридических лиц - Правовая статистика - Правоведение - Правовое обеспечение профессиональной деятельности - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Римское право - Семейное право - Социология права - Сравнительное правоведение - Страховое право - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Судебное дело - Судебные и правоохранительные органы - Таможенное право - Теория и история государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия права - Финансовое право - Экологическое право‎ - Ювенальное право - Юридическая антропология‎ - Юридическая периодика и сборники - Юридическая техника - Юридическая этика -