<<
>>

Историко-правовой обзор

Заголовок. С полной уверенностью сказать нельзя, относится ли заголовок ко всей Краткой Правде или к ее первой части (Правда Ярослава). Последнее вероятнее, ибо вторая часть памятника (княжеский устав, Покон вирный, Устав мостникам) выделена киноварной буквой, начинающей особый заголовок княжеского устава («Правда уставлена Русъкои земли»). Новгородский летописец резко различал две части Краткой Правды: перед каждой из них в Академическом списке на полях поставлена пометка зри (смотри), а в летописном тексте, предшествующем Краткой Правде, указывается, что Ярослав дал «Правду и устав списах».

Правдой летописец именует первую часть памятника. В литературе Краткой Правдой называют весь текст законодательного памятника, помещенный под 1015 годом.

Ст. 1 (ср. ст. 1 Пр. Пр.). Этой одной из самых труднейших для понимания, но вместе с тем одной из важнейших статей открывается Правда Ярослава (ст. ст. 1—17 Кр. Пр.). Трудность статьи заключается в том, что она сохранила в себе постановления, уходящие корнями в седую старину, но вместе с тем дополненные в начале XI в. Ярославом Мудрым. Первая часть статьи— («Убьеть мужь мужа.. . 40 гривен за голову») говорит о праве кровной мести, которое существовало у восточных славян уже в

период разложения первобытно-общинного строя. Это — самая архаическая часть статьи. Но и эта часть подверглась ко времени княжения Ярослава Мудрого сильным изменениям, вызванным развитием раннефеодального государства. Во-первых, сокращается круг мстителей ближайшими родственниками (отец, сьгн, племянник и двоюродный брат). Мстить они могли и за родичей по женской линии. В целом этот круг приближается к кругу славянской большой семейной общины (ср. «малые ближики» ст. 13 Русско-византийского договора 911 г.). В современной историко-правовой литературе (С. В. Юшков) принято считать, что 40 гривен, упомянутые в ст. 2 Кр. Пр., являются вирой, шедшей кня'зю. По мнению А. А. Зимина, первая часть статьи закрепляет плату головничества (40 гривен) родичам убитого («за голову») в случае, если будут отсутствовать среди них лица, способные отомстить обидчику.

Вторая часть статьи («аще будеть русин. .. то 40 гривен положите за нь») устанавливает уплату в княжескую казну виры за убийство русина (о русине, ср. договоры с Византией), кто бы он «и был: воин (гридин), купец (купчина), хозяйственный или судебный агент (ябедник и мечник). Согласно С. В. Юшкову под русином следует понимать жителя древнерусского города в отличие от словенина-общинника. М. Н. Тихомиров русином считает киевлянина, а словенина новгородцем. Вира, шедшая в пользу княжеской казны за убийство дружинников, существовала не только при князе Владимире Святославиче, но и при его отце и деде.

Вторая часть ст. 1 Краткой Правды содержит в себе, очевидно, вставку, начинающуюся союзом «аще», который обычно свидетельствует о новой мысли составителя закона («аще изъгой будеть любо Словении»). Согласно этой вставке, сделанной, вероятно, при составлении Правды Ярослава, платеж виры (в случае отсутствия мстителей) происходил и при убийстве новгородских общинников (Словении), а также людей, вышедших из общины (изгой). Если считать (А. А. Зимин), что Правда Ярослава была составлена в 1016 г., то появление отмеченной вставки нельзя не связать с напряженной классовой борьбой в Новгороде и одновременно борьбой между русскими

князьями за Киевский стол.

В ходе борьбы за Киев Ярослав, стремясь обеспечить себе поддержку Новгорода, издал специальный закон, которым создает видимость гарантии новгородским «мужам» от своеволий княжеской дружины, вызвавших движение в Новгороде в 1015 г. Эту же тенденцию можно усмотреть в ст. 1 и в ряде других статей Древнейшей Правды (ст. ст. 3, 4, 6 и др.).

Статья 1 Краткой Правды не раскрывает внутреннюю сторону преступления. Можно лишь предполагать, что одинаковая мера наказания применялась как в случаях умышленного, так и неосторожного убийства. В историко-юридической литературе сложилось мнение, что в период закрепления правовых норм, содержавшихся в ст. 1 Краткой Правды, речь шла уже о послесудебной мести.

Мужъ — в данном случае всякий свободный человек, член общины. Этим же термином иногда назывались представители господствующего класса, дружинники (ср. ст. 2

Кр. Пр.).

Братучаду — дети братьев, т. е. двоюродные братья.

Сестрину сынови — дети от сестры, т. е. племянники (в счете родства — пережитки счета по женской линии).

Гридин — дружинник, воин (ср. славянский термин «грида» —громада, толпа, дружина).

Ябетник— княжеский приказчик (ср. замену его в ст. 1 Кр. Пр. боярским тиуном).

Мечник — (от слова меч) — судебный агент князя из числа его дружинников (ср. ст. ст. 33, 41 Кр. Пр.).

Изъгои—(от слова гоить, жить)—к началу XI в. человек, вышедший из общины.

Ст. 2 (ср. ст. 30 Кр. Пр., ст. 29 Пр. Пр.). Статья 2,

как и ст. 1, резко видоизменяет старинное обычное право мести. Согласно ее первой части («Или будеть.. . человеку тому», ср. ст. 30 Кр. Пр.), избитый человек не должен был ссылаться на показания свидетеля, а сам заботиться о наказании обидчика (мстить). После добавления второй части статья приобрела иной смысл: не отменяя старого, но еще жившего обычая кровной мести, она утверждала, что обидчик обязан был в случае, если потерпевший не мог мстить за себя, платить ему вознаграждение («за обиду») и за лечение. При этом если не было видимых признаков побоя (кровоподтеки или синяки), то

потерпевший должен был в доказательство своей жалобы сослаться на показания двоих свидетелей—ср. ст. 10). Дополнения в ст. 2 Краткой Правды, которые должны были, в -первую очередь, ограничивать самоуправство княжеской дружины (как и ниже ст. ст. 3—10), могут быть связаны с событиями 1015—1016 гг. (ср. комментарий к ст. 1

Кр. Пр.).

Видока — видок, свидетель. Термин, по мнению М. Н. Тихомирова, чаще всего употреблявшийся в Новгороде. (В Киеве чаще употреблялся термин «послух», его см. в княжеском уставе). В историко-правовой литературе под видоком понимают свидетеля факта, в отличие от послуха— свидетеля доброй славы.

Человеку тому — по мнению М. Д. Приселкова, след позднейшей редакционной правки статьи (повторяет предыдущее «ему»): в Кр. Пр. понятие «человек» не встречается, оно покрывается понятием «муж», аналогичную правку см. в ст. 15.

Взяти ему за обиду — С. В. Юшков считает «за обиду» — штрафом, шедшим по судебному решению в пользу потерпевшего при ранении, оскорблении и краже. Штрафов в пользу княжеской казны при совершении этих преступлений Правда Ярослава не знает.

Статьи 3 и 4 (ср. ст. ст. 23, 25, 31 Пр. Пр.). Обе

статьи, как и ниже ст. 8, вводят повышенную пеню в пользу потерпевшего («за обиду»). Все они имеют в виду оскорбление действием, нанесение увечий и побоев (простой удар расценивался по ст. 2). Характерно упоминание в ст. 3 охотничьего рога и в ст. ст.

3, 4, 9 меча — обычного вооружения дружинника. Этими статьями запрещались удары мечом в ножнах, рукоятью, плашмя (тылеснию) и даже простая угроза им (ст. 9). Установление более высокого штрафа за нанесение оскорбления указанными предметами объясняемся тем, что в феодальном обществе причинение подобного оскорбления считалось наиболее позорным. Эта статья, декларируя борьбу с самоуправством дружины (ср. ст. 1, 2 и др.), в то же время защищала честь и достоинство феодальной верхушки.

Статья 4 восходит своими корнями к ст. 5 договора 911 г. и ст. 14 договора 944 г., предусматривавшим штраф «по закону Рускому» за удар «мечом, копьем или капем

любо ссудом (оружием)». Эти статьи, так же как и ст. 4 Кр. Пр., имеют прежде всего вооруженного воина (русина или грека). Интересно, что Краткая Правда не знает специального штрафа за удар обнаженным мечом или копьем.

Статьи 5—7 (ср. ст. 27 Пр. Пр.). Статьи устанавливают наказание за удар мечом, в результате которого нанесены телесные повреждения. Думаем, что можно давать иное деление статей 5 и 6, чтобы ст. 6 не лишалась всякого смысла (слова «аще будет нога цела» явно относятся к ст. 5). Статьи знают еще, так же, как и предшествующие ст. ст. 1, 2, 3, пережитки права кровной мести («чада смирять», т. е. домочадцы смиряют, укрощают обидчика, мстят ему). Характерно высокое вознаграждение в пользу потерпевшего (40 гривен), равное головничеству, ибо потеря руки (и ноги) была по существу равна потере трудоспособности.

Утнеть — ударит, подразумевается мечом (то же и в ст. 7, ср. в ст. 4 «утнеть мечом», в то время как ст. 3 — «ударить батогом»); по характеру статьи 5—6 примыкают к предшествующим.

Ст. 8 (ср. ст. 67 Пр. Пр.). Статья так же, как и ряд предшествующих, имеет в виду, прежде всего, оскорбление действием! (отсюда высокий штраф в 12 гривен). В ст. 19 Смоленского соглашения с Ригою 1230—1270 гг. 3 гривны серебра (12 гривен кун) полагались за повреждение бороды рядового смольнянина; за бороду боярина платилось гривен серебра.

Ст. 9. Статья примыкает к общей группе норм, трактующих о наказании за причинение оскорблений. Частое упоминание о мече в статьях об оскорблениях характерно для феодального права, поскольку оружие было неотъемлемым спутником любого представителя господствующего класса.

Ст. 10 (ер. ст. 31 Пр. Пр.). Статья повторяет некоторые мотивы ст. 2. Но если последняя лишь в принципе устанавливала необходимость выставления свидетелей, то ст. 10 определяла их число (2).

Роту — Рота — присяга для варягов и колбягов (пови- димому, какое-то плем!я, жившее на севере в районе Новгорода, ср. р. Колпь) объясняется тем, что им трудно было найти свидетелей в случае возникновения драки с местным населением.

Ст. 11 (ср. ст. 32 Пр. Пр.). Статья ограничивает произвол варягов и колбягов, занимавшихся сманиванием рабов с целью их перепродажи на рынках: если на третий день после бегства челядина к варягу или колбягу он не выдавался потерпевшему хозяину (прежнему господину), то укрыватель обязан не только вернуть беглого, но и заплатить ему же штраф «за обиду». Статья свидетельствует также о значительной ценности челяди на Руси в начале XI в. (челядь специально выделяется из состава украденного,— ср. ст. 13), что объясняется сокращением контингента рабов йа Руси, постепенным оседанием их на землю.

Челядин — в X и начале XI в. раб, пленный, — объект купли-продажи (ср. летопись, договоры с Византией). Термин в период разложения первобытного общинного строя означал патриархальных рабов (ср. термин «чадь, домочадцы»). Позднее он претерпел значительные изменения и в конце XI—XII вв. стал означать совокупность феодально-зависимых людей.

Ст. 12 (ср. ст. 33 Пр. Пр.). Статья тесно связана с предшествующей. В первую очередь, княжеские дружинники стремились присвоить «на время» чужих коней под предлогом походов, военных экспедиций и т. д. С другой стороны, она в какой-то мере повторяла нижеследующую статью, корни которой уходили в глубокую древность.

Ст. 13 (ср. ст. 34 Пр. Пр.). Статья говорит о порядке возмещения ущерба при обнаружении похищенной вещи в пределах общины (мира). В основе своей она древнего происхождения. Но интересно, что среди похищенных предметов выделяются, прежде всего, конь, оружие, порт (одежда), которые притягивали к себе жадные взоры княжеской дружины (скотина, например, появится только в ст. 35 Пр. Пр. Пеня «за обиду» согласно ст. 13, по мнению А. А. Зимина, платилась сверх возвращения потерпевшему похищенной вещи (ср. ст. 11). О происхождении размера пени см. комментарий к ст. 6 договора 944 г. Руси с Византией. Ст. 13, как и другие статьи Правды Ярослава, не знает еще термина «украсть», употребляя для обозначения понятия кражи термин «поять», т. е. взять.

Ст. 14 (ср. ст. 35 Пр. Пр.). В отличие от ст. 13 статья 14 говорит о процедуре возвращения пропавшей вещи, когда она была обнаружена за пределами мира.

В этом случае нельзя было сразу забрать пропавшую вещь, а необходимо было произвести расследование с целью выяснения, каким образом и от кого эта вещь попала к лицу, у которого она обнаружена (свод).

Ст. 14 особое внимание уделяет начальным стадиям) судебного процесса. Помимо упоминания о своде, как особой форме процесса в раннефеодальном обществе, постановления статьи определяют порядок обеспечения явки ответчика или обвиняемого на суд. Он обязан был явиться на свод или же выставить поручителя (поруч- ника), гарантировавшего его явку. Появление института поручительства объясняется усилением судебной власти князя.

Статьи 13 и 14 дают возможность утверждать, что Русская Правда отличала право собственности от права владения, поскольку в них определяется порядок отобрания собственником опознанного им своего имущества, находящегося во владении другого лица. Это свидетельствует о довольно высоком развитии правовых воззрений в Древней Руси.

Ст. 15 (ср. ст. ст. 35, 47 Пр. Пр.). Если ст. ст. 13—14 имели дело с пропавшей вещью, которая была найдена, то ст. 15, продолжая их мысль, говорила о судебном разбирательстве в случае, если к похитителю будут претензии и в отношении необнаруженного пропавшего имущества («прочее», ср. «прок» в ст. ст. 36, 39, Пр. Пр.). Эта статья говорит о пережитках старинного общинного суда (извод пред 12 человека), который решал подобные дела. (В ст. 10 договора Новгорода с немцами 1189—1199 гг. уже «12 мужей» фигурируют в качестве свидетелей). В Правде Ярослава мы не встречаем прямых упоминаний о княжеском суде; не знает памятник и штрафов-продаж, шедших позднее князю. Целый ряд статей говорит о существовании общинного суда (ст. ст. 13—16). Но никаких сомнений в существовании княжеского суда в X—XI вв. не может быть: в ст. 1 упомянуты судебный чиновник-мечник и вира, шедшая за убийство в пользу князя; существовал также специальный чиновник (вирник), судивший, очевидно, не только дела об убийстве (ст. 42); только в компетенцию княжеского суда могли входить дела, в которых хотя бы одной из сторон являлись представители феодальной знати.

Аще будеть обидя не едал, достойно ему свои скот — т. е. если выяснится, что ответчик злонамеренно не отдавал искомую вещь, то он принуждался к выплате ее стоимости деньгами (не считая пени в 3 гривны).

Скот — термин для обозначения денег, применявшийся в Правде Ярослава (ср. ст. 16, ср. «куны» в ст. 41 Кр. Пр.).

Ст. 16 (ср. ст. 38 Пр. Пр.). Статья устанавливает исключение в процедуре свода (ср. ст. ст. 14, 16) для дел, касающихся челяди. Когда во время свода доходят до третьего лица, купившего беглого или краденого раба, то этот добросовестный приобретатель должен временно передать хозяину раба своего челядина и продолжать розыски при свидетелях (ср. ст. 15), в присутствии самого похищенного раба. Когда находился, наконец, похититель челядина, то он платил штраф, очевидно, согласно ст. 11. При этом украденный раб возвращался своему господину, который отдавал раба, взятого в залог, третьему добросовестному приобретателю (ср. ст. 38 Пр. Пр.). В условиях роста ценности челяди и сокращения ее численности на Руси закон стремился защитить интересы их владельцев — представителей господствующего класса (ср. ст. 11); эти последние получали право использовать труд челядина, принадлежавшего добросовестному приобретателю, до тех пор, пока был найден их собственный челядин.

Своего скота ищи, —т. е. ищи те деньги, которые ты заплатил за украденного (или беглого) челядина.

Ст. 17 (ср . ст. 65 Пр. Пр.). Статья устанавливала штраф в 12 гривен, взимавшийся с хозяина холопа, ударившего свободного мужа, если первый скрывал его в своих хоромах. Одновременно она подтверждала старое правило об убийстве холопа, если он будет обнаружен побитым лицом («где его налезуть. . . да бьють его»). Статью 17 характеризует защита интересов верхов господствующего класса, владеющих холопами (ср. ст. 11, 12), поскольку она разрешает господину брать своего холопа под «защиту» и тем не допускает причинения господину серьезного ущерба, вызываемого гибелью принадлежащего ему раба. Высокий штраф — своеобразный выкуп жизни холопа —; 12 гривен (ср. обычную цену в 5 гривен по ст. 26 Кр. Пр.) также свидетельствует о росте стоимости холопов на древнерусском рынке в связи с уменьшением их числа,

с постепенным обращением их в феодально-зависимое население (чтение Ростовской летописи «не яти» — лучше, ср. ст. 65 Пр. Пр. «господин его не выдасть»).

Холоп — термин, обозначающий в начале XI в. раба, появляется впервые в статье, Связанной непосредственно с именем Ярослава. Ср. ст. 65 Пр. Пр. (в летописи впервые под 986 годом). Его появление связано с процессом постепенного превращения все большего контингента рабов в феодально-зависимое население. Старый термин «челядь» начинал применяться для обозначения совокупности феодально-зависимого люда. Поэтому понадобилось появление нового термина «холоп», которым бы назывались рабы в узком смысле слова.

Ст. 18. Единственная статья Краткой Правды, касающаяся истребления чужого имущества. Характерно, что в ней речь идет, в первую очередь, об оружии (ср. ст. ст. 3 и 9), основном символе власти раннефеодального общества.

Аще ли начнеть приметати, то скотом ему запла~ гити, — если попытается вернуть (изломанную вещь), то заплатить ему деньгами. Этот случай ст. 18 отличается от первого, когда ответчик оставлял у себя испорченную вещь. Иначе в Пушкинском сборнике: «Аще ли начнеть скотом приметати, ему заплати» и т. д. (см. дополнительные статьи к Пр. Пр.), т. е., если захочет компенсировать деньгами, то заплатить, согласно покупной цене. В данном контексте вторая половина ст. 18 говорит о том же казусе, что и первая, уточняя лишь порядок выплаты компенсации за испорченную вещь. Статья, очевидно, в Правде Ярослава отсутствовала и была приписана значительно позднее (эта статья единственная из 18 статей Правды Ярослава, которая не использована в Пр. Пр.) Заимствована она из Закона Судного (см. ниже ее текст по Пушкинскому сборнику), который помещается в качестве приложения к Археографическому списку Новгородской I летописи Археографического списка, содержащему и Краткую Правду. Статья 18 вставлена была перед заголовком («Правда уставлена» и т. д.), начинающим вторую половину памятника. Такие вставки известны и в Пространной Правде перед заголовком Устава Владимира Всеволодовича (см. Пушкинскую группу).

Заголовок. Заголовком начинается княжеский устав, изданный от имени сыновей Ярослава Изяслава, Святослава и Всеволода и их советников — «мужей» Коснячко Перенега (у Татищева — Печенега), Никифора Киянина и Микулы Чудина (ст. ст. 19—41). Впрочем, М. Н. Тихомиров и С. В. Юшков ограничивают рамки устава ст. ст. 19—27, считая остальные постановления позднейшими приписками. Княжеский устав посвящен вопросам домениального хозяйства князей, устанавливает ответственность за убийство княжеской челяди, за кражу скота и т. п. Не дошедшим до нас прототипом (и вероятным источником) его могли быть «уставы и уроки», которые уставляла княгиня Ольга по русской земле и устав «о строи земля- нем», принятый Владимиром Святославичем. Кроме того, устав Ярославичей своими источниками имел отдельные судебные решения князей по конкретным делам, нововведения самих княжичей (ст. ст. 19, 24) и др. Съезд Ярославичей, на котором был принят их княжеский устав, мог состояться не ранее 1036 г. (год отправления в Новгород старшего из Ярославичей Владимира) и не позднее весны 1073 г. ( изгнание Изяслава из Киева). Среди советников княжичей известен Чу дин, который в 1072 г. был наместником в Вышгороде, Коснячко, который в 1068 г. был киевским воеводой. Дворы Чудина и Никифора к концу XI в. находились в Киеве (ср. Повесть временных лет под 944 г.). Итак, все составители княжеского устава связаны с Киевом.

В заголовке, который испорчен позднейшей правкой (выражение «егда ся съвокупил» может дать основание для предположения о том, что княжичей кто-то собирал, т. е. быть может их отец), князья поставлены не по старшинству: Всеволоду младшему отдано предпочтение перед старшим Святославом. Такая перестановка имени могла произойти при редактировании устава (или Кр. Пр. в целом) в период княжения Всеволода Ярославича (после 1076, но до начала 90-х гг. XI в).

Русъкои земли—следует полагать, что устав распространялся на княжеские владения, разбросанные по всей территории Древней Руси.

Ст. 19 (ср. ст. ст. 3, 7, 12 Пр. Пр.). Статьей 19 начинается раздел княжеского устава, устанавливающий штрафы

за убийство важнейших княжеских чиновников, руководивших хозяйственной жизнью княжеского домена. Темlt; самым в этом разделе косвенно отображен процесс возникновения дворцово-вотчинной системы управления (ст. ст. 19—23). Этот раздел, несомненно, следует считать нововведением Ярославичей, основанным на судебной практике (ср. ст. 23 «яко уставил Изяслав»), отражавшей принципы феодального права, права-привилегии. Статья подразумевает известность убийцы и наличие у него умысла. Статья 19 устанавливает двойную виру в 80 гривен (ер. выражение «за нь» со ст. 1 Кр. Пр.), хотя термина «вира» Правда Ярослава и по существу княжеский устав за исключением испорченной ст. 20 не знали. 80-гривенная вира, несомненно, нововведение. Она была введена по ст. 19 за убийство огнищанина в случае кровной мести. Кровная месть таким образом еще допускалась законом, но Ярославичи сделали новый решительный шаг, направленный к ее уничтожению. Во-первых, за убийство огнищанина, подъездного и ряда высших тиунов (ер. ниже) вводилась двойная вира. Во-вторых, эту виру платил преступник не совместно с другими членами верви-общины (ср. ст. 5 Пр. Пр.), а один («людем не надобе»). Это практически означало конфискацию всего его имущества, если не продажу его самого в рабство (ср. стоимость коня по ст. 28 Кр. Пр. 2—3 гривны, а раба 5—12 гривен по ст. ст. 24—27). Введение двойной виры за убийство княжеских слуг высшего ранга тем более являлось необходимым для государственной власти, что по ст. 1 Правды Ярослава, в случае отсутствия мстителей, за убийство рядового общинника платилось уже 80 гривен (правда, только 40 гривен в княжескую казну и 40 родичам убитого).

Огнищанин (от слова огонь, очаг, а отсюда дом, двор, хозяйство) — княжеский дворецкий, глава княжеского хозяйства (ср. также ст. 1 Пр. Пр. и выражение «тиун огнищ- ныи» в ст. 12 Пр. Пр.). Термин, обычно употреблявшийся в Великом Новгороде в XII—XIII вв. Фраза о подъездном (ездовом), очевидно, является позднейшей вставкой в княжеский устав; в аналогичных статьях Пр. Пр. (ст. ст. 1 3, 12) ее нет.

Подъездной — сборщик причитающихся князю поступлений.

Ст. 20 (ср. ст. 3 Пр. Пр.). Статья устанавливает ответственность верви за совершенное умышленное убийство («в разбои»), если на ее территории найден убитый, а община не предпринимает мер для разыскания преступника («или убиица не ищуть»), или отведения следа от своей территории (ср. ст. 77 Пр. Пр.). Так все больше вервь входила в орбиту княжеской юрисдикции. Русская Правда особо выделяет убийство в разбое, подчеркивая тяжесть этого посягательства на установленный общественный правопорядок. Следует помнить, что разбой в феодальном обществе часто являлся одной из форм проявления классовой борьбы и что разбойниками законодатели-феодалы нередко именовали представителей эксплуатируемой массы, выступавшей против феодального гнета. В ст. ст. 19—23 зафиксированы далеко не все нормы, относящиеся к убийству (ср. ст. ст. 6, 7 Пр. Пр.), ибо в них отражены лишь нововведения Ярославичей.

Вири (верней) — очевидно, первоначально читалось, «верви» (ср. ст. 3 Пр. Пр.).

Ст. 21 (ср. ст. 38 Кр. Пр. и ст. 40 Пр. Пр.). Если ст. 19 говорила о платеже виры преступником за убийство огнищанина, а ст. 20 — о платеже виры общиной — вервью, то ст. 21 говорит о случае, когда виры никто не платил: огнищанин оказался вором, убитым на месте преступления.

У клети — клеть, дом (ср. ст. 31, 38 Кр. Пр. и ст. ст. 35,

40, 41 Пр. Пр.).

У коровье татьбы — во время кражи коров, лучше читать «у которое татьбы» (ср. ст. 40 Пр. Пр.), т. е. во время совершения какой-либо кражи, ибо «у коровье татьбы» повторяет предшествующее «у говяда».

В пса место — как собаку.

Покон — установление (ср. Покон Вирный в ст. 42

Кр. Пр.).

Тивуницу— тиуну, слуге. Фраза «а то же покон и тивуницу» приравнивает случай убийства тиуна к убийству огнищанина (ст. ст. 19—21). Она скорее всего является позднейшей припиской (как и в ст. 19 фраза о подъездном), ибо ее содержание в какой-то мере повторяется в нижеследующей ст. 22, да к тому же она не находит себе параллели в Пространной Правде, где отрази

лись все статьи княжеского устава (кроме, быть может,

ст. 41).

Ст. 22 (ср. ст. 1 Пр. Пр.). После статей, устанавливающих общие принципы взыскания виры за убийство огнищанина (ст. ст. 19—21), которые, очевидно, распространялись и на всю остальную княжескую дворню, ст. 22 и следующие за ней дают шкалу денежные сумм, взимавшихся при убийстве высших княжеских слуг (ст. ст. 22—23) и челяди (ст. ст. 24—27). Характерной чертой феодального права было определение меры наказания в зависимости от социального положения пострадавшего.

Ст. 23 (ср. ст. 12 Пр. Пр.). Статья устанавливает двойную виру за убийство одного из высших княжеских слуг — конюшего и свидетельствует об обострении во время княжения Изяслава классовой борьбы (выступление доро- гобужцев против княжеской администрации).

Конюх старый — старший конюший, ведавший княжескими табунами.

Дорогобудъци—Дорогобуж, город на р. Горыни, притоке р. Припяти на Волыни.

Ст. 24 (ср. ст. 13 Пр. Пр.). Здесь, как и ниже в статьях 24—27, дается расценка, по которой платили, в случае убийства несвободных людей из числа княжеской челяди. Платежи в 12—5 гривен шли вместо виры (они в одном ряду со ст. ст. 19—23). Согласно обычаю, позднее зафиксированному в ст. 89 Пространной Правды, вира не платилась лишь в случае убийства холопа («а в холопе и в робе виры нетуть»).

О том, что среди старост могли быть несвободные люди говорит также текст Новгородской I летописи, согласно которому Ярослав пожаловал в 1016 г. «старостам по 10 гривен, а смердом по гривне, а нов- городцом по 10 гривен всем». Здесь старосты и смерды явно противопоставлены рядовым свободным новгородцам. Сельский староста и ра- тайный, судя по аналогичному сочетанию в ст. 25 Краткой Правды, были: первый — старостой, поставленным над смердами (ср. цитированный летописный текст 1016 г. и свидетельство писателя I половины XII в. Кирика о смердах («иже по селам живуть»), второй — над пашенными («ратай» — пахарь) холопами. Непашенные холопы находились в ведении дворецкого — огнищанина. Слова «огнище», «огневтина» имели также значение рабов. Статья 24, кроме всего прочего, свидетельствует о росте княжеской запашки и привлечении для этой цели значительного контингента несвободных людей, над которыми были по- Зак. 2808. Памятники русского права

ставлены княжеские слуги из холопов (ср. ст. 13 Пр. Пр., где старосты названы тиунами, а о тиунах-ключниках см. ст. 110 Пр. Пр.).

Ст. 25 (ср. ст. 14 Пр. Пр.). В советской исторической и юридической литературе имеются, в основном, три точки зрения на рядовича. Б. Д. Греков характеризует рядовича как человека, вступившего через «ряд» (договор) к господину is феодальную зависимость. Б. И. Сыромятников считает рядовича рядовым рабом. С. В. Юшков считает рядовича одним из низших княжеских (а позднее и боярских) судебно-административных агентов. «Рядовник» (или «рядович» ср. ст. 14 Пр. Пр.)—несвободный человек, по своему юридическому положению примыкавший к холопам (5^гривенная пеня за его убийство). Положение его и условия выхода на свободу определялись «рядом» (договором, ср. ряд в ст. 110 Пр. Пр.), который мог заключаться с господином как при поступлении свободного человека в состав его челяди, так и в случае договоренности об условиях выхода холопа на свободу (ср. статью о «сиротьем вырядке» в приложении к Пр. Пр.). Рядовичи могли исполнять всевозможные хозяйственные поручения, возложенные на них господином, в том числе быть помощниками княжеских тиунов — старост (ср. ст. ст. 24 и 25 Кр. Пр. с замечанием Даниила Заточника «Тиун бо его яко огнь трепетицею накладен, а рядовичи его яко искры»).

Ст. 26 (ср. ст. 16 Пр. Пр.). Для правильного понимания социальной природы смердов необходимо помнить высказывание В. И. Ленина о том, что «русский крестьянин в 20-м веке все еще вынужден идти в кабалу к соседнему помещику—совершенно гак же, как в 11-м веке шли в кабалу «смерды» (так называет крестьян «Русская Правда») и «записывались» за помещиками» (Соч., т. 12, стр. 237). Ленин ука1зывает, что в России отработки существовали «едва ли не с начала Руси (землевладельцы каба* лили смердов еще во времена «]Русской Правды»)», Соч., т. 3, стр. 170). Ленин подчеркивает, что крепостничество существовало —¦ «в России с IX по XIX век» (Соч., т. 20, стр. 348). В советской исторической и юридической литературе высказывались три основные точки зрения на социальное положение смердов. Б. Д. Греков рассматривает термин «смерд» как общее название, покрывавшее массу крестьянства, среди которого имелись феодально-зависи

мые и свободные элементы (зависимые и свободные смерды). Б. И. Сыромятников видит в них свободных общинников. С. В. Юшков усматривает в смердах определенную группу феодально-зависимого крестьянства. Смерды княжеского устава Ярославичей выступают перед нами в качестве феодально-зависимых крестьян, юридическое положение которых приближалось к положению холопов (за их убийство вместо виры платилась пеня в 5 гривен). Представление о смерде, как о свободном общиннике, базируется, прежде всего, на ошибочном понимании позднейшего чтения Археографического списка Кр. Пр. «в смердьи в холопе», означающем якобы холопа, принадлежавшего смерду (О чтении «смердий холоп» см. комментарий к ст. 16 Пр. Пр.). В Русской Правде ни разу свободный общинник не назван смердом (члены общины чаще всего именуются людьми, ср. ст.’19 Кр. Пр. и др.). Впервые русские источники о смердах начинают говорить только в начале XI в. , — что связано с развитием процесса феодализации (см. договор 1006 г. Руси с Болгарами, где названа «смердина», а также сообщение Новгородской I летописи под 1016 г.).

Ст. 27 (ср. ст. 17 Пр. Пр.). «Кормиличиц» (ср. «кормилец» в ст. 17 Пр. Пр.) — воспитатель, дядька из холопов.

Ст. 28 (ер. ст. 45 Пр. Пр.). Статья устанавливает таксу, по которой каралось истребление княжеского скота. Она, конечно, относилась и к краже этого скота и к гибели его во время пользования им зависимыми от князя людь!ми (ср. ст. ст. 57—58 Пр. Пр.). В статье различается княжеский конь «с пятном», т. е. клейменый, племенной, использовавшийся в военных походах (ср. позднее «воиньскии конь» в вариантах к ст. 57 Пр. Пр.), от «смердьего», т. е. находящегося в пользовании у смердов, «пашенного» (ср. комментарий к ст. 16 Пр. Пр.). Это различие влияло и на расценку коней.

Соотношение денежных единиц в Краткой Правде следующее: гривна = 20 ногат = 25 кун = 50 резан.

Третъяк — трехгодичная корова, бык.

Лонъщина — двухгодичная корова, бык.

Разветвленная система штрафов в ст. 28 означает возросшее значение скотоводства в экономике Киевского государства:

Ст. 29 (ср. ст. 38 Пр. Пр.). Штраф «за обиду» по ст. 29 платился, конечно, сиерх возмещения стоимости холопа (отмеченной в ст. ст. 24—27) или возвращения его господину, точно так же, как и в случае кражи другого имущества (ср. ст. 13 Пр. Пр.). Статья 29 говорит о намеренном сманивании и укрытии раба при подразумеваемой инициативе лица, с которого взыскивается штраф, «оже уве- деть чюжь холоп» (в соответствующей ст. 38 Пространной Правды говорится, что речь идет о челядине, «или украдне или уведше»). Этим ст. 29 отличается от старой ст. 11 Краткой Правды, согласно которой челядин сам скрывался у варяга или колбяга («аще ли челядин съкрыется»).

О происхождении размера штрафа «за обиду» в 12 гривен см. комментарий к ст. 6 договора Руси с Византией

944 г.

Ст. 30 (ср . ст. 2 Пр: Пр.). Статья сохранила первоначальный текст постановления о «кровавом муже», тогда как ст. 2 Краткой Правды дает его в более поздней редакции (ст. 29 Пр. Пр. является развитием ст. 2 Кр. Пр., т. е., очевидно, что ст. 30 Кр. Пр. сложилась еще до возникновения ст. 2 Кр. Пр. в ее полном виде: она соответствует лишь ее первой части). Смысл ст. 30 заключается в том, что избитый до крови или синяков человек не мог ссылаться на свидетелей с тем, чтобы, очевидно, получить какую-либо компенсацию за побои — он должен был сам мстить своему обидчику (перефразируя постановление ст. 2 Кр. Пр., скажем, что если он не мог мстить, то «ту тому конець»). Ст. 30 свидетельствует о большой древности отдельных постановлений княжеского устава.

Послух — свидетель (см. комментарий к ст. 2).

Ст. 31 (ср. ст. 41 Пр. Пр.). Ст. 31 дает косвенное указание на понимание составителями Русской Правды необходимости в установлении персональной ответственности каждого из участников совершения преступления. Хотя ст. 31 и не знает деления на подстрекателей, исполнителей и пособников, но она определяет одинаковую ответственность каждого из участников преступления.

Текст статьи сильно попорчен; прежде всего, вместо «гривну» следует читать «3 гривны» (ср. ниже по «три гривне», а также ст. 41 Пр. Пр.). Вместо «18» нужно читать «и 10» (ср. ст. 40 Кр. Пр., ошибка произошла из-за подведения буквы «и» под титло и рассмотрения ее

числительным). Аналогичную ошибку см. в уставе князя Всеволода Мстиславича и в ст. 3 первой уставной грамоты князя Ростислава

1150 г.

Смысл статьи заключается, во-первых, в том, что она требует платежа штрафа (старого штрафа «за обиду», — ср. ст. ст. 13, 33, 37 Кр. Пр.,—который, в условиях княжеского хозяйства шел князю, как потерпевшему лицу) каждым из соучастников кражи. Во-вторых, она устанавливает дополнительный (30 резан) штраф, шедший в пользу лиц, которые обнаружили преступника, помогли его задержать. («Мужеви», ср. с выражениями «кто изъмал» в ст. 40 Кр. Пр., «емец» в ст. 41 Кр. Пр.; «переем» в ст. ст. 113—114 Пр. Пр.; подробнее см. комментарий к ст. 41 Кр. Пр.).

Крадетъ. . . клеть,—т. е. обокрадет дом (ср. ст. 43 Пр. Пр. «крадеть гумно»).

Ст. 32 (ср. ст. ст. 75—76 Пр. Пр.). Статья устанавливает штраф за порчу княжеской борти. Перед нами также старый штраф «за обиду», шедший в условиях княжеского хозяйства князю (см. комментарий к ст. 31). Статья ярко подчеркивает особую охрану законодателем княжеского имущества.

Борть — улей в дупле или в выдолбленном специально дереве (колоде).

Изудрутъ (издерутъ) — т. е. повредят улей, выдерут пчелы из него (см. ст. 76 Пр. Пр.).

Ст. 33 (ср. ст. 78 Пр. Пр.). Статья запрещала наказывать («мучить», ср. добавочную статью «о муке» из Троицкого IV списка) смерда (из княжеских вотчин), огнищанина, тиуна и мечника без княжеского разрешения. Во время восстания 1068—1071 гг. на Белоозере волхвы- смерды, стремясь доказать, что Ян Вьгшатич не имел права подвергнуть их наказанию, ссылались уже на ст. 33 Краткой Правды: «Нама стати пред Святославом, а ты не мо- жиши створити ничтоже». Штраф «за обиду», поскольку речь шла о княжеском хозяйстве, и в данном случае шел князю, как господину смерда (ср. выше комментарий к ст. ст. 31, 32, «урок» смерду появляется лишь в ст. 78 Пр. Пр.). Статья охраняет право юрисдикции князя как крупного феодала.

Ст. 34 (ср. ст. ст. 72 Пр. Пр.). Статья устанавливает высокий штраф за перепашку межи («орать» — пахать) и за уничтожение межевого знака, сделанного на дереве («пе- ретес» от слова «тесать» — ср. «потесы» на дереве в межевых и правых граммах XV в.). Статья 34 как и ст. 24 свидетельствует о дальнейшем развитии княжеского землевладения. О том, что здесь речь идет о княжеском землевладении, говорит, кроме факта помещения статьи в княжеском уставе, высокий размер штрафа.

О штрафе «за обиду»—см. комментарий к ст. ст. 31—33.

Ст. 35 (ср. ст. 79 Пр. Пр.). Статья устанавливает штраф за кражу ладьи (в данном случае княжеской). «Продажа» как штраф, шедший князю (ср. ст. ст. 38, 46 Пр. Пр.), впервые появляется в ст. 35 Кр. Пр. для пени в 60 резан (ср. ст. ст. 36, 40 Кр. Пр.). Название штрафа происходит от глагола «продать» (имущество преступника, а может быть и сам он продавались для уплаты этого штрафа, — см. комментарий к ст. 14 договора 944 г.). Первоначально (в княжеском уставе Ярославичей) термин «продажа» (для 'новой пени в 60 резан) и старый термин «за обиду» (для старых штрафов в 3 и 12 гривен) употреблялись одновременно и обозначали штраф, шедший князю, как потерпевшему лицу, за преступление, совершенное в пределах его хозяйства — домена, конечно, сверх возмещения стоимости или возвращения натурой украденной вещи, если речь шла о краже (ер. ст. ст. 34—37, 40 и др.). Наличие обоих терминов в уставе Ярославичей свидетельствует о начальном периоде складывания нового штрафа — «продажи», который в Пространной Правде станет мерой наказания, применяемой государством в случае совершения уголовных преступлений (кроме убийства и некоторых других), штрафом, шедшим в княжескую казну. Об этом см. комментарий к ст. 23 Пр. Пр. и др.

Ст. 36 (ср. ст. 81 Пр. Пр.). Перед нами пернатые обитатели княжеских водоемов, истребление которых каралось двойным штрафом — возмещением их реальной стоимости и «продажей». В этих водоемах водилась и дикая (ср. истолкование ст. 36 в ст. 81 Пр. Пр.) и быть может специально выращиваемая птица.

Ст. 37 (ср. ст. 81 Пр. Пр.). Статья рисует княжую охоту в лесах-заповедниках и кражу княжеской охотничьей

собаки, ястреба и сокола. Реальная стоимость охотничьей птицы и собаки сравнительно с высоким штрафом «за обиду» (равным стоимости княжеского коня) была ничтожна, вследствие чего возмещение ее не предусмотрено.

Пес — в данном случае охотничья княжеская собака, ибо убийство обычного иса по Русской Правде не каралось (ср. поговорку в ст. 21 убить как пса — «убити в пса место» ).

Ст. 38 (ср. ст. 21 Кр. Пр. и ст. 40 Пр. Пр.). Корнями ст. 38 уходит в Закон Русский X в. (ср. ст. 6 договора 911 г.). Ст. 21 Кр. Пр. является ее частным случаем. Согласно ст. 38 убить вора можно было только ночью («до света») на месте преступления (если он сопротивлялся, не давал себя связать). Когда вор убит уже после того, как его связали и наступило утро (о чем имеются свидетельские показания), то за его убийство платился штраф

(по ст. 40 Пр. Пр.— 12 гривен).

Дворе — усадьба, дом (клеть) с хозяйственными постройками (ср. ст. 100 Пр. Пр.).

Княжъ двор — местонахождение князя и его дружины, где рассматривались все важнейшие судебные дела.

Интересно сопоставить ст. 38 со статьей «О татбе» Закона Судного. «Аще в подъкопании застанется тать, ти язвен умреть; несть ему боя. Аще ли взидеть солнце на нь, и повинен есть. Аще ли не имать, да продадуть его в татбы место. Аще ли останет татба в руках его от осляти и до овчати, живу сугубу да дасть». ПСРЛ, т. V, вып. 1, изд. 2-е, стр. 114.

Ст. 39 (ср . ст. 82 Пр. Пр.). За незаконную порубку леса на дрова и за недозволенный сенокос взимался единый штраф без подразделения его на возмещение убытков и «обиду» поскольку реальная стоимость дров и сена была ничтожна (ср. ст. 37 Кр. Пр.); штраф показывал важность наказания за нарушение права княжеской собственности.

Ст. 40 (ср. ст. 42 Пр. Пр.). Статья устанавливает штраф за кражу мелкого рогатого скота и свиней безотносительно к числу ее участников. Еще одно подтверждение того факта, что составителю Русской Правды было известно понятие о соучастии (ср. постановление ст. 31 о том, что при совершении одного преступления, каждый из соучастников несет такую же ответственность, как если бы оно было совершено одним из них).

А хто изымал — имеется в виду лицо, содействовавшее поимке преступника (см. комментарий к ст. 41).

Ст. 41. Носит следы позднейшей редакционной правки; в ней появляется «десятина», налог, шедший в пользу церкви, тогда как во всей Кр. Пр. в целом постановлений, отражающих особые интересы духовенства, нет. Это — единственная статья княжеского устава, в основной своей части отсутствующая в Пространной Правде. Испорчено, прежде всего, и начало фразы ст. 41: «А от гривне мечнику куна». Оно может означать лишь общее установление: мечнику от определенной суммы штрафа, выраженной в гривнах, идут отчисления в кунах. Таким образом, эта статья определяла размер вознаграждения судебноадминистративному агенту князя за выполнение им своих функций.

Первоначальный текст статьи мог указывать подобные отчисления в пользу емца (которым в условиях княжеского хозяйства был мечник) от штрафа в 3 гривны, шедшего князю,— 15 кун и от штрафа в 12 гривен— 70 кун. При редакции статьи 15 кун «попали» в десятину, хотя не образовывают ни 7ю, ни 7э части штрафа, а целую 1/в часть, а 12 гривен были разделены на 10 и 2 гривны, причем последние зачислены также в десятину. Итак, отчисления в пользу того, «хто изымал» (ст. 40), или «емца» по княжескому уставу устанавливались пропорционально величине штрафа, с которого они начислялись: от штрафа в 12 гривен — 70 кун, т. е. около части (ст. 41), от 3 гривен — 30 резан или 15 кун — Vs части (ст. ст. 3, 41), от 60 резан—10 резан— ]/б части (ст. 40). От большего штрафа большая часть шла емцу. В X в. был более архаичный принцип: переем платился 2 паволоки за челядина, стоил ли он 10 или 8 золотников (ст. ст. 3, 7 договора 944 г., аналогично в ст. 113 Пр. Пр. 1 гривна переема, как при стоимости холопа в 5 гривен, так и рабы в 6 гривен), т. е. получалось, что от большей стоимости шла меньшая ее часть на переем. Но исчисление переема в уставе Ярославичей также еще не достаточно разработано: вычислять при разных штрафах каждый раз новый процент, шедший на переем, было крайне неудобно. Поэтому позднее (ср. комментарий к ст. 74 Пр. Пр.) стали независимо от величины штрафа исчислять один процент в пользу княжеских чиновников (старый «переем»), причем выбран был средний из трех, имевшихся в уставе Ярославичей, — 20% или ]/б часть, который исчислялся удобнее и обычно практиковался (ср. ст. 42 Кр. Пр.) в 8 гривен от 40 гривен.

Емец — тот, кто разыскивал преступника (ср. ст. 40 Кр. Пр., «а хто изымал»), помогал обнаружить преступление, найти краденое и т. д. В X в. им могло быть любое лицо (ср. ст. 3 договора 944 г.). В условиях княжеского хозяйства, которое рисует устав Ярославичей, емцем чаще

всего был мечник, один из княжеских слуг (ср. ст. 41, где «емец» и «мечник» по существу упомянуты в одном смысле), хотя терминология в Уставе еще не выдерживается (ср. «мужи» в ст. 31, «хто изымал» в ст. 40, «мечник» и «емец» — в ст. 41). Позднее в Пр. Пр. емец — обычно княжеский отрок, детский или другой специальный судебный агент (см. комментарий к ст. 74 Пр. Пр.).

Во время раскопок 1950 г. в Новгороде найден деревянный цилиндр X—XI ibb. с надписью «емьця гривны 3» и княжеским знаком. Это свидетельствует о превращении емца в княжеского чиновника («Вопросы истории», 1950 г., № 12, стр. 88).

Ст. 42 (ср. ст. ст. 9, 10 Пр. Пр.). «Покон вирный» — закон, изданный князем Ярославом Владимировичем, определял размеры денежных отчислений и корма (пищевого довольствия), шедших княжеским «мужам» при взаимании виры с территории определенной общины (ср. о порядке взыскания виры в комментариях к ст. 20, 21 Кр. Пр.). Аналогичные отчисления платились княжеским судебноадминистративным чиновникам при сборе других судебных штрафов и податей (ср. ст. 74 Пр. Пр.). Статья рисует характерные для раннефеодального общества формы обеспечения княжеского аппарата управления за счет поборов, взимавшихся с населения.

Покон — письменное установление (ор. покон в противоположность закону, обычаю, в ст. 15 договора 911 г. Руси с Византией).

Вирник — княжеский дружинник, ведавший сбором виры и, очевидно, судом по уголовным делам. Его функции схожи с функциями мечника (о последнем см. ст. ст. 1, 41 Кр. Пр.). Позднее в Западной Украине вирником называли приказчика.

Коне 4 — Вирник имел помощника, который позднее именовался отроком (ср. ст. 9 Пр. Пр.); каждому из них полагалось по два коня.

Веверици—веверица—мелкая монета, равная 7з куны.

60 гривен —очевидно, описка, надо: 8 гривен (ср. ст. 9 Пр. Пр.); «10 резан» («кун») позднее названы «перекладной», а «12 вевериц» («векшии») — пошлина «метельнику» (см. комментарий к ст. 9 Пр. Пр.).

Переде гривна — пошлина, взимавшаяся при въезде вирника на территорию общины (ср. «ссадная гривна» от слова «ссаживаться» — в ст. 10 Пр. Пр.).

До недели — т. е. устанавливалось ограничение срока сбора виры неделей.

Урок — по Краткой Правде постановление, регламентирующее поборы княжесжих судебных и прочих агентов

(см. также ст. 43 Кр. Пр., ср. ст. 86, 96, 97, 107, 109, Пр. Пр.).

Ст. 43 (ор. ст. 97 Пр. Пр.). Постановление, определяющее поборы, шедшие в пользу княжесжих слуг, руководивших постройкой и ремонтом мостов (мостников). М. Н. Тихомиров считает, что Урок мостников был новгородским памятником. С. В. Юшков относит его к Киеву. Для решения вопроса см. позднейший Устав мостникам князя Ярослава в приложениях к Пространной Правде. Мост — речной мост и городская мостовая.

Городня — устой речного моста, пролет мостовой.

Текстологический комментарий

земли, егда си совокупи Изяслава, Святослава и Всеволода, Коснячка Печенега, Никифора Киевлянина да Чудина Никулу Новгородца. О А него; 2) А убоици; 3) А ездовом. О А изыщуть; 2) АН слово написано по смытому; первоначально, вероятно, читалось верней. А верней. *)              А за; 2)              А той. />[24]              *)              Так А. АН              описка              раинем. J)              АН описка              хопе.              А вместо последних              четырех слов

смердьи в холопе. J)              А              далее гривне. *)              А              отс. *)              А              вместо последних двух слов Аще;              2)              А              2. О              А              ли. 1)              А              вместо последних двух слов Аще              ли;              2)              А отс.; Так А. АН описка кон; 4) А или; 5) Р 3 гривны. *)              А издеруть.              Т III              далее а в смерди              2              гривны. *)              Так А. АН              описка              гнищанине. О А вместо последних двух слов Аще кто; 2) А сопретесь. !)              А              вместо последних двух слов Аще              ли. !)              А              вместо последних двух слов Аще;              2)              А              или. !) А далее ли; 2) А или; 3) А далее и есть; А далее пакы держать его; 5) А огс. (см. ранее); 6) А вместо а оже-сице; 7) А далее его; 8) А отс.; 9) Р далее Оже убиен тать, а подымут ноги во дворе, ино убит; оли подымут ноги за вороты, тот платити в нем. О АА хто; 2) А крадеть. *) А Аще ли; 2) А любо. *) Так А. АН грние (с титлом), перед е небольшой пропуск; 2) АН буква с другим почерком и чернилами переправлена на в. А девятину. *) Так А. АН поклон; 2) А или; 3) А полоть; АН над словом въже надписано слово три (то-есть вторник) иными чернилами и почерком, очевидно XVIII в;              5) А последние два

слова отс; 6) Так А. АН описка мутуть; 7) А изъясти; 8) А сьгпати; 9) А конь; 10) Т II 20. Т III 8. Татищев сообщает, что «числа денег» в статье «в двух манускрыптах весьма разно» писаны; п) Так А. АН описка рьбами; 12) Так А. АН описка мутуть; 13) А и ясти; 14) Так А. АН описка ть, исправленная путем вставки на полях другими чернилами и почерком зберу.

<< | >>
Источник: Юшков С.В.. Памятники русского права. Выпуск 1. Памятники права Киевского государства X – XII вв.. 1952

Еще по теме Историко-правовой обзор:

  1. Историко-правовой обзор
  2. Историко-правовой обзор
  3. ИСТОРИКО-ПРАВОВОЙ ОБЗОР
  4. Историко-правовой обзор
  5. Историко-правовой обзор
  6. Историко-правовой обзор
  7. Историко-правовой обзор
  8. Историко-правовой обзор
  9. Историко-правовой обзор
  10. Историко-правовой обзор
  11. Историко-правовой обзор
  12. Историко-правовой обзор
  13. Историко-правовой обзор
  14. Историко-правовой обзор
  15. Историко-правовой обзор
  16. Историко-правовой обзор
  17. Историко-правовой обзор
  18. Историко-правовой обзор
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Акционерное право - Бюджетная система - Горное право‎ - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право зарубежных стран - Договорное право - Европейское право‎ - Жилищное право - Законы и кодексы - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История политических учений - Коммерческое право - Конкурсное право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право России - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминальная психология - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Образовательное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право интеллектуальной собственности - Право собственности - Право социального обеспечения - Право юридических лиц - Правовая статистика - Правоведение - Правовое обеспечение профессиональной деятельности - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Римское право - Семейное право - Социология права - Сравнительное правоведение - Страховое право - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Судебное дело - Судебные и правоохранительные органы - Таможенное право - Теория и история государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия права - Финансовое право - Экологическое право‎ - Ювенальное право - Юридическая антропология‎ - Юридическая периодика и сборники - Юридическая техника - Юридическая этика -