<<
>>

§ 3 Эффективность реализации воспитательной функции права Органами внутренних дел и факторы ее определяющие

Предшествующие рассуждения на страницах настоящего исследования позволяют сделать однозначный вывод, необходимый для последующего изложения. Воспитательная функция представляет собой целостное, самостоятельное, социально-правовое явление.

Она имеет юридическую природу, являясь одним из составляющих сущности права, его субстанциальным признаком.

Право определяет содержание воспитательного воздействия и его направления.

Наличное бытие воспитательная функция приобретает в конкретных формах и на этом этапе процесса познания данного явления необходимо выйти за рамки собственной правовой материи с неизбежным погружением в социологический контекст.

Эта необходимость связанна с тем, что формы реализации воспитательной функции являют собой последние чисто юридические элементы на пути генезиса абстрактного понятия «воспитательная функция права» к конкретным формам деятельности надлежащих субъектов по ее реализации.

Понятие «реализация воспитательной функции права» принадлежит всецело социологическому контексту и связанно с конкретной деятельностью различных органов, учреждений, должностных лиц и других субъектов.

Категория «деятельность» вошла в предмет философских наук и определяется там как активность направленная на производство и изменение конкретных условий существования индивидов и общества. Структура и механизм, которой определяется противоречиями между объектом и субъектом, объективным и субъективным[239].

Экстраполируя общие признаки приведенного понятия на предмет наших рассуждений следует отметить, что воспитательная функция права через свои формы реализации составляет часть деятельности субъектов, в нашем случае органов внутренних дел. При этом объектом воспитующего воздействия выступает общественное правосознание. Структура, механизм и содержание воспитательной деятельности определяется спецификой взаимодействия объекта (населения и его правосознание) и субъекта (органов внутренних дел).

В целом этот процесс был рассмотрен выше, вне изучения до сих пор остался вопрос об эффективности воспитательной деятельности, условиях и факторах ее определяющих. Понятие «эффективность» довольно часто встречается в научной литературе, в том числе и юридической. Она применяется как правило в роли качественной характеристики какого- либо динамического процесса.

В юриспруденции понятие «эффективность» применимо к характеристике действия права на его объект и не может быть атрибутивным признаком какого-либо правового явления вне его динамического аспекта.

Эффективной может быть реализации права, его применение, правовое воздействие, в том числе и воспитательное.

Коль скоро речь идет о качественной характеристике динамического аспекта права то без сомнения, в разной степени эффективной может быть и реализация той или иной функции права, в том числе и являющейся объектом нашего исследования.

При этом рассуждения об эффективности воспитательной функции права лишены гносеологической ценности, поскольку в этом контексте отсутствует проявленность во вне сущности явления.

Практическую целесообразность и научный интерес вызывает лишь анализ эффективности различных форм реализации воспитательной функции права в деятельности конкретного субъекта – Органов внутренних дел.

Необходимо отметить что в данном случае в расчет следует брать абстрактную схему взаимодействия субъекта реализации воспитательной функции права (ОВД) и объекта (различных групп населения - носителей общественного правосознания с его неоднородными качественными характеристиками) в форме правового воспитания, в процессе реализации собственно-юридических функций права и правового формирования личности с применением различных средств правового воздействия (схема 1).

Субъект реализации воспитательной функции права
Схема 1.

Объект - общественное правосознание

Представляется, что в теоретико-правовой плоскости следует выяснить лишь общие черты эффективности воспитательно-правовой[240] деятельности ОВД безотносительно конкретных форм реализации воспитательной функции права в той или иной деятельности субъекта.

Такой подход обусловлен тем, что анализ форм деятельности органов внутренних дел и применение ими тех или иных форм воздействия на население и эффективность этих процессов не входит в предмет теории права и государства. В ранее предложенной схеме взаимодействия объекта и субъекта воспитательно-правовой деятельности в познавательных целях – ОВД следует признать за условного субъекта реализации воспитательной функции права так как признаки конкретного субъекта лишь затруднят рассуждения.

Применительно к общественным наукам такой признак чего-либо как «эффективный» означает, что это что-либо дает заранее намеченный желаемый результат. То есть эффективность - это результативность целенаправленного действия. Эффективность воспитательно-правовой деятельности таким образом, тесно связанна с целями воспитательной функции права[241].

Эффективность воспитательно-правовой деятельности зависит прежде всего от целедостижения, то есть она будет эффективной при успешной реализации социально - обусловленных целей, о которых мы говорили ранее.

Под эффективностью воспитательно-правовой деятельности в литературе понимают ее способность реально, при наилучшем использовании воспитательных средств, в оптимальные сроки и с наименьшими издержками положительно воздействовать на усвоение гражданами правовых знаний[242].

Представляется что в этом случае автор несколько узко понимает цели воспитательно-правой деятельности адресуя преобразующее воздействие лишь правовой идеологии, тогда как она должна затрагивать все компоненты правосознания, повышая их качественные характеристики в направлениях требуемых общественными интересами.

Далее В.В. Головченко предлагает следующие уровни оценки воспитательно-правовой деятельности:

«Высоко эффективной можно признать такую правовоспитательную (в нашем контексте воспитательно-правовую Ш.А.) деятельность, результат которой при неизменных условиях воздействующей на воспитуемых социальной среды и экономических факторов оказался настолько положительным, что равен либо приближается к идеалу, задуманному как цель.

К числу среднеэффективных можно отнести правовоспитательную деятельность, которая без опережения запланированных сроков обеспечивает достижение определенных результатов и соответствует специальному уровню предъявляемых к ней требований.

Малоэффективной будет такая правовоспитательная деятельность положительные результаты которой оказались значительно ниже намеченных и связанны с необоснованными затратами человеческого труда и материальных средств.

Неэффективная правовоспитательная деятельность, которая оказалась неспособной принести положительный результат в данном направлении или хотя бы дать временный эффект и вместе с тем привела к неоправданным издержкам материального, трудового и духовного порядка»[243].

Общим критерием все же следует признать позитивные сдвиги в структуре правосознания и поведении граждан. К их числу можно отнести уровень правовых знаний, правовой убежденности, правовой активности членов общества.

Так же следует отметить, что воспитательно-правовая деятельность независимо от субъекта направлена непосредственно на правосознание и через него, опосредованно на социально и юридически - значимое поведение лиц.

То есть воспитательная функция права реализуясь через свои формы в деятельности субъектов воспитания может иметь духовные и поведенческие результаты (впрочем находящиеся во взаимной корреляции).

Результативность воспитательной деятельности, как и любой другой, зависит от множества условий и факторов.

Поскольку эта деятельность являет собой взаимодействие субъекта и объекта реализации воспитательной функции права, то ее эффективность во многом будет определена различными характеристиками этих элементов правовоспитательного отношения.

В познавательных целях представляется целесообразным разделить включенные в воспитательный процесс и сопутствующие ему явления, многообразие их форм и состояний на философские категории «объективные условия», «субъективные условия», «объективный фактор», «субъективный фактор».

В философской литературе объективными условиями принято считать «…категорию обозначающую многообразие материальных и духовных образований, которые могут вступить во взаимодействие с субъектом, могут способствовать изменениям, происходящим в обществе. Под «субъективными условиями» понимаются зависящие от субъекта и присущие ему свойства, без которых невозможна целенаправленная деятельность»[244].

Объективный и субъективный факторы не существует самостоятельно, а являются проявлением объективных и субъективных условий в рамках определенного социального процесса. То есть это актуальное состояние условий (объективных или субъективных), при котором реализуется или невозможна реализация процесса деятельности, обеспечивается разный уровень ее объективности[245].

Процесс воспитательного действия права, надлежащего изменения содержания различных форм общественного сознания весьма сложен для познания. Редуцировано он представляет собой преобразование объекта (правосознания, правовой культуры населения) в направлении и в целях определяемых потребностями общественного развития.

В этот процесс вовлечено большое количество разнопорядковых социальных и правовых явлений взаимодействие которых и составляет его содержание. При этом следует напомнить, что было бы упрощением сводить указанный процесс к взаимодействию субъектов воспитания и объекта, поскольку это характерно лишь для форм реализации воспитательной функции права, в которых присутствуют, субъекты. В правовом формировании личность соединяет в себе свойства объекта и субъекта, сама определяет цели и самостоятельно участвует в правовой социализации, государство должно обеспечить этому в общем то стихийному процессу необходимую целенаправленность и стабильность.

При этих обстоятельствах иным будет и сочетание условий и факторов, определяющих эффективность процесса.

Объективными условиями воспитательной функции права следует признать наиболее значимые взаимосвязанные социально-правовые явления, способные определить направления, содержание и цели реализации исследуемой функции к ним следует отнести: общие направления общественно-политического прогресса и цели стоящие перед обществом.

В качестве таковых Конституция России называет приближение к идеалам правового государства, формирование гражданского общества, создание условий обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека, соблюдение и защиту его прав (ст.2,7). Достижение этих целей напрямую связанной с адекватной государственно-правовой политикой при неуклонном соблюдении законности ее субъектами. К объективным условиям так же следует отнести наличие качественно неоднородного правосознания разных групп населения.

Субъективные условия связанны с индивидуальным или корпоративным правовым статусом субъектов реализации воспитательной функции права, объемом их полномочий той или иной деятельности (как уже упоминалось наличие субъекта характерно не для всех форм реализации воспитательной функции права).

Некоторые из объективных условий в силу специфики механизма реализации тех или иных форм воспитательной функции права способны коренным образом влиять на эффективность процесса и приобрести черты объективных и субъективных факторов.

Факторы объективного порядка способны проявится в конкретной деятельности или процессе и качественно повлиять на их результаты. К ним следует отнести состояние правосознания и правовой культуры отдельных групп населения; особенности взаимодействия субъектов и объекта в различных ситуациях (в правовоспитательном процессе или при реализации собственных юридических функций права), наличие негативных компонентов правосознания (к которым относят правовой нигилизм, правовой идеализм и инфантилизм и т.п.).

Место субъективных факторов реализации занимает групповая социальная легитимность субъектов, их авторитет и личностные и профессиональные качества отдельных работников.

Среди названных групп условий и факторов, содержание многих понятий уже уточнено применительно к объекту нашего исследования.

Незатронутыми остались правосознание, и некоторые из субъективных факторов воспитательного действия права.

Правосознание давно стало объектом научного изучения. В отечественной правовой науке оно заняло значительное место в трудах Л. Петражицкого, Б. Чичерина, Е. Трубецкого, П. Новгородцева и др.

В советский и современный период правосознание прочно вошло в категориальный ряд юридической науки как понятие с определенным содержанием[246].

П.П. Баранов определяет правосознание как систему правовых чувств эмоций, идей, взглядов, оценок, установок, представлений и других проявлений, выражающих отношения людей как к действующему праву, юридической практике, правам, свободам, обязанностям граждан, так и к желаемому праву, к другим желаемым правовым явлениям[247].

Более обобщенное определение находим у И.Ф. Рябко: « общественное […] правосознание есть обусловленное […] экономическим развитием отражение в сознании людей всех правовых форм и явлений от рефлекторных реакций на отдельные факты до теоретических обобщений, имеющих социальную значимость»[248].

Далее этот же автор предлагает комплексное изучение структуры общественного правового сознания.

С точки зрение качественного состояния частей составляющих сферу правовых воззрений следует выделить передовые, наиболее прогрессивные взгляды, теории, стремления, и интересы.

Они опережают и предопределяют ход общественного развития формируют правовые перспективы социума, воплощаясь в социально-правовых реформах и получая закрепление в законодательстве.

Другая часть правовых взглядов, понятий, убеждений представляет собой адекватное отражение правовой реальности в синтезе с представлениями о должном и справедливом. Носителем этого компонента правосознания является большая часть правопослушного населения, воспринявшего основные социальные ценности и придерживающиеся их в индивидуальном антропосоциогенезе. «Если можно говорить об объеме общественного правосознания, то эта часть его-«корпусная» составляющая главную массу совокупности идеологических и психологических форм правосознания»[249].

И последний элемент в качественной структуре правосознания образуют с одной стороны легитимные правовые стереотипы, заблуждения, предрассудки правопослушной части населения, с другой искаженное, деформированное (или переродившееся в определении П.П. Баранова)[250] правосознание, носителями которого являются лица с разной степенью антисоциальной направленности от маргиналов до преступников.

С точки зрения содержания, общественное правосознание традиционно разделяется на правовую психологию и правовую идеологию. «Правовые представления, чувства, настроения, проявления воли и убеждения непосредственно отражают в сознании людей и целых социальных групп сущность и особенности правовых явлений общественной жизни. Они и являются внутренними формами проявления [] правосознания в его психологической части. Правовые идеи, научные теории, концепции, интегрирующие в общественных и конкретных формах на более высшей ступени диалектического познания правовые представления и строй эмоциональных восприятий права, составляют внутренние формы проявления […] правосознания в его идеологической части»[251].

При этом разделение этих частей носит гносеологический характер, поскольку в реальном явлении этой дифференциации быть не может. Постижение правовой материи на уровне осознания сущности и форм вместе с непосредственным чувственным восприятием создает основу идеологических обобщений.

Так же в гносеологических целях в правосознании на понятийном уровне выделяют уровни общего, группового и индивидуального. Эти уровни неоднородны в пропорциях качественных составных.

Общественное правовое сознание являет диалектическое единство (а не сумму) всех этих подразделений.

Групповое (которое может быть профессиональным, принадлежать социальной прослойке, субкультурному образованию) представляет собой одну из форм единого сознания определенной общности людей объединенных по каким либо антропосоциальным признакам.

Индивидуальное правовое сознание являясь частью, воплощает в себе наиболее характерное из общего и группового, имея и строго персональные черты. «…В индивидуальном сознании ….. значительную роль играют развивающиеся в общественной среде субъективные моменты: психика, побуждение, личные интересы и даже предрассудки»[252].

Применительно к теме исследования и с учетом специфики субъекта воспитательного действия права – Органов внутренних дел, особый интерес вызывают групповое и индивидуальное правосознание, являющееся объектом воспитательной деятельности.

Очевидно, что для различных уровней правосознания характерно неодинаковое соотношение правовой идеологии и психологии.

Представляется что объем правовой идеологии в содержании правосознания обратно пропорционален степени общности уровня, что отражено на схеме 2.

Схема 2.

Особое место в системе объективных факторов, определяющих эффективность воспитательно-правовой деятельности занимают так называемые негативные компоненты правосознания, характерные для всех его уровней, значимость которых может усиливаться в групповом и индивидуальном правосознании. К ним в современной науке относят правовой нигилизм, правовой идеализм, и их разновидности.

Эти понятия сравнительно новы в науке, их разработка едва ли насчитывает десяток лет и связана с научной деятельностью таких ученых юристов как О.Э. Лейст, Н.И. Матузов, В.А. Туманов, Г.В. Мальцев, И.И. Карпец, А.Р. Ратинов, А.И. Долгова. (хотя проблемы юридического нигилизма, как явления были предметом научного интереса таких отечественных правоведов как И.А. Ильин, Б.Н. Чичерин, П.И. Новгородцев, Б.В. Кистяковский).

Указанные явления в отечественном правосознании имеют исторические корни[253], а современная наука дала определение этим понятиям.

Правовой нигилизм представляет собой сознательное игнорирование требований закона «и проявляет себя с различной степенью интенсивности: от полного, абсолютного отрицания права, как общественного явления (анархизм) до нигилизма скрытого проявляющегося в недооценке значимости права, в его второстепенности, сведения права лишь к запретам»[254].

Правовой идеализм « …. выражается в переоценке роли права возведении его в абсолют, в преувеличении роли закона, который якобы способен решить все наболевшие проблемы[255])[256].

Кроме того к видам деформации правосознания некоторые авторы относят правовой инфантилизм как «наиболее мягкую форму искажения правового сознания, заключающуюся в не сформированности, недостаточности правовых знаний, установок»[257]. Правовой инфантилизм связан с безоценочным отношением к праву, не пониманием его сути и значения как для индивида, так и для общества в целом[258].

Пожалуй, наименее изученным из феноменов правосознания является его национальный компонент, т.е. некоторые специфические особенности правосознания отдельных национальных общностей.

Значимым этот момент может быть лишь при компактном проживании национальной общности, либо в условиях организованной устойчивой диаспоры (наличие национальной общины с религиозным и светским центром, лидера; сила национальных обычаев связей между членами и другие элементами организации). Культура, религия, национальные нормы поведения и другие явления национальной жизни придают правосознанию отдельных народов уникальность и неповторимость. Серьезное значение в национальной психологии занимают исторически сложившиеся установки, взгляды выражающие отношение данной национальной общности к государственно-правовым явлениям.

«…Такой важный компонент правосознания как оценочно - установочный комплекс имеет начало именно в национальной психологии. Здесь формируется национальная правовая установка которая выполняет роль «пускового механизма» юридически значимого поведения»[259].

Актуальность изучения национальной специфики правосознания очевидно в свете последних событий на Северном Кавказе, поскольку органы внутренних дел должны решать специфические задачи, комплексно используя и возможности форм реализации воспитательной функции права с учетом и национальной специфики объекта воздействия.

«… Национальное правосознание может при различных исторических объективных условиях, принять содержание националистического или интернационального. … Общие интересы всех народов лежат в основе интернационального правосознания, а потому все усилия по правовому воспитанию населения должны быть направлены именно на широкую культивацию интернациональных аспектов правосознания граждан»[260].

Упомянутые формы деформации общественного правосознания характерны для всех слоев современного российского общества одни из них являются исторически сложившегося, другие относятся к вновь возникшим. Все они вносят элемент нестабильности в оценку тех или иных явлений правовой реальности затрудняют адекватное восприятие населением даже бесспорно положительных изменений в правовой жизни общества и государства.

Воспитательно-правовые мероприятия всех субъектов должны строится с учетом названных изъянов общественного правосознания, с учетом специфики той группы на которую направленно воспитательное воздействие.

Коль скоро речь идет об Органах внутренних дел, то следует в зависимости от формы реализации воспитательной функции, в той или иной деятельности учитывать особенности воспитуемых.

Это могут быть несовершеннолетние (в том числе и правонарушители), ранее судимые, лица склонные к совершению правонарушения и др. категории лиц, характеризующиеся с одной стороны индивидуальными качествами, а с другой некоторой общностью признаков группового правосознания. Воспитательное мероприятия следует строить с учетом группового и индивидуального с целью активизации социально полезных либо нейтральных мотивов с подавлением антиобщественных, формирования правовой убежденности[261].

Знание мотивов, побуждающих человека к социально значимому поведению имеет существенное значение для оптимизации целенаправленной воспитательно-правовой деятельности (т.е. при всех формах реализации воспитательной функции права, кроме правового формировании личности), для создание у населения осознанного оценочного отношения к элементам правовой реальности и своим юридически небезразличным деяниям.

Мотивы человеческого поведения являются предметом изучения общественных наук антропологического цикла. В юриспруденции разработана мотивация преступного поведения[262] а также некоторые авторы исследовали мотивы правомерного поведения, в том числе для корректировки правовоспитательных мероприятий. В.В. Головченко предлагает следующую классификацию мотивов правомерного поведения:

a) Ценностно-правовые мотивы – возникают на основе личностного осознания социальной ценности права, стремление к глубокой интериоризации;

b) Мотивы правового долга - отражают противоречия между признанием необходимости правомерного поведения и недостаточным осознанием важности регулятивной функции конкретной правовой нормы;

c) Неопределенно-позитивные мотивы – признание необходимости соблюдения правовых норм в сочетании с неясным пониманием их регулятивной сущности;

d) Коммуникативные мотивы – возникают на фоне четкой прагматической познавательной активности, для упрочения собственных жизненных позиций, укрепления связей с окружающими;

e) Мотивы вынужденной необходимости – формируются при анализе и соотнесении возможных «плюсов» и «минусов», получаемых в качестве результата того или иного деяния1.

В приведенной классификации мотивов правомерного поведения объекты классификации расположены в порядке убывания их значимости для формирования правомерного поведения. Анализируя содержание этих мотивов нетрудно прийти к выводу о том, что социальная значимость того или иного мотива прямо связана с некоторыми оценочными суждениями субъекта относительно ценности правовых предписаний, степенью их осознанности, то есть, в конечном итоге с преобладанием в индивидуальном правовом сознании лица идеологического компонента – конкретных правовых знаний и верной оценки правовой информации.

««Подчинение воли», «активной стороны» сознания личности – это результат переработки информации личностью, соотнесения информации внешней (в данном случае нормы права, в частности формулировка последствий поведения) с внутренней информацией (цели, мотивы, ценности)»[264].

На основе изложенного очевиден вывод о том, что одним из наиболее актуальных направлений в реализации воспитательной функции права является формирование в общественном сознании идеологического компонента, повышение правовой осведомленности населения, поскольку знание материального права способно существенным образом, через изменение в мотивации, повлиять на направленность поведения.

Указанная задача в настоящее время выполнима по ряду причин.

Во-первых, право на государственном уровне признано полноценным и основополагающим средством социальной регуляции; во-вторых, существенно расширился круг субъектов правового просвещения населения (средне специальные и высшие учебные заведения юридического профиля, их филиалы, даже на уровне районных центров), центры правовой информации, юридические консультации и т.п.

Следует отметить, что большая часть перечисленных учреждений и организаций существует на коммерческой основе, т.е. оказывают платные услуги, а расширение их сети свидетельствует о том, что правовые знания востребованы населением.

При определении факторов эффективности реализации воспитательной функции права особое значение имеет вопрос о качественных характеристиках субъекта реализации исследуемой функции. В литературе отмечено, что правоохранительные органы и ОВД в частности ведут воспитательную работу среди населения в двух основных направлениях.

Первым из них является осуществление мероприятий общеидеологического характера (лекции, беседы и выступления в трудовых коллективах, выступления в СМИ). «Во-вторых, и это – главная составляющая часть воспитательной работы юридических органов, они должны обеспечивать формирование [ ] правосознания граждан в процессе правоохранительной деятельности, совершенствовать формы воспитательного воздействия, используемые в процессе применения норм […] права»[265].

При терминологическом несовпадении с нашим исследованием, нельзя не согласиться с авторами этого высказывания в главном - в том, что правоохранительные органы ведут непосредственную правовоспитательную работу (в нашем контексте это деятельность по реализации такой формы воспитательной функции права как «правовое воспитание») и оказывают воспитательное влияние на население в процессе осуществления своих полномочий.

А уровень компетентности сотрудников правоприменительных органов при решении стоящих перед ними задач, законность и обоснованность принимаемых решений оказывает бесспорное влияние на формирование правосознания населения (правовое формирование личности как одна из форм реализации исследуемой функции).

То есть, эффективность реализации воспитательной функции права напрямую зависит от различных признаков субъекта реализации, в нашем случае это органы внутренних дел.

В конечном итоге проблема сводится к качественным характеристикам группового профессионального правосознания сотрудников названных органов со всей присущей ему спецификой.

При этом состояние правовой культуры сотрудников, владение необходимыми правовыми знаниями определяет уровень их профессиональной пригодности, качество и эффективность выполняемой работы. Немаловажным в этой проблеме является вопрос и о необходимом психологическом отношении к правовой реальности, выполняемой работе.

Главным Управлением кадров МВД России проводится целенаправленная работа в этом направлении, выработаны необходимые нормативные акты и инструкции по их применению.

Воспитательно-правовая деятельность ГУК МВД имеет ту же структуру, что и ранее расмотреная нами и ведётся в нескольких направлениях.

Основу её составляет система психологического отбора кандидатов на службу (в том числе поступающих в учебные заведения) на предмет их профессиональной пригодности: « …При отборе кандидатов на службу в органы внутренних дел повысить качество медико-психологического изучения физического, интеллектуального и культурного потенциала будущих сотрудников, возможности развития у них профессиональных способностей».[266]

Другое направление связано с укреплением дисциплины и законности в органах внутренних дел. Ст. 42 Положения о службе в органах внутренних дел РФ предусматривает создание и работу судов чести в подразделениях, а во Временном положении о судах чести рядового и начальствующего состава органов внутренних дел РФ

детализирован порядок их формирования и работы. «Предназначение Судов чести – давать нравственную оценку выносимым на их рассмотрение поступкам сотрудников, оберегать и укреплять авторитет органов внутренних дел, оказывать активную помощь в укреплении дисциплины, профессионально- нравственном воспитании личного состава, формировании у него верности гражданскому, служебному долгу, Конституции, Присяге, уважения к своей профессии»[267].

Так же важной следует признать индивидуальную воспитательную работу в органах внутренних дел, под которой понимают систему целенаправленных воспитательных воздействий, осуществляемых начальником (командиром) с учётом индивидуальных особенностей подчинённого путём применения к нему наиболее педагогически целесообразных форм и методов с постоянным учётом реакций на них и достигаемых результатов. Формами индивидуальной воспитательной работы являются: индивидуальная беседа, индивидуальная помощь, забота начальника о личном составе, о каждом сотруднике в отдельности, индивидуальные задания и поручения. К её методам относят метод убеждения, критика, взыскания и поощрения[268].

Так же в органах внутренних дел с 1октября 1996 года организована и действует система государственного правового информирования личного состава, являющаяся неотъемлемой частью воспитательно-правового процесса и включает в себя следующие направления:

- социально-гуманитарная подготовка;

- правовое информирование;

- информационные беседы;

- лекционное обеспечение;

- тематические вечера;

- наглядная агитация.

«Цель государственно-правового информирования – формирование у сотрудников высоких нравственных качеств, системы общественно-исторических, гуманитарных, и правовых знаний, обучение психолого-педагогическим навыкам работы с людьми, воспитание в духе патриотизма, гордости за выбранную профессию, верности Конституции РФ, Присяге, Кодексу чести и служебному долгу»[269].

Приказом МВД РФ от 25.09.2000 № 995 «О мерах по совершенствованию воспитательной работы в органах внутренних дел Российской Федерации» одной из функций отделов (отделений, групп) по кадровой и воспитательной работе органов внутренних дел названа: «… Организация информирования сотрудников по вопросам государственно-правовой политики в сфере деятельности органов внутренних дел, воспитания сотрудников в духе преданности Родине и служебному долгу»[270]. На те же подразделения ОВД возложены обязанности по организации, проведению и методическому обеспечению обществено-государственной подготовки сотрудников, лекционной пропаганды и наглядной информации в органах внутренних дел.

Обозначенные направления в контексте наших рассуждений составляют часть внутренней воспитательной деятельности органов внутренних дел, что является специфическим преломлением воспитательной функции права, обращённой на воспитание и формирование самих субъектов воспитательно-правовой деятельности, от профессионализма и правовой осведомлённости которых зависят эффективность правоохранительной деятельности, иных форм реализации исследуемой функции, качественные характеристики правосознания основной части населения.

В рамках исследования автором было проведено анкетирование слушателей заочного обучения Тамбовского филиала юридического института МВД России – проходящих службу в различных подразделениях Управления внутренних дел Тамбовской области и слушателей заочного обучения Волгоградской академии МВД России – проходящих службу в подразделениях ОВД приволжского региона (Саратовской, Волгоградской, Астраханской обл.) и юга России (Ростовская обл. и Краснодарского края) всего порядка 280-и человек. Анкетирование проводилось по группам взаимо-коррелирующих вопросов. Анкетирование было направленно на определение некоторых качественных характеристик группового профессионального сознания сотрудников органов внутренних дел, самооценку выполняемой работы, в том числе и в направлении правового воспитания населения, их отношение к уровню законности в стране и перспективам её правового развития. Среди сотрудников автор выделил 6 групп сотрудников по принадлежности к одной и той же службе, представители которых оценивают эффективность выполняемой работы в процентах от 100 % следующим образом:

Участковые инспектора милиции – 65,8 % при этом минимальная эффективность определена в 15 % максимальная в 95%.

Следствие и дознание - 81,39 % (от 25 до 100%).

Сотрудники кадровых подразделений - 82% (от 70 до 96%).

Оперуполномоченные разных служб –76 % (от 40 до 100%).

Сотрудники служб милиции общественной безопасности - 75% (от 60 до 100%).

Сотрудники ГИБДД – 70 % (от 50 до 100%).

Как видно из приведенных цифр большинство сотрудников высоко оценивают свою работу. Хотя на вопрос «считаете ли вы, что обладаете достаточными правовыми знаниями для выполнения своей работы утвердительно ответили 150 человек, 60 затруднились ответить и 70 дали отрицательный ответ.

На основе этого следует сделать вывод, что эффективность выполнения служебных обязанностей в сознании половины опрошенных сотрудников не связанна с правовой грамотностью, а с другими профессионально значимыми качествами, а 60 человек и вовсе не смогли соотнести собственный правовой уровень с необходимым для выполнения работы.

На вопрос: «Как вы оцениваете уровень законности деятельности ОВД в сравнении с необходимым для развития страны 180 человек ответили, что расхождения не значительны, 39-предполагают абсолютную законность, а 57 видят в указанной деятельности полное беззаконие.

В этой связи интересным представляется ответ на 11-й вопрос анкеты, где лишь 129 человек заявили что принимая решения при выполнении своих обязанностей неуклонно следует требованиям закона. Допускают личное усмотрение 96 человек, а 126 сотрудников принимая решение, следуют указаниям руководства (спрашивают у начальника). Обобщая цифры можно прийти к выводу об отсутствии у большей части сотрудников устойчивых представлений о правовом режиме и законности в частности.

На вопрос: «Осуществляет ли ваше подразделение работу в области правового просвещения населения» утвердительно ответили 220 человек, отрицательно 50 сотрудников.

В числе проводимых воспитательных мероприятий большинство принадлежит беседам с правонарушителями – 195 ответов, далее выступления в средствах массовой информации –72, лекции в трудовых коллективах и учебных заведениях 69 ответов, в числе иных были названы отчеты по итогам работы перед населением – 10 ответов.

250 человек считает что проводимой работы по правовому воспитанию не достаточно, не могут ответить на данный вопрос 57 сотрудников.

При этом лишь 96 человек оценивают свои правовые знания как достаточные для проведения правового просвещения населения, 69 дали отрицательный ответ и 115 затруднились ответить.

Отсюда следует вывод о явно низком уровне организации воспитательной работы проводимой органами внутренних дел с населением (при выполнении основных обязанностей лишь 78 человек ведут разъяснительную работу с населением о необходимости исполнения норм права, 184 сотрудника делают это от случая к случаю).

Основная масса сотрудников не обладает в необходимых пределах правовыми знаниями, навыками воспитательного воздействия. Профессиональное правосознание имеет в целом те же недостатки, что и правосознание основной части населения, что подтверждается следующей группой вопросов.

Основную причину правонарушений сотрудники видят в низком уровне жизни основной массы населения - 214 ответов; далее названо низкое качество нормативных актов и работа по их реализации- 84; правовая неосведомленность населения – 60 и недостатки в работе правоохранительных органов и ОВД в частности –42.

На вопрос: «Как вы оцениваете роль права в развитии нашей страны получено следующее количество ответов:

- Все зависит от «правильных законов» – 111

- Все зависит от правоприменителя – 174

- Не влияет вовсе – 3

Отвечая на вопрос: «Считаете ли вы, что Россия станет правовым государством в обозримом будущем; самым популярным ответом стал: «лет через 100» - 171 ответ, что указывает на правовой инфантилизм, национальную ментальную установку о «светлом будущем».

Проведенные исследования подтверждает основные выводы автора:

1. В органах внутренних дел либо не ведется вовсе, либо не на должном уровне работа по правовому просвещению населения, в том числе и профилактическая работа с лицами склонными к совершению правонарушений.

2. Сотрудники органов внутренних дел сами не обладают в достаточной мере правовыми знаниями, достаточными для проведения воспитательных мероприятий.

3. Правосознание большинства сотрудников не обладает характеристиками профессионального и носит черты обыденного, включая его негативные компоненты.

В органах внутренних дел недостаточна работа с личным составом по его правовому образованию, в направлении формирования правовой культуры, блока профессионально значимых правовых знаний, умений и навыков.

В литературе еще в начале 80 годов XX века было отмечено, что работники милиции могут успешно решать правовоспитательные задачи только в том случае, если сами будут обладать высоким уровне правовой культуры[271].

Изменения качественных характеристик правосознания сотрудников органов внутренних дел, овладение ими результативными способами и приёмами идеологического воздействия на сознание населения – должно составлять основную задачу соответствующих служб кадровых аппаратов органов внутренних дел.

Названное в должной мере должно стать предметом исследования ученых соответствующего профиля для разработки конкретных методик обучения сотрудников органов внутренних дел и правового просвещения населения в соответствии со спецификой той или иной формы реализации воспитательной функции права и преломлением её в конкретных формах деятельности органов внутренних дел.

<< | >>
Источник: Швыркин Алексей Алексеевич. ВОСПИТАТЕЛЬНАЯ ФУНКЦИЯ ПРАВА И РОЛЬ ОРГАНОВ ВНУТРЕННИХ ДЕЛ В ЕЁ РЕАЛИЗАЦИИ. 2002

Еще по теме § 3 Эффективность реализации воспитательной функции права Органами внутренних дел и факторы ее определяющие:

  1. 1.2. Административно-правовые методы и субъекты административного права
  2. §1. Понятие и основные направления общего предупреждения преступлений
  3. РАЗДЕЛ ВТОРОЙ О ЦЕНТРАЛИЗОВАННОЙ ПУБЛИЧНОЙ АДМИНИСТРАЦИИ
  4. ГЛАВА 23 УПРАВЛЕНИЕ, ЗАКОННОСТЬ И ПРАВОПОРЯДОК
  5. § 2. ПРОФЕССИЯ — АДВОКАТ
  6. § 2. Федеральные источники конституционного права
  7. Введение: рациональные начала социальногои правового регулирования
  8. Регулятивные функции эмоций.   Регуляция эмоциональных состояний
  9. Глава 1 Проблемы соотношения и взаимосвязи права с иными видами социальных норм
  10. КОНЦЕПТУАЛЬНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ СТРАТЕГИИ РАЗВИТИЯ ТАМОЖЕННЫХ ОРГАНОВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Акционерное право - Бюджетная система - Горное право‎ - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право зарубежных стран - Договорное право - Европейское право‎ - Жилищное право - Законы и кодексы - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История политических учений - Коммерческое право - Конкурсное право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право России - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминальная психология - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Образовательное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право интеллектуальной собственности - Право собственности - Право социального обеспечения - Право юридических лиц - Правовая статистика - Правоведение - Правовое обеспечение профессиональной деятельности - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Римское право - Семейное право - Социология права - Сравнительное правоведение - Страховое право - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Судебное дело - Судебные и правоохранительные органы - Таможенное право - Теория и история государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия права - Финансовое право - Экологическое право‎ - Ювенальное право - Юридическая антропология‎ - Юридическая периодика и сборники - Юридическая техника - Юридическая этика -