<<
>>

Алексей Степанович Хомяков

Алексей Степанович Хомяков (1804-1860) — философ, писа тель, поэт, идеолог славянофильства, видный публицист 40-50-х годов XIX в. История человечества должна быть рассмотрена, исходя из одного великого начала, которым является народная вера.
История знает две основные религии — кушитскую и иранскую: зерном первой является необходимость, второй — свобода. Православие сохранило принципы иранства в чистоте, поэтому русский народ обладает особой исторической миссией. Увеличение размеров и вещественной власти государства привело к уничтожению областных прав и угнетению общинного быта. С момента сближения с Западом — петровская эпоха — жизнь государственной власти и жизнь народа разделились. Если раньше фактическое рабство крестьян существовало в обычае, то теперь оно признано в законе. Роль закона и обычая существенно изменилась. Социально-политические взгляды Хомякова — русский вариант феодального социализма. Патриархальная община и общинные отношения в состоянии помочь избежать «язв пролетарианства», революционных возмущений народа. Все социалистические идеи — западного происхождения; они чужды России по духу. Хомяков — сторонник монархизма, но в его программе содержались требования в духе дворянского либерализма. Основные произведения: «О современных явлениях в области философии», «Записки о всемирной истории», «О юридических вопросах», «О старом и новом». Какие же начала безусловного права? Человек является в совокупности сил умственных и телесных. Эти силы могут быть ограничены извне, силами природы или силами других людей; но и сила человека в ограничении своем еще не имеет значения права. Это только сила стесненная. Для того чтобы сила сделалась правом, надобно, чтобы она получила свои границы от закона, не от закона внешнего, который опять не что иное как сила (как, например, завоевание), но от закона внутреннего, признанного самим человеком. Этот признанный закон есть признанная им нравственная обязанность. Она, и только она, дает силам человека значение права. Следовательно, наука о праве получает некоторое разумное значение только в смысле науки о самопризна- ваемых пределах силы человеческой, т.е. о нравственных обязанностях. Личная польза, как бы себя ни ограждала, имеет только значение силы, употребленной с расчетом на барыш. Она никогда не может взойти до понятия о праве, и употребление слова «право» в таком обществе есть не что иное, как злоупотребление и перенесение на торговую компанию понятия, принадлежащего только нравственному обществу. (Из: Мнение иностранцев о России) Обычай есть закон; но он отличается от закона тем, что закон является чем-то внешним, случайно примешивающимся к жизни, а обычай является силою внутреннею, проникающею во всю жизнь народа, в совесть и мысль всех его членов. О борьбе закона с обычаем сказал один из величайших юрисконсультов Франции: ...строжайшая критика закона — есть отвержение его обычаем. Но у нас не только нет обычая, не только нет быта, могущего перейти в обычай, но нет и уважения к нему. Всякая наша личная прихоть, а еще более всякая полудетская мечта о каком-нибудь улучшении, выдуманная нашим мелким рассудком, дают нам право отстранить или нарушить всякий обычай народный, какой бы он ни был общий, какой бы он ни был древний.
В первых формулах закона является действительно самый строгий юридический формализм; например: «Кто убил, да будет убит»; но следуют другие возрасты права: начинается разбор, совершено ли убийство вольно или невольно, в полном ли разуме убившего или безумии, нападая или в своей собственной защите, с преднамерением или в мгновенной вспышке, вследствие злости или от меры терпения, переполненной оскорблениями, и т.д. и т.д. Формализм исчезает все более и более. Пожимай плечами, болонский юрист! Право перестает быть достоянием школяра и делается достоянием человека; но такой возраст права возможен только в единстве обычного и внутреннего начала общества. (Из: По поводу Гумбольдта) Между тем, когда все обычаи старины, все права и вольности городов и сословий были принесены в жертву для составления плотного тела государства, когда люди, охраненные вещественною властью, стали жить не друг с другом, а, так сказать, друг подле друга, язва безнравственности общественной распространилась безмерно, и все худшие страсти человека развились на просторе: корыстолюбие в судьях, которых имя сделалось притчею в народе, честолюбие в боярах, которые просились в аристократию, властолюбие в духовенстве, которое стремилось поставить новый папский престол. (Из: О старом и новом) Мир в обществе необходим: нельзя терпеть продолжительного спора. Кончайте, чем угодно, хоть дракою, хоть пыткою, хоть жребьем, но кончайте! Следовательно, суд необходим и весь процесс имеет его в виду. Для большего удобства, для посильного удовлетворения внутреннему требованию правды, которое лежит в человеческой душе, при постоянно возраставшей материализации обществ, развивается дело кодификаций, большая определительность законов и утверждение казенной мерки правды. По ней будут решаться споры. Требуется не правда, а законность, иначе, законосообразность. Из этого возникает не согласие между правдой внутреннею и правом законным... но это пустяки. Ведь цель-то не правда, а суд, дающий мир, тишину и благоденствие обществу. Действительно, за отвлеченностью не угонишься. Довольно для общества условной случайности, которую очень легко определить. Говорю ли я это в насмешку? Нисколько. Такая условность необходима, без нее мир обществ ни существовать, ни восстановляться после нарушения не может. Самый этот мир есть цель: орудие же его есть суд, а суду нужны правила неизменные. Первым правилом всякого гражданского общества должно быть признание человеческой правды, как той цели, к которой оно обязано стремиться. Это признание, по необходимости, сопровождается верою в святость, обязательность и силу правды для всех членов общества. Тут и должно искать точки отправления для гражданского судопроизводства. (Из: О юридических вопросах) Свято и высоко значение деятельности государственной! Государство, внешнее выражение живого народного творчества, охраняет его от всякого внешнего насилия, от всякого внутреннего временного потрясения, могущего нарушить его законный и правильный ход. Без него область деятельности общественной была бы невозможна; ибо она была бы беззащитною перед напором других народов, вооруженных государственными силами и, невозможною внут- ри самой себя, потому что, по несовершенству человеческому, она бы постоянно нарушалась всякими личными злыми страстями, требующими принудительной силы для своего укрощения, между тем как сама область общественной деятельности, по своему коренному характеру, есть только область мысли, мира и добровольного согласия. ...Таково отношение государства к жизни общественной, — государства в его нормальном и здоровом развитии. История учит нас, что в болезненных явлениях, предшествующих падению народов, эта деятельность извращается и ищет какого-то развития отдельного, враждебного народной жизни и, следовательно, невозможного... Это какой-то исторический свищ, наполненный прахом сгнившего народа. (И з: Речь о причинах учреждения общества любителей словесности в Москве, 26 апреля 1859 г.)
<< | >>
Источник: В. П. Малахов. Правовая мысль: Антология. 2003 {original}

Еще по теме Алексей Степанович Хомяков:

  1. Хомяков Алексей Степанович
  2. Комментарии Хомяков Алексей Степанович НЕСКОЛЬКО СЛОВ О ФИЛОСОФИЧЕСКОМ ПИСЬМЕ, НАПЕЧАТАННОМ В 15 КНИЖКЕ «ТЕЛЕСКОПА»
  3. Алексей Алексеевич Худяков, Алексей Иванович Худяков. Страхование гражданской ответственности владельцев транспортных средств Теория и практика гражданского права и гражданского процесса, 2004
  4. Хомяков А.С. О старом и новом
  5. Николай Степанович Таганцев
  6. МОКРИНСКИЙ Матвей Степанович (1882— 1937)
  7. СТЕФАНОВСКИЙ Николай Степанович (1879—1931)
  8. АДАХОВСКИЙ Антон Степанович (1898 — после 1931)
  9. БЛОЦКИЙ Павел Степанович (1902 — после 1930)
  10. Юрий Степанович Гамбаров (1850-1926) Биографический очерк
  11. СОЛОНОВИЧ Алексей Александрович (1887— 1937)
  12. СИНЯГИН Алексей Аркадьевич (1905— 1938)
  13. Алексей Чадаев СУВЕРЕНИТЕТ КАК ДЕМОКРАТИЯ
  14. ДМИТРИЕВ Алексей Иванович (1897 — после 1930)
  15. П.В. Алексий, Н.Д. Амаглобели. Гражданское процессуальное право России: Учебник для вузов . — М.: ЮНИТИДАНА. - 432 с.,
  16. Алексей Константинович Клочков. KPI и мотивация персонала. Полный сборник практических инструментов, 2010
  17. АЛЕКСЕЙ ЛИССИТСА. ЕДИНАЯ АГРАРНАЯ ПОЛИТИКА ЕВРОПЕЙСКОГО СОЮЗА - ПУТЬ СТАНОВЛЕНИЯ И ПРИНЦИПЫ ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ, 2010
  18. УКАЗАТЕЛЬ ИМЕН71
  19. Балицкий Кирилл Степанович. Влияние доктрины трудового права на формирование института трудового договора, 2018
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Акционерное право - Бюджетная система - Горное право‎ - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право зарубежных стран - Договорное право - Европейское право‎ - Жилищное право - Законы и кодексы - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История политических учений - Коммерческое право - Конкурсное право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право России - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминальная психология - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Образовательное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право интеллектуальной собственности - Право собственности - Право социального обеспечения - Право юридических лиц - Правовая статистика - Правоведение - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Римское право - Семейное право - Социология права - Сравнительное правоведение - Страховое право - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Судебное дело - Судебные и правоохранительные органы - Таможенное право - Теория и история государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия права - Финансовое право - Экологическое право‎ - Ювенальная юстиция - Юридическая антропология‎ - Юридическая техника - Юридическая этика -