<<
>>

Параграф третий. Самоуправление в славянском праве

Народное славянское право развивалось на нескольких уровнях. Верхний пласт народного права — вечевые постановления. С древних времен вече (народные собрания) созывались в укрепленных центрах славянских племен — городищах, которые создавались по мере продвижения с Балкан на новые земли.
По летописным свидетельствам прошлого, это были большие города. Обращаясь к этой теме, И.С. Державин писал, что остатки древних славянских городищ «нередко поражают наблюдателя огромностью своих размеров», поэтому народные предания связывают их постройку с исполинами древности. Таким является, например, славянский курган на о. Рюгене2. На территории одной только Чехии таких городищ (hradiste), колоссальных поселений далекого прошлого, обнесенных стенами из обожженной глины, было девять3. И в каждом из них действовало свое вече, которое, как сказано в одной из русских летописей, «творяху сами собе закон»4. В этой связи следует, впрочем, подчеркнуть, что вече было не единственным 224 Глава вторая. Славянское право органом законодательной власти. В тех княжествах, где утвердилось единовластие, законы издавались князем, как правило, по совету с думой. Так была принята Русская Правда1. Но в вольных городах и в княжествах со слабой княжеской властью вече сохраняло функции главного законодательного органа. Каким было вечевое законодательство, можно судить по Новгородской (1440 г.) и Псковской (1467 г.) судным грамотам. Так, в Новгородской судной грамоте сказано, что ее принимал «весь государь Великий Новгород на вече на Ярославом дворе»2. А Псковская грамота отмечала, что она одобрена «всем Псковом на вече»3 и что любые дополнения и изменения могут быть внесены в ее текст только решением народного собрания. Подробный анализ этих памятников вряд ли уместен. Вместе с тем отметим, что Новгородская судная грамота хранила многие древние установления, идущие из глубины веков.
Не случайно она призывала «судить суд свой... по старине»4. В Псковской судной грамоте подобных ссылок нет. Однако она более подробно описывала общие начала судоустройства: «А посадник при возведении на должность посадника должен крест целовать, присягая в том, что он будет судить справедливо, как обещал на крестном целовании, что он не будет пользоваться из корысти средствами города, что он не будет никому мстить на суде либо потакать на суде, что он не будет наказывать правого и не будет миловать виновного и что он не будет никого судить без разбора дела ни на суде, ни на вече» (ст. 3). «А князь и посадник не должны на вече суд судить; судить же они должны у князя в палатах по правде согласно крестному целованию. А если они не будут судить по правде, то да будет им Бог судьею во время Второго пришествия Христа. А тайным посулам не должен внимать ни князь, ни посадник» (ст. 4)5. 1 Подробнее см.: Владмирский-Буданов М.Ф. Обзор истории русского права. М., 1909. С. 58—59. 2 Новгородская судная грамота // Хрестоматия по истории отечественного государства и права. Х в. — 1917 г. М., 1998. С. 21. 3 Псковская судная грамота // Хрестоматия по истории отечественного государства и права. Х в. — 1917 г. С. 26. 4 Новгородская судная грамота. С. 21. 5 Перевод дается по тексту Псковской судной грамоты: Псковская судная грамота. С. 26. 225 Часть вторая. Правовое сообщество христианской традиции права 1 Полицкий статут. Здесь и далее — перевод Б.Д. Грекова. 226 Устанавливая новые нормы и в отдельных случаях противопоставляя себя «старине» (ст. 19), Псковская судная грамота вместе с тем сохраняла многие древние нормы, которые действовали на протяжении многих веков: о судебных поединках, о составлении юридических документов на деревянных досках, о давности земельного владения и т.д. На вече принимались акты не только общего, но и специального или локального действия. Так, Новгородское вече в 1459 г. одобрило Вечевую жалованную грамоту Соловецкому монастырю на право владения пустынными Соловецкими островами.
Принимались вечевые грамоты о дарении («данные»), об отмене присяги на верность подвластных городов («отказные») и т.д. Удивительным памятником вечевого законодательства является хорватский Полицкий статут, дошедший до наших дней в редакции 1440 г., но, несомненно, сохранивший многие древние установления. Приведу лишь несколько статей, сохранивших поэтическое звучание древнего права: «По старому закону мельница состоит из пяти частей: первая — земля, на которой мельница ставится; вторая — вода, которая проводится к месту, где должна быть мельница; третья — здание («куча»): дом каменной кладки и лес (дерево) и все, что к лесу для мельницы полагается; четвертая — жернова и железо; пятая — мастер, который мельницу строит, держит, исправляет и за ней наблюдает. Тому, кому принадлежит участок на берегу реки или текучей воды, принадлежит и половина ширины реки, поскольку его участок прилегает к реке. Это старый закон. На мельнице надо молоть по очереди. Кто прибыл на мельницу ранее и привез зерно, тот должен и молоть раньше. И никто ни у кого не может очереди взять без его доброй воли. И это старый закон: кузнецу можно смолоть вне очереди, потому что в кузнице для железных частей мельницы тоже приходит очередь, как только они поступят» (ст. 80с, 81а — 81с)1. Приведу еще одну статью, унаследованную от древнего права: «Старый закон требует, чтобы всякий (убитый) зверь принадлежал тому охотнику, который его выследил, за исключением случая, когда охотник позвал кого-нибудь (в помощь себе), тогда должен дать часть ему (помощнику). Глава вторая. Славянское право Как сказано, всякий зверь есть того, кто его выследил; и только медведь или лисица принадлежат тому, кто их убьет; а те, кто поспешил (на помощь), должны получить вознаграждение, которое называется «поточное». Если кто-нибудь убьет зверя на чьей-либо земле, по закону (хозяину земли) надо дать четвертую часть. «Поточное» должно быть различное, согласно участию в охоте: если бы кто из охотников проявил больший труд или больший риск, как, например, в воде или как-либо иначе, ему причитается и большая часть; если это «поточник» (тот, кто загонял), то получает больше» (ст. 111). Полицкий статут постоянно дополнялся новыми нормами, которые принимались на вече. Так, 6 августа 1576 г. в его текст были внесены следующие положения: «Так как появились между поличанами некие различные несогласия, и неспокойствия, и свары... Полица в день вышеуказанный, собравшись на общее собрание, единодушно и сообща учинила и узаконила так: пусть будет единодушие, и мир, и братство, и единение, как было раньше; твердо и нерушимо принято: там, где речь идет об общинном деле, пусть каждый стоит на почве закона открыто, пусть каждый ищет своего по закону, как полагается по обычаю и закону. Что же касается скандалов и различных волнений, то пусть каждый по праву и закону спокойно и мирно устраивает свои дела; и пусть никто из поличан не чинит смут или раздоров, не создает какие-либо объединения или партии, из-за чего могут в Полице произойти скандалы, волнения, смуты или непотребные клеветы, убийства или новшества. Этого не надо делать под страхом нарушения верности Господину и Полице и под угрозой потери всего своего имущества, которое в таком случае отойдет — движимое в общину, а племенщина — родственнику («ближнему»), а его дом будет сожжен, а сам он осужден на изгнание» (ст. 88). Конечно, не все вопросы могли быть решены на вечевом собрании. Тогда оно формировало особые советы старейшин, которым поручалась разработка самых важных решений. Так, в другой хорватской земле — Винодоле — вече избирало людей, которые были сведущи в законах, чтобы они составляли проекты законов. В преамбуле Винодольского закона 1288 г. этот механизм описан так: «Как скоро стали довольно часто замечать, что народ ошибается в своих старинных и искусных (испытанных) законах, один за другим 227 Часть вторая. Правовое сообщество христианской традиции права все жители Винодола пожелали сохранить вполне те старые хорошие законы, которые их предки всегда сохраняли ненарушимо; и так, сойдясь все вместе, люди церковные и миряне после здравого совещания в собрании... избрали из каждого города винодольского по нескольку человек, не самых старших, но тех, про которых известно было, что они помнят законы своих отцов и то, что слыхали от своих дедов; им же они повелели и приказали точным образом дать записать все хорошие, старинные, испытанные законы Винодола, которые они, может быть, помнят сами или же слыхали про них у своих отцов и дедов, как вышеупомянуто, чтобы таким образом отныне впредь прекратились заблуждения по этому предмету и чтобы дети их на будущее время не имели сомнения в этих законах»1. Второй уровень славянского народного права — постановления волостного общинного самоуправления2. Наиболее глубоко на основе изучения большого массива документов его исследовал русский историк права Н.П. Павлов-Сильванский. «Древняя волость-община, — писал он, — это союз мелких поселков, по большей части от одного до трех дворов, разбросанных на очень большой территории, в пределах которой долгое время остается много земель, пригодных для пашни и свободных только потому, что недостает рук для ее обработки»3. Таким был волостной мир, который согласно «древнему обычному порядку», подтвержденному княжескими грамотами, был наделен многими правами и обязанностями. Выборные представители волостных общин участвовали в отправлении правосудия в княжеских судах, производили следствие по уголовным делам, совершенным на территории волости, распределяли повинности между ее жителями и, что важно отметить, они определяли порядок совместного владения сельскохозяйственными, лесными и водными угодиями, принадлежавшими волости. Соответствующие решения принимались перед церковью на сходе, как сказано в одной из грамот 1598 г., волостным старостой и «всем миром»4. Решения скреплялись крест 1 Закон Винодольский // http://www.vostlit.info/Texts/Dokumenty/Kroatien/Vinodolsk_ zakon/text.phtml?id=2522. 2 Территориальные единицы в Древней Руси назывались не только «волостями», но и «погостами» (например, в Новгородской земле). 3 Павлов-Сильванский Н.П. Феодализм в России. М., 1988. С. 167. Павлов-Сильванский Н.П. Указ. соч. С. 182. 228 Глава вторая. Славянское право ным целованием и подтверждались, при необходимости, участниками схода. За пользование общинными землями либо за предоставление пустующих земель взималась плата в пользу волостного мира, о чем свидетельствуют многие грамоты и иные юридические документы, сохранившиеся с XV—XVI вв. Следующий уровень, на котором существовало славянское народное право, — самоуправление общин (сотен), которые возглавлялись старейшинами или сотскими (сотниками) и «добрыми людьми», следившими за порядком в сельских и городских общинах. О городских старейшинах («градских старших») Киева есть летописные сведения, относящиеся к 983 и 987 гг.1 Судя по всему, они представляли не только территориальные единицы (например, в древнем Новгороде так называемые концы), но и профессиональные сообщества (кузнечных, кожевенных, ткацких и других мастеров). И наконец, последний уровень самоуправления — задруга или большая семья, сохранявшаяся у южных славян до начала ХХ в.2 Обычно она состояла из 20—50 человек, объединенных родственными связями и общностью хозяйства. Во главе задруги стоял домохозяин (домачин, господарь и др.), руководивший всей жизнью семьи. Он распределял обязанности между ее членами, контролировал их исполнение, поддерживал в ней порядок и представлял ее интересы перед властями. Вместе с тем его власть не была безграничной. Власть домохозяина не распространялась на функции хозяйки (domacica), ведавшей женской половиной задруги. Домохозяин должен был руководить задругой в соответствии с родовыми обычаями. В частности, они требовали, чтобы он хранил и приумножал наследие предков (diedovina). Поэтому любые крупные сделки могли совершаться только с согласия совета, состоявшего из всех совершеннолетних членов семьи. Домохозяин мог быть смещен с должности по решению совета в случае нарушения родовых обычаев либо неспособности исполнять обязанности. В этом случае его замещал новый домохозяин, который избирался на совете задруги, как правило, из числа женатых мужчин. 1 Повесть временных лет. С. 110, 131. 2 «Задружна куга» в сербском и хорватском языках. 229 Часть вторая. Правовое сообщество христианской традиции права 1 Цит. по: Дитятин И. Статьи по истории русского права. СПб., 1895. С. 390. Павлов-Сильванский Н.П. Указ. соч. С. 219. 3 Голяков И.Т. Избранное. М., 2008. С. 3. 230 Такие же институты были и в других славянских землях — в Польше, Чехии, Словакии (до XVII в.) и в России (до середины XIX в.). Самоуправление было одной из ключевых характеристик древнего славянского права. Органы самоуправления не только хранили, но и созидали мир на земле, находившейся под их властью. И в этом качестве они вершили подлинное право. Обращаясь к этой теме, известный исследователь русской старины Н.В. Калачов писал: «С древнейших, незапамятных времен... народный суд и исполнители его — народные выборные... были настоящие народные деятели, направлявшие народную жизнь, регулировавшие ее проявления и, вместе с тем, действительно отвечавшие перед правительством за проступки подвластных им членов общин»1. Изменить этот строй верховная власть не могла. «Мы знаем, — отмечал в этой связи Н.П. Павлов-Сильванский, — как мало истинно нового творит государственная власть даже в новой истории, когда эта власть несоизмеримо сильней власти королей и князей IX и X вв., как часто веления реформаторов бессильны изменить главные устои социального строя и государственного порядка»2. Этот строй не был сломлен и в тяжелые годы владычества татаро-монголов в восточных, турков — в южных, немцев — в западных землях славян. Об этом повествуют многие летописные своды, свидетельства современников, юридические документы, дошедшие до наших дней. Более того, народное самоуправление, наряду с христианством, было той главной силой, которая позволила славянам устоять, сохранив себя в тяжелые годы иноземного порабощения.
<< | >>
Источник: Лафитский В.И.. Сравнительное правоведение в образах права. Том первый. — М.: Статут. - С. 429. 2010

Еще по теме Параграф третий. Самоуправление в славянском праве:

  1. Параграф первый. Введение в историю славянского права
  2. Параграф шестой. Об основных чертах славянского права
  3. Параграф четвертый. Образы права в мелодиях славянского народного творчества
  4. Параграф третий. Рецепция римского права
  5. Параграф третий. Школы сравнительного правоведения
  6. Параграф третий. Уровни сравнительного правоведения
  7. Параграф третий. Первые христианские общины
  8. Параграф третий. Влияние народного духа на развитие общего права
  9. Параграф третий. Особенности правовых систем Латинской Америки
  10. Параграф третий. Развитие скандинавского права на новом этапе региональной интеграции
  11. ДЕНЬ ТРЕТИЙ (третий модуль)
  12. 114. Каковы особенности славянской правовой семьи
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Акционерное право - Бюджетная система - Горное право‎ - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право зарубежных стран - Договорное право - Европейское право‎ - Жилищное право - Законы и кодексы - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История политических учений - Коммерческое право - Конкурсное право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право России - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминальная психология - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Образовательное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право интеллектуальной собственности - Право собственности - Право социального обеспечения - Право юридических лиц - Правовая статистика - Правоведение - Правовое обеспечение профессиональной деятельности - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Римское право - Семейное право - Социология права - Сравнительное правоведение - Страховое право - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Судебное дело - Судебные и правоохранительные органы - Таможенное право - Теория и история государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия права - Финансовое право - Экологическое право‎ - Ювенальное право - Юридическая антропология‎ - Юридическая периодика и сборники - Юридическая техника - Юридическая этика -