<<
>>

4. Проблемы коллективизации (конец 20-х — 30-е годы)

В конце 20-х годов на кооперативной секции Комакадемии был обсужден доклад Н. И. Попова «Относится ли советская кооперация к типу социалистических предприятий»30. В центре дискуссии было выяснение социально-экономической природы простейших форм кооперации, функционирующих в сфере обращения.

Автор доклада рассматривал простейшие формы кооперации как социалистические предприятия, необходимые звенья экономики переходного периода, части «общего механизма» социалистического хозяйствования. Однако в противовес этой позиции преобладающим становилось представление о том, что кооперация превращается в социалистическую, лишь перерастая в производственную. Такое толкование означало отступление от ленинского учения о кооперации и было связано с формированием аграрной политики, направленной на форсированный переход к непосредственной коллективизации, минуя стадию простейших форм кооперирования. В конце 20-х годов политическим руководством страны и официальной наукой окончательно отвергается положение Н. И. Бухарина о том, что столбовой дорогой крестьянства к социализму являются не только колхозы, а кооперация в целом, что «кооперативный план — план смычки через «кооперативный оборот»»31. Подвергается резкой критике концепция А. В. Чаянова о кооперативной коллективизации, развивающейся путем постепенного «отщепления» от крестьянских хозяйств отдельных операций (по сбыту, снабжению, переработке и др.), обобществление которых в кооперативных формах давало реальный экономический эффект. Исследования кооперативных проблем, связанных с индивидуальным крестьянским хозяйством, в конце 20-х годов обрываются. Поэтому можно говорить о незавершенности разработки теории кооперации. Перспектива дальнейшего широкого развития кооперации в сфере обращения оценивалась (М. Кантор) как несоциалистическая перспектива для всего народного хозяйства32. На практике происходит разрушение кооперативной системы.
Центр исследований перемещается в сферу анализа колхоза, коллективизации, поскольку с конца 20-х годов непосредственной задачей объявляется ускоренное производственное объединение крестьянских хозяйств. Распространение начал нэпа на деревню (решения XIV партконференции об облегчении условий применения наемного труда, краткосрочной аренды земли и т. д.) вскоре стало ограничиваться и свертываться. Нарушение рыночного равновесия в связи с форсированным развитием тяжелой промышленности, невозможность реализации накоплений крестьянских хозяйств в условиях товарного дефицита, налоговая политика, наступление на интенсивные крестьянские хозяйства, которые сплошь квалифицировались как кулацкие, разжигание классовой борьбы в деревне — все это привело к тому, что крестьянство в целом утрачивает стимулы к расширению производства, и в первую очередь росту товарной продукции и ее реализации. Эти экономические явления были истолкованы как доказательство нерациональности мелкого производства, его полной неспособности к расширенному воспроизводству. Выходом из сложившейся ситуации И. Сталин и его окружение объявили принятие чрезвычайных мер, насаждение крупного производства в деревне33. Административный перевод крестьянских хозяйств на путь крупного производства стал рассматриваться как средство решения продовольственной и сырьевой проблем в условиях слома нэпа. Произошел переход от концепции аграрного развития, предполагающей развитие наряду с колхозами и индивидуальных крестьянских хозяйств, к тотальной коллективизации. В этой связи 1929 год получил искаженное наименование как «год великого перелома». Впоследствии этому процессу была придана наукообразная формула о приведении в соответствие производственных отношений характеру производительных сил.

Проблемы коллективизации стали главным предметом обсуждения на I Всесоюзной конференции аграрии- ков-марксистов (1929). Коллективизация крестьянских хозяйств характеризовалась как «необходимое звено в процессе построения социалистического общества», «социально-экономическим результатом которой является наделение работников средствами производства, находящимися в общественной собственности»в4.

Коллективизация оценивалась как величайшая революция в производственных отношениях мелкого товарного производства — движение от одной формы собственности к другой, от частно!! к общественной. В то же время на конференции подчеркивалось, что «марксистско-ленинская теория крайне мало сделала в области разработки теоретических проблем конкретной сельскохозяйственной экономики, для конкретной организации крупного социалистического земледелия»35.

Отмечая полную неразработанность методологии организации, проектирования и строительства колхозного производства, П. И. Лященко указал в своем докладе (и это явилось обоснованным научным предостережением), что «не требует, конечно, никаких доказательств, какими громадными потерями грозит недостаточно правильно поставленное массовое строительство колхозов»36.

В центре обсуждения оказался вопрос о социально- экономической природе колхоза. С трактовкой колхозов как частнохозяйственных предприятий, которые станут социалистическими, лишь превратившись в государственные предприятия, выступил Ю. Ларин. В противовес этому утверждению большинство аграрников считали колхозы социалистическими предприятиями, но нуждавшимися ь незамедлительном переходе к «высшим формам» - совхозам или коммунам. Этот тезис отразился на анализе кооперативно-колхозной собственности, которая первоначально характеризовалась как «групповая частная» собственность, создающая лишь предпосылки для роста неделимых фондов — элементов социализма в сельском хозяйстве37. Затем колхозно-кооперативная форма была признана в качестве социалистической собственности, но менее развитой (имеющей «меньшую социалистическую зрелость») по сравнению с государственной. Колхоз рассматривался как предприятие, которому присуще и внутреннее противоречие «как противоречие между социалистической и личной собственностью», которое должно разрешаться путем развития обществен- його хозяйства и преодоления личного подсобного хозяйства. На практике организованные колхозы не были по существу кооперативными предприятиями. На протяжении 30-х годов ленинское учение о кооперации неоправданно сводилось к задачам административной коллективизации деревни38. В работах, посвященных аграрным проблемам, господствовали абстрактные декларации, затушевывающие и искажающие действительные процессы раскрестьянивания и кризиса сельскохозяйственного производства.

<< | >>
Источник: В. Н. ЧЕРКОВЕЦ, Е. Г. ВАСИЛЕВСКИЙ, В. А. ЖАМИН. ВСЕМИРНАЯ ИСТОРИЯ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ МЫСЛИ. Том 4. Москва «Мысль». 1990

Еще по теме 4. Проблемы коллективизации (конец 20-х — 30-е годы):

  1. Тематика и содержание контрольных работ
  2. 4. Проблемы коллективизации (конец 20-х — 30-е годы)
  3. Разработка политики и планирование в коммунистических системах
  4. 20.1 Двадцатые годы: начало и конец «золотого века» советской демографии
  5. Глава 2 ПРОПАГАНДА: ОТ ДРЕВНОСТИ ДО СЕГОДНЯ
  6. Конец первого акта: Из «аристократов» в «заключенные» и обратно
  7. 4. Проблемы коллективизации (конец 20-х — 30-е годы)
  8. Разработка политики и планирование в коммунистических системах
  9. ВЛАДИМИРОВ Михаил Андреевич (1903 — после 1930)
  10. БИБЛИОГРАФИЯ
  11. СОЦИАЛИЗМ ВЫДЕРЖИВАЕТ ИСПЫТАНИЕ НА ПРАКТИКЕ
  12. Кто рулит, или трудно ли быть рулевым?
  13. ГОД: XX СЪЕЗД И ЕГО ПОСЛЕДСТВИЯ
  14. Советский строй в годы войны
  15. Хронологическая таблица
  16. Развитие социологической мысли в России
  17. ИНДУСТРИАЛИЗАЦИЯ. КОЛЛЕКТИВИЗАЦИЯ- ТРАГЕДИЯ КРЕСТЬЯНИНА-ТРУЖЕНИКА
  18. Новый поворот в аграрно-крестьянскойполитике Советской власти
  19. 2. ДИССИДЕНТСКОЕ И ПРАВОЗАЩИТНОЕ ДВИЖЕНИЕ В 60-х — НАЧАЛЕ 80-х гг.
  20. § 1. Динамика ценностных моделей и их реализация в системах государственного управления России XVIII-XX вв.