<<
>>

4. Наука управления

Управленческая наука развивалась в тесной связи с решением насущных проблем практики. Основная часть работ первых лет Советской власти и посвящена таким частным проблемам, как рациональная организация рабочего места, совершенствование структуры управляющего аппарата, упрощение делопроизводства,

создание простого и дешевого учета и отчетности, установление контроля над выполнением заданий и др.

С переходом к нэпу прикладное направление управленческих разработок дополнилось широкими теоретическими исследованиями. Появились первые научные школы, заложившие основы по существу всех разделов современной теории управления. Созданные экономистами 20-х годов концепции охватывали: 1) организационнотехнические, 2) социальные, 3) экономические аспекты сложной управленческой проблематики.

Одна из наиболее характерных особенностей рассматриваемого периода заключалась в том, что важнейшим объектом большинства исследований была организационно-техническая сторона управления. И это закономерно. Изучение социально-экономического аспекта управления было объективно затруднено, ибо новые производственные отношения только утверждались. Важно было определить организационно-технические подходы к вопросам управления, выявить общие черты и признаки, свойственные двум его различным видам: управлению вещами и управлению людьми.

Весьма показательны в этом отношении концепции

А. Гастева, А. Богданова, Е. Розмирович, О. Ерманско- го, Э. Дрездена и других, содержащие в качестве исходной методологической посылки положение о наличии общих свойств в производственном и управленческом процессах. Так, по мнению Е. Розмирович, любой управленческий аппарат всегда можно рассматривать как сложную машину или систему машин, а его работу — как производственный процесс, который найдет свое матери- ально-вещественное выражение «в тех или иных физических объектах: папках, приказах, телефонограммах, карточках, делах и т. д.». Управление при этом понималось как чисто технический «процесс направления и руководства применением рабочего труда в производстве...»19. Этот процесс управления людьми точно так же, как и управление машинами, может быть расчленен на отдельные простейшие операции, заранее рассчитанные, механизированные и автоматизированные.

Обобществление производства, указывал В. И. Ленин, требует от трудящихся овладения искусством управления. Но к этому они еще не были и не могли быть подготовлены. Соответственно встал вопрос, можно ли так упростить управленческий труд, чтобы он, подобно производственному труду, сделался доступным для боль- шйнства, а в перспективе и для всех трудящихся? Ученые отвечали на этот вопрос утвердительно. Кроме того, их подход создавал основу для рассмотрения управления в качестве функции, не противостоящей производству, а имманентно ему присущей, вытекающей из него, и подготавливал благоприятную почву для практической рационализации управления, его механизации. Высказанная тогда идея об общности двух видов управления — вещами и людьми — предвосхищала основную идею кибернетики. На этой основе советским ученым, имена которых приведены выше, удалось добиться заметных практических результатов в области совершенствования организационных структур управления, систем делопроизводства и др.

Вместе с тем наряду с интересными и перспективными идеями в концепциях рассматриваемых авторов были и серьезные ошибки, связанные с переоценкой технического подхода. «...Только такой подход... — утверждала, например, та же Е. Розмирович, — дает нам нужные результаты»20. Создание автоматических конвейеров якобы приведет к тому, что не потребуются «никакие руководители людьми», руководство будет осуществляться «самими машинами»21.

Таков закономерный итог абсолютизации технического подхода к управлению. Изъяв из предмета управленческой науки социальный аспект, указанные авторы «растворили» управление людьми в управлении вещами. Подобную односторонность резко критиковали представители социальной школы: П. Керженцев, Н. Витке, П. Есманский, Ф. Дунаевский и др. Эти ученые сосредоточили свои исследования па управлении людьми, человеческими коллективами, независимо от сферы их деятельности, на изучении организационных приемов и определении наиболее рациональных методов организационной работы. Считая, что в любой работе, связанной с управлением людьми, имеются какие-то общие черты, авторы по существу предвосхитили основную идею праксиологии, правда, применительно лишь к организационной деятельности22. Благодаря такому методологическому подходу были сделаны чрезвычайно важные выводы о целесообразности перенесения позитивного организационного опыта из одних сфер в другие, необходимости учета в управлении человеческого фактора, его первостепенной роли и т. п.

Однако, пытаясь преодолеть односторонность трактовок А. Гастева и Е. Розмирович, указанные авторы сами нередко выступали с односторонними суждениями. Так, правильно отмечая, что руководитель — «это прежде всего социальный техник или инженер... строитель людских отношений» 23, Н. Витке всю суть управления сводил к созданию благоприятной атмосферы в коллективах — так называемого духа улья. По его мнению, именно в этом подходе — вся сила научной организации управления. Подобные преувеличения, весьма популярные в рассматриваемый период, на практике тормозили формирование и развитие комплексной теории управления, предполагающей интеграцию различных подходов, их сочетание. Правда, отдельные сторонники социального направления уже тогда высказывали мнение о необходимости интегрального, комплексного подхода к управлению24. Однако этот «интегральный» подход в основном реализовывался в форме деклараций, ибо и защитники организационно-технических учений, и сторонники социальной школы явно недооценивали значение экономического аспекта управления, без которого нельзя серьезно говорить о комплексности.

Особый интерес сегодня представляют размышления пионеров экономической концепции управления, их представления о сочетании централизованного планового руководства с хозяйственным демократизмом производственных звеньев, о соотношении административных и экономических методов руководства.^Переход от политики «военного коммунизма» к новой экономической политике обусловил повышение активности управленческих рычагов, основанных на стоимостных отношениях. Идея расширения их использования обсуждалась в творческих дискуссиях 20-х годов, в которых обнаруживались различные точки зрения. Для авторов, выражавших крайнюю позицию, рыночные методы хозяйствования представлялись наиболее эффективными. Более популярным было унаследованное со времен «военного коммунизма» противоположное мнение, в соответствии с которым рыночные формы и методы управления чужды социалистической экономике и в лучшем случае с ними необходимо мириться как с временным явлением 25.

Была, однако, и третья точка зрения, отстаивающая идею сочетания планового руководства центра с широкой хозяйственной самостоятельностью предприятий и объединений. Сторонники этой концепции (В. Базаров, Н. Бухарин, В. Громан, А. Кактынь, Н. Кондратьев, Л. Юровский и др.) сущность социалистического управления усматривали прежде всего в смещении центра тяжести с административных методов на экономические, которые, по их убеждению, действуют с большей точностью и гибкостью, чем громоздкий бюрократический аппарат главков, «вертевший .всеми своими колесами, но плохо задевавший ими экономическую стихию»26. Эти авторы доказывали, что экономические методы, основанные на использовании товарно-денежных отношений, свойственны не только капитализму 27. Противоположное мнение, утверждал А. Кактынь, «было бы величайшим заблуждением» 28. Названные экономисты ратовали за перевод предприятий на хозяйственный расчет, за самостоятельное хозяйствование предприятий, за широкую демократизацию управления.

Уместно в этой связи сказать и о том, что в 20-е годы активно разрабатывались вопросы демократизации управления. Весьма показательны в этом отношении воззрения Ф. Э. Дзержинского, который неоднократно отмечал, что решение возложенных на тресты и синдикаты задач возможно не на основе «приказов», «распоряжений», «объявлений», а лишь при условии реального вовлечения в работу трудящихся. По его мнению, в основе управленческой деятельности каждого руководителя должна лежать система доверия, развязывающая самодеятельность и инициативу подчиненных, отвергающая их мелочную опеку, предполагающая режим личного общения с ними и опирающаяся на массы 29.

Таким образом, развитие науки управления в 20-е годы отличалось богатством идей^

В 30-е годы развитие теории управления протекало крайне противоречиво. С одной стороны, продолжалась разработка экономической концепции управления, значительный вклад в которую внесли Н. А. Вознесенский,

В. В. Куйбышев, С. Г. Струмилин, А. С. Мендельсон и др. Ими была сформулирована теоретическая позиция, рассматривающая управление как единую систему, состоящую из планирования, стимулирования, организации рациональной структуры и других слагаемых. Эта позиция отразилась и в известных мероприятиях по перестройке механизма хозяйствования, осуществленных в 1929—1933 гг. С другой стороны, в теоретических построениях все более нарастала отмечавшаяся выше тенденция к недооценке и умалению роли экономических рычагов и стимулов, которая на практике быстро приве ла к преобладанию жестких административных методов, формализации хозрасчета в условиях ликвидации нэпа. Господствующими становились представления о необходимости постоянного наращивания централизованного планового начала 30. Этот путь нацеливал на более эффективное использование преимущественно планово-ад- мипистративных методов. Другие методы (материальное поощрение, хозрасчет, социалистическое соревнование) призваны были лишь развивать и обогащать директивы экономического центра и поддерживать те действия трудящихся, которые связаны с более полным подчинением производства общественным интересам. ^Главная ошибка здесь, как нам представляется, состояла в выделении лишь одной стороны — централизации управления, которая стала гипертрофироваться, что объективно принижало роль хозяйственного демократизма, деформировало механизм хозяйствования. Зато такая концепция в полной мере отвечала представлениям Сталина. Она, несомненно, способствовала и становлению его культа, и формированию административной системы К сожалению, в 30-е годы сторонники активного использования экономических методов управления, о^лованных на рыночных связях, вынуждены были отказаться от своих позиций, многих из них постигла трагическая участь. Возобладало «левокоммунистическое» пренебрежение к товарно-денежным инструментам хозяйствования, любая самая робкая попытка их защиты рассматривалась как отход от принципов социализма.

Другие теоретические подходы к анализу управленческой проблематики (организационно-технические, социальные), бурно развивавшиеся в 20-е годы, в течение последующего десятилетия резко критиковались31 и по существу вплоть до второй половины 50-х годов более не возрождались. На смену многообразию пришло единообразие, в основе которого лежали авторитарные суждения Сталина, его ближайшего окружения и безоговорочно поддерживавших его ученых.

Таким образом, в годы переходного периода теория управления прошла в своем развитии разные, непохожие друг на друга этапы. Но они в единстве и составляют ее «родословную». Задача историков-экономистов изучить и объяснить все ее зигзаги и повороты, все отрезки ее трудного, порой драматического пути.

<< | >>
Источник: В. Н. ЧЕРКОВЕЦ, Е. Г. ВАСИЛЕВСКИЙ, В. А. ЖАМИН. ВСЕМИРНАЯ ИСТОРИЯ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ МЫСЛИ. Том 4. Москва «Мысль». 1990

Еще по теме 4. Наука управления:

  1. 2.1. Управление — наука и искусство
  2. 1.1.4. Управление — это искусство и наука
  3. 4.3.1. Менеджмент как наука и практика управления
  4. 2.1. Управление персоналом как наука
  5. 6. Наука об управлении хозяйством
  6. 2.2. Менеджмент как наука и практика управления
  7. 6.5. ЭМПИРИЧЕСКАЯ ШКОЛА, ИЛИ НАУКА УПРАВЛЕНИЯ
  8. Наука.
  9. 2.4. Наука уголовно-процессуального права
  10. 1.8. Процессуальная наука
  11. 3. Конституционное право как наука
  12. ВОПРОС 4. Административное право как наука
  13. § 1. Юридическая наука в системе наук
  14. 8. НАУКА И УЧЕНОСТЬ
  15. ( 6. НАУКА УГОЛОВНОГО ПРАВА
  16. § 2. Наука о конституционном праве зарубежных стран
  17. 5. Финансовая-наука
  18. Наука и доксософы