<<
>>

1. Начало распространения марксизма в России

Исторической особенностью начального этапа распространения марксизма в России было то, что он пришелся на разночинский период освободительного движения. Хотя антикапиталистическая проповедь революционных демократов, их социалистическая ориентация определенным образом и облегчала восприятие идей марксизма, условия для их широкого распространения и усвоения в России могли сложиться только по мере развития капитализма и развертывания рабочего движения.

Правда, еще в 40-х годах XIX в. отдельные представители русской дворянской интеллигенции (В.

П. Боткин, П. В. Анненков) были знакомы с ранними социально-экономическими работами Маркса и Энгельса. Некоторые члены кружка петрашевцев читали такие произведения, как «Нищета философии» и «Положение рабочего класса в Англии», однако на их взгляды это существенного отпечатка не наложило.

Период серьезного знакомства русской общественности с марксизмом начался в 60-е годы XIX в. Русских переводов трудов Маркса и Энгельса не существовало, но с такими работами, как «Положение рабочего класса в Англии» и «К критике политической экономии», на языке оригинала некоторые русские общественные деятели уже были знакомы. С конца 60-х годов началась публикация переводов сочинений К. Маркса и Ф. Энгельса в нелегальной печати. Распространялись написанный К. Марксом Временный устав I Интернационала и вышедший в Женеве бакунинский перевод «Манифеста Коммунистической партии». В 1872 г. в России был издан легально перевод I тома «Капитала», оказавшийся первым переводом этого произведения на иностранный язык.

В русской общественно-экономической литературе шли оживленные дискуссии о произведениях К. Маркса «К критике политической экономии» и «Капитал», Ф. Энгельса «Положение рабочего класса в Англии», в которых принимали участие представители разных направлений. Многие русские общественные деятели увидели в этих работах прежде всего предупреждение об опасности бесконтрольного развития капиталистических отношений. Так, Н. К. Михайловский писал в рецензии на I том «Капитала», что эта книга полезна для предохранения России от пагубных последствий европейской цивилизации. Занимавшие подобные позиции ученые по существу не восприняли работы К. Маркса и Ф. Энгельса в качестве теории общественного развития. Они солидаризировались с Марксовой критикой капитализма, но вывод об исторической роли пролетариата относили лишь к Западной Европе, ориентируясь на социалистический потенциал русской общины.

Однако жизнь опровергала подобные воззрения. Русский пролетариат постепенно начинал осознавать свои классовые интересы, участвовать в экономической и политической борьбе, создавать боевые организации.

В начале 70-х годов стали формироваться первые рабочие союзы. Их руководители были знакомы с опытом международного рабочего и социал-демократического движения по работе К. Маркса «Гражданская война во Франции», а один из лидеров «Северного союза русских рабочих», В. П. Обнорский, неоднократно ездил за границу с целью ознакомления с рабочим движением Западной Европы. На его мировоззрение оказало влияние марксистское течение в I Интернационале. Такое знакомство постепенно привело передовых представителей русских рабочих к мысли о самостоятельности задач пролетариата, о необходимости создания своей организации, независимой от народников. Как в идеологическом, так и в организационном отношении такое обособление, как впоследствии писал В.

И. Ленин, «имело смысл и было необходимо тогда, когда социализм отстранялся от рабочего движения» К

Первым оформился «Южнороссийский союз рабочих» (1875) в городах Причерноморья. Руководителем его был Е. О. Заславский. Союз воспринял некоторые положения программы I Интернационала, в том числе о необходимости революционного переворота, уничтожения классовых привилегий, свержения ига капитала и превращения труда в основу личного благосостояния, об активной роли рабочих в освободительном движении.

Преемником «Южнороссийского союза рабочих», уничтоженного полицией, стал «Северный союз русских рабочих» (1877—1880). Им руководили С. Н. Халтурин и В. П. Обнорский. Эта организация рассматривала пролетариат как решающую силу переустройства общества. Союз признавал гегемонию рабочих в грядущей революции или по крайней мере их самостоятельность, исходя из того, что не крестьяне, а рабочие в силу особенностей своего труда и быта оказываются более восприимчивыми к социалистической пропаганде7. Представители союза подчеркивали роль организации и сплочения рабочего класса. Целью, которую ставил перед собой союз, было ниспровержение как политического, так и экономического строя России. Однако руководители русских рабочих союзов разделяли некоторые иллюзии народников. Так, социалистическое общество представлялось им в виде «свободной народной федерации общин».

Нарастание в революционно-демократическом движении России интереса к марксизму, осознание революционной борьбы как части всемирно-исторического движения за освобождение от эксплуатации и построение нового общества проявились в образовании в 1870 г. Русской секции I Интернационала.

Создавшие ее политические эмигранты Н. Утин,

В. Нетов, А. Трусов и др. в основном стояли на платформе революционного демократизма Н. Г. Чернышевского и искали формы объединения трудящихся в историческом прошлом России: в общине как форме совместного владения и в артели как форме совместного труда. Вместе с тем под влиянием идей К. Маркса идеологи Русской секции подчеркивали интернациональный характер борьбы за освобождение трудящихся: «Полное освобождение рабочих вовсе не составляет задачи местной или национальной... напротив, эта задача представляет насущный интерес для всех цивилизованных наций, так как ее разрешение, естественно, находится в зависимости от их общего участия, теоретического и практического» В ряде статей в своем печатном органе «Народное дело» они решительно отмежевывались от теории русской самобытности и особого пути развития России.

Идеологи секции рассматривали пролетариат и крестьянство как единую массу трудящихся, подвергающихся эксплуатации. Однако при этом большое внимание уделялось рабочему вопросу. Они пропагандировали идею классовой солидарности пролетариата всех стран, необходимость развертывания экономической и политической борьбы рабочих с эксплуататорами. В определенной степени члены секции восприняли марксистское учение об определяющем влиянии экономического базиса на политическую надстройку и о классовом характере государства.

Такие взгляды, хотя и не имевшие в своей основе четкого марксистского мировоззрения, ставили членов Русской секции I Интернационала ближе к пролетарскому движению на Западе, к марксизму, чем кого бы то ни было из революционных демократов России. Недаром К. Маркс, изучив их платформу, согласился быть представителем Русской секции в Генсовете Интернационала, а на Лондонской конференции 1871 г. Н. Утин неизменно поддерживал мнение марксистов.

всегда и везде играли, играют и будут играть роль самую первостепенную, так как для человечества вопрос о способах существования всегда стоял на самом первом плане» 4. Он понимал исторический характер собственности, общественных отношений и .формулировал положение о том, что предметом политической экономии являются общественные отношения людей по поводу вещей.

Большой научной заслугой Зибера является углубленный анализ экономической теории классиков английской буржуазной политической экономии и К. Маркса. Он высоко оценивал логический метод исследования, примененный К. Марксом в «Капитале», подчеркивал важную роль перехода от простого к более сложному в полит - экономическом анализе, понимал необходимость использования научных абстракций. В то же время Зибер неправомерно отождествлял диалектический метод исследования с эволюционным, считая, что изложение материала в «Капитале» К. Маркса носит априористический характер.

Зибер в основном правильно излагал Марксову теорию стоимости. Он различал вслед за К. Марксом абстрактный и конкретный труд, давал характеристику общественного труда, воспроизводил основные положения Марксовой теории денег. Зибер формулировал вывод о том, что «идея капитала не применяется к определенным вещам, а только к определенным вещным отношениям между людьми различных классов общества при нынешней экономической организации последнего», обнаруживая таким образом правильное понимание сущности капитала 5. Он одним из первых обратил внимание на то, что теория прибавочной стоимости — центральная проблема «Капитала», и признавал логическую безупречность обоснования этой теории К. Марксом. Зибер давал высокую оценку Марксова анализа кооперации, мануфактуры и машинного производства, считая последнее особым этапом в развитии капиталистических отношений. Он осознавал тот факт, что капитализм, осуществляя обобществление («социализацию») производства, создает предпосылки для перехода к новому обществу. К числу заслуг Зибера относится и то, что он одним из первых поставил вопрос о связях между «Капиталом» и английской классической буржуазной политэкономией.

В изложении и оценке экономического учения К. Маркса, в трактовке категорий политэкономии капитализма Зибер в ряде случаев не избежал и ошибок. Так, он отрывал меновую стоимость от стоимости, считая, что последняя существует всегда и только первая носит исторический характер. В формах стоимости он видел лишь формы мышления, а главной функцией денег считал то, что они являются всеобщим товаром, т. е. отождествлял сущность денег с их функцией. Закон стоимости трактовался Зибером как закон менового равновесия, хотя, как известно, само равновесие в рыночной экономике осуществимо лишь путем постоянных колебаний цен вокруг стоимости. Зибер придерживался неправильного тезиса о прекращении накопления после насыщения всех рынков. Эти ошибки во многом объясняются тем, что Зиберу был известен только I том «Капитала».

Зибер не понял революционного переворота, совершенного К- Марксом в политической экономии, полагая, что экономическая теория К. Маркса является лишь продолжением учения А. Смита и Д. Рикардо.

Через всю книгу Зибера «Давид Рикардо и Карл Маркс в их общественно-экономических исследованиях» проходит полемика со сторонниками теории полезности. Хотя Зибер в момент написания своей работы и не был знаком с сочинениями экономистов австрийской школы, данная им глубокая критика воззрений на полезность как на основу стоимости наносила удар и по этой школе, по ее методологическим позициям. Книга Зибера стала одной из первых теоретически зрелых марксистских работ, критикующих теорию полезности, а также теорию спроса и предложения.

Зибер пытался приложить теорию Маркса к анализу русской действительности и критиковал иллюзии народников о неприменимости законов капитализма к развитию России. Он указывал на ошибочность теории «декапитализации» кустарных промыслов, представлявших на самом деле разновидность рассеянной мануфактуры. Фактически Зибер был первым, кто с марксистских позиций начал анализировать кустарное производство как одну из сфер развития капитализма в России.

Основным аргументом народников в пользу русской самобытности служил факт существования в России сельской общины. Поэтому Зибер в книге «Очерки первобытной экономической культуры» с присущей ему обстоятельностью исследовал вопрос о ее происхождении и сущности. Автор привлек к анализу обширную историческую и этнографическую литературу и создал глубокое исследование первобытнообщинного строя. Уже структура работы свидетельствует о том, что Зибер владел марксистской методологией экономического анализа. Из уровня производительных сил первобытной общины он выводил производственные отношения между ее членами, которые в свою очередь признавались определяющими для форм семьи и быта. Н. И. Зибер на большом фактическом материале доказал наличие коллективного хозяйства у всех народов на ранних этапах их развития. Община была охарактеризована как всеобщее явление, а вовсе не как отражение специфики русской жизни. Автор обосновал положение о том, что главным фактором разложения общины является прогрессирующее разделение труда.

Зибер писал, что капитализм не разовьется в полной мере не вследствие особенностей своего характера, а потому, что «придет раньше к окончанию в других странах» 6. Таким образом, Зибер осознавал то влияние, которое окажет на русскую действительность конец капитализма на промышленном Западе. Однако в рассуждениях Зибера о неизбежном конце капитализма был оттенок экономического фатализма. Теория классовой борьбы осталась чуждой автору. Н. И. Зибер колебался между экономическим и историческим материализмом, между эволюционизмом и диалектикой. Есть основания полагать, что развитие взглядов Зибера, прерванное безвременной кончиной в 44 года, шло по направлению от «академического» марксизма к подлинно научному, революционному. Так, незадолго до смерти он стал первым пропагандистом «Анти-Дюринга» — этой энциклопедии марксизма.

При жизни Зибера капиталистический способ производства в России еще не развился до такой степени, чтобы на первый план выступила классовая борьба пролетариата. Поэтому в трактовке Зибера экономическая теория марксизма оставалась абстрактной, не использовалась для революционных выводов, казалась «безопасной» представителям буржуазии и царским чиновникам. Но по мере дальнейшего развития капитализма в России на смену «академическому» марксизму, характерному для Зибера, пришли «легальный ма^кризм» и марксизм революционный.

Если Зибер пропагандировал в России основы теоретической системы марксистской политической экономии, не восприняв ее революционного критического содержания, то члены Русской секции I Интернационала, не восприняв в целом теории, восприняли ее революционные выводы.

Задача синтеза двух этих направлений встала перед следующим поколением русских марксистов. Выдающуюся роль в решении этой задачи сыграл Г. В. Плеханов — пионер марксизма в России.

<< | >>
Источник: В. Н. ЧЕРКОВЕЦ, Е. Г. ВАСИЛЕВСКИЙ, В. А. ЖАМИН. ВСЕМИРНАЯ ИСТОРИЯ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ МЫСЛИ. Том 3. Начало ленинского этапа марксистской экономической мысли. Эволюция буржуазной политической экономии (конец XIX — начало XX в.) Москва «Мысль». 1989

Еще по теме 1. Начало распространения марксизма в России:

  1. ГЛАВА I НАЧАЛО РАБОЧЕГО ДВИЖЕНИЯ И РАСПРОСТРАНЕНИЕ МАРКСИЗМА В РОССИИ (1883-1894 годы)
  2. 1. Начало ленинского этапа в развитии марксизма. Борьба В. И. Ленина против народничества и «легального марксизма». Петербургский «Союз борьбы за освобождение рабочего класса»."! съезд РСДРП
  3. Часть I РАСПРОСТРАНЕНИЕ ЭКОНОМИЧЕСКИХ ИДЕЙ МАРКСИЗМА
  4. § 1. Общая распространенность преступности в России
  5. 3.1. Сравнительный анализ распространения теневых практик в регионах России
  6. Герасимов Г.И.. Идеалистическая история России (середина XIX - начало XX вв.)., 2013
  7. В.В. Лапин Национальный вопрос и проблема «надёжности» в армии России (XIX — начало XX века)
  8. 3. Плеханов и группа «Освобождение труда». Марксистские кружки в России. Начало революционной деятельности В. И. Ленина
  9. III. МАРКСИЗМ ПРОТИВ РЕВИЗИОНИЗМА. МАРКСИСТСКО-ЛЕНИНСКИЕ МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ПРИНЦИПЫ РАЗВИТИЯ СОЦИАЛЬНОЙ ТЕОРИИ § 1. «Новые левые» и «старые правые». У начала исследования. Антиномия частей и целого. Монизм марксизма и плюрализм ревизионизма
  10. 1. Революционное движение в России накануне 1905 года. Русско-японская война. Девятое января. Начало первой русской революции
  11. О ПОЛОЖЕНИИ В ОБЛАСТИ РАСПРОСТРАНЕНИЯ и ПОТРЕБЛЕНИЯ НАРКОТИКОВ В ЕВРОПЕЙСКОМ СОЮЗЕ (ежегодный доклад за 1998 год Европейскою центра контроля за распространением наркотиков и наркомании (ЕЦКРНН))
  12. § 2. Военные действия: начало, территория, участники, методы и средства, окончание Начало военных действий и его правовые последствия.