<<
>>

1. Методолсгил

Социальная школа во многом явилась преемницей новой исторической школы. Вслед за представителями последней сторонники социальной школы в качестве важнейшего фактора экономической жизни общества, определяющего ее эволюцию, рассматривали этические и правовые нормы.

Однако в отличие от новой исторической школы, фактически отрицавшей значение экономической теории, представители социальной школы пытались создать экономическую теорию, в основе которой лежал бы этико-правовой подход к экономическим явлениям.

Возникновение социальной школы политической экономии было обусловлено несколькими причинами. Сказалось влияние новой стадии развития капитализма, в частности в Германии. В ней (наряду с США) формирование монополий шло особенно интенсивно. Возникла новая система институтов капитализма (монополии, государственно-монополистическое регулирование), практика которых явно не укладывалась в робинзонады австрийской школы. Социальная школа провозглашала общий пересмотр методологии субъективизма и индивидуализма, подчеркивая правовой и социальный аспекты анализа экономических явлений.

Социальная школа, породившая обширную литературу 14, не представляла собой единого научного направления, объединенного вокруг цельного учения, дающего трактовку основных категорий политической экономии. То, что объединяло различные течения социальной школы,— это так называемый социальный подход, составляющий отличительную особенность методологии этой школы.

Все направления социальной школы трактовали социальное как правовое или этическое. Так, Р. Штольцман писал, что социальное — это целеэтическое. По мнению

Р. Штаммлера, социальное можно толковать как правовое, ибо социальная жизнь — это внешне регулируемая жизнь; признак социальности и состоит в регулируемости. Определяя единство народного хозяйства, Амонн концентрировал внимание на «формальной однородности» условий обмена *.

Теоретики социальной школы видели в сфере производства только технические процессы; социальные процессы, как они полагали, не имеют отношения к производству. К сфере социальных отношений между людьми относились правовые формы общества, правовое (социальное) регулирование, лежащие в основе права этические нормы.

Таким образом, «социальный подход» в буржуазной политической экономии отрывал социальные отношения от процесса производства, от отношений по поводу средств производства, купли-продажи рабочей силы, распределения произведенной стоимости и т. д. Внимание экономической науки сосредоточивалось на правовых формах, на правовых отношениях и этических нормах.

Методология социальной школы явилась отражением неокантианства в политической экономии. Предмет политической экономии полностью отрывался от реальной действительности. В частности, Амонн проводил различие между предметом исследования (эмпирическим материалом) и предметом познания (предметом политической экономии), который якобы конституируется самой наукой. «Данные опыта,— писал Амонн,— из которых впервые и преимущественно выясняются эти проблемы, мы можем назвать предметом исследования науки. Предмет же познания, который мы принципиально отличаем и отделяем от первого, дан, напротив, в содержании и в проблемах науки; не реальные связи «вещей», но мыслимые связи проблем конституируют науку» 2.

Поскольку экономические категории у теоретиков социальной школы оказываются логическими построениями, то раскрытие причинно-следственных связей реальной экономической жизни в рамках концепции социальной школы становится невозможным. Сторонники социальной школы различали «научно-причинный» метод познания (неприменимый, по их мнению, в политической экономии) и «научно-культурный» метод, исключающий познание причинных связей и конструирующий понятия исходя из философских и этических ценностей. В соответствии с этим Ф. Петри, автор книги, посвященной теории стоимости К. Маркса, закон трудовой стоимости заменял

«идеей стоимости», исходящей из категорического императива Канта, утверждающего абсолютную ценность человеческой личности. Именно в силу морального различения роли человека и природных факторов производства вся вновь созданная стоимость, согласно Петри, вменяется труду.

При этом вменение стоимости труду, полагал Петри, отнюдь не означает, что труд является причиной стоимости. Напротив, «для анализа, имеющего целью только каузальное объяснение меновых зависимостей,— утверждал он,— все доходы суть явления цены; их особенности сводятся к материальному характеру условий производства, рассматриваемых в качестве источников доходов, к их роли в процессе труда. Рента выступает, с этой точки зрения, как цена услуг земли, прибыль указывает на цену произведенных средств производства, заработная плата есть цена третьего технического фактора производства — труда» 3.

Важной чертой методологии социальной школы было отрицание экономических законов. Р. Штаммлер, например, уверял, что социальное явление не может считаться естественно необходимым, тенденции говорят лишь об ожидаемых событиях, причинность которых проблематична. Как законы человеческих мотивов, социальные законы неполноценны4. Эти выводы связаны с тем, что социальные явления трактовались как феномены, якобы обусловленные правом, последнее — как результат человеческой воли. Социальные процессы, таким образом, субъективируются, и проблема социальных закономерностей снимается.

Нужно отметить, что даже в рамках общих методологических проблем социальная школа также не была единой: она включала в себя целый ряд групп и направлений. Наряду с так называемым социально-правовым или социально-этическим направлением (Штаммлер, Штольц- ман, Амонн, Диль, Петри) к социальной школе относят Ф. Оппенгеймера, автора теории «либерального социализма», и О. Шпанна, выступавшего с теорией «универсализма».

Социально-правовое направление сосредоточивало внимание на тех правовых формах, которые лежат в основе рыночного обмена. При этом анализ капиталистического общества подменялся анализом общих условий товарного обмена.

Ф. Оппенгеймер выступил с реформистской критикой современного ему капитализма как строя, основанного на монополии и порождающего несправедливость в распределении, эксплуатацию рабочих капиталистами.

Монополистическому капитализму (который Оппенгеймер отождествлял с капитализмом вообще) противопоставлялось общество товаропроизводителей, свободное от монополии

и, следовательно, от эксплуатации. Простое товарное производство Оппенгеймер считал естественным строем производства, а капитализм — некоторым отклонением от естественного состояния, вызванным социальными причинами. Цель общества, согласно Оппенгеймеру, вернуться к простому товарному производству, которое он трактовал как «либеральный социализм», основанный на частной собственности и обмене. Таким образом, критика капитализма у этого автора не затрагивала основ капиталистического строя — частной собственности на средства производства. Для Оппенгеймера социальный подход означал анализ социальных условий возникновения монополии, которая отрывалась от менового хозяйства и противопоставлялась ему.

О. Шпанн представлял правое крыло в социальной школе. Выход из противоречий капитализма он видел в государственно-монополистическом регулировании. Концепция Шпанна была апологией государственно-монополистического капитализма, который Шпанн противопоставлял капитализму свободной конкуренции, разрывая связь между ними. «Социальный подход» для Шпанна состоял в обосновании примата целого над частью, государства — над крупными корпорациями, этих последних — над мелкими объединениями и отдельными капиталистами, капиталистических предприятий — над рабочими. В такой организации общества, согласно Шпанну, заключается «идеальная система универсализма», где государство и корпорации господствуют над индивидом.

<< | >>
Источник: В. Н. ЧЕРКОВЕЦ, Е. Г. ВАСИЛЕВСКИЙ, В. А. ЖАМИН. ВСЕМИРНАЯ ИСТОРИЯ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ МЫСЛИ. Том 3. Начало ленинского этапа марксистской экономической мысли. Эволюция буржуазной политической экономии (конец XIX — начало XX в.) Москва «Мысль». 1989

Еще по теме 1. Методолсгил:

  1. 1. Методолсгил
  2. 1. Методолсгил