<<
>>

2. Италия

Установление фашистского режима в Италии в начале 20-х годов вело к тоталитаризму — всеохватывающему контролю фашистского государства общественной жизни нации в целом и каждого индивидуума в частности.

В рамках создания тоталитарного государства проводилась фашизмом в жизнь политика корпоративизма. Она была призвана, в0-пер1вых, обеспечить итальянской буржуазии условия «классового мира». Одновременно использовались методы подавления революционного сознательного рабочего движения с помощью силы и привлечения рабочих и -всех трудящихся Италии к классовому сотрудничеству с патронатом «во имя единства нации» с помощью насаждения идеологии национального шовинизма. Во-вторых, эта политика была призвана провести мобилизацию материальных и духовных ресурсов Италии для подготовки страны к военным империалистическим авантюрам. Осуществить это могло, с точки зрения фашистских вождей и стоящих за их спинами капитанов индустрии, только сильное «корпоративное фашистское государство».

«Социальный мир» был достигнут ценой жизни и •свободы не только коммунистов и социалистов, но и реформистов и буржуазных демократов. Распущены были все политические партии и профессиональные союзы. Даже фашистское профобъединение, признаваемое единственно законным, подверглось 'в конце концов «дебло- кации» — распределению по 22 корпорациям, объединившим рабочих и их хозяев. Фашисты стремились представить себя не сторонниками интересов буржуазии, а борцами за некий «индустриальный блок» производителей материальных и духовных ценностей. Глава фашистов в Италии •— дуче Б. Муссолини утверждал: «Такой капиталист, каким его рисует социалистическая литература, более не существует. Благодаря системе акционерных обществ и акций капитал распространился вширь вплоть до его полного распыления: совладельцы предприятий, ставшие таковыми благодаря приобретению акций, зачастую неисчислимы.

Таким образом, капитал Становится анонимным, а с ним становятся анонимными к капиталисты. На первый план выдвигается руководитель предприятия, капитан промышленности, творец богатств. Создание богатств выходит за пределы индивидуальных целей и превращается в национальную задачу...» 6

Принципиальным для фашизма было подчеркнутое Внимание к роли государства в реализации принципов ёдинства итальянской нации. Фашистские руководители йастойчиво повторяли тезис о корпоративной природе Государства в Италии: «Корпоративное государство является синонимом фашистского государства...»7 Теоретик корпоративного строя А. Вольпичелли подчеркивал, Что корпоративизм не является лишь экономической Доктриной для фашизма — это политическая доктрина универсального характера 8.

«Освящение» санкцией государства той или иной Сферы экономической деятельности или той или иной формы ее организации было абсолютно необходимым моментом признания ее легитимности. Одновременно сам факт такого признания как бы снимал дальнейшие »вопросы о Целесообразности сложившейся экономической практики. Именно эти аспекты в концепции корпоративизма усиленно подчеркивали и полемически отстаивали У. Спирйто, А, Вольпичелли, Дж. Паломба, М. Фовель и др, Они были последователями и сторонниками идеалистической концепции личности и государства ведущего идеолога итальянского фашизма философа Дж. Джентиле.

В концентрированном виде данный- подход содержался в так называемой «Хартии труда», торжественно провозглашенной 30 апреля 1927 г. Экономическая концепций фашизма раскрывается в знаменитых статьях 7 и 9, где соответственно указывается, что «корпоративное государство рассматривает частную инициативу в области Производства как наиболее действенное и полезное орудие национальных интересов. Так как частная организаций представляет собою функцию, связанную с национальными интересами, организатор должен отвечать перед государством за направление производства». Вместе с тем вмешательство государства в хозяйственную деятельность должно происходить лишь в тех случаях, когда частная инициатива окажется недостаточной или когда этого требуют .политические интересы государства.

Это вмешательство может осуществляться в форме контроля, указаний или прямого управления предприятием 9.

В данном случае можно согласиться с английским автором У. Уэлком (в целом весьма сочувственно относящимся к «фашистскому эксперименту») в том, что «фашизм... принимает экономическую свободу просто как целесообразный метод, как уступку, предоставленную индивидууму обществом во имя интересов общественной группы, в целом, уступку, которая может быть в случае необходимости отобрана» 10. На практике данный подход позволял фашистскому режиму применять самые различные варианты экономической политики, обосновывая необходимость смены курса высшими интересами нации.

Однако чрезмерное буквальное понимание тоталитарной власти государства над предпринимательской активностью фашизм не поощрял. Именно в этом была обвинена группа «фашистских интеллектуалов», объединившихся вокруг журнала «Нуови студи ди диритто, экономна э политика» («Новые исследования права, экономики и политики»). Он выходил в свет с 1927 по 1935 г. под редакцией Уго Спирито и Арнальдо Вольпичелли.

В 1932 г. в Ферраре на II конгрессе по изучению синдикализма и корпоративизма У. Спирито выдвинул идею «корпорации-собственника». С полным основанием министр корпораций Дж. Боттаи заявил, что У. Спирито в своем рассуждении отнюдь не движет концепцию корпоративизма вперед, а далеко выходит за ее рамки п. Дж. Боттаи отверг .на этой основе концепцию Спирито и вынужден был признать неустранимость борьбы классов: «Мы исходим из этой реальности, стремясь держать ее в рамках дисциплины» 12.

Процесс создания реальных корпоративных институтов развивался >в Италии крайне медленно. Закон 1926 г. «О правовой организации коллективных трудовых отношений» и провозглашение в 1927 г. «Хартии труда» и ознаменовали так называемую синдикальную фазу корпоративизма. Она длилась до 1930 г., когда в ходе реформы Национального совета корпораций название «корпорация» было присвоено секциям этого совета. В целом в период 1926—1934 гг.

существовало министерство корпораций, но сами корпорации так и не появились. Лишь декретами мая—июня 1934 г. были созданы 22 корпорации, объединяющие занятых и владельцев предприятий, причастных к выпуску одного какого-либо ввда продукции. Фашистские профсоюзы и конфедерации предпринимателей не ликвидировались, а реорганизовывались.

Завершением процесса формирования «корпоративной» системы явилась реформа 1939 г., в ходе которой выборная палата депутатов (парламент) упразднялась, а ее место занимала палата фаши и корпораций, члены которой назначались декретами главы правительства. Приобретая формальный статус верховных органов государства, корпоративные учреждения фактически не осуществляли непосредственного руководства хозяйственной жизнью Италии.

Практические шаги фашистского государства по преодолению кризиса 30-х годов в экономике и по стимулированию производства военно-стратегической продукции предпринимались вне корпоративных структур. Государственные капиталы были использованы для санирования ведущих банков и .промышленных фирм. На этой основе была создана «система государственных участий», которая позволяла контролировать использование вложенных правительством финансовых средств и избегать прямой национализации предприятий. Закон от 12 января 1933 г. ввел регламентирование инвестиционного процесса.

Эти меры осуществлялись на фоне все усиливающейся тенденции к автаркии итальянской экономики. Бо<рьба за самообеспеченность по основным видам стратегических материалов, продовольствию, машинам и вооружению служила непосредственной подготовкой к войне. В отгороженной от влияния мирового рынка автаркической экономике Италии была создана иерархическая структура управления промышленностью, сельским хозяйством, кредитом. Но реальная экономическая власть в ней принадлежала не корпоративным органам, а финансистам и промышленникам, хозяевам ведущих итальянских монополий.

Корпоративный строй не смог решить ни одной из поставленных перед ним задач. Италия оказалась к войне абсолютно не готовой.

Насильственно установленный фашистами «классовый мир» был взорван общенациональным движением Сопротивления диктатуре. Очевидно и теоретическое бесплодие корпоративной концепции. Вскоре после войны Дж. Паломба писал: «Совершенно очевидно, что корпоративная экономика существовала только в умах некоторых из нас — теоретиков, которые пытались, исходя из более или менее фантастических постулатов, основать то, что называлось новым строем. В действительности существовала лишь корпоративная политика и изменения касались лишь законодательных норм... Корпоративная система была... и осталась системой не политической экономии, а лишь экономической политики» 13.

Значительная часть буржуазных ученых уходила от объективно наметившегося конфликта путем использования чисто казуистических словесных формул, определяя, по словам Паломбы, корпоративизм как некое идеальное, «стопроцентное» воплощение в жизнь маржина- листской «чистой экономики» с помощью волеизъявления единого центра 14. Однако в среде буржуазных теоретиков существовала в более или менее скрытой форме оппозиция фашистскому режиму. Отвечая на претензии авторов концепции корпоративизма решать экономические проблемы с позиций философии индивидуума и общества, выдающийся итальянский мыслитель Бенедетто Кроче писал, что экономическая наука не изменяется с изменением современных ей философских убеждений «таким же образом, как не меняется природа арифметики по ходу изменения того, что'Подвергается исчислению»15.

Не решаясь прямо противопоставлять свои взгляды фашистской идеологии, многие буржуазные экономисты избрали для дискуссий форму трудов по истории экономической мысли. Широко перепечатывались работы выдающихся теоретиков и практиков экономической политики прошлого от Антонио Серры, Карло Антонио Брод- жиа до Франческо Феррары и Камило Кавура, Луиджи Эйнауди, Эпикорно Корбино, Гаэтано дель Веккьо и других видных мыслителей, .внесших заметный вклад в развитие теоретических исследований.

О той роли, которую сыграли труды Б. Кроче и его последователей и союзников в интеллектуальной жизни страны, угнетаемой и подавляемой фашистским режимом, итальянский философ-марксист Э. Гарэн писал следующее: «Скольким из тех, ;кто должен был самостоятельно искать истину, преданную отцами, деятельность Кроче давала в то время немалую пищу для размышлений и даже немало мотивов для скрытой полемики. Она в особенности обращалась к одному пункту, который, будучи обретенным, кажется ничем, но на самом деле является всем: к принципу свободы, являющемуся условием не только существования культуры, но самой жизни. Этот принцип понимался все более широко и глубоко. Тот, кто его поддерживает, проповедует и защищает, когда этот принцип колеблется, имеет поистине большую заслугу перед страной» 16.

Однако моральное отмежевание, «дистанцирование» честных буржуазных интеллектуалов от фашизма чаще всего оставалось бесконечно далеким от героического подвига борцов Сопротивления.

<< | >>
Источник: В. Н. ЧЕРКОВЕЦ, Е. Г. ВАСИЛЕВСКИЙ, В. А. ЖАМИН. ВСЕМИРНАЯ ИСТОРИЯ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ МЫСЛИ. Том 4. Москва «Мысль». 1990

Еще по теме 2. Италия:

  1. 69. ИТАЛИЯ В НОВЕЙШЕЕ ВРЕМЯ
  2. 2. Италия и Североатлантический блок
  3. 3. Участие Италии в Европейском экономическом сообществе
  4. 5. Правящие круги Италии и развитие итало-советских отношений
  5. ГЛАВА XV ИТАЛИЯ В МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЯХ ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЫ 50-х ГОДОВ
  6. 2. Италия и планы «интеграции» Западной Европы
  7. 4. Вопрос об отношениях с СССР во внешней политике Италии
  8. Россия и Италия
  9. 6.3. Захват фашистской Италией Эфиопии
  10. ИТАЛИЯ
  11. Крушение дирижабля «Италия»
  12. ИТАЛИЯ Итальянская Республика (Italy, IT)