<<
>>

6.1. ПОНЯТИЕ И КЛАССИФИКАЦИЯ МЕТОДОВ КРИМИНАЛИСТИКИ

криминалистика, как и любая другая наука, решает стоящие перед ней задачи, применяя определенные методы научного исследования. Метод — в широком смысле — это способ подхода к действительности, способ познания, изучения, исследования явлений природы и общественной жизни, способ достижения какой-либо цели, решения задачи.
Именно в таком смысле следует трактовать и понятие метода в криминалистике, не отличающейся по своей гносеологической сущности от других наук и представляющей разновидность процесса познания объективной действительности, диалектического процесса отражения предметов, явлений материального мира в сознании людей на базе практики. В современной философской литературе предпринимаются попытки определить понятие метода через процесс взаимодействия и, как его следствие, — форму изменения состояния тел. Так например, Н. П. Шилов на этом основании определяет метод следующим образом: “...это форма преобразующего (познавательного) изменения состояний объекта, отличающаяся объектно-адаптированной целесообразной структурой действий субъекта и желаемым характером их влияний на предмет труда (познания)”1 Развитие научных представлений о методах криминалистики связано, с одной стороны, с развитием самой криминалистики, а с другой, — с формированием философских взглядов на методы науки в целом. На этапе возникновения криминалистики как науки ее методами объявлялись приспособленные к потребностям практики борьбы с преступностью методы естественных и технических наук (И. Н. Якимов) либо используемые опять-таки при расследовании преступлений законы формальной логики (В. И. Громов). Именно в эти годы методы науки были подменены методами практической деятельности, разрабатываемыми наукой, то есть допускалось смешение средств достижения результата с самим результатом функционирования науки. Эта ошибка настолько прочно укоренилась в сознании ученых-криминалистов, что до сих пор иногда допускается при исследовании вопроса о методах криминалистической науки. Для этапа формирования частных криминалистических теорий характерны были взгляды на содержание метода криминалистики, выраженные в упоминавшейся выше статье Б. М. Шавера. В свою очередь, в его взглядах отразилась господствующая в определенный период развития нашего государства философская концепция, согласно которой марксистский диалектический метод провозглашался единственным научным методом познания. По этому поводу Б. М. Шавер писал: “Единственным действительно научным методом познания является диалектический метод. Поскольку существует одна философская наука — диалектика, являющаяся одновременно единой научной теорией познания, все науки пользуются единым методом познания — диалектическим методом. Однако применение законов научного познания в каждой конкретной области осуществляется применительно к предмету исследования и цели исследования. Это конкретное применение законов материалистической диалектики к познанию тех или иных явлений, изучаемых данной наукой, и есть метод этой науки”2. Подойдя таким образом к понятию метода криминалистики, автор делает вывод, что данный метод заключается “в обобщении опыта следственной работы, изучении способов совершения преступлений и активном приспособлении научных данных к задачам обнаружения доказательств и исследования их”3.
Эта точка зрения была поддержана Е. У. Зицером в учебнике по криминалистике 1938 г. и вплоть до середины 60-х годов господствовала в криминалистической литературе. Неоднократно упоминаемый нами Борис Матвеевич Шавер — ученый и практик, оставивший заметный след в криминалистике и уголовно-процессуальной науке, один из ведущих отечественных криминалистов 30-40-х гг. — родился в Чите в 1908 г. В 15 лет он пошел работать на чугунолитейный завод, был учеником мастера, потом мастером; продолжал учиться в вечерней школе, которую окончил в 1926 г. В том же году он поступил на правовое отделение экономического факультета Иркутского госуниверситета. По окончании университета назначается членом окружного суда в Иркутске, затем старшим народным судьей в Черемхово, членом Восточно-Сибирского краевого суда. В 1933 г. его переводят на работу в органы прокуратуры, где он последовательно занимает должности помощника прокурора Восточно-Сибирского края, помощника и старшего помощника прокурора Саратовского края, следователя по важнейшим делам Прокуратуры РСФСР, а затем прокуратуры СССР. Когда в декабре 1937 г. в следственном отделе Прокуратуры СССР была создана методическая группа, Борис Матвеевич вошел в ее первый состав вместе с С. А. Голунским и В. И. Громовым. Он активно занялся научной работой в области криминалистики: из под его пера вышли такие пособия, как ”Техника и методика расследования растрат и хищений в органах связи” (1937), ”Методика расследования преступных абортов” (1937), “Расследование дел о крушениях и авариях на железнодорожном транспорте” (1938, в соавторстве), а также две широко известных статьи в журнале “Социалистическая законность” в 1938 г.: ”Об основных принципах частной методики” (№1) и “Предмет и метод советской криминалистики” (№ 6). Позднее он написал в соавторстве еще два методического пособия для следователей: “Методика расследования дел о хищениях в колхозах” (1940) и “Методика расследования дел об авариях флота” (1939). Он принимает самое активное участие в подготовке учебников по криминалистике для вузов (1938, 1939, 1952) и вместе с А. И. Винбергом пишет учебник криминалистики для юридических школ (1940), выдержавший 4 издания. Когда началась Великая Отечественная война, Шавер добился направления в действующую армию, был заместителем военного прокурора армии, заместителем военного прокурора Западного фронта, военным прокурором Воронежского и 1-го Украинского фронтов. Был дважды ранен, многократно награжден, в том числе полководческими орденами за то, что в экстремальных ситуациях вынужден был принять на себя командование соединениями. После войны был военным прокурором Центральной группы войск в Вене, военным прокурором Группы советских оккупационных войск в Германии. В 1950 г. по его личной просьбе, мотивированной желанием продолжать научную работу, Б. М. Шавера переводят военным прокурором Московского гарнизона, но в 1951 г. он скоропостижно скончался. Научный путь Б. М. Шавера свидетельствует о том, как много может сделать за короткий срок для науки по-настоящему талантливый ученый. Если И. Н. Якимов и последователи его взглядов допустили смешение методов науки и методов практической деятельности, то в концепции Шавера — Зицера была допущена подмена методов науки объектами, изучаемыми наукой, задачами криминалистики либо формами проявления законов ее развития. Эта подмена также стала источником последующих ошибочных, на наш взгляд, характеристик метода криминалистической науки в более поздних работах других авторов. Смешение методов криминалистической науки с методами практической деятельности характерно для работ В. П. Колмакова и некоторых других украинских криминалистов (М. В. Салтевский, В. К. Лисиченко, М.Я. Сегай), на которых работы В. П. Колмакова оказали, по-видимому, наибольшее влияние. Еще в 1952 г. В. П. Колмаков, характеризуя методы криминалистики, перечислил признаки, отличающие именно методы практической деятельности, а не методы науки: законность, целесообразность, оперативность и т. д.4 В своей последней работе он отнес к методам криминалистики “криминалистическое версирование”, криминалистическое планирование следственной, оперативно-розыскной, экспертной работы, судебного следствия, психологический анализ фактических данных и конкретной ситуации и другие методы расследования, криминалистической экспертизы, судебного разбирательства, то есть практики, а не науки5. М. В. Салтевский называет такие методы криминалистики, как методы расследования и предупреждения преступлений, судебного разбирательства и оперативно-розыскной работы, экспертного исследования вещественных доказательств и другие6, — хотя это все методы практики. К числу методов криминалистики М. Я. Сегай относит методы обнаружения (собирания), установления (исследования), проверки (оценки) доказательств7. Наконец, В. К. Лисиченко включает в систему специальных методов криминалистической науки методы следственной тактики расследования и предупреждения преступлений и криминалистической техники, то есть опять-таки методы практической деятельности8. Все перечисленные авторы с небольшими различиями в терминологии фактически повторяют конструкцию метода криминалистики, предложенную В. П. Колмаковым. Концепция Шавера — Зицера была воспринята С. П. Митричевым9, А. Н. Васильевым10 и некоторыми другими авторами. Помимо перечисленных, в литературе были высказаны и другие точки зрения на методы криминалистической науки, однако они не получили заметного распространения. Как отмечалось выше, универсальными методами криминалистики объявлялись криминалистическая идентификация (С. М. Потапов), сравнение (И. Д. Кучеров). А. А. Пионтковский даже утверждал, что нельзя говорить вообще о методе отдельных юридических наук, поскольку единственно научным методом познания является материалистическая диалектика11. А. Н. Васильев в 1971 г. попытался объединить в своей характеристике метода криминалистики взгляды И. Н. Якимова, В. П. Колмакова и его последователей со взглядами Шавера — Зицера и классификацией методов криминалистики, предложенной нами12, что не способствовало исследованию проблемы методов. Решение вопроса не могло лежать на пути конструирования эклектических понятий. Требовался системный подход к данной проблеме, решению которой способствовало и возникновение в философии и науковедении новых представлений о методах частных наук. В начале 60-х годов в советской философской литературе появились труды, в которых говорилось о многообразии методов познания, о том, что диалектический метод есть единственный всеобщий метод познания, но не единственный научный метод, что на базе всеобщего метода возникают и применяются методы меньшей степени общности. Критикуя неверное понимание метода частных наук, один из авторов таких работ — Г. А. Подкорытов — указывал, что это “есть результат непонимания того, что метод каждой науки — специфическая система исследовательских приемов”13. В философии утвердилось мнение, что диалектический материализм, имея общеметодологическое значение, не подменяет других методов научного исследования, материалистических по своей природе и диалектических по существу. Постепенно эти взгляды стали проникать и в частные науки. Так, говоря о методах историографии, В. С. Добриянов писал: “Крайне недостаточным и общим является утверждение, что методом историографии или политической экономии, как и всех общественных наук, является исторический материализм. Это все равно, что утверждать, что методом физики, или химии, или биологии является диалектический материализм, и не признавать специфических методов этих наук”14. По его мнению, методы каждой отдельной науки составляют систему, куда входят методы и философские, и нефилософские, общие и менее общие15. Руководствуясь современными философскими представлениями о методах частных наук, в 1961 г. мы предприняли попытку сконструировать систему методов судебного исследования, а позднее на ее основе — систему методов криминалистической науки16. Эта система представлялась нам в следующем виде17. В основе системы лежит диалектический метод как единственный всеобщий метод познания, являющийся поэтому и всеобщим методом криминалистики. На его базе образуются еще две группы методов: частные и специальные методы науки. Под частным методом исследования следует понимать систему определенных приемов, правил, рекомендаций по изучению конкретных объектов, явлений, предметов, фактов. При этом под изучением понимается как чувственное, так и рациональное познание, а под объектами — предмет исследования. Приемы, правила и рекомендации по исследованию объектов — все это обобщенное выражение практики таких исследований, включая сюда также и апробированные практикой теоретические положения. Отнесение того или иного метода к категории частных методов познания вовсе не означает ограничения сферы его применения. Метод называется частным потому, что он представляет собой сочетание не всех, а лишь части познавательных приемов, определенной их комбинации, которая и отличает этот метод от других частных методов. Применение же частных методов в принципе носит всеобщий характер; они лишь модифицируются в зависимости от объекта и условий процесса познания, приобретают специфические особенности сохраняя свою сущность. Существуют следующие частные методы познания: * а) наблюдение; * б) измерение; * в) описание; * г) сравнение; * д) эксперимент. В зависимости от специфических особенностей разновидности процесса познания частные методы приобретают те или иные характерные черты. Так возникли исторические, математические, астрофизические и иные методы исследования, в том числе и методы криминалистики. Специфичность частных методов в зависимости от разновидности процесса познания обусловливается такими факторами, как объект и цели познания, условия, в которых осуществляется процесс познания, технические средства, используемые исследователем. Поэтому, например, наблюдение астрономических явлений будет отличаться от наблюдения за действиями участников следственного эксперимента, а измерение радиоактивности того или иного вещества — от измерения расстояний между объектами на месте происшествия, хотя сущность наблюдения и измерения во всех случаях остается одной и той же. Частные методы криминалистики, не отличаясь по своей сущности от частных методов других наук, имеют некоторые особенности, зависящие от закономерностей, составляющих предмет данной науки, от ее цели, от содержания разновидности человеческой деятельности — борьбы с преступностью, то есть особой формы человеческой практики, опирающейся на рекомендации криминалистики. Под специальными методами науки следует понимать такие методы, которые применяются либо в одной конкретной отрасли научного знания, либо в нескольких науках (но не во всех, то есть методы, сфера применения которых ограничена). Ряд специальных методов, разработанных криминалистикой, был заимствован затем другими науками. В свою очередь, криминалисты активно используют в своих научных исследованиях методы других наук. В силу взаимопроникновения наук, возникновения на их границах новых областей знания — процессов, характерных для современной науки в целом, — все меньшее количество методов остается методами только данной науки. Специальные методы криминалистики подразделяются на собственно криминалистические методы, т. е. такие методы, которые возникли в криминалистике и применяются только в ней или в некоторых областях научного знания (технико-криминалистические методы и структурно-криминалистические методы), и специальные методы других наук, используемые криминалистикой, — но от этого не становящиеся криминалистическими. Не следует смешивать понятия “криминалистические методы” и “методы криминалистики”. Второе понятие шире первого. Методы криминалистики — это и криминалистические методы, и методы других наук. Последние и в криминалистике не утрачивают своей природы и остаются соответственно математическими, физическими, химическими и другими. Ни один из применяемых научных методов нельзя абсолютизировать, превращать в единственно возможный, универсальный. Ни один из научных методов, взятый изолированно от других, не может привести к успеху ни в научном исследовании, ни в практической деятельности. Только совокупность методов познания может обеспечить достижение истины. Всеобщий метод познания, выступающий для науки криминалистики базисом, и основанные на нем частные и специальные методы применяются в диалектическом единстве и взаимосвязи. Все они в совокупности и образуют содержание комплексного и сложного по своей структуре понятия метод криминалистики. Все элементы этого понятия неразрывно связаны друг с другом. Более того, каждое последующее звено системы представляет собой детализацию и специализацию предыдущего применительно к задачам и условиям криминалистического научного исследования. В любом частном методе без труда можно различить проявление законов и категорий диалектики; любой специальный метод в своей первооснове представляет собой специфическую комбинацию всех или некоторых частных методов. Поэтому неправильно было бы считать, что перечисленные выше группы методов жестко отделены, отграничены друг от друга. Трехчленная система методов криминалистики не вызвала возражений. Разногласия возникали при характеристике второго и третьего звеньев этой классификации. Так, по мнению А. Н. Васильева, частными методами познания в криминалистике являются, во-первых, широкое комплексное и творческое использование данных других наук и, во-вторых, следственная практика, ее обобщение и изучение. К специальным методам криминалистики он относил определение групповой принадлежности и идентификацию, а также методы фиксации и изъятия следов, фотографирования и т. д.18 Мы уже отмечали эклектический характер этой конструкции методов. К сказанному можно добавить (не анализируя содержания называемых А. Н. Васильевым методов науки), что налицо и явное смешение методов науки и методов практики, и отсутствие в предлагаемой классификации единого логического основания. В. П. Колмаков второе звено классификации назвал общенаучными методами и причислил к ним, помимо наблюдения, описания, измерения, сравнения, эксперимента, также и логические методы анализа, синтеза, индукции, дедукции, аналогии. Третье звено он назвал собственно криминалистическими (или частнонаучными) методами и отнес к ним, как уже говорилось, методы практической деятельности19. К частным методам познания причислил логические категории и А. Я. Гинзбург20. И. М. Лузгин включил в число частных, по нашей классификации, методов криминалистики, которые он назвал общими, метод моделирования, реконструкции, приемы логического мышления, математического исследования, формализацию. Третье звено классификации он назвал специальными (или специфическими) приемами, ограничившись указанием на суженную сферу их применения21. С. П. Митричев, восприняв предложенную нами классификацию методов криминалистики, в то же время остался верен и своим прежним представлениям. Он считал методами криминалистики обобщение практики борьбы с преступностью, изучение способов совершения преступлений и использование достижений других наук, хотя и не уточнял, к какому звену классификации они относятся22. В 1973 г. на Минской научной конференции А. А. Эйсман предложил новую классификацию методов криминалистики. Ее исходной посылкой было положение, что в современной науке типичным стало массовое и самое широкое “перекрестное” использование методов, созданных в одних отраслях знания, для исследований, проводимых в других науках. Система методов криминалистики, по мнению А. А. Эйсмана, состоит из четырех звеньев: * а) общепознавательные методы, теория которых разрабатывается философскими науками (диалектическим материализмом, логикой, науковедением), частично психологией и математическими науками; * б) отраслевые методы, теория которых разрабатывается отраслевыми науками (физикой, химией, социологией, психологией и т. п.), — эти методы подразделяются на естественнонаучные и методы гуманитарных наук; * в) региональные методы, то есть конкретизированные отраслевые методы, в названии которых отражены отдельные явления, процессы (например, спектральный анализ, анкетирование, корреляционный анализ и т. п.), — теория данных методов разрабатывается соответствующими науками; * г) конкретный метод, представляющий собой отраслевой или региональный метод, конкретизированный задачей и объектом исследования (например, люминесцентный анализ вытравленных штрихов в целях их выявления). Общепознавательные методы А. А. Эйсман делит на методы эмпирического уровня (наблюдение, эксперимент и методы фиксации данных наблюдения и эксперимента — описание и измерение) и методы теоретического уровня (формализацию и идеализацию, аксиоматизацию, моделирование, математические методы и др.). Региональные методы представляют собой последнюю ступень в классификации отраслевых методов, конкретный метод может входить в любое звено системы. Начало этой системы на философском уровне составляет всеобщий диалектико-материалистический метод23. Анализ предложенной А. А. Эйсманом классификации методов криминалистики, показывает, что она фактически также сводится к разработанной нами трехчленной системе, дополненной некоторыми предложениями А. Я. Гинзбурга, И. М. Лузгина. М. В. Салтевского и других авторов24, и отличается лишь терминологически. В самом деле: в основе системы — материалистическая диалектика (всеобщий метод), следующее звено — общепознавательные методы (по нашей классификации — частные, или, как их называют другие авторы, общие, общенаучные). Последнее звено — отраслевые методы, включающие в себя региональные и конкретные методы (у нас — специальные, по содержанию и сфере применения совпадающие с отраслевыми). Мнение ряда участников дискуссии, развернувшейся в криминалистической литературе в связи с предложенной нами классификацией методов криминалистики, а также те процессы, которые наблюдаются в развитии науки за последние годы, побудили нас внести определенные изменения в конструкцию системы методов криминалистики, сформулированную в 1970 г. Эти изменения не затрагивали принципиальных основ классификации и относились к переоценке содержания отдельных ее звеньев и к некоторым терминологическим уточнениям. Такая уточненная классификация по-прежнему представляется нам системой, состоящей из трех звеньев. Базовое звено системы — всеобщий метод познания (диалектический метод), “нижний раздел” которого составляют категории и процедуры формальной логики. Второе звено системы — общие (или общенаучные) методы криминалистики, включающие в себя как эмпирические методы, так и методы теоретического уровня, за исключением тех, которые относятся ко всеобщему методу науки. Третье звено классификации — специальные методы различной степени общности, все без исключения характеризующиеся ограниченной сферой применения. Граница между вторым и третьим звеньями системы подвижна, так как отличие между общим и специальным методом не качественное, а количественное, по сфере применения. Самым динамичным является третье звено: именно за счет расширения круга специальных методов происходит пополнение исследовательского “инструментария”, арсенала средств познания в любой науке, в том числе и в криминалистике. Несмотря на кардинальное значение учения о методах как для общей теории криминалистики, так и для всей криминалистической науки, эта проблематика в 80-х гг. не привлекала внимания ученых. Специальных исследований о методах криминалистики не появилось за исключением нескольких работ, связанных с применением в криминалистике и судебной экспертизе кибернетических методов, нескольких статей о применении математических методов и работ по моделированию в работе следователя25. Лишь в конце этого периода Е. И. Зуев предложил отличную от наших классификацию методов криминалистики. По его мнению, система методов криминалистики состоит из четырех звеньев: всеобщий диалектический метод; общенаучные методы — методы формальной логики, наблюдение, измерение, описание, сравнение, эксперимент, идентификация, моделирование, математические методы; частные методы — методы других отраслей знания, используемые криминалистикой (химические, физические, антропологические и др.); специальные методы, специфичные для криминалистики. Одним из таких методов может считаться и идентификация, когда идет речь об отождествлении конкретно-индивидуального объекта26. Эта классификация была воспринята Н. А. Селивановым27. И. Ф. Пантелеев предпочел нашу классификацию методов, пополнив общенаучные методы методом идентификации и эвристическим методом28. В. А. Образцов ограничился тремя категориями методов: общенаучными, отраслевыми (методы иных наук) и специфически криминалистическими29. Н. С. Полевой выделил всеобщий метод познания — материалистическую диалектику; общенаучные методы: наблюдение, дедукцию и индукцию, аналогию, абстрагирование, описание, сравнение, эксперимент; частнонаучные методы: математические, физические, химические и др.; специальные методы криминалистики30. Анализируя взгляды названных авторов на систему методов криминалистики, можно сделать следующие замечания: 1. Методы формальной логики правильнее, на наш взгляд, не включать в число общенаучных, поскольку точнее считать их частью диалектического метода, его “нижним” разделом, о чем речь будет идти далее. 2. Причисление идентификации к числу методов криминалистики выражает взгляды ряда ученых на роль этого процесса исследования; однако взгляды эти далеко не так бесспорны; и уж во всяком случае если рассматривать идентификацию в сугубо криминалистическом плане, то, считая ее методом, следует отнести ее не к общенаучным, а к специальным методам исследования. 3. Разделение специальных методов криминалистики на две самостоятельные группы — частных и специальных — противоречит основанию данной классификации, которым служит сфера применения методов. И те и другие, в отличие от всеобщего и общенаучных методов, имеют ограниченную сферу применения и должны, по логике классификации, составлять одну группу, различаясь лишь источником происхождения и природой. 4. Заслуживает внимания указание на эвристические методы, как методы общенаучного характера. Это дополнение группы общенаучных методов целесообразно принять. Принципиально иначе представляет себе систему методов криминалистики В. Е. Корноухов. Отвергнув принятое нами основание классификации методов, он делит их, следуя научной традиции, на эмпирические и теоретические, выделяя промежуточный эмпирико-теоретический уровень познания. Диалектический метод он не считает всеобщим методом криминалистики, “потому что его связь с системой методов частной науки сложнее”, и тут же фактически опровергает это утверждение, заявляя, что “о развитости методологии той или иной науки судят по соответствию системы методов основным положениям, требованиям диалектического метода”, что и характеризует роль именно базового метода по отношению ко всем остальным методам науки. В. Е. Корноухов полагает нецелесообразным выделять группу частных (так он именует общенаучные методы) методов, поскольку “они в конкретной науке являются познавательными единицами специальных методов и лежат в основе совокупности методов эмпирического уровня познания”. В итоге своих рассуждений он приходит к выводу, что специальными методами криминалистики служат идентификация, классификация, типизация и другие; каковы эти “другие” — в работе не говорится.31 Не вдаваясь в детальный анализ рассуждений В. Е. Корноухова, который в целом правильно описывает процесс научного познания, именно процесс как систему познавательных процедур, отметим лишь, что названные им в качестве специальных методов криминалистики идентификация, классификация и типизация, на наш взгляд, не методы, а процессы или процедуры познавательной деятельности, при осуществлении которых используются самые различные методы познания, как общенаучные, так и — по нашей терминологии — специальные. Фигурирующие в этих процедурах объекты исследуются не с помощью идентификации, классификации и т. п., а в целях их идентификации, классификации, типизации для решения задач, связанных с природой этих объектов, их связей с другими объектами и в конечном счете с их ролью в процессе доказывания по уголовному делу.
<< | >>
Источник: Белкин Р.С.. КУРС КРИМИНАЛИСТИКИ. В 3-Х ТОМАХ. ТОМ 1. 1997

Еще по теме 6.1. ПОНЯТИЕ И КЛАССИФИКАЦИЯ МЕТОДОВ КРИМИНАЛИСТИКИ:

  1. 13.1. Понятие трасологии. Классификация следов в криминалистике
  2. Понятие и классификация методов менеджмента
  3. Понятие, сущность и классификация методов менеджмента
  4. 3. КЛАССИФИКАЦИЯ МБТОДОВ НАУКИ КРИМИНАЛИСТИКИ
  5. 3.1. Понятие и классификация методов разработки принятия решений
  6. Понятие и классификация методов административно-публичной деятельности
  7. 1. ПОНЯТИЕ И КЛАССИФИКАЦИЯ МЕТОДОВ СОБИРАНИЯ КРИМИНАЛИСТИЧЕСКОЙ ИНФОРМАЦИИ ТЕХНИЧЕСКИМИ СРЕДСТВАМИ
  8. 3.1. Понятие и классификация методов разработки и принятия решений
  9. 6.5. СООТНОШЕНИЕ И СВЯЗЬ МЕТОДОВ КРИМИНАЛИСТИКИ И МЕТОДОВ ПРАКТИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ПО БОРЬБЕ С ПРЕСТУПНОСТЬЮ
  10. 2. МЕТОДЫ ОБНАРУЖЕНИЯ, ФИКСАЦИИ И ПРЕДВАРИТЕЛЬНОГО ИССЛЕДОВАНИЯ ВЕЩЕСТВЕННЫХ ИСТОЧНИКОВ ИНФОРМАЦИИ (МЕТОДЫ ПОЛЕВОЙ КРИМИНАЛИСТИКИ)
  11. 5. КЛАССИФИКАЦИЯ СЛЕДОВ ПРЕСТУПЛЕНИЯ В КРИМИНАЛИСТИКЕ
  12. 1.1.5 Методы криминалистики
  13. § 4. Методы криминалистики
  14. 3. МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ ВЕЩЕСТВЕННЫХ ИСТОЧНИКОВ ИНФОРМАЦИИ ЭКСПЕРТОМ И СПЕЦИАЛИСТОМ В ЛАБОРАТОРНЫХ УСЛОВИЯХ (МЕТОДЫ ЛАБОРАТОРНОЙ КРИМИНАЛИСТИКИ>
  15. § 3. Специальные методы криминалистики
  16. 6.4. СПЕЦИАЛЬНЫЕ МЕТОДЫ КРИМИНАЛИСТИКИ
  17. § 2. Общенаучные методы криминалистики
  18. 6.3. ОБЩИЕ (ОБЩЕНАУЧНЫЕ) МЕТОДЫ КРИМИНАЛИСТИКИ
  19. 5.1. ПОНЯТИЕ ЯЗЫКА КРИМИНАЛИСТИКИ. ТЕНДЕНЦИИ РАЗВИТИЯ ЯЗЫКА КРИМИНАЛИСТИКИ
  20. 2. КРИМИНАЛИСТИЧЕСКАЯ ИДЕНТИФИКАЦИЯ - ЧАСТНЫЙ МЕТОД НАУКИ КРИМИНАЛИСТИКИ
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Акционерное право - Бюджетная система - Горное право‎ - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право зарубежных стран - Договорное право - Европейское право‎ - Жилищное право - Законы и кодексы - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История политических учений - Коммерческое право - Конкурсное право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право России - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминальная психология - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Образовательное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право интеллектуальной собственности - Право собственности - Право социального обеспечения - Право юридических лиц - Правовая статистика - Правоведение - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Римское право - Семейное право - Социология права - Сравнительное правоведение - Страховое право - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Судебное дело - Судебные и правоохранительные органы - Таможенное право - Теория и история государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия права - Финансовое право - Экологическое право‎ - Ювенальная юстиция - Юридическая антропология‎ - Юридическая техника - Юридическая этика -