<<
>>

2.2.2.  Механизм  следообразования

под механизмом следообразования понимается процесс, конечная фаза которого представляет собой образование следа-отображения. Элементами этого процесса являются объекты следообразования — следообразующий, следовоспринимающий и вещество следа, следовой контакт как результат взаимодействия между ними вследствие приложения энергии к объектам следообразования.

Мы уже отмечали, что все элементы механизма следообразования были впервые названы и охарактеризованы Б. И. Шевченко в его работе “Научные основы современной трасеологии”. Что касается видов энергии или воздействий, в результате которых образуется след, то их подробную характеристику дал Г. Л. Грановский, различающий физическое, химическое и биологическое воздействие[125].

В общей форме механизм следообразования выглядит следующим образом. воздействие на объекты следообразования приводит к их взаимодействию, в результате чего возникает следовой контакт. Следовой контакт вызывает формирование следа, обусловленное системой сил, определяющих направления взаимных перемещений объектов следообразования. Следовой контакт является своеобразной кульминацией процесса следообразования. Это — момент взаимодействия поверхностей следообразующего и следовоспринимающего объектов, которые Б. И. Шевченко назвал контактными. Им же дана классификация и характеристика видов следового контакта.

Б. И. Шевченко различал следовые контакты: активные и пассивные, непосредственные и дистанционные, однослойные и многослойные, односторонние и обоюдные. По его мнению, “каждый конкретный следовой контакт совмещает в себе те или другие условия из числа перечисленных в указанных выше категориях”[126]. Основанием для деления контактов на активные и пассивные является источник энергии, вызвавший образование следа: в первом случае энергия исходит от самих объектов, а ее действие не побуждает их к самостоятельному контакту.

При непосредственном контакте объекты следообразования прилегают друг к другу, при дистанционном находятся друг от друга на расстоянии. При однослойном следовом контакте отображение образуется только на одном следовоспринимающем объекте, при многослойном — на нескольких, расположенных один за другим[127]. Наконец, при одностороннем контакте отображение образуется на одном из объектов следообразования, при обоюдном — на обоих[128].

Понятие обоюдного следового контакта стало с некоторого времени трактоваться отдельными криминалистами гораздо шире, нежели это имел в виду автор термина. Инициатором подобного расширительного толкования выступил М. Я. Сегай, в трактовке которого это понятие приобрело общеметодологический характер. В 1966 г. в статье “Сущность судебной идентификации как способа доказывания тождества по взаимному отображению свойств” М. Я. Сегай выдвинул идею нового подхода “к сущности судебной идентификации как процессу установления тождества предметов материального мира, основанному на познании свойств не только искомого, но и взаимодействовавших с ним идентифицирующих объектов”[129]. На этом основании он разделил идентификационные связи между контактирующими объектами на прямые и обратные и отметил, что “в благоприятном случае взаимного отражения свойств взаимодействовавших объектов идентификация возможна путем суммарного использования как прямой, так и обратной идентификационной связи. Именно в одновременном использовании всех форм идентификационных связей, — подчеркнул М. Я. Сегай, — наиболее полно осуществляется принцип доказывания тождества в уголовном судопроизводстве на основе совокупной оценки неповторимого комплекса свойств всех взаимодействовавших объектов”[130]. Позднее он писал, что “к данному случаю применима универсальная гносеологическая модель судебной идентификации, где искомый и контактировавший с ним объекты соединены механизмом взаимодействия в единый идентификационный блок”[131]. Такие идентификационные связи между контактирующими объектами М.

Я. Сегай назвал встречными[132].

Возражая М. Я. Сегаю, А. И. Винберг писал: “Конечно, в процессе контактирования идентифицирующий объект также оставляет свои признаки на искомом (идентифицируемом) объекте. Но равноценно ли значение данного процесса принципу идентификации по формуле проф. С.М. Потапова о том, что отождествление искомого объекта основывается на индивидуальности и относительной устойчивости именно его собственных свойств? Думается, что в этой случае М. Я. Сегай производное понятие принимает за первоисточник”[133].

В. Я. Колдин детально проанализировал предложение М. Я. Сегая и пришел к следующим выводам: М. Я. Сегай неправомерно применил при рассмотрении встречного взаимодействия объектов понятия идентифицируемого и идентифицирующего объектов, имеющие смысл лишь при анализе элементарного одностороннего отражательного процесса; выражения “взаимное отображение”, “встречные отображения” условны, так как задача идентификации как раз и состоит в том, чтобы проверить предположение о взаимодействии объектов и наличии “встречных” отображений; основания суммирования информации при исследовании встречных отображений следует искать за пределами идентификационного исследования; таким основанием является единство механизма следообразования, экспериментальное исследование с целью определения контактирующих поверхностей[134].

Справедливость соображения В. Я. Колдина о том, что основания суммирования информации при исследовании встречных отображений лежат за пределами идентификационного исследования подтверждается следственной практикой, и в особенности практикой расследования дорожно-транспортных происшествий. Единство механизма следообразования устанавливается в процессе следственного осмотра или, чаще, производством следственного эксперимента[135].

Свое несогласие с предложением М. Я. Сегая выразил и В. С. Митричев. По его мнению, во всех описанных М. Я. Сегаем и схожих случаях речь идет не об одном, а о нескольких самостоятельных идентифицируемых объектах.

М. Я. Сегай смешивает идентификационные признаки каждого из взаимодействующих объектов с признаками механизма их взаимодействия. Между тем нельзя “считать собственными признаками предмета, используемыми экспертом в качестве идентификационных, факты взаимодействия этого предмета с объектом-носителем, факты нахождения обоих объектов в одном месте и т. д.”[136].

Нет сомнения, что М. Я. Сегай справедливо обратил внимание на возможность возникновения при следовом контакте на следообразующем объекте встречного отображения следовоспринимающего объекта, хотя, справедливости ради, следует отметить, что о подобных “встречных отображениях” и ранее имелись упоминания в литературе, правда, без столь далеко идущих выводов. Так, еще в 1956 г. Г. Б. Карнович писал: “Внимательное наблюдение за окружающей действительностью приводит нас к выводу, что и передающий объект воспринимает воздействие воспринимающего, а на нем образуются те или иные следы этого воздействия... Хорошо известно, что все инструменты, к какой бы отрасли производства или бытового обслуживания они ни относились, одновременно и образуют определенные следы на обрабатываемом объекте и воспринимают следы, образуемые обрабатываемым объектом. Иногда следы на обоих объектах оказываются настолько определенными, что можно придти к точным выводам о том, в результате какого взаимодействия определенных объектов они образовались”[137].

Однако мы солидарны с критиками М. Я. Сегая в том, что он несколько переоценивает значение таких встречных отображений в криминалистическом (не в гносеологическом) аспекте, рассматривая их возникновение как проявление универсальной закономерности, а их использование — как самостоятельную форму идентификации. Оснований для таких выводов мы не усматриваем, и, видимо, не случайно их не привел и З. М. Соколовский, поддержавший концепцию М. Я. Сегая[138].

В то же время можно полностью согласиться с Б. И. Шевченко, который, признавая известное криминалистическое значение обоюдных изменений объектов следообразования, оговаривается, что “двусторонняя индивидуальная идентификация возможна при таких явлениях и процессах следообразования, когда оба объекта или вовсе ничего не теряют в своем внешнем строении, или же теряют в небольшой мере, то есть до пределов индивидуального минимума каждого из них”[139].

Решающим условием при этом Б. И. Шевченко считает существенно различный уровень рельефа контактных поверхностей и достаточную площадь следового контакта. В этой связи он обоснованно критикует Е. М. Светлакова за попытку решить вопрос о возможности образования встречных отображений, достаточных для идентификации обоих объектов, без учета уровней их рельефа и размеров площади контакта[140], и в конечном счете приходит к выводу, что практически типичным для индивидуальной идентификации является односторонний следовой контакт[141].

Сказанное нуждается в коррективах, когда речь заходит об идентификации по чувственным отражениям (мысленным образам). Когда в сознании опознающего формируется мысленный образ человека, который, в свою очередь, воспринимал опознающего в момент расследуемого события, налицо, несомненно, встречные отображения, по которым могут быть идентифицированы оба субъекта. Но здесь уже нельзя говорить о следовом контакте в трасологическом смысле этого понятия.

При непосредственном следовом контакте контактирующие поверхности располагаются под определенным углом друг к другу. Характеристика различных углов, определяющих взаимное положение следообразующего и следовоспринимающего объектов, — рабочего, фронтального, встречного — также относится к понятийной части учения о механизмах следообразования[142].

В последнее время предпринимаются попытки расширить понятийную часть учения о механизмах следообразования за счет интерпретации терминов наук, методы которых стали использоваться в трасологии. Например, Г. Л. Грановский считал необходимым включение таких понятий, как “поле следа”, “предельный переход” и др.[143] Разумеется, такое расширение возможно (мы не рассматриваем сейчас вопрос об указанных конкретных понятиях), однако, по нашему убеждению, только при соблюдении тех условий, которые характерны для тенденций развития языка криминалистики в целом[144]. 

<< | >>
Источник: Белкин Р.С.. Курс криминалистики. В 3-х томах. Том 2. 1997

Еще по теме 2.2.2.  Механизм  следообразования:

  1. 7. Обнаружение, фиксация и изъятие следов пальцев рук
  2. 8. Следы обуви Виды следов обуви
  3. 4. МЕХАНИЗМ ПРЕСТУПЛЕНИЯ
  4. 4. СИСТЕМА КРИМИНАЛИСТИКИ
  5. 1. ПОНЯТИЕ О СЛЕДАХ ПРЕСТУПЛЕНИЯ И ИХ СВОЙСТВА
  6. 1. ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ О СЛЕДООБРАЗОВАНИИ В СЛЕД СВЕДЕНИИ
  7. 4. ИСТОЧНИКИ ИНФОРМАЦИИ О ВНЕШНЕМ ОБЛИКЕ ЧЕЛОВЕКА
  8. 2. МЕХАНИЗМ ОБРАЗОВАНИЯ СЛЕДОВ РУК, НОГ И ИХ КЛАССИФИКАЦИЯ
  9. 2. МЕХАНИЗМ СЛЕДООБРАЗОВАНИЯ И ВИДЫ СЛЕДОВ КОЖНОГО ПОКРОВА
  10. 3. ОБНАРУЖЕНИЕ СЛЕДОВ КОЖНОГО ПОКРОВА ГОЛОВЫ И ПРИЕМЫ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ ИХ ДЛЯ ПОЛУЧЕНИЯ ИНФОРМАЦИИ О ЛИЦЕ И ПРОИСШЕСТВИИ
  11. 2.  криминалистическое  учениео  механизмах  следообразования
  12. 2.1.  Развитие  научных  представленийо  механизмах  следообразования
  13. 2.2.  Понятийная  частьучения  о  механизмах  следообразования
  14. 2.2.2.  Механизм  следообразования
  15. 2.3.  Классификационная  частьучения  о  механизмах  следообразования
  16. 2.4.  Функциональная  часть учения  о  механизмах  следообразования
  17. § 2. Механизм образования и классификация следов-отображений
  18. Процесс следообразования
  19. 3.4. ОСОБЕННОСТИ ОСТАВЛЯЕМЫХ ПРЕСТУПНИКОМ СЛЕДОВ (МЕХАНИЗМ СЛЕДООБРАЗОВАНИЯ)
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Акционерное право - Бюджетная система - Горное право‎ - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право зарубежных стран - Договорное право - Европейское право‎ - Жилищное право - Законы и кодексы - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История политических учений - Коммерческое право - Конкурсное право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право России - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминальная психология - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Образовательное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право интеллектуальной собственности - Право собственности - Право социального обеспечения - Право юридических лиц - Правовая статистика - Правоведение - Правовое обеспечение профессиональной деятельности - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Римское право - Семейное право - Социология права - Сравнительное правоведение - Страховое право - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Судебное дело - Судебные и правоохранительные органы - Таможенное право - Теория и история государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия права - Финансовое право - Экологическое право‎ - Ювенальное право - Юридическая антропология‎ - Юридическая периодика и сборники - Юридическая техника - Юридическая этика -