<<
>>

1.2.2.  Обновление  (модернизация) системы  частных криминалистических  теорий.

  эта тенденция изменения системы, как уже указывалось, связана с изменением содержания отдельных частных теорий, главным образом, под влиянием развития представлений о предмете криминалистики и ее методологических основ, что влечет за собой изменение связей между элементами системы и их уровней.
Примером проявления этой тенденции является модернизация системы частных криминалистических теорий, вызванная развитием таких ее элементов, как криминалистическое учение о навыках, о способе совершения преступления, теория криминалистической идентификации.

Теория навыков до определенного времени занимала подчиненное положение по отношению к теории криминалистической идентификации и разрабатывалась в значительной степени лишь применительно к потребностям криминалистического исследования письма[64]. Исследование проблемы закономерностей возникновения доказательственной информации, т.е. общего, устойчивого в материально-фиксированных отражениях различных навыков человека, привело к изменению уровня этой теории, расширению ее содержания и связей с другими частными криминалистическими теориями, например, с учением о криминалистической версии, учением о механизмах следообразования, общими принципами организации деятельности по собиранию, исследованию, оценке и использованию доказательств и другими. Стало возможным говорить о закономерностях материально-фиксированного проявления навыков[65].

Изменение представлений о предмете криминалистики привело к пересмотру исходных посылок учения о способе совершения преступления. Касаясь этого вопроса, Г. Г. Зуйков писал: “Криминалистика как наука о закономерностях возникновения, выявления, исследования и использования доказательств в целях разработки на их основе и познания средств, приемов и методов расследования и предупреждения преступлений включает способ совершения преступлений в предмет своего исследования в качестве одной из закономерностей процесса возникновения доказательств.

Криминалистика изучает способ совершения преступления, по существу, как содержательное явление действительности, и на основе познания закономерностей его формирования, причин и форм повторяемости разрабатывает средства, приемы и методы обнаружения, собирания, исследования и оценки судебных доказательств”[66]. Такой подход к сущности способа совершения преступления обусловил возникновение новых связей между учением о способе и теорией навыков, учением о регистрации криминалистических объектов и т. п. Расширилась сфера применения данных о способе совершения преступления, и само это применение получило должную научную основу.

Интенсивная разработка теории криминалистической идентификации привела не только к изменению ее связей с другими частными теориями, но и к образованию в ее составе подсистем — теорий более низкого уровня. И здесь не обошлось без решающего влияния изменения представлений о предмете криминалистики.

После того, как М. Я. Сегай, опираясь на предложенное нами определение предмета криминалистики, по-новому определил предмет теории идентификации (“закономерности возникновения, обнаружения, исследования и использования идентификационных связей, обусловленных взаимодействием и взаимным отображением свойств отождествляемого объекта и материальной среды события преступления”[67]), стало более четко просматриваться значение общих положений этой теории для развития, так сказать, отраслевых теорий идентификации. В области графической идентификации такая “отраслевая” теория получила свое развитие в трудах В. Ф. Орловой. Именно ей принадлежит новое определение теории судебно-почерковедческой идентификации, предметом которой она считает “закономерности, определяющие природу почерка как объекта идентификации (его идентификационные качества — индивидуальность и устойчивость, а также выражающие эти качества свойства и признаки), основанные на знаниях о ней принципы идентификационного исследования почерка в целях разработки методики экспертизы, необходимой для получения научно обоснованного заключения эксперта-почерковеда, являющегося источником доказательств при расследовании преступлений и судебном разбирательстве уголовных и гражданских дел”[68].

В. Ф. Орлова пишет о связях теории графической идентификации с общей теорией криминалистической идентификации, общими принципами методики криминалистических экспертных исследований, которые она называет теорией экспертизы, криминалистическим учением о навыках. По ее мнению, в отношении каждой из этих частных криминалистических теорий теория графической идентификации “выступает как частная конкретная реализация более общих для нее научных данных”[69], то есть как теория более низкого уровня. Разделяя взгляды В. Ф. Орловой, мы можем констатировать изменение системы частных криминалистических теорий вследствие появления в ней элементов второго порядка.

Аналогичные изменения претерпела и другая “отраслевая” теория идентификации — теория судебно-баллистической идентификации, предметом которой, по определению Б. М. Комаринца, следует считать “закономерности выстрела и действия огнестрельного оружия в связи с совершением посредством него преступлений и возникновением судебных доказательств”[70]. Эта теория также вошла в число частных криминалистических теорий “второго порядка”, образовав новые связи в системе частных криминалистических теорий.

Еще более дробное деление теории криминалистической идентификации, образование “отраслевых” теорий идентификации “третьего порядка” можно наблюдать в трасологии.

Один из ведущих ученых-трасологов — Г. Л. Грановский, подразделяющий эту отрасль криминалистики на теоретическую (общую) и специальные части, отмечает, что “в теоретической части трасологии рассматриваются общие закономерности возникновения, обнаружения, фиксации и исследования следов. Эти общие закономерности специфическим образом проявляются в методике исследования каждого из видов следов... Ленинская теория отражения лежит в основе представлений теории идентификации, в том числе положений теории трасологической идентификации о соотношении ее объектов”[71]. Развивая эту мысль, Б.И. Шевченко в своей последней работе писал, что одна из главных, наиболее существенных проблем трасологии — это “открытие таких закономерностей, которые могли бы явиться общими для всех объектов трасологической идентификации и которые возможно было бы затем специализировать для предметов той или иной природы”[72].

Таким образом, на базе теории трасологической идентификации как “отраслевой” теории “второго порядка” формулируются теории механоскопической идентификации, гомеоскопической идентификации и т. п. — “отраслевые” теории уже “третьего порядка”. Разумеется, их возникновение сопровождается изменением внутрисистемных связей, которое в конечном счете касается всей системы частных криминалистических теорий.

Поскольку зашла речь об “отраслевых” теориях криминалистической идентификации, уместно подробнее рассказать о тех ученых-криминалистах, которых по праву можно назвать их творцами.

Борис Максимович Комаринец (1910 —1979) родился в Славянске (Донбасс) и начал свою трудовую деятельность в 1929 г. с должности секретаря научно-технического подотдела отдела уголовного розыска НКВД РСФСР. В 1930 г. он поступает на учебу на факультет работников уголовного розыска и научно-технических отделов института административного строительства НКВД РСФСР. В 1932 г. институт реорганизуется в Высшую школу милиции, которую Борис Максимович в том же году окончил в числе первого выпуска экспертов-криминалистов. В 1942 г. он окончил ВЮЗИ.

С 1932 по 1943 гг. Б. М. Комаринец работает в научно-техническом отделе Главного управления милиции — экспертом, старшим экспертом, заместителем начальника и начальником отделения. В последующие годы он заместитель начальника оперативного отдела ГУМ, куда входил и НТО.

После организации в 1946 г. НИИ криминалистики ГУМ МВД СССР Б. М. Комаринец назначается его начальником до увольнения в отставку в 1959 г. Он ведет интенсивную научную работу в Центральной криминалистической лаборатории МЮ СССР, а после ее преобразования — во Всесоюзном НИИ судебных экспертиз. В 1970 г. ему присваивают почетное звание заслуженного юриста РСФСР, в 1976 он защищает докторскую диссертацию.

Работы Б. М. Комаринца легли в основу теории судебно-баллистической идентификации.

Еще в 1938 г. возник творческий союз Б. М. Комаринца с другим ведущим ученым-криминалистом — Борисом Ивановичем Шевченко, с которым они написали уникальную для того времени книгу — “Руководство по осмотру места преступления”.

Борис Иванович Шевченко (1904 —1975) родился во Владикавказе и после получения среднего образования ушел добровольцем в Красную Армию (1920 —1923). С 1923 по 1942 гг. он сотрудник органов внутренних дел, до 1930 г. на оперативной работе, а затем в научно-технических подразделениях милиции.

С 1942 по 1946 гг. Б. И. Шевченко работает в Центральной криминалистической лаборатории и некоторое время возглавляет это учреждение. В 1944 г. окончил вечернее отделение МЮИ, куда в 1946 г. переходит на преподавательскую работу. После слияния МЮИ с юридическим факультетом МГУ назначается доцентом, а затем на должность профессора кафедры криминалистики (1966).

В 1947 г. увидела свет книга Шевченко “Научные основы современной трасеологии”, сделавшая его имя широко известным в кругах криминалистов — ученых и практиков. В вышедшей уже после его смерти монографии “Теоретические основы трасологической идентификации в криминалистике” эта теория была представлена с исчерпывающей полнотой.

Завершая рассмотрение тенденции модернизации системы частных криминалистических теорий необходимо заметить, что от этой тенденции следует отличать предложения о принципиально ином построении системы частных криминалистических теорий. Здесь уже речь идет об ином понимании структуры общей теории криминалистики и составляющих ее элементов, по существу, не об обновлении системы частных теорий, а о ее замене иной системой с иным содержанием[73]. 

<< | >>
Источник: Белкин Р.С.. Курс криминалистики. В 3-х томах. Том 2. 1997

Еще по теме 1.2.2.  Обновление  (модернизация) системы  частных криминалистических  теорий.:

  1. 8. ФОРМИРОВАНИЕ ЧАСТНЫХ КРИМИНАЛИСТИЧЕСКИХ МЕТОДИК КАК КОМПЛЕКСОВ КРИМИНАЛИСТИЧЕСКИХ РЕКОМЕНДАЦИЙ ЧАСТНЫЕ КРИМИНАЛИСТИЧЕСКИЕ МЕТОДИКИ КАК КОМПЛЕКСЫ КРИМИНАЛИСТИЧЕСКИХ РЕКОМЕНДАЦИЙ
  2. 11. РАСКРЫТИЕ И РАССЛЕДОВАНИЕ ПРЕСТУПЛЕНИЯ КАК ЦЕЛИ ПРИМЕНЕНИЯ ЧАСТНОЙ КРИМИНАЛИСТИЧЕСКОЙ МЕТОДИКИ КРИМИНАЛИСТИЧЕСКОЕ ПОНЯТИЕ РАСКРЫТИЯ ПРЕСТУПЛЕНИЯ
  3. § 3. Этап формирования частных криминалистических теорий в отечественной науке
  4. 1.1. ЭТАПЫ РАЗВИТИЯ КРИМИНАЛИСТИЧЕСКОЙ ТЕОРИИ
  5. 8. ЧАСТНЫЕ КРИМИНАЛИСТИЧЕСКИЕ ТЕОРИИ
  6. 8.1. ХАРАКТЕРИСТИКА ЧАСТНОЙ КРИМИНАЛИСТИЧЕСКОЙ ТЕОРИИ
  7. 8.2. ФАКТ И ЧАСТНАЯ КРИМИНАЛИСТИЧЕСКАЯ ТЕОРИЯ
  8. 8.3. ОТДЕЛЬНОЕ ТЕОРЕТИЧЕСКОЕ ПОСТРОЕНИЕ И ЧАСТНАЯ КРИМИНАЛИСТИЧЕСКАЯ ТЕОРИЯ
  9. 8.4. СОДЕРЖАНИЕ ЧАСТНОЙ КРИМИНАЛИСТИЧЕСКОЙ ТЕОРИИ
  10. 8.5. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА СИСТЕМЫ ЧАСТНЫХ КРИМИНАЛИСТИЧЕСКИХ ТЕОРИЙ
  11. 1.  СИСТЕМА  ЧАСТНЫХ  КРИМИНАЛИСТИЧЕСКИХ ТЕОРИЙ  И  ТЕНДЕНЦИИ  ЕЕ  РАЗВИТИЯ
  12. 1.1.  Общая  характеристика  системы  частных криминалистических  теорий
  13. 1.2. Тенденции  развитиясистемы  частных  криминалистических  теорий
  14. 1.2.1.  Пополнение  системычастных  криминалистических  теорий.
  15. 1.2.2.  Обновление  (модернизация) системы  частных криминалистических  теорий.
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Акционерное право - Бюджетная система - Горное право‎ - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право зарубежных стран - Договорное право - Европейское право‎ - Жилищное право - Законы и кодексы - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История политических учений - Коммерческое право - Конкурсное право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право России - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминальная психология - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Образовательное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право интеллектуальной собственности - Право собственности - Право социального обеспечения - Право юридических лиц - Правовая статистика - Правоведение - Правовое обеспечение профессиональной деятельности - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Римское право - Семейное право - Социология права - Сравнительное правоведение - Страховое право - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Судебное дело - Судебные и правоохранительные органы - Таможенное право - Теория и история государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия права - Финансовое право - Экологическое право‎ - Ювенальное право - Юридическая антропология‎ - Юридическая периодика и сборники - Юридическая техника - Юридическая этика -