<<
>>

12.1. Понятие  и  уровни  организацииработы  с  доказательствами

в современных условиях особую важность приобретает научное управление как обществом в целом, протекающими в нем процессами, так и отдельными социальными системами, в том числе следственным аппаратом, органами дознания, экспертными учреждениями, судом, то есть теми органами государства, которые осуществляют уголовное судопроизводство, а в его рамках — работу с доказательствами: их собирание, исследование, оценку и использование.

Управление в сфере уголовного судопроизводства обладает рядом специфических особенностей. Эти особенности определяются характером управляемой деятельности — процесса судебного исследования и его элементов, протекающего под действием определенных закономерностей объективной действительности, независимых от субъекта управления; процессуальной независимостью лиц, осуществляющих судебное исследование; регламентацией пределов воздействия субъекта управления — прокурора, руководителя следственного подразделения или экспертного учреждения, начальника органа внутренних дел или органа юстиции — на управляемую деятельность.

Управление в сфере уголовного судопроизводства выражается, в первую очередь, в организации работы с доказательствами на стадии предварительного расследования.

Вопросы организации расследования не являются новыми для криминалистической науки. Об организации расследования, организованности действий следователя, организации его труда писали многие криминалисты и процессуалисты. О необходимости высокой организованности работы следователя еще в 1961 г. писали Л. М. Карнеева и В. И. Ключанский, которые отмечали, что при этом “речь идет о необходимости правильно определить предпосылки для нормального ведения расследования, обеспечить наиболее целесообразное чередование по времени действий следователя, каждое из которых должно носить продуманный и целесообразный характер с тем, чтобы ни один час не проходил даром, все дела расследовались полно и в срок, ни один участок деятельности не страдал бы”[1123].

В качестве основных организационных принципов работы следователя ими были названы участковая система и специализация[1124].

В более поздних работах об организации применительно к деятельности следователя говорится в самых различных аспектах. А. И. Колесниченко писал об организационных мерах по подготовке следственных действий и их координации с оперативно-розыскными мероприятиями[1125]. А. В. Дулов и П. Д. Нестеренко считали, что существует принцип оптимальной организованности следственного действия, которая “должна выражаться в предварительной плановости проведения действия, в отсутствии излишней суеты, в предельном предварительном знании каждым участником своих обязанностей, подлежащих выполнению действий”[1126], то есть, по сути дела, в качественной подготовке к проведению следственного действия. И. М. Лузгин писал об организационных формах расследования, производимого одним следователем или бригадой следователей[1127].

В 1970 г. А. М. Ларин предложил общее определение организации расследования, под которой он понимает “рациональный выбор, расстановку и приложение сил, орудий и средств, которыми располагает следователь, создание и использование оптимальных условий для достижения целей судопроизводства”[1128]. По непонятным для нас причинам это определение, несомненно, являющееся конструктивным и заслуживающим внимания, не вызвало отклика в более поздних работах, затрагивающих вопросы организации расследования. Их авторы, не формулируя понятия организации расследования, пошли по пути характеристики элементов организации, ее принципов и роли.

Первой наиболее полно сформулировала принципы научной организации следственной деятельности В. Е. Коновалова. К их числу она отнесла: планирование расследования; сочетание оперативно-розыскных и следственных действий; использование научно-технических средств; экономию процессуальных средств; коммуникативность отношений; специфику решения мыслительных задач[1129]. Однако, раскрывая содержание этих принципов, В.

Е. Коновалова в некоторых случаях фактически поставила знак равенства между организацией расследования и научной организацией труда следователя, а специфику решения мыслительных задач прямо отнесла к принципам НОТ[1130]. Аналогичное смещение понятий организации расследования и НОТ следователя допустил, как нам представляется, и А. К. Кавалиерис. Он писал: “Каков же круг вопросов, образующих понятие организации предварительного следствия?... Это в первую очередь все вопросы планирования предварительного следствия, начиная от вопросов планирования расследования конкретного отдельного преступления, вопросов планирования расследования группы дел, одновременно находящихся в производстве, вопросы планирования и организации отдельных следственных действий, вопросы организации рабочего дня следователя и организации взаимодействия следователя с оперативными работниками милиции, а также вопросы, относящиеся к организации работы следственного подразделения в целом, куда также входят вопросы планирования работы внутри следственного подразделения, деятельность начальника следственного подразделения”[1131].

Д. Я. Мирский рассматривал вопросы организации только применительно к начальному этапу расследования. Он считал, что этим понятием охватывается определение круга следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий, их последовательности, форм и методов участия общественности в расследовании данного вида преступлений, обеспечение возможности возмещения ущерба и пресечение попыток виновного скрыться или уничтожить доказательства[1132]. В такой интерпретации организация расследования подменяет собой решение чисто тактических вопросов и отчасти рекомендации криминалистической методики. Наконец, Л. Н. Калинкович, подойдя к проблеме с позиции науки управления, выдвинул тезис о разработке “организационных методов раскрытия преступлений”, основанных на творческом соединении криминалистических правил обнаружения и использования доказательств с рекомендациями по формированию управляемых систем. По его мнению, организационные методы раскрытия преступлений могут быть общими, включающими основные принципы и общий порядок организации деятельности органов дознания и предварительного следствия по раскрытию преступлений, и частными, предназначенными для раскрытия отдельных видов преступлений, применительно к различным ситуациям[1133].

Исследования в области НОТ следователя логически привели к необходимости определить соотношение понятий организации расследования преступлений и научной организации труда следователя. Отправляясь от общего понятия организации, предложенного В. П. Боголеповым[1134], Л. А. Соя-Серко предложил включить в понятие “организация следствия” структуру следственного аппарата, подследственность, надзор за следствием, комплекс прав и обязанностей следователя и других лиц, участвующих в производстве следствия, материальное обеспечение работы следователей и их обслуживание, организацию труда следователя[1135]. При такой трактовке в одном понятии оказались не объединенными, а просто перечисленными явления разных уровней — от организации следственного аппарата как определенной системы до организации отдельных трудовых операций.

Лелиан Алексеевич Соя-Серко одним из первых среди отечественных криминалистов обратился к проблеме организации расследования и научной организации труда следователя. Исследование проблем рационализации следственного труда логически привело его к разработке вопросов программирования следственной деятельности, к разработке автоматизированных информационных систем поддержки решений следователя в процессе раскрытия и расследования преступлений, чем успешно занимается руководимая им лаборатория НИИ Генеральной прокуратуры РФ. Небезынтересно заметить, что Лелиан Алексеевич первым защитил кандидатскую диссертацию по организации и тактике проверки и уточнения показаний на месте в те годы, когда оппозиция этому следственному действию была особенно сильна.

Наконец, И. Ф. Крылов фактически свел организацию расследования к правилам научной организации труда следователя. С его точки зрения, “организация расследования — понятие более узкое, чем планирование. Оно включает в себя создание условий, необходимых для эффективной работы следователя: помещение, связь, транспорт, техническое обслуживание, применение научно обоснованного режима работы, правильной постановки учета и отчетности и т. д.”[1136].

Для правильного определения понятия организации расследования преступлений следует, на наш взгляд, четко различать уровни этой деятельности.

Мы полагаем, что существует четыре уровня организации расследования преступлений.

Первый, высший, уровень организации расследования имеет своим объектом расследование как специфическую форму деятельности всех компетентных государственных органов, то есть органов предварительного следствия и дознания всех ведомств. Это наиболее общий уровень организации, когда единство системы обусловлено лишь единством целей, процессуальных и криминалистических основ функционирования ее элементов. На этом уровне организацию расследования преступлений можно определить лишь в самой общей форме — как систему мер, обеспечивающих эффективность функционирования элементов системы и достижение поставленных перед ними целей. Но такое общее определение еще не дает представления о содержании понятия в его конкретном выражении, потому что, в сущности, характеризует организацию деятельности вообще, одной из разновидностей которой является расследование. Абстрактный характер приведенного определения объясняется: отсутствием структурного единства элементов системы, их ведомственной разобщенностью (это относится и к органам предварительного следствия, и к органам дознания, а применительно к работе с доказательствами в целом — и к экспертным учреждениям), что делает невозможным единое управление системой; определенным различием в условиях функционирования отдельных элементов, их материального обеспечения и т. п.

В силу этих причин конкретное определение рассматриваемого понятия может быть дано лишь начиная со следующего, второго, уровня организации расследования, где расследование выступает как основная функция следственного аппарата одного ведомства.

Организация расследования преступлений как основной функции следственного аппарата и подразделений дознания органов внутренних дел есть комплекс мер, обеспечивающих оптимальную структуру органов расследования, необходимый уровень управления ими, эффективность их деятельности и совершенствование ее средств и методов. Это, так сказать, “управленческий” уровень понятия, когда организация расследования преступлений выступает как управление определенным родом деятельности. Здесь — поле для приложения данных науки управления в сфере правопорядка. На этом уровне осуществляется и организация деятельности экспертных учреждений определенного ведомства по исследованию доказательств.

Расследование преступлений, как деятельность, слагается из конкретных актов расследования. Строго говоря, организация расследования есть именно организация конкретного акта расследования, расследования конкретного преступления, Это третий уровень понятия организации расследования — уровень криминалистической методики.

Организация конкретного акта расследования преступлений — это комплекс мер по созданию оптимальных условий для определения и применения наиболее эффективных и целесообразных в конкретной следственной ситуации рекомендаций криминалистической методики в целях достижения максимальных результатов при минимальных затратах времени, средств и сил.

Иначе определял организацию конкретного акта расследования С. И. Цветков. По его мнению, это — “процесс распределения полномочий по собиранию, исследованию, оценке и использованию доказательств во времени, в пространстве и по кругу лиц, привлеченных к расследованию, в целях наиболее эффективного и целесообразного применения в конкретной следственной ситуации приемов и методов расследования, рационального использования имеющихся сил и средств для скорейшего и полного изобличения лиц, виновных в совершении преступления”[1137].

Едва ли правильно сводить организацию конкретного акта расследования лишь к распределению полномочий по работе с доказательствами. Не говоря о том, что работа с доказательствами не исчерпывает всей деятельности по расследованию, только распределение полномочий еще не обеспечивает организации расследования. Распределение полномочий — лишь одна из целого комплекса мер, лишь элемент организации. За этим должна следовать реализация этих полномочий в тех пределах, каких требует обстановка для обеспечения оптимальных условий для расследования.

Последний, четвертый, уровень организации расследования — это организация проведения отдельного следственного действия или организационно-технического мероприятия в рамках конкретного акта расследования. Это — тактический уровень организации расследования.

Организация проведения следственного действия есть комплекс мер, обеспечивающих выбор и применение в конкретной следственной ситуации наиболее эффективных и целесообразных технико-криминалистических и тактических средств и приемов для достижения целей этого следственного действия. Средствами организации служат на этом уровне преимущественно организационные и организационно-технические мероприятия, осуществляемые главным образом на стадии подготовки следственного действия[1138]. Мы говорим: преимущественно, потому что этим целям могут служить и ранее проведенные следственные действия и даже сложные тактические комбинации.

Важность решения организационных вопросов до начала следственного действия, и в то же время органическая связь такого решения с самим содержанием следственного действия требуют рассматривать подготовку как стадию развития следственного действия. Именно на стадии подготовки к проведению следственного действия решаются такие организационные вопросы, как привлечение и расстановка необходимых сил, формы взаимодействия между ними, обеспечение необходимых технических средств и т. п. Решение этих вопросов может иметь и тактическое значение, но сами они не носят характера тактических приемов, как ошибочно считал А. Н. Васильев[1139]. Это — организационные или организационно-технические меры.

Но если вопрос о соотношении понятия организации расследования на этом уровне с криминалистической тактикой решается, как мы видим, сравнительно просто, то дело обстоит сложнее при выяснении соотношения организации расследования и криминалистической методики. Невольно даже возникает вопрос: не подменяется ли криминалистическая методика организацией расследования, хотя бы, допустим, в угоду модной терминологии.

Вопрос этот требует специального рассмотрения.  

<< | >>
Источник: Белкин Р.С.. Курс криминалистики. В 3-х томах. Том 2. 1997

Еще по теме 12.1. Понятие  и  уровни  организацииработы  с  доказательствами:

  1. Доказательства по гражданскому делу. Процесс доказывания
  2. § 7. Средства доказывания
  3. КРИМИНАЛИСТИЧЕСКАЯ ЭКСПЕРТИЗА ПРЕДМЕТ И ОБЪЕКТ - КРИМИНАЛИСТИЧЕСКОЙ ЭКСПЕРТИЗЫ
  4. А. Понятие документов и их роль как источника доказательств
  5. III. Запрет использовать доказательства, полученные с нарушением федерального закона
  6. § 1. Понятие и виды доказательств. Проблемы допустимости использования в доказывании современных научно-технических методов и средств
  7. ДОКАЗАТЕЛЬСТВА И ДОКАЗЫВАНИЕ.
  8. § 1. Собирание и исследование доказательств в стадии возбуждения уголовного дела
  9. 2. Структура системы косвенных доказательств
  10. 3. Об особенностях оценки косвенных доказательств
  11. Примечания
  12. § 1. Понятие аудио- видеозаписей как отдельного вида доказательств
  13. марта 2004 год №12 (718) Мнение NA С УДВОЕННЫМ SS
  14. 5.1. ПОНЯТИЕ ЯЗЫКА КРИМИНАЛИСТИКИ. ТЕНДЕНЦИИ РАЗВИТИЯ ЯЗЫКА КРИМИНАЛИСТИКИ
  15. 6.3.  Характеристика  содержательной  стороны розыска  как  объекта  криминалистической  теории
  16. 12.1. Понятие  и  уровни  организацииработы  с  доказательствами
  17. § 2. Правовая культура: понятие и уровни, формирование, значение в правотворческой и правоприменительной деятельности, соотношение с нравственной культурой
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Акционерное право - Бюджетная система - Горное право‎ - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право зарубежных стран - Договорное право - Европейское право‎ - Жилищное право - Законы и кодексы - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История политических учений - Коммерческое право - Конкурсное право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право России - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминальная психология - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Образовательное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право интеллектуальной собственности - Право собственности - Право социального обеспечения - Право юридических лиц - Правовая статистика - Правоведение - Правовое обеспечение профессиональной деятельности - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Римское право - Семейное право - Социология права - Сравнительное правоведение - Страховое право - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Судебное дело - Судебные и правоохранительные органы - Таможенное право - Теория и история государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия права - Финансовое право - Экологическое право‎ - Ювенальное право - Юридическая антропология‎ - Юридическая периодика и сборники - Юридическая техника - Юридическая этика -