<<
>>

§ 2. Проблемы реализации административно-правового механизма защиты прав на объекты интеллектуальной собственности таможенными органами в условиях Евразийского экономического союза

Одной из актуальных проблем при реализации административно-правового механизма защиты прав интеллектуальной собственности таможенными органами в современных условиях является проблема исчерпания прав или вопросы «параллельного импорта».

На протяжении последних лет среди ученых и специалистов-практиков развернулась широкая дискуссия вокруг возможной легализации параллельного импорта, который был признан незаконным с 2002 года.

Исчерпание исключительного права как специальный механизм контроля, обоснованный и введенный в гражданско-правовой обиход немецким цивилистом Йозефом Колером еще в позапрошлом веке, следует рассматривать в экономическом и юридическом смысле. Под исчерпанием исключительного права в экономическом смысле понимается утрата контроля правообладателя за судьбой производимой им продукции с воплощенными в ней охраняемыми результатами интеллектуальной деятельности или приравненными к таковым средствами индивидуализации на определенной территории. В юридическом смысле исчерпание исключительных прав не что иное, как одна из форм законодательно установленного ограничения юридической монополии на использование

охраняемого результата интеллектуальной деятельности или средства

380

индивидуализации .

Традиционно выделяют три варианта исчерпания прав: национальный, региональный и международный.

В соответствии с действующим Г ражданским кодексом РФ в России действует национальный принцип исчерпания прав. Ранее он регламентировался Законом РФ от 23 сентября 1992 г. «О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров» (изменения в статью 23 Закона были внесены в 2002 году). При этом позволим себе не согласиться с авторами, утверждающими, что этот принцип стал результатом успешного его лоббирования крупными импортерами - как зарубежными, так и отечественными .

В то же время в условиях создания союзного государства России, Белоруссии и Казахстана процессы унификации и гармонизации нормативной базы в области охраны и защиты прав интеллектуальной собственности привели к введению с 1 января 2012 года регионального принципа исчерпания прав на территории Таможенного союза России, Белоруссии и Казахстана (по аналогии с Европейским союзом).

Данный принцип первоначально был закреплен в Соглашении о единых принципах регулирования в сфере охраны и защиты прав интеллектуальной собственности .

В настоящее время, как уже отмечалось нами выше, раздел V Приложения № 26 к Договору о ЕАЭС устанавливает аналогичный принцип исчерпания исключительного права на товарный знак, товарный знак Союза.

Что касается базовых международных актов и соглашений, устанавливающих стандарты в области охраны интеллектуальной собственности, то следует отметить, что Парижская конвенция не содержит положений, регламентирующих понятие и применение данного принципа. Другой основополагающий

380

Городов, О.А. К доктрине исчерпания исключительного права / ИС. Промышленная

собственность. 2013. № 6. - С. 16-17.

381

Скловский, К. И. Параллельный импорт и конфискация ввезенных товаров // Вестник

Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. - 2009. - № 1. - С. 124.

382

Соглашение от 09.12.2010 «О единых принципах регулирования в сфере охраны и

защиты прав интеллектуальной собственности» / Патенты и лицензии. 2011. № 8.

международный акт - Соглашение о торговых аспектах прав на интеллектуальную собственность (ТРИПС) - в статье 6 «Исчерпание прав» провозглашает, что «для целей урегулирования споров по настоящему Соглашению при условии соблюдения его положений, ничто в настоящем Соглашении не должно использоваться для решения вопроса об исчерпании прав интеллектуальной собственности» .

Таким образом, международные стандарты и обязательные требования в области разрешения вопросов исчерпания прав отсутствуют, каждое государство с учетом своей специфики устанавливает наиболее приемлемый для себя вариант.

Создание Таможенного союза России, Белоруссии и Казахстана и формирование единого экономического пространства выносят на повестку дня целый ряд вопросов, требующих правового регулирования в условиях новых форм межгосударственной интеграции. И одной из них является проблема исчерпания прав. Значение решения данной проблемы при развитии интеграционных процессов подтверждается и международным опытом.

По мнению специалистов, именно доктрина исчерпания прав в сочетании с такими инструментами, используемыми при построении единообразной системы регулирования отношений в сфере интеллектуальной собственности ЕС, как директивы и регламенты, позволяет наиболее полно проводить в жизнь принцип свободного передвижения товаров (услуг) и обеспечивать охрану и поддержание конкурентной среды на внутреннем рынке ЕС .

Рассмотрим данную проблему в контексте административно-правового механизма защиты интеллектуальных прав при трансграничном перемещении, реализуемого таможенными органами.

Несмотря на значительное обновление таможенного законодательства в связи с созданием Таможенного союза и ЕАЭС, основа административно-

383

Соглашение о торговых аспектах прав на интеллектуальную собственность (ТРИПС) от 1 января 1995 г. Электронный ресурс. www.wto.ru/ru/content/documents/docs/Trips.doc. Дата обр. 20.07.2014.

384

Беликова, К.М. Защита прав интеллектуальной собственности в ЕС: доктрина исчерпания прав и охрана конкурентной среды // Интеллектуальная собственность. Промышленная собственность. - 2010. - № 10. - С. 44.

правового механизма защиты прав на объекты интеллектуальной собственности в целом действующим законодательством сохранена. Как уже отмечалось нами, важнейшим институтом административно-правового механизма защиты прав на объекты интеллектуальной собственности при трансграничном перемещении товаров является институт таможенного реестра объектов интеллектуальной собственности ФТС России.

Как свидетельствуют статистические данные, приведенные нами в предыдущем параграфе, 2009 год характеризуется значительным спадом как по количеству возбужденных административных дел, так и по объему выявленной и задержанной таможенными органами контрафактной продукции. Специалисты связывают этот спад с судебной практикой 2009 года, а именно - с постановлением Высшего арбитражного суда РФ от 3 февраля 2009 г. № 10458/08, ставшему прецедентным . В данном судебном акте суд пришел к такому выводу: «Совокупность мер гражданско-правовой ответственности за нарушение права на товарный знак составляет самостоятельный и достаточный комплекс средств для обеспечения защиты правообладателя, в связи с чем применение мер публичной ответственности за такое нарушение не может преследовать цели защиты исключительно интересов правообладателя и должно быть направлено прежде всего на пресечение противоправного поведения, посягающего на публичный порядок, в частности, недопущение оборота контрафактных товаров» .

Таким образом, на уровне Высшего арбитражного суда РФ было провозглашено, что меры публичной (административной) ответственности применяются за деяния, связанные с незаконным оборотом контрафактных товаров, этикеток, упаковки товаров (товаров, этикеток, упаковки товаров, на которых незаконно размещен товарный знак), и содержащие признаки угрозы публичным интересам. Причем ключевым критерием для применения [331] [332] административной санкции за такие правонарушения является наличие объективного состава противоправного деяния, посягающего на публичный порядок и связанного с оборотом контрафактных товаров . Если же речь идет только об интересах правообладателей, то в этом случае следует применять меры гражданско-правовой защиты.

Данный прецедент существенно изменил правоприменительную практику таможенных органов в области защиты интеллектуальных прав. Административных дел, возбуждаемых за незаконное использование товарного знака таможенными органами, стало значительно меньше, и при фактах трансграничного перемещения так называемых «оригинальных» товаров без согласия правообладателя роль таможенных органов сводится теперь к информированию правообладателя, который при необходимости применяет к нарушителю исключительных прав меры защиты в порядке искового производства. Причем в большинстве случаев компании-правообладатели предпочитают не обращаться в суд, и параллельные импортеры избегают ответственности, несмотря на очевидное нарушение ими законодательства о

388

товарных знаках .

Споры и дискуссии о параллельном импорте с новой силой разгорелись в 2011 году, когда с инициативой о введении в России международного принципа исчерпания прав на товарные знаки и легализации параллельного импорта выступила Федеральная антимонопольная служба. Эксперты ведомства определили позицию, согласно которой легализация параллельного импорта приведет к усилению конкуренции, снижению розничных цен, увеличению количества мелких импортеров, расширению товарного ассортимента.

Национальный принцип исчерпания прав, по мнению ФАС России, наносит существенный ущерб физическим и юридическим лицам - резидентам РФ. ФАС России предлагает внести в статью 1487 ГК РФ изменения, которые позволят

387

Семенов, А.В. Правомерны ли меры ответственности? / Патенты и лицензии. 2010. № 12. - С.

8.

388

Кирильченко, А. Противодействие параллельному импорту // Корпоративный юрист. 2012. № 1. - С. 46.

ввести в нашей стране международный принцип исчерпания прав. В ФАС России уверены, что переход к международному принципу исключит установление монополии высоких цен, увеличит межбрендовую и внутрибрендовую конкуренцию, будет стимулировать введение инноваций. При этом, несмотря на то, что ведомство стремится поменять национальную модель на международную, при котором эксклюзивное дилерство невозможно, ФАС России по-прежнему намерено вести жесткую борьбу с оборотом контрафактной продукции и просит не ассоциировать снятие запрета на легальный ввоз продукции с распространением

389

«серого» импорта .

По мнению представителей ФАС России, запрещая параллельный импорт, законодатель не препятствует поступлению на территорию Российской Федерации контрафактного товара, а предоставляет правообладателю всесторонний контроль над дистрибьюцией товаров, на которых размещается принадлежащий ему товарный знак, позволяя самостоятельно определять хозяйствующих субъектов, уполномоченных данные товары реализовывать. Для таких хозяйствующих субъектов устанавливаются обязательные к исполнению требования к их деятельности, в том числе связанные с ценовой политикой, как оптовой, так и розничной. Более того, такая ситуация может привести к злоупотреблениям

дистрибьюторов390.

Эти предложения ФАС России на первом этапе были поддержаны Минпромторгом России. Другие органы государственной власти (Минобрнауки, Федеральная таможенная служба, Минэкономразвития и др.) с этой позицией не согласны. С резкой критикой предложений ФАС России выступили крупные правообладатели. Правообладатели усматривают в параллельном импорте акт недобросовестной конкуренции, связанной с незаконным использованием интеллектуальной собственности неуполномоченными лицами. Они настаивают

389

Ограничения на параллельный импорт в РФ могут быть сняты в середине 2013 года - ФАС / Центр по изучению вопросов таможенно-тарифного и нетарифного регулирования. Электронный ресурс. http://regfortrade.ru/index.php?option=com content&view=article&id=1788:-- ------- 2013--&catid=1:latest-news&Itemid=148. Дата обр. 08.06.2014.

387 Гаврилов, Д.А. Параллельный импорт: дискуссия продолжается / Патенты и лицензии. 2012.

№ 3. - С. 34-35.

на внесении в КоАП РФ статьи, предполагающей возможность привлечения к административной ответственности лиц, ввозящих на территорию России оригинальные товары без согласия правообладателя.

Здесь следует учесть, что Россия и сама обладает значительными интеллектуальными ресурсами (другой вопрос, что используются они недостаточно эффективно), но в то же время является крупнейшим импортером товаров, содержащих результаты интеллектуальной собственности. Иными словами, необходимо соблюдать паритет интересов всех - и государства, и правообладателей, и участников внешнеэкономической деятельности, и рядовых потребителей391.

Особо следует сказать о позиции в рассматриваемом вопросе Федеральной таможенной службы, которая заключается в опасности поступления параллельного импорта с точки зрения контрафакции и нарушения законодательства. Кроме того, к этому следует добавить систему собираемости таможенных платежей, которая более эффективна при запрете параллельного импорта (платежи крупных официальных импортеров), а также существенный аспект угрозы экономической безопасности страны при легализации параллельного импорта. Учитывая все это, ФТС России предлагает сохранить региональный принцип исчерпания прав.

Следует согласиться с мнением специалистов о том, что в сфере регулирования параллельного импорта необходимо использовать не только частноправовые инструменты, но методы публично-правового регулирования392.

В основе своей общественные отношения в области исчерпания прав на объекты интеллектуальной собственности относятся к сфере частноправовых интересов. В этом их первозданная правовая сущность, заключающаяся в ограждении, защите своего продукта, товара хозяйствующим субъектом, выделении его на внутреннем и внешнем рынках. Делает он это с помощью интеллектуальной составляющей (результаты интеллектуальной деятельности,

391

Курочкина, О. Давят интеллектом / Российская бизнес-газета. Электронный ресурс. http://www.rg.ru/2012/04/03/intellekt.html.

392

Пирогова, В.В. Вновь о параллельном импорте / Хозяйство и право. 2011. № 2. - С. 102.

средства индивидуализации и т.д.). После соответствующей регистрации (юридического оформления) своих интеллектуальных прав владелец объекта интеллектуальной собственности выступает в хозяйственном обороте в качестве автора или иного правообладателя. Таким образом, любое посягательство на его исключительные права является вторжением в сферу его частных интересов.

Однако при более детальном рассмотрении выясняется, что система защиты прав на объекты интеллектуальной собственности как на внутреннем рынке, так и при трансграничном перемещении товаров, содержащих интеллектуальную составляющую, направлена на обеспечение интересов целого ряда других субъектов.

Это также потребители продукции, содержащей результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации, выступающие в качестве неопределенной группы лиц либо одного лица (конкретного потребителя). Интересы публичного характера присущи рассматриваемому механизму как раз в части наличия неопределенной группы лиц, группы потребителей, определенной части населения, потребляющей определенный вид продукции.

Другой группой субъектов, интересы которых затрагиваются в рассматриваемом механизме, являются иные производители аналогичной либо смежной продукции. Это не всегда конкуренты в чистом виде, тем не менее перемещение определенной категории товаров затрагивает их положение в конкретном сегменте рынка. В данном случае речь идет о конкурентных правоотношениях, и интересы данной группы субъектов заключаются в создании в результате функционирования механизма защиты интеллектуальных прав ситуации, благоприятной для развития конкурентных условий на рынке.

Можно также выделить таких субъектов, задействованных в рассматриваемом механизме, как участники внешнеэкономической деятельности (если они не совпадают с производителями и правообладателями), производители-лицензиаты, официальные дистрибьюторы.

В качестве особого субъекта отношений в области исчерпания исключительных прав выступает само государство. Оно выполняет специальные функции в области регулирования отношений в области интеллектуальной собственности. С одной стороны оно выступает в качестве регулятора этих общественных отношений, творца норм и правил в этой сфере, с другой оно призвано обеспечить соблюдение баланса частных и публичных интересов при создании и использовании интеллектуальных продуктов.

Рассматриваемый нами административно-правовой механизм защиты прав интеллектуальной собственности при трансграничном перемещении товаров позволяет обеспечить целый ряд государственных интересов. Выделим среди них следующие:

1) обеспечение законности и правопорядка в области создания и использования объектов интеллектуальной собственности;

2) пополнение государственного бюджета за счет таможенных платежей (рассчитанных с учетом использования интеллектуальных продуктов);

3) гарантированность обеспечения прав авторов и иных правообладателей;

4) обеспечение прав и законных интересов потребителей продукции;

5) создание и поддержание системы экономической безопасности государства;

6) обеспечение соблюдения международных обязательств.

В связи с этим нам представляется целесообразным применение регионального принципа исчерпания прав в условиях действующего уровня интеграции. На наш взгляд, сохранение регионального принципа на территории Таможенного союза необходимо по следующим причинам:

- унификация правовой охраны и защиты прав на объекты интеллектуальной собственности. В странах-членах Таможенного союза применялся как национальный, так и международный принципы исчерпания прав (в РФ и Белоруссии - национальный, в Казахстане - международный);

- способствование свободному беспрепятственному перемещению товарных потоков по территории стран-членов ТС;

- упрощение и оптимизация администрирования процессов таможенного контроля (как до, так и после выпуска товаров).

Наличие на российском потребительском рынке товаров, ввезенных без разрешения правообладателя, влечет риск приобретения потребителями некачественных товаров (фальсифицированных, просроченных, бракованных, не соответствующих установленным стандартам), товаров, не предназначенных для использования на территории России ввиду наличия определенных характеристик. В подавляющем большинстве случаев, в отношении данных товаров отсутствует гарантийное обслуживание.

Параллельный импорт обычно осуществляется не путем прямых поставок, а посредством деятельности нескольких, образующих цепь компаний (в т.ч. «фирм- однодневок»). Таможенная стоимость и размер таможенных платежей поставляемой таким образом продукции обычно занижается. Уклонение от уплаты таможенных платежей может происходить и путем присвоения товару кода ТН ВЭД с более низкой ставкой таможенной пошлины. Это, естественно, отражается и на продажной цене параллельных товаров либо (что случается гораздо чаще) - на прибыли параллельных импортеров .

Отдельные авторы считают, что введение регионального принципа исчерпания прав в России не изменяет правового содержания исключительного права на товарный знак, поскольку указанные изменения направлены не на легализацию контрафактной продукции и введение ограничений прав на товарные знаки, а на создание возможности свободного перемещения на территории Российской Федерации товаров, товарные знаки на которых были законно размещены правообладателей за ее пределами. По их мнению, эти изменения также не будут иметь негативных последствий для отечественных правообладателей, так как правовую охрану товарного знака, предоставленную хозяйствующему субъекту на территории Российской Федерации, нельзя предоставить иному хозяйствующему субъекту, кроме как с разрешения правообладателя товарного знака на этой

394

территории . [333] [334]

По мнению экспертов при общем улучшении российской законодательной базы в сфере охраны объектов интеллектуальной собственности ситуация с законодательным регулированием параллельного импорта выглядит весьма противоречивой. Практики правоприменения столь же противоречивы. После прецедентного решения Президиума ВАС в 2009 г. параллельный ввоз продолжает трактоваться как нарушение по Г ражданскому кодексу РФ, но уже не признается правонарушением по КоАП РФ. Таможенные органы продолжают останавливать параллельный импорт, но административные дела уже не заводятся. Активная роль передана от государства пострадавшим компаниям- правообладателям. Судебная практика пока не устоялась, и решения принимаются как в пользу правообладателей, так и в пользу независимых

395

импортеров .

Заслуживает внимания позиция авторов, заключающаяся в том, что в условиях отсутствия унификации исчерпания прав в международных отношениях, в первую очередь, в Соглашении ТРИПС, бремя регулирования параллельного импорта в России ляжет преимущественно на суды396. При этом, на наш взгляд, период разрешения данного вопроса посредством единообразной судебной практики является переходным, промежуточным этапом формирования национальной правовой позиции по проблеме исчерпания исключительных прав. В условиях повышения уровня экономического взаимодействия и развития новых форм межгосударственной интеграции унификация судебной практики по данному вопросу должна стать вспомогательным инструментом по отношению к унификации нормативно-правового регулирования параллельного импорта как на государственном, так и на межгосударственном уровнях. При этом и в этих процессах необходимо учитывать опыт Европейского сообщества, внутри которого судебные решения выносятся в целях соблюдении баланса между свободным

395

Легализация параллельного импорта и ее влияние на товарные рынки России [Текст]: аналит. отчет / отв. ред. сер. В. В. Радаев; Нац. ис-след. ун-т «Высшая школа экономики»; Лаб. экон.- социол. исслед. — М.: НИУ ВШЭ, 2011. - (Аналитика ЛЭСИ. Вып. 9). Электронный ресурс. http://www.ratek.org/images3/Parallel-Import-Report.pdf. Дата обр. 30.07.2012. - С. 154.

395 Пирогова, В.В. Вновь о параллельном импорте / Хозяйство и право. 2011. № 2. - С. 102.

перемещением товаров и правами владельцев объектов интеллектуальной собственности397.

В целом, учитывая такие параметры как неоднозначность международного опыта, усиление внутрибрендовой конкуренции, устойчивость ценовой сегментации рынков, незначительность объема продукции, которая потенциально может выступать в качестве параллельного импорта, опасность распространения недоброкачественной продукции и иные дополнительные риски для потребителей, повышение репутационных рисков правообладателей, устойчивость положения отечественных производителей, а также международный имидж России, специалисты в своих аналитических исследованиях пришли к выводу о том, что позитивные макроэкономические эффекты от легализации параллельного импорта будут ограничены и будут иметь краткосрочный характер .

Данные выводы экспертов являются, на наш взгляд, еще одним основанием для сохранения регионального принципа исчерпания прав на территории Таможенного союза, развитие которого в перспективе может определить новые подходы в решении вопросов, связанных с оборотом интеллектуальных ресурсов общества.

Другой серьезной проблемой на современном этапе развития международной интеграции в государствах-членах Таможенного союза России, Белоруссии и Казахстана является необходимость унификации различных отраслей законодательства. Одной из них является административное законодательство, которое неразрывно связано с таможенными правоотношениями, с юридической ответственностью за нарушения таможенных правил, а также за иные административные правонарушения, выявление и пресечение которых относится к компетенции таможенных органов ТС.

397

Пирогова, В. В. Исчерпание прав на товарный знак // Патенты и лицензии. - 2001. - № 2. - С. 44.

396 Легализация параллельного импорта и ее влияние на товарные рынки России : аналит. отчет /

отв. ред. сер. В. В. Радаев; Нац. ис-след. ун-т «Высшая школа экономики»; Лаб. экон.-социол. исслед. — М.: НИУ ВШЭ, 2011. - (Аналитика ЛЭСИ. Вып. 9). Электронный ресурс.

http://www.ratek.org/images3/Parallel-Import-Report.pdf. Дата обр. 30.07.2012. - С. 155-161.

В качестве самостоятельного вида юридической ответственности административная ответственность используется как универсальное средство поднормативного (казуального) регулирования самых разнообразных по своей природе общественных отношений[335].

Рассмотрим действующее административное законодательство в области защиты прав на объекты интеллектуальной собственности в государствах-членах ТС, определим основные проблемы применения административной ответственности за нарушения прав интеллектуальной собственности, а также обозначим направления унификации рассматриваемой сферы регулирования.

С 6 июля 2010 года действует Таможенный кодекс Таможенного союза, в соответствии с которым в Российской Федерации, Республике Беларусь и Республике Казахстан таможенное регулирование осуществляется по единым правилам, определенным таможенным законодательством Таможенного союза.

При этом согласно части 3 статьи 7 ТК ТС вопросы привлечения лиц к административной ответственности за нарушения таможенных правил, а также ведения административного процесса (осуществления производства) по делам об административных правонарушениях (АП) отнесены на уровень национального законодательства государств - членов Таможенного союза.

В трех странах соответствующие правоотношения регламентированы Кодексами государств - членов Таможенного союза об административных правонарушениях: КоАП России, КоАП Республики Казахстан и КоАП Республики Беларусь.

КоАП России и КоАП Республики Казахстан имеют аналогичную структуру, состоящую из общих положений, определяющих задачи и принципы законодательства об административных правонарушениях, вопросы административной ответственности и наказания, а также особенной части, положений о порядке производства по делам об АП и исполнения постановлений по делам об АП.

В отличие от КоАП России и КоАП Республики Казахстан (далее - РК) в Республике Беларусь вопросы процессуального характера регламентированы отдельным законодательным актом - Процессуально-исполнительным кодексом Республики Беларусь об административных правонарушениях (далее - ПиКоАП РБ).

В процессе кардинального реформирования законодательства об административной ответственности в независимой Республике Беларусь в конце прошлого - начале нынешнего столетия, белорусскому законодателю впервые на постсоветском правовом пространстве удалось практически решить задачу раздельной кодификации материальных и процессуальных административно- деликтных норм[336] [337].

Проведенный анализ административного законодательства государств - членов Таможенного союза в целом показал наличие в трех странах общих принципов и подходов, применяемых таможенными органами при привлечении лиц к административной ответственности. Вместе с тем выявлен и ряд особенностей, присущих национальному законодательству той или иной страны, а также несоответствий, препятствующих единообразному применению норм таможенного законодательства Таможенного союза при привлечении лиц к административной ответственности .

Подобные несоответствия касаются и процессуальных вопросов административного производства, и вопросов установления административной ответственности за отдельные категории административных правонарушений. Рассмотрим перечень административных правонарушений в области интеллектуальных прав, выявление и пресечение которых входит в компетенцию таможенных органов государств-членов ТС.

В настоящее время таможенные органы РФ обладают полномочиями по выявлению, пресечению и расследованию дел об административных правонарушениях, предусмотренных частью 1 статьи 7.12 и статьей 14.10 КоАП России402. В соответствии с пп. 12 п. 2 статьи 28.3. «Должностные лица, уполномоченные составлять протоколы об административных правонарушениях» КоАП России должностные лица таможенных органов вправе составлять протоколы об административных правонарушениях, предусмотренных частью 1 статьи 7.12 и статьей 14.10 КоАП России. После проведения административного расследования таможенные органы передают материалы дел об

403

административном правонарушении в суд, которые выносит решение .

Наделение должностных лиц таможенных органов правом возбуждать дела об административных правонарушениях, предусмотренных частью 1 статьи 7.12 и статьей 14.10 КоАП РФ, вступившего в силу с 1 июля 2002 года, имело важное значение в процессе формирования административного механизма защиты прав интеллектуальной собственности таможенными органами РФ.

При этом специалистами отмечалось то, что введение административной ответственности за нарушения интеллектуальных прав ввиду сложностей разграничения ее от уголовной ответственности на начальном этапе вызвало определенные ошибки в правоприменительной практике404.

Парламентом Республики Казахстан 5 июля 2014 года был принят Кодекс Республики Казахстан от 5 июля 2014 года № 235-V ЗРК «Об административных правонарушениях», который вступил в силу с 1 января 2015 года405.

Предыдущий Кодекс РК об административных правонарушениях 2001 года

содержал статью 129 «Нарушение авторских и (или) смежных прав», которая предусматривала ответственность за незаконное использование объектов

402 Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях от 30.12.2001 № 195- ФЗ // Российская газета. - 2001. - № 256 (31 декабря).

403 Административные дела в отношении физических лиц рассматривают суды общей юрисдикции, в отношении индивидуальных предпринимателей и юридических лиц - арбитражные суды.

404 Козлов, А. А. Гражданско-правовые и административно-правовые меры противодействия нарушениям прав на товарные знаки в России // Юрист. - 2004. - № 4. - С. 41.

405 Кодекс Республики Казахстан от 5 июля 2014 года № 235-V ЗРК «Об административных правонарушениях» (с изм. от 14.01.2015). Электронный ресурс. http://adilet.zan.kz/rus/docs/K1400000235#z3239 (дата обр. 20.02.2015).

авторского права и (или) смежных прав, а равно приобретение, хранение, перемещение или изготовление контрафактных экземпляров объектов авторского права и (или) смежных прав, за исключением использования в сети Интернет, в целях сбыта, присвоение авторства или принуждение к соавторству, если эти действия не содержат признаков уголовно наказуемого деяния. Часть 2 данной статьи предусматривала ответственность за эти же действия, совершенные повторно в течение года после наложения административного взыскания. Части 3 и 4 рассматриваемой статьи предусматривали административную ответственность за незаконное использование объектов авторского права и (или) смежных прав путем размещения в сети Интернет с целью предоставления доступа к неограниченному кругу лиц, а также организации, создания интернет­ресурсов для дальнейшего доступа к обмену, хранению, перемещению экземпляров произведений и (или) объектов смежных прав в электронном формате, если это действия не содержат признаков уголовно наказуемого

406

деяния .

Что касается средств индивидуализации, то административная

ответственность за их незаконное использование была предусмотрена статьей 145 Кодекса РК об административных правонарушениях 2001 года.

В действующем административном кодексе РК статья 158 «Незаконное использование чужого товарного знака, знака обслуживания, наименования места происхождения товара или фирменного наименования» включена в главу 14 «Административные правонарушения в области предпринимательской

деятельности». Данная статья предусматривает ответственность за незаконное использование чужого товарного знака, знака обслуживания или наименования места происхождения товара или сходных с ним обозначений для однородных товаров или услуг, а также незаконное использование чужого фирменного [338]

наименования, если эти действия не содержат признаков уголовно наказуемого деяния.

Данные действия влекут штраф на физических лиц в размере тридцати, на субъектов малого предпринимательства - в размере сорока, на субъектов среднего предпринимательства - в размере пятидесяти, на субъектов крупного предпринимательства - в размере ста месячных расчетных показателей, с конфискацией товаров, содержащих незаконное изображение товарного знака, знака обслуживания, наименование места происхождения товара или сходных с ним обозначений для однородных товаров или услуг407.

При этом следует отметить, что в отличие от КоАП России данная статья предусматривает ответственность за незаконное использование фирменного наименования408.

Конфискация за совершение правонарушений, указанных в настоящей статье, производится в случае невозможности уничтожения изготовленного изображения товарного знака, знака обслуживания, наименования места происхождения товара или фирменного наименования, его упаковки, бланков или другой документации, незаконно используемого товарного знака или наименования места происхождения, а также обозначения, сходного с ним до степени смешения. При этом конфискованные товары подлежат уничтожению в порядке, предусмотренном статьей 795 Кодекса РК от 5 июля 2014 года № 235-V ЗРК «Об административных правонарушениях», за исключением случаев их передачи правообладателю по его просьбе.

Что касается полномочий таможенных органов РК, то полномочия их в области выявления и пресечения рассматриваемой категории правонарушений идентичны полномочиям таможенных органов РФ. Так, в перечне должностных лиц, имеющих право составлять протоколы об административных правонарушениях по статье 158 в пп. 31 п.1 статьи 804 Кодекса РК от 5 июля

407 Кодекс Республики Казахстан от 5 июля 2014 года № 235-V ЗРК «Об административных правонарушениях» (с изм. от 14.01.2015). Электронный ресурс. http://adilet.zan.kz/rus/docs/K1400000235#z3239 (дата обр. 20.02.2015).

408 В РФ к административной ответственности за незаконное использование фирменного наименования можно привлечь только в рамках антимонопольного законодательства.

2014 года № 235-V ЗРК «Об административных правонарушениях» названы должностные лица органов государственных доходов[339]. Рассматривают данную категорию дел в Республике Казахстан суды.

Кодекс Республики Беларусь об административных правонарушениях содержит лишь один состав, предусматривающий административную ответственность в сфере прав интеллектуальной собственности. Речь идет о статье 9.21. «Нарушение авторских, смежных и патентных прав», которая предусматривает административную ответственность за незаконное

распространение или иное незаконное использование объектов авторского права, смежных прав или объектов права промышленной собственности, а также сорта растения или топологии интегральной микросхемы.

Данные действия влекут наложение штрафа с конфискацией предмета административного правонарушения или без конфискации[340].

Таким образом, административное законодательство государств-членов ТС в области установления административной ответственности за нарушения прав интеллектуальной собственности в достаточной степени различается и имеет определенную специфику. Выделим наиболее явные отличия в положениях административного законодательства по направлению защиты прав

интеллектуальной собственности в странах - членах ТС.

1) . Анализ действующего административного законодательства в области защиты интеллектуальных прав в трех государствах свидетельствует о том, что административная ответственность предусмотрена за нарушения прав на различные объекты интеллектуальной собственности. Так, КоАП России не

предусмотрена административная ответственность за незаконное использование фирменного наименования как средства индивидуализации юридических лиц.

В Казахстане фирменное наименование входит в перечень объектов интеллектуальной собственности, незаконное использование которых влечет меры административной ответственности. В Белоруссии административно - правовой защите подлежит наиболее полный перечень объектов интеллектуальной собственности, включающий помимо объектов авторского права, смежных прав или объектов права промышленной собственности также сорта растений и топологии интегральной микросхемы. Причем все они объединены законодателем в одном составе административного правонарушения.

2) . Обращает на себя внимание различие в санкциях за подобного рода административные правонарушения. Данные различия обусловлены особенностями материальных и процессуальных норм административного законодательства в государствах - членах ТС. Так, в РФ административные штрафы измеряются в конкретной денежной сумме (диапазоне), в Казахстане штрафы исчисляются в месячных расчетных показателях, в Белоруссии - в базовых величинах. При этом общим является тот факт, что санкции за подобные административные правонарушения во всех трех государствах представлены административным штрафом с конфискацией предмета административного правонарушения.

3) . Также различается перечень лиц, привлекаемых к административной ответственности за правонарушения в области интеллектуальных прав. В России и Казахстане в качестве лиц, привлекаемых к административной ответственности за подобного рода правонарушения, выступают физические лица, должностные лица и юридические лица. В Республике Беларусь законодатель выделяет индивидуальных предпринимателей, физических и юридических лиц.

Кроме того, нормами КоАП Республики Казахстан предусмотрена дифференциация наказания юридических лиц в зависимости от отнесения их к субъектам малого или среднего предпринимательства, крупного

предпринимательства411.

4) . Кроме выделенных нами выше различий можно назвать и иные особенности привлечения к административной ответственности в сфере интеллектуальных прав в государствах - членах ТС. Одним из примеров может служить положение административного законодательства Республики Казахстан о том, что конфискация как санкция за совершение правонарушений в области интеллектуальных прав производится в случае невозможности уничтожения изготовленного изображения товарного знака или наименования места происхождения товара с товара, его упаковки, бланков или другой документации, незаконно используемого товарного знака или наименования места происхождения, а также обозначения, сходного с ним до степени смешения. Другим примером может служить возможность наложения административного штрафа без конфискации предмета административного правонарушения в соответствии с Кодексом Республики Беларусь об административных правонарушениях.

5) . Существенным отличием механизма применения мер административной ответственности за нарушения интеллектуальных прав в рамках трансграничной защиты, то есть защиты, осуществляемой таможенными органами при перемещении товаров через таможенную границу, до недавнего времени являлся различный объем административной юрисдикции таможенных органов государств - членов ТС.

Если таможенные органы РФ и РБ были правомочны выявлять дела об АП в области интеллектуальной собственности и составлять соответствующие протоколы (пп. 12 п. 2 статьи 28.3. КоАП России и пп. 21 п. 1 статьи 3.30. Процессуально-исполнительного кодекса РБ об административных

правонарушениях), то подобные полномочия у таможенных органов РК до недавнего времени отсутствовали. Пп. 1 п. 1 статьи 636 Кодекса РК об

411 Письмо ФТС России от 20.03.2013 № 18-12/11516 "О направлении обзора"

(вместе с "Обзором законодательных основ привлечения лиц к административной ответственности в государствах - членах Таможенного союза после вступления в силу Таможенного кодекса Таможенного союза"). СПС Гарант.

административных правонарушениях 2001 года в качестве должностных лиц, имеющих право составлять протоколы об административных правонарушениях, назывались должностные лица таможенных органов. Однако в перечне статей, по которым таможенные органы были вправе составлять протоколы об АП, статьи 129 и 145 КоАП РК отсутствовали. В Казахстане правом составления протоколов об административных правонарушениях в сфере нарушений интеллектуальной собственности согласно ст. 636 Кодекса об административных правонарушениях Республики Казахстан 2001 года были наделены органы финансовой полиции и министерства юстиции Республики Казахстан .

Данное противоречие отмечалось экспертами, которые отмечали, что полномочия казахстанских таможенников ограничены только тем, что они выявляют контрафактный товар, приостанавливают его выпуск и сообщают представителю правообладателя. На этом их полномочия заканчиваются, и, если не поступило заявление от правообладателя о продлении приостановлении выпуска или не представлено определение суда на возбуждение гражданского

413

дела, то товар выпускается .

Вступивший в силу с 1 января 2015 года новый Кодекс Республики Казахстан от 5 июля 2014 года № 235-V ЗРК «Об административных правонарушениях» расширил полномочия таможенных органов (в настоящее время - органов государственных доходов) в области выявления административных правонарушений в сфере интеллектуальных прав. Это явилось важным шагом по унификации положений о привлечении к административной ответственности за нарушения интеллектуальных прав в государствах - членах ТС.

В рамках административной реформы в Республике Казахстан происходит не только совершенствование административного законодательства, но и

412

Кодекс Республики Казахстан об административных правонарушениях от 30 января 2001 года № 155-II (с изменениями и дополнениями по состоянию на 17.04.2014 г.) (утратил силу). Электронный ресурс. http://online.zakon.kz/Document/7doc id=1021682#pos=2225;0 (дата обр. 20.02.15).

412 Абдыкулов, А. Теория и практика защиты интеллектуальной собственности. Электронный ресурс. http://customsexpert.ru/articles/teoriya-i-praktika-zashchi.htm (дата обр. 20.05.2014).

реорганизация органов государственного управления. В соответствии с постановлением Правительства Республики Казахстан от 15 августа 2014 года №933 «О ведомствах центральных исполнительных органов Республики Казахстан» Налоговый комитет Министерства финансов Республики Казахстан и Комитет таможенного контроля Министерства финансов Республики Казахстан реорганизованы путем слияния в Комитет государственных доходов Министерства финансов Республики Казахстан[341].

Что касается сравнительного анализа положений административного и таможенного законодательства новых участников евразийской экономической интеграции (Республика Армения), а также ее потенциальных участников, то данные вопросы в ближайшем будущем должны стать темой серьезных научных исследований.

В качестве одной из проблем рассматриваемого направления деятельности таможенных органов является аспект включения (учета) лицензионных платежей за использование исключительных прав в таможенную стоимость товаров.

Одна из важнейших задач таможенного контроля товаров, содержащих интеллектуальную составляющую, связана с фискальной функцией таможенных органов, а именно: с правильным исчислением и взиманием таможенных платежей. Расчет большинства таможенных платежей связан с таможенной стоимостью товаров.

Согласно п. 3 ст. 64 ТК ТС таможенная стоимость товаров определяется декларантом либо таможенным представителем, действующим от имени и по поручению декларанта, а в случаях, установленных таможенным законодательством, - таможенным органом.

Существует шесть методов определения таможенной стоимости товаров, порядок применения которых регламентируется Соглашением между правительствами Российской Федерации, Республики Беларусь и Республики Казахстан от 25 января 2008 г. «Об определении таможенной стоимости товаров, перемещаемых через таможенную границу Таможенного союза» (далее в разделе - Соглашение). В соответствии с подпунктом 7 п. 1 ст. 5 Соглашения при определении таможенной стоимости ввозимых товаров по стоимости сделки с ними к цене, фактически уплаченной или подлежащей уплате за эти товары, добавляются «лицензионные и иные подобные платежи за использование объектов интеллектуальной собственности (включая платежи за патенты, товарные знаки, авторские права), которые относятся к оцениваемым (ввозимым) товарам и которые прямо или косвенно произвел или должен произвести покупатель в качестве условия продажи оцениваемых товаров, в размере, не включенном в цену, фактически уплаченную или подлежащую уплате за эти товары». Таким образом, лицензионные и иные подобные платежи за использование объектов интеллектуальной собственности должны быть включены в таможенную стоимость товара.

Следует определить понятие «лицензионные платежи за использование объектов интеллектуальной собственности». Уплата платежей за использование объектов интеллектуальной собственности в отношении импортируемых товаров в большинстве случаев регулируется лицензионным договором либо договором о коммерческой концессии

Согласно ст. 1235 ГК РФ, «по лицензионному договору одна сторона - обладатель исключительного права на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации (лицензиар) предоставляет или обязуется предоставить другой стороне (лицензиату) право использования такого результата или такого средства в предусмотренных договором пределах.

По лицензионному договору лицензиат обязуется уплатить лицензиару обусловленное договором вознаграждение, если договором не предусмотрено иное. При отсутствии в возмездном лицензионном договоре условия о размере вознаграждения или порядке его определения договор считается незаключенным. При нарушении лицензиатом обязанности уплатить лицензиару в установленный лицензионным договором срок вознаграждение за предоставление права использования произведения науки, литературы или искусства либо объектов смежных прав лицензиар может в одностороннем порядке отказаться от лицензионного договора и потребовать возмещения убытков, причиненных его расторжением.

Вознаграждение по лицензионному договору может быть выражено в двух основных формах: роялти и паушальные платежи. В настоящее время

применительно к нематериальным активам и, в частности, к интеллектуальной собственности, роялти чаще всего означает согласованную в лицензионном договоре периодически осуществляемую лицензиатом выплату лицензиару денежных сумм в размерах, зависящих от результатов, получаемых при использовании интеллектуальной собственности лицензиатом. Роялти используется для расчетов с лицензиаром в большинстве случаев заключения лицензионных соглашений. При этом вопрос о размере процента отчислений (ставке роялти) является одним из наиболее сложных в мировой и отечественной практике.

Паушальный платеж - это единовременная выплата компенсации (вознаграждения) за право пользования лицензией до получения экономического эффекта от ее использования. Наиболее простой вариант расчета подлежащих включению в таможенную стоимость лицензионных платежей - когда их величина составляет твердую, заранее оговоренную сумму, уплачиваемую единовременно (паушальный платеж) или с определенной периодичностью, либо составляет определенный процент от известной величины, например стоимости товара, указанной во внешнеторговом договоре. В этом случае на момент таможенного оформления можно точно определить размер лицензионных платежей, подлежащих включению в таможенную стоимость ввозимого товара.

Более сложным является вариант, когда лицензионные платежи рассчитываются исходя из величин, которые неизвестны на момент таможенного оформления, например, в зависимости от величины выручки, которую покупатель получит при последующей продаже указанных товаров.

Согласно п. 3 ст. 5 Соглашения добавления (дополнительные начисления) к цене, фактически уплаченной или подлежащей уплате за ввозимые товары, предусмотренные пунктом 1 настоящей статьи, производятся на основании достоверной, количественно определяемой и документально подтвержденной информации. При отсутствии такой информации, необходимой для дополнительных начислений, метод по стоимости сделки с ввозимыми товарами не применяется. В связи с этим в настоящее время таможенная стоимость товаров, содержащих объекты интеллектуальной собственности, размер которых на момент декларирования невозможно определить ввиду условий договора, подлежит определению с использованием методов определения таможенной стоимости, установленных ст. 6 - 9 и 10 Соглашения.

Одним из способов правильного и наиболее точного определения таможенной стоимости таких товаров может быть процедура отложенного определения таможенной стоимости товаров. П. 5 ст. 64 ТК ТС и ст. 11 Соглашения установлено, что, если при таможенном декларировании товаров точная величина их таможенной стоимости не может быть определена в связи с отсутствием документов, подтверждающих точные сведения, необходимые для ее расчета, допускается отложить определение точной величины таможенной стоимости товаров. В этом случае допускается ее заявление на основе имеющихся у декларанта документов и сведений и исчисление и уплата таможенных пошлин, налогов исходя из заявленной таможенной стоимости. Случаи отложенного определения таможенной стоимости, а также порядок декларирования, особенности исчисления и уплаты таможенных пошлин, налогов для таких случаев утверждаются решением Евразийской экономической комиссии. На данный момент такого решения нет, в связи с чем процедура отложенного определения таможенной стоимости не применяется. Иного порядка, позволяющего рассчитать таможенную стоимость товаров при уплате лицензионных платежей в форме роялти, также нет[342].

Поэтому сегодня при подготовке лицензионного соглашения немаловажно проработать условия уплаты, чтобы сделать расчет лицензионных платежей, включаемых в таможенную стоимость ввозимых товаров, простым и понятным. Для определения таможенной стоимости ввозимых товаров наиболее удобно установить размер лицензионных платежей в виде паушального платежа или в виде определенного процента от стоимости товара, указанной во внешнеторговом договоре. Однако здесь необходимо учитывать, насколько такой расчет роялти выгоден обеим сторонам и можно ли убедить иностранного контрагента в его целесообразности.

Еще один важный момент определения таможенной стоимости при установлении лицензионного вознаграждения - его отнесение к ввозимым товарам. Так, в соответствии с п. 2 ст. 1484 ГК РФ «исключительное право на товарный знак может быть осуществлено для индивидуализации товаров, работ или услуг, в отношении которых товарный знак зарегистрирован, в частности путем размещения товарного знака:

1) на товарах, в том числе на этикетках, упаковках товаров, которые производятся, предлагаются к продаже, продаются, демонстрируются на выставках и ярмарках или иным образом вводятся в гражданский оборот на территории Российской Федерации, либо хранятся или перевозятся с этой целью, либо ввозятся на территорию Российской Федерации;

2) при выполнении работ, оказании услуг;

3) на документации, связанной с введением товаров в гражданский оборот;

4) в предложениях о продаже товаров, о выполнении работ, об оказании услуг, а также в объявлениях, на вывесках и в рекламе;

5) в сети «Интернет», в том числе в доменном имени и при других способах адресации».

В таможенную стоимость следует включать только ту часть лицензионных платежей, которая в соответствии с условиями лицензионного договора будет уплачиваться за право использования товарных знаков в отношении ввозимых товаров, в том числе:

право размещать товарные знаки на товаре и его упаковке,

право вводить товар в гражданский оборот на территории Российской Федерации.

Письмо ФТС России от 30 июня 2010 г. № 05-41/32225 «О включении лицензионных платежей в таможенную стоимость товаров» уточняет условия, при соблюдении которых платежи за использование объектов интеллектуальной собственности (лицензионные платежи) подлежат дополнительному начислению к цене, фактически уплаченной или которую требуется уплатить, при определении таможенной стоимости ввозимых товаров по методу, по стоимости сделки с ввозимыми товарами. Одно из таких условий - отнесение лицензионных платежей к ввозимым (оцениваемым) товарам. Лицензионные платежи относятся к ввозимым товарам, которые содержат интеллектуальную собственность (в частности, товарные знаки). То есть, если ввозимые товары являются только составной частью или комплектующей частью изделия, производимого в Российской Федерации, к цене, фактически уплаченной или подлежащей уплате за ввозимые товары, согласно указанному письму ФТС, должны начисляться лицензионные платежи, которые имеют отношение к данным товарам. Таким образом, выделение в лицензионном договоре лицензионных платежей, относящихся к ввозимым товарам, позволит избежать импортерам лишних затрат при определении таможенной стоимости.

В соответствии с разделом II Порядка декларирования контроля корректировки таможенной стоимости, утвержденного решением комиссии Таможенного союза от 20 сентября 2010 г. № 376, если лицензионные и иные подобные платежи относятся ко всем или нескольким из поставляемых наименований товаров и в лицензионном договоре не приводится распределение платежей за такое использование между отдельными наименованиями товаров (например, паушальный платеж), то распределение суммарной величины платежей за использование объектов интеллектуальной собственности между товарами производится пропорционально стоимости каждого товара. Кроме того, в соответствии с Порядком, по желанию декларанта возможно включить

суммарную стоимость лицензионных платежей в таможенную стоимость первой партии товаров, в отношении которых они предусмотрены.

В современных условиях международного сотрудничества и динамичных интеграционных процессов таможенное законодательство развивается и совершенствуется с учетом международных стандартов таможенного регулирования. Рост контрафактной продукции и усиление таможенного контроля товаров, содержащих объекты интеллектуальной собственности, делают актуальным поиск и совершенствование способов отражения в таможенной стоимости товаров платежей за использование интеллектуального продукта. В защите прав интеллектуальной собственности таможенными органами важна не только защита прав правообладателей и потребителей продукции, но и полнота исчисления и взимания таможенных платежей, величина которых в большинстве случаев напрямую зависит от таможенной стоимости. Анализ нормативно­правового регулирования в данной сфере свидетельствует о наличии определенных сложностей в определении таможенной стоимости товаров при использовании лицензионных платежей в форме роялти.

Необходимо внести соответствующие изменения в действующее таможенное законодательство, регламентирующие порядок определения таможенной стоимости. Это позволит участникам внешнеэкономической деятельности включать лицензионные платежи в форме роялти в таможенную стоимость, используя описанный метод определения таможенной стоимости товаров, а таможенным органам - обеспечить полноту исчисления и взимания таможенных платежей при перемещении через таможенную границу товаров, содержащих объекты интеллектуальной собственности.

Подведем итоги.

Проблема исчерпания прав в современный период развития интеграционных процессов приобретает особую актуальность. Это отмечается специалистами, которые признают, что в условиях глобализации международной торговли

значение доктрины исчерпания исключительных прав, выбор масштаба исчерпания и объема прав, подлежащих исчерпанию на ее основе, обретают особое значение[343] [344].

В России в период с 2002 по 2011 годы действовал национальный принцип исчерпания прав, а с 2012 года в соответствии с Соглашением о единых принципах регулирования в сфере охраны и защиты прав интеллектуальной собственности, регламентирующим данные вопросы на уровне Таможенного союза России, Белоруссии и Казахстана, - региональный. В настоящее время региональный принцип провозглашен на уровне ЕАЭС .

Введение и применение рассматриваемого принципа связано с трансграничной защитой прав на объекты интеллектуальной собственности, осуществляемой таможенными органами. Административно-правовой механизм такой защиты регламентирован действующим законодательством. Основой его является ТРОИС ФТС России, а также предоставленные таможенным органам полномочия по выявлению и пресечению административных правонарушений в области интеллектуальной собственности. На эффективность рассматриваемого механизма защиты значительное влияние оказывает судебная практика, в том числе связанная с исчерпанием исключительных прав.

В настоящий период среди ученых и практиков сложились противоречивые позиции в области разрешения проблемы исчерпания прав. Если ФАС России настаивает на введении в России международного принципа исчерпания прав, то ФТС России и ряд других государственных органов считают, что международный принцип противоречит интересам правообладателей, рядовых потребителей продукции, государства. Наличие данной дискуссии позволяет говорить о необходимости регулирования вопросов параллельного импорта комплексом мер частно-правовой и публично-правовой направленности, система которых позволит

обеспечить соблюдение баланса интересов правообладателей, потребителей, государства, иных субъектов данных общественных отношений.

Действующий в условиях Таможенного союза и ЕАЭС региональный принцип направлен на унификацию правовой охраны прав интеллектуальной собственности, упрощение таможенных процедур и формальностей и способствует основной цели экономической интеграции - свободному беспрепятственному обороту товаров на территории ЕАЭС.

Важную роль в процессе унификации вопросов исчерпания прав играют суды. При этом единообразная судебная практика представляется нам вспомогательным механизмом по отношению к нормативно-правовому регулированию.

На основе изложенного выше следует согласиться с выводами экспертов, согласно которым негативные последствия от легализации параллельного импорта будут значительными в сравнении с положительными результатами. Это позволяет сделать заключение об эффективности и достаточности современного уровня решения вопросов исчерпания прав в рамках административно-правового механизма защиты прав интеллектуальной собственности таможенными органами в условиях Евразийского экономического союза.

В качестве одной из проблем исследуемого аспекта деятельности таможенных органов является вопрос учета лицензионных отчислений за использование товарного знака и иного объекта интеллектуальной собственности в таможенной стоимости перемещаемых через таможенную границу товаров. Анализ нормативно-правового регулирования и правоприменительной практики таможенных органов свидетельствует о наличии сложностей в определении таможенной стоимости товаров при использовании лицензионных платежей в форме роялти. Решением данных проблем должны стать дополнения в действующее таможенное законодательство, регламентирующие порядок отложенного определения таможенной стоимости.

Другой проблемой в рассматриваемой области является отсутствие гармонизированного и унифицированного административного законодательства в государствах-членах ЕАЭС. Анализ административного законодательства государств-участников евразийской интеграции позволяет сделать вывод о том, что процессы гармонизации и унификации законодательства в рамках наднационального института административно-правового регулирования защиты прав интеллектуальной собственности активно продолжаются в современных условиях.

Выделенные нами различия и особенности в регламентации применения административной ответственности за нарушения прав интеллектуальной собственности в государствах-членах Таможенного союза в настоящее время приобретают особое значение. В условиях развития и совершенствования новых форм международной интеграции, формирования Единого экономического пространства на территории государств-участников Таможенного союза они свидетельствуют об отсутствии единого нормативно-правового регулирования в вопросах правовой охраны и защиты прав на объекты интеллектуальной собственности. В связи с этим остро встает проблема необходимости унификации целого ряда отраслей законодательства государств-членов ТС в условиях Единого экономического пространства, прежде всего, административного, таможенного, прав интеллектуальной собственности и др. Следует обратить внимание на то, что дальнейшее развитие и оптимизация национальных отраслей законодательства, к примеру, административного, должны быть основаны на общих принципах и осуществляться в едином направлении. Все это позволит обеспечить эффективную защиту прав интеллектуальной собственности на территории Евразийского экономического пространства, осуществляемую таможенными органами, а также основные цели интеграционных процессов на постсоветском пространстве в целом.

<< | >>
Источник: АГАМАГОМЕДОВА САНИЯТ АБДУЛГАНИЕВНА. Административно-правовой механизм защиты прав интеллектуальной собственности таможенными органами в условиях Евразийского экономического союза. 2015

Еще по теме § 2. Проблемы реализации административно-правового механизма защиты прав на объекты интеллектуальной собственности таможенными органами в условиях Евразийского экономического союза:

  1. АГАМАГОМЕДОВА САНИЯТ АБДУЛГАНИЕВНА. Административно-правовой механизм защиты прав интеллектуальной собственности таможенными органами в условиях Евразийского экономического союза, 2015
  2. Лекция 15. Обязательства по использованию прав на объекты интеллектуальной собственности 15.1. Общая характеристика обязательств по использованию прав на объекты интеллектуальной собственности. 15.2. Авторские договоры. 15.3. Договоры о передаче смежных прав. 15.4. Патентно-лицензионные договоры. 15.5. Патентно-лицензионные договоры, предметом которых являются права на товарный знак. 15.6. Договор коммерческой концессии /франчайзинга/. 15.7. Договоры на выполнение научно-иссл
  3. § 5. Таможенный контроль за объектами интеллектуальной собственности
  4. Мрих Александр Сергеевич. Трудоправовая интеграция государств Европейского союза и государств Евразийского экономического союза: сравнительно-правовой анализ, 2017
  5. § 14.1. Защита прав на интеллектуальную собственность
  6. Наследование прав на объекты интеллектуальной собственности
  7. Классификация договоров об использовании прав на объекты интеллектуальной собственности
  8. 5. Интеллектуальная собственность как объект гражданских прав.
  9. Вовлечение прав на объекты интеллектуальной собственности в гражданский оборот
  10. 15.1. Общая характеристика обязательств по использованию прав на объекты интеллектуальной собственности
  11. § 1. Интеллектуальная собственность как объект правовой охраны
  12. ТЕМА 5. МЕЖДУНАРОДНО-ПРАВОВАЯ ОХРАНА ОБЪЕКТОВ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ СОБСТВЕННОСТИ
  13. ПРОБЛЕМЫ РЕАЛИЗАЦИИ ПРАВ ОБВИНЯЕМОГО ПО ДЕЛАМ, РАССЛЕДУЕМЫМ ОРГАНАМИ ДОЗНАНИЯ
  14. § 5. Региональный международно-правовой механизм защиты прав человека
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Акционерное право - Бюджетная система - Горное право‎ - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право зарубежных стран - Договорное право - Европейское право‎ - Жилищное право - Законы и кодексы - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История политических учений - Коммерческое право - Конкурсное право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право России - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминальная психология - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Образовательное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право интеллектуальной собственности - Право собственности - Право социального обеспечения - Право юридических лиц - Правовая статистика - Правоведение - Правовое обеспечение профессиональной деятельности - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Римское право - Семейное право - Социология права - Сравнительное правоведение - Страховое право - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Судебное дело - Судебные и правоохранительные органы - Таможенное право - Теория и история государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия права - Финансовое право - Экологическое право‎ - Ювенальное право - Юридическая антропология‎ - Юридическая периодика и сборники - Юридическая техника - Юридическая этика -