1.3. АДМИНИСТРАТИВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНЫЙ РЕЖИМ

Одним из важнейших элементов административно-процессуальной формы наряду с процессуальными производствами и процессуальными стадиями выступает процессуальный режим.

Выделение процессуального режима в качестве самостоятельного элемента административно-процессуальной формы позволяет рассматривать последнюю как композиционно выверенную, логически завершенную конструкцию.

Как справедливо отмечалось в литературе, процессуальный режим представляет собой атмосферу четко налаженного порядка рассмотрения юридического дела и наиболее эффективного его результата, запрограммированного определенным нормативным предписанием .

Это в полной мере относимо к административно-процессуальной форме, и потому вполне приемлемо использование понятия административно-процессуального режима.

Структура административно-процессуального режима охватывает принципы административно-правовой деятельности, способы осуществления процессуальных действий и гарантии обеспечения административно-процессуальной деятельности, правового статуса субъектов административного процесса.

Принципы административно-процессуальной деятельности – это исходные, основополагающие идеи, в соответствии с которыми она осуществляется. При этом следует иметь в виду, что принципы административного процесса опираются на конституционные принципы государственного управления, однако при этом отражают специфику административно-процессуальной сферы.

Можно выделить следующие принципы административного процесса:

1) принцип законности;

2) принцип правового равенства;

3) принцип охраны интересов государства и личности;

4) принцип публичности (официальности) процесса;

5) принцип объективной истины;

6) принцип гласности процесса;

7) принцип осуществления процесса на государственном языке и обеспечения права пользования родным языком;

8) принцип быстроты и экономичности процесса;

9) принцип самостоятельности в принятии решений.

10) принцип неукоснительной реализации правовых презумпций невиновности и правомерности действий граждан.

Принцип законности представляет собой важнейший принцип административного процесса и характеризуется как режим соответствия общественных отношений, возникающих в этой сфере, законам и подзаконным актам государства , как режим, атмосфера взаимодействия, взаимоотношений государства и гражданина . В самом деле, принцип законности выступает одновременно как принцип деятельности центральных и местных государственных органов и их должностных лиц и как принцип взаимоотношения государства и гражданина.

Движение к демократическому, правовому государству невозможно без строгого и неуклонного соблюдения законности. Утверждения этого принципа настоятельно требуют национально-государственное строительство и нравственное обновление общества.

Вместе с тем реализация принципа законности в административно-процессуальной сфере опирается на ряд условий, имеющих определяющее значение. Это – единство законности; гарантированность прав и свобод граждан; недопустимость противопоставления законности и целесообразности; неотвратимость наказания за нарушение закона.

Принцип правового равенства. Данный принцип основывается на конституционном положении о равноправии граждан перед законом. Однако было бы неверно рассматривать его односторонне в контексте применения его только к гражданам. Он в полной мере относим и к иным субъектам административного процесса. Другими словами, требования закона в равной степени распространяются на все без исключения государственные органы, объединения граждан и должностных лиц, осуществляющих административно-процессуальную деятельность.

Свое конкретное воплощение принцип правового равенства находит в формировании правового статуса субъектов административного процесса, причем особое значение получает закрепление широкого круга прав и обязанностей граждан, приобретающих в этом плане роль действенного инструмента реализации и защиты ими своих интересов.

Указанный принцип органично связан с реализацией иных принципов административного процесса, в частности, принципа охраны интересов государства и личности. Не случайно законодатель закрепил в качестве важнейших задач деятельности государственных органов задачи охраны общественного строя нашего государства, установленного порядка управления, государственного и общественного порядка. Эти задачи реализуются с целью охраны интересов государства, поскольку в демократическом правовом обществе соблюдение интересов государства служит залогом соблюдения интересов всех законопослушных членов этого общества. Вот почему обеспечение охраны интересов государства тесно связано с обеспечением охраны интересов личности вообще и граждан государства в частности. Здесь налицо обратная связь. Охрана интересов личности, гражданина – важнейший фактор стабильности гражданского общества и, следовательно, надлежащего функционирования государственного аппарата, государства в целом.

Принцип публичности (официальности) административного процесса находит свое отражение в закреплении обязанности государственных органов, их должностных лиц осуществлять рассмотрение и разрешение индивидуально-конкретных дел и связанные с этим определенные действия (собирание необходимых материалов и доказательств) от имени государства и, как правило, за государственный счет. В отличие от гражданского процесса, в административном процессе отсутствует плата за ведение процесса в виде пошлины, т.е. отношения между субъектами административного процесса строятся исключительно на безвозмездных началах.

Принцип объективной истины в административном процессе направлен на полное исключение из процесса проявлений субъективизма, односторонности в анализе действий субъектов процесса, призван обеспечить установление и оценку реальных фактов, имеющих значение для принятия обоснованного решения по конкретному административному делу. Не случайно, например, законодатель в качестве важнейших задач по делу об административном правонарушении закрепил необходимость своевременного, всестороннего, полного и объективного выяснения обстоятельств каждого дела, разрешения его в точном соответствии с законодательством. С такого рода необходимостью связывает законодатель и оценку исследуемых в ходе рассмотрения дела доказательств (ст.252 КоАП).

Претворение в жизнь принципа гласности административного процесса обусловлено необходимостью широкой информированности общества о деятельности государственных органов, их должностных лиц по осуществлению административно-процессуальных функций. Наряду с правом граждан на получение информации о деятельности органов государства, закрепленным в ст.43 Закона Украины «Об информации», законодатель зачастую обязывает соответствующие органы сообщать гражданам о принятых решениях. Так, например, ч.7 ст.14 Закона Украины «Об объединениях граждан» указывает на необходимость для легализующего органа объявить в средствах массовой информации об официальном признании объединения граждан.

Принцип осуществления процесса на государственном языке и обеспечения права пользования родным языком каждому из граждан, участвующих в процессе. Рассмотрение конкретных дел ведется на государственном языке Украины, однако гражданин, не владеющий украинским языком, может участвовать в процессе, пользуясь своим родным языком. При этом ему в полной мере обеспечивается получение всей необходимой информации и возможность довести собственную информацию до сведения органа или должностного лица, рассматривающего конкретное дело. На это направлено участие в процессе такой процессуальной фигуры, как переводчик. Так, например, ст.268 КоАП Украины предусматривает, что при рассмотрении дела о правонарушении лицо, привлекаемое к административной ответственности, вправе выступать на родном языке и пользоваться услугами переводчика, если не владеет языком, на котором ведется производство по делу.

Быстрота и экономичность административного процесса обусловлены оперативностью управленческой деятельности государственных органов. Определение конкретных, сравнительно небольших сроков рассмотрения административных дел, с одной стороны, служит фактором, препятствующим проявлению волокиты, а с другой – позволяет упорядочить движение дел, ввести процесс в определенные временные рамки. Ведение административного процесса материально менее обременительно для государства, чем ведение уголовного и гражданского процессов.

Осуществление принципа самостоятельности в принятии решений прежде всего исключает какое-либо вмешательство иных органов и должностных лиц в административно-процессуальную деятельность субъектов, уполномоченных вести процесс. Это позволяет повысить ответственность за принятие решений, способствует их законности и обоснованности. Неуклонное проведение в жизнь этого принципа не позволяет также органу или должностному лицу перекладывать обязанности по разрешению дела, входящего в его компетенцию, на нижестоящие инстанции.

Принцип неукоснительной реализации правовых презумпций невиновности и правомерности действий граждан. Соблюдение указанных презумпций должно служить исходной посылкой для всего хода административного процесса. Это позволит надежно защитить права и законные интересы граждан, участвующих в процессе.

Учитывая важность и особое социальное звучание этих правовых презумпций, необходимо более подробно остановиться на их характеристике.

Значение названных правовых презумпций обусловлено признанием в Украине человека, его жизни и здоровья, чести и достоинства, неприкосновенности и безопасности в качестве высшей социальной ценности (ст. 3 Конституции Украины).

Основываясь на уважении к личности, принцип презумпции невиновности представляет собой один из важнейших принципов, существенно влияющих на правовое положение гражданина во всех сферах процессуальной деятельности.

Конституция Украины закрепляет положения, отражающие сущность презумпции невиновности. В частности, ст.62 Конституции Украины гласит: «Лицо считается невиновным в совершении преступления и не может быть подвергнуто уголовному наказанию, пока его вина не будет доказана в законном порядке и установлена обвинительным приговором суда. Никто не обязан доказывать свою невиновность в совершении преступления. Обвинение не может основываться на доказательствах, полученных незаконным путем, а также на предположениях. Все сомнения относительно доказанности вины лица истолковываются в его пользу».

Из контекста рассматриваемой статьи ясно, что ее положения отнесены законодателем к сфере уголовного процесса. При этом сфера административного принуждения, по существу, остается без конституционного регулирования этого вопроса.

Оправданно ли такое положение? Думается, что нет. Привлечение к административной (а равно и к дисциплинарной) ответственности влечет для лица последствия явно негативного характера, зачастую существенно влияя на его социальное и имущественное положение, не говоря уже об издержках морального характера. Даже в случаях относительной незначительности применяемых санкций привлечение к административной ответственности может служить основой для серьезных нравственных страданий лица. Вот почему представляется важным распространение в полной мере презумпции невиновности на административно-юрисдикционную сферу. С этой точки зрения необходимо, во-первых, четкое нормативное выражение презумпции невиновности в рамках административного процесса и, во-вторых, ее законодательное закрепление прежде всего на конституционном уровне, а также на уровне текущих законодательных актов, регулирующих основные начала административно-процессуальной деятельности.

Следует отметить, что законодательство об административных правонарушениях содержит отдельные положения, отражающие сущность презумпции невиновности.

Прежде всего обращает на себя внимание ст. 7 КоАП, в соответствии с которой никто не может быть подвержен мерам ответственности в связи с административным правонарушением иначе как на основаниях и в порядке, установленных законодательством.

Эта общая посылка получает дальнейшее развитие в соответствующих статьях КоАП, регламентирующих порядок производства по делам об административных правонарушениях.

Не вызывает сомнений, что для того чтобы гражданин был признан виновным в совершении административного правонарушения, необходимо доказать его вину, причем такого рода доказывание должно проводиться с исчерпывающей полнотой. Это означает также, что привлечение к административной ответственности не должно основываться на предположениях, пусть даже весьма вероятных и логически обоснованных. Такой вывод основывается на анализе положений ст. 245 КоАП, прямо ориентирующей на необходимость своевременного, всестороннего, полного и объективного выяснения обстоятельств каждого дела об административном правонарушении.

С другой стороны, законодатель очерчивает круг источников доказательств, одновременно указывая на их допустимость с точки зрения закона. В частности, в силу требований ст. 251 КоАП доказательствами по делу об административном правонарушении являются любые фактические данные, на основе которых в предусмотренном законом порядке орган (должностное лицо) устанавливает наличие или отсутствие административного правонарушения, вину данного лица в его совершении и другие обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела. К числу источников доказательств законодатель относит протокол об административном правонарушении, объяснения лица, привлекаемого к ответственности, потерпевшего, свидетелей, заключение эксперта, вещественные доказательства, показания технических приборов, протокол изъятия вещей и документов, иные документы.

Таким образом, становится очевидным, что вина должна быть доказана только в предусмотренном законом порядке, с помощью указанных в законе источников доказательств и с соблюдением предусмотренной законом процессуальной формы. В противном случае полученная информация не будет иметь никакого доказательственного значения .

Существенным признаком презумпции невиновности служит то важное обстоятельство, что никто не обязан доказывать свою невиновность в совершении правонарушения. Из этого следует, что обязанность доказывать вину лица в совершении правонарушения возлагается на обвинителя, т.е. на органы и должностных лиц, установивших факт совершения деяний, содержащих, по их мнению, признаки состава правонарушения, и возбудивших производство по делу. Это означает также невозможность перекладывания инициативы в исследовании всех обстоятельств дела на лицо, привлекаемое к ответственности на стадии рассмотрения дела, и обязательность исследования всех обстоятельств дела лидирующей стороной в процессе.

Однако нельзя не принимать во внимание желание гражданина, вовлеченного в сферу административного процесса в качестве лица, привлекаемого к ответственности, самостоятельно активно участвовать в процессе установления объективной истины по делу. В этом проявляется не только естественное желание доказать свою непричастность к совершению правонарушения, но и зачастую активная гражданская позиция, желание помочь выявить возможные негативные проявления в деятельности отдельных органов и должностных лиц с целью устранения имеющихся недостатков, недопущения подобных ситуаций в дальнейшем в отношении других лиц. Поэтому активная позиция гражданина, выступающего в процессе в качестве лица, привлекаемого к ответственности, представляет собой своеобразный катализатор хода процесса. Не случайно законодатель среди процессуальных прав лица, привлекаемого к административной ответственности, закрепил права представлять доказательства, заявлять ходатайства (ст. 268 КоАП).

Таким образом, значение рассматриваемого положения, отражающего один из признаков презумпции невиновности, заключается в том, что в нем обязанность доказывания толкуется и как возможность лица, привлекаемого к административной ответственности, активно влиять на ход исследования обстоятельств дела.

С этой точки зрения представляется целесообразным данное положение сформулировать в следующем виде: «Никто не обязан доказывать свою невиновность в совершении правонарушения, но вправе это делать способами и в порядке, установленными законом».

Не вызывает сомнений, что виновность лица в совершении административного правонарушения должна быть доказана с исчерпывающей полнотой. Наряду с конституционным положением о том, что обвинение не может основываться на предположениях, свое закрепление в Конституции получило и положение, в соответствии с которым все сомнения относительно доказанности вины лица истолковываются в его пользу. Справедливо, что данное положение имеет определенное самостоятельное значение, являясь прежде всего дополнительным стимулом для компетентных органов и должностных лиц в их стремлении максимально полно и точно выяснить все обстоятельства совершения правонарушения, устранить любые возможные сомнения в правильности выводов, к которым они пришли, указывая, как следует поступать, если устранить сомнения не удалось и они не позволяют считать обвинение несомненным .

Усиление действенности рассматриваемого положения видится в четком и однозначном требовании, нуждающемся в законодательном закреплении, а именно: в юридической равнозначности недоказанной виновности и доказанной невиновности лица в совершении административного правонарушения.

Следующим признаком, характеризующим презумпцию невиновности, является отнесение права признания лица виновным в совершении административного правонарушения к компетенции только уполномоченных на то законом субъектов. И если в уголовном процессе таким субъектом признается единственно суд, то в сфере административного процесса при осуществлении производства по делам об административных правонарушениях наряду с судом к числу такого рода субъектов относится значительное число различных органов и их должностных лиц. Их исчерпывающий перечень содержится в гл. 17 КоАП. Именно это обстоятельство подтверждает позицию законодателя относительно реальности и необходимости претворения в жизнь этого важного признака презумпции невиновности. Иными словами, решение по делу, принятое органом, не уполномоченным на то законом, следует безусловно признавать незаконным и, соответственно, никаких правовых последствий для гражданина, привлекаемого к ответственности, оно нести не может.

Презумпция невиновности представляет собой фактор, существенно влияющий на объективность, непредвзятость рассмотрения вопроса о виновности лица в совершении административного правонарушения на стадии рассмотрения и разрешения дела по существу. Одновременно она должна стать барьером на пути негативного отношения к гражданину в иных сферах общественной жизни в связи с рассмотрением вопроса о его виновности в совершении конкретного правонарушения. Недопустимо, чтобы гражданин ущемлялся в определенных правах либо чтобы в отношении его применялись меры негативного характера до признания его виновным в совершении административного проступка в установленном законом порядке. Так, нельзя признать правильным решение об отчислении гражданина из вуза до вынесения и вступления в силу постановления компетентного органа о привлечении его к административной ответственности.

Поэтому следует выделить такой признак презумпции невиновности, как отражение официального признания виновности лица в соответствующем процессуальном документе – в постановлении по делу об административном правонарушении, вступившем в законную силу.

Закономерен вопрос: как быть в ситуации, когда, например, штраф взимается на месте совершения правонарушения? В какой мере при таких обстоятельствах действует презумпция невиновности?

На наш взгляд, существенных противоречий здесь не усматривается. Ускоренное производство, а именно с таким производством мы имеем дело в данном случае, представляет собой модификацию обычного производства. Особенностью его является лишь то, что соответствующее должностное лицо устанавливает признаки правонарушения, т.е. возбуждает производство, и оно же оперативно рассматривает и разрешает дело по существу. Безусловно, субъективный фактор играет в такого рода ситуации весьма значительную роль. Однако и здесь при оценке и правовой квалификации действий конкретного лица формирование и реализация внутреннего убеждения о его виновности у должностного лица должны происходить с учетом положений презумпции невиновности. Поэтому недостаточная убежденность в виновности должна влечь за собой прекращение производства, хотя на практике чаще всего для этого используется положение законодательства, предусматривающее возможность освобождения от административной ответственности ввиду малозначительности правонарушения и объявления устного замечания (ст. 22 КоАП).

С другой стороны, законодатель закрепляет положение, в соответствии с которым в случае, когда лицо оспаривает наложение взыскания на месте, следует составлять протокол об административном правонарушении, т.е. фактически переводить ускоренное производство в обычное, со всеми вытекающими из этого для гражданина последствиями. В этом случае гражданин сам решает, считает ли он себя виновным в совершении правонарушения или нет, и четко осознает последствия – рассмотрение дела уполномоченным на то органом (должностным лицом) на основании протокола, который должен быть составлен в такой ситуации. Для соответствующего преломления действия презумпции невиновности в такого рода ситуации необходимо законодательно закрепить обязанность должностного лица разъяснить гражданину его право оспаривать взыскание и требовать составления протокола об административном правонарушении.

Изложенное позволяет прийти к выводу, что нормативное выражение презумпции невиновности в производстве по делам об административных правонарушениях носит фрагментарный, зачастую весьма общий характер, в связи с чем возникает необходимость в ясной, достаточно концентрированной форме сформулировать и законодательно закрепить основные положения презумпции невиновности применительно к данному производству, а также к другому виду юрисдикционного производства, входящему в структуру административного процесса – дисциплинарному, поскольку, по нашему мнению, теоретические выводы, изложенные выше, в полной мере относимы и к нему.

Думается, что применительно к административно-процессуальной сфере презумпция невиновности может быть сформулирована в следующем виде: «Лицо считается невиновным в совершении административного правонарушения либо дисциплинарного проступка, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном законом порядке и установлена вступившим в законную силу постановлением или решением по делу.

Обязанность доказывания вины лежит на органе (должностном лице), возбудившем производство по делу. Никто не обязан доказывать свою невиновность в совершении правонарушения (проступка), но вправе это делать способами и в порядке, установленными законом. Недоказанная виновность равнозначна доказанной невиновности.

Привлечение к ответственности не может основываться на доказательствах, полученных незаконным путем, а также на доказательствах, не подтверждающих виновность лица в совершении правонарушения (проступка). Привлечение к ответственности не должно основываться на предположениях. Все сомнения относительно доказанности вины лица истолковываются в его пользу».

Между тем презумпция невиновности отражает лишь одну из многих сторон правового положения гражданина в административном процессе, поскольку наряду с производствами, имеющими юрисдикционный характер, в структуру административного процесса включаются иные многообразные производства, носящие неюрисдикционный характер.

В этих производствах правовое положение гражданина в не меньшей степени объективно нуждается в презюмировании правильности и законности его позиции.

Учитывая сложность административного процесса, множественность и разнообразный характер входящих в его структуру производств, следует признать, что наряду с презумпцией невиновности для него характерно наличие и иной презумпции, предполагающей правильность и обоснованность определенной позиции гражданина в его взаимоотношениях с государственными органами и их должностными лицами.

Исходя из этого, в качестве одной из презумпций административного процесса следует выделить презумпцию правомерности действий и правовой позиции гражданина.

В наибольшей степени такая презумпция характерна для производства по жалобам граждан на решения, действия или бездействие органов государственной власти, местного самоуправления, должностных и служебных лиц.

Ее признаки в названном производстве проявляются в следующем.

Во-первых, действия и правовая позиция гражданина, подающего жалобу, должны считаться правомерными до тех пор, пока иное не будет установлено решением органа (должностного лица), компетентного рассматривать жалобу по существу. Иными словами, презюмируется то, что имеются соответствующие основания для подачи жалобы, конкретное право гражданина нарушено конкретными действиями либо бездействием определенного органа либо должностного лица, имеет место нарушение ими требований правовых норм.

Во-вторых, права и обязанности по доказыванию правомерности позиции гражданина должны быть соответствующим образом распределены между ним и органом (должностным лицом), рассматривающим жалобу, а также органом (должностным лицом), действия или бездействие которого обжалуются.

Представляется, что обязанность доказывания определенных фактов и обстоятельств, послуживших основанием к подаче жалобы, должна возлагаться на орган (должностных лиц), действия которого обжалуются. Учитывая при этом заинтересованность гражданина, подавшего жалобу, в объективном ее разрешении, следует признать целесообразным закрепить возможность представления доказательств, обосновывающих правомерность подачи жалобы, в качестве его права. Кроме того, интересы законности и объективности принятия решения по жалобе требуют и наличия определенной инициативы от органа (должностного лица), рассматривающего жалобу и разрешающего ее. В связи с этим необходимо предусмотреть право такого органа (должностного лица) в необходимых случаях самостоятельно принимать меры для установления фактов и обстоятельств, имеющих значение для принятия правильного решения по жалобе.

В-третьих, решение по жалобе не должно основываться на предположениях, а все сомнения относительно правомерности позиции гражданина должны истолковываться в его пользу.

В том виде, в каком данная презумпция изложена выше, она сможет дисциплинировать деятельность чиновников всех уровней и способствовать предупреждению нарушений прав и свобод граждан со стороны государственных органов.

Считаем, что указанная презумпция представляет собой объективно обусловленное и необходимое требование, на котором должны основываться взаимоотношения между гражданином и государством в лице его органов.

При осуществлении иных административных производств, не носящих юрисдикционного характера, также необходимо исходить из презюмирования правомерности действий и правовой позиции гражданина. При этом данная презумпция в неюрисдикционных производствах несколько утрачивает свое социальное значение. Это происходит, по-видимому, потому, что отсутствует правовой спор, конфликт. Однако было бы неверно вовсе отрицать значимость такого рода презумпции в неюрисдикционных административных производствах. Ее значение обусловлено, по меньшей мере, двумя факторами. Во-первых, субъективное отношение каждого из представителей государственных органов к гражданину должно безусловно включать в себя предположение о законности тех или иных притязаний гражданина (например, при рассмотрении заявлений граждан). Во-вторых, что касается «бремени доказывания» правомочности своей позиции гражданином, нам представляется целесообразным ориентировать представителей государственных органов на необходимость всемерного облегчения гражданам их усилий по получению различного рода документов, необходимых для достижения целей того или иного производства. Речь идет о том, что служащие государственных органов должны не ограничиваться формальным требованием о представлении гражданином тех или иных документов, а исходя из конкретных ситуаций, самостоятельно, от имени соответствующего органа истребовать их. Тем самым государственный орган, его служащие вполне реально могут оказать гражданину помощь, помогут избежать физических и моральных издержек, которые практически всегда сопутствуют так называемой «борьбе за справку». Чем легче и бесконфликтнее складываются взаимоотношения гражданина и государства, тем комфортнее, защищеннее чувствует себя индивид, и как следствие этого – неизбежно растут его законопослушность, уважение к государству и его органам.

Реализация вышеуказанных принципов административно-процессуальной деятельности возможна лишь с помощью специально предназначенных для этого процессуальных способов и средств.

Именно поэтому наряду с принципами в систему элементов административно-процессуального режима входят способы и средства осуществления процессуальной деятельности. Они составляют его активную характеристику, образуют его организационную основу и выступают своеобразным процессуальным инструментарием, который находится в распоряжении исполнительных органов государства и охватывает формирование и реализацию процессуального статуса субъектов процесса, и прежде всего граждан, поскольку правовой статус последних представляет собой своеобразный центр сосредоточения интересов государства и общества.

Гарантии обеспечения административно-процессуальной деятельности представляют собой третий из компонентов, составляющих структуру административно-процессуального режима. Рассмотренные выше компоненты административно-процессуального режима, несмотря на их важность и значимость, могут оказаться неэффективными и не дать ожидаемых результатов, будучи не поддержанными факторами объективного порядка. Таким фактором и выступают гарантии обеспечения данного вида процессуальной деятельности.

На наш взгляд, в качестве такого рода гарантий следует выделить, во-первых, обеспечение права на обжалование решений и действий государственных органов, должностных лиц, иных субъектов административного процесса; во-вторых, ответственность указанных субъектов за ненадлежащее ведение процесса либо применение мер, его обеспечивающих; в-третьих, контроль за административно-процессуальной деятельностью со стороны уполномоченных на то органов и должностных лиц, представителей общественности; в-четвертых, надзор органов прокуратуры, направленный на поддержание режима законности; в-пятых, четкое законодательное закрепление процессуальных правомочий субъектов административного процесса. Указанные основные гарантии придают административно-процессуальному режиму стабильность и надежность.

Кроме этого, существуют факторы, которые хотя и не относятся к сфере процессуального регулирования, однако оказывают существенное влияние на атмосферу рассмотрения конкретных административных дел.

К числу такого рода факторов следует отнести уровень правовой и общей культуры лиц, осуществляющих деятельность по ведению процесса. Низкий уровень правовой культуры этих лиц нередко порождает многочисленные нарушения административно-процессуальных норм, является прямым следствием принятия незаконных, необоснованных, а зачастую и волюнтаристских решений по конкретным административным делам. В свою очередь, некорректное, бездушное, а зачастую и открыто грубое отношение к гражданам создает атмосферу нервозности при рассмотрении дел и, безусловно, подрывает авторитет соответствующих органов, их должностных лиц, влечет за собой негативное отношение не только к конкретному органу, должностному лицу, но и к государственным органам в целом.

Таким образом, создание положительного морально-психологического климата при рассмотрении и разрешении конкретных административных дел представляет собой важный фактор эффективности административно-процессуальной деятельности.

<< | >>
Источник: Бандурка А.М., Тищенко Н.М.. Административный процесс: Учебник. – Харьков: Изд-во НУВД. – 353с.. 2001

Еще по теме 1.3. АДМИНИСТРАТИВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНЫЙ РЕЖИМ:

  1. § 4. Административно-процессуальные нормы и административно-процессуальные отношения
  2. 2.5. СУБЪЕКТЫ АДМИНИСТРАТИВНОГО ПРОЦЕССА, СПОСОБСТВУЮЩИЕ ДОСТИЖЕНИЮ ЦЕЛЕЙ ПРОЦЕССА И РЕАЛИЗАЦИИ АДМИНИСТРАТИВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОГО СТАТУСА ГРАЖДАНИНА
  3. Глава 3. ПРАВОВОЙ РЕЖИМ АДМИНИСТРАТИВНОГО ДОГОВОРА
  4. 1.4. АДМИНИСТРАТИВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНЫЕ НОРМЫ И ОТНОШЕНИЯ
  5. § 1. Понятие и виды административно-правовых режимов
  6. 7.4. Административно-процессуальные кодексы
  7. § 1. Административно-процессуальное право как наука и учебная дисциплина
  8. § 2. Административно-процессуальное празо в системе права Украины
  9. 2.3. СУБЪЕКТЫ ОСУЩЕСТВЛЕНИЯ АДМИНИСТРАТИВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
  10. Глава 13 АДМИНИСТРАТИВНО-ПРАВОВЫЕ РЕЖИМЫ
  11. А. Процессуальный статус лиц, привлекаемых к административной ответственности
  12. 2.5. Правовые акты управления в российском административном праве: понятие и юридический режим действия
  13. 53. ПРОЦЕССУАЛЬНЫЙ ПОРЯДОК РАССМОТРЕНИЯ ДЕЛ, ВОЗНИКАЮЩИХ ИЗ АДМИНИСТРАТИВНЫХ ПРАВООТНОШЕНИЙ
  14. Раздел V АДМИНИСТРАТИВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Акционерное право - Бюджетная система - Горное право‎ - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право зарубежных стран - Договорное право - Европейское право‎ - Жилищное право - Законы и кодексы - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История политических учений - Коммерческое право - Конкурсное право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право России - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминальная психология - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Образовательное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право интеллектуальной собственности - Право собственности - Право социального обеспечения - Право юридических лиц - Правовая статистика - Правоведение - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Римское право - Семейное право - Социология права - Сравнительное правоведение - Страховое право - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Судебное дело - Судебные и правоохранительные органы - Таможенное право - Теория и история государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия права - Финансовое право - Экологическое право‎ - Ювенальная юстиция - Юридическая антропология‎ - Юридическая техника - Юридическая этика -