<<
>>

Концептуальные основы современных теорий мотивации

Если серьезно отнестись к этим выводам, то необходимо обратить внимание на истоки существующих теорий мотиваций человека, которые вовсе не являются безупречными.

Действительно, теория потребностей как единственных побудителей действий человека была выдвинута сенсуалистами, считавшими, что в психике нет ничего, кроме ощущений.

Яркими представителями этих взглядов были, например, Т. Гоббс, А.К. Гельвеций. Их идеи оказали глубокое влияние на многие позднейшие школы, оно проявляется до сих пор в теориях мотивации. Другим основанием, питающим эту теорию, является механистическая картина мира, согласно которой все изменения происходят под влиянием внешних сил, под влиянием внешних причин, существование факторных связей не учитывается. Однако если не редуцировать духовный мир человека к ощущениям, а детерминацию не сводить к причинным связям, то картина будет иной. Несмотря на единство духовного мира человека, он включает в себя не только чувства, но и мышление, волю, вовсе не представляющие собой какие-то формы чувственности. Оценки как продукт разума тоже выполняют побудительные функции, хотя не являются силами. Если следовать тезису, что в мире существует только причинная детерминация, то приходится согласиться, что оценки не могут оказывать влияния на поведение. Однако из признания существования факторной детерминации следует, что и оценки оказывают влияние на поведение человека.

То, что воля может оказывать влияние на действия, подмечено давно. Например, в античной философии на это обращали внимание Платон и стоики. У Платона учение о воле получило специфическое выражение: учение о способностях бога-ума. Бог-ум не обладает чувствами-влечениями (потребностями), поскольку их наличие означало бы его ущербность, его зависимость от чего-либо, что противоречит пониманию бога как совершенного и самодостаточного. Однако бог Платона – творец космоса, причем творит он под влиянием не потребностей, а своей воли, на основании блага. По существу, Платон в своеобразной форме обозначил способность человека поступать не только под влиянием чувственных влечений, но и воли. Отличие человека от платоновского бога состоит в том, что его воление выступает как одна из способностей, в то время как у бога она оказывается единственно возможным способом “мотивации”. Стоики, как известно, проповедовали образ жизни, соответствующий природе человека, осуществлению которого мешают влечения и потребности. Реализации такого образа жизни предполагает волевую регуляцию, направленную на преодоление влечений.

Волевая регуляция тесно связана с мышлением, как и рационалистические потребности, но это не тождественные явления. Воля заключается в способности реализовывать действие, основываясь на его значении, смысле, то есть рациональных оценках. Влечений во многих случаях может и не возникать, или они могут даже противоречить рациональным оценкам, однако человек поступает под влиянием волевого выбора, а не влечения. Понятно, что конфронтация между волей и влечениями существует не всегда, воля может заключаться и в реализации тех действий, относительно которых существуют влечения. Тем самым воля может выступать реальным побудителем действий, даже вопреки чувствам.

Понятно, что волевые побуждения не исключают и положительных эмоциональных подкреплений, однако последние не являются потребностями. Радость, например, представляет собой не потребность, а эмоцию, фиксирует не проблему, а ее решение. Отметим, что если К. Маркс, исходя из традиции сенсуализма, объяснял поведение капиталиста страстью к накоплению, то М. Вебер связывал это накопление с определенной этикой, то есть рациональными оценками.

Все сказанное позволяет выделить специфику человеческих побуждений относительно побудителей поведения у животных. Она связана с волевой регуляцией и интеллектуальными оценками. Другое различие заключается в том, что потребности животных определяют их потребительские действия, у человека же структура деятельности иная, наряду с потребительскими существуют созидательные действия. Отмеченные составляющие волевой мотивации в свою очередь связаны с другими свойствами человека. Так, рациональные оценки зависят от уровня знаний, степени развития, способности оценивания. Способность самовменения (воля), самоконтроля во многом определяется качествами человека.

Выделению рациональной составляющей человеческих побудительных сил мешает сенсуалистическая установка, проявляющаяся в интерпретации воли как определенной потребности. Приведем пример: “для субъекта воли характерно не переживание ?я хочу?, а переживание ?надо?, ?я должен?. Осуществляя волевое действие, человек противостоит власти актуальных потребностей, импульсивных действий”1. В этом высказывании есть как рациональные, так и сомнительные аспекты. К последним можно отнести утверждение, что воля есть некоторое переживание “надо”. На наш взгляд, существует чувство с модальностью “надо”, но это долг, а не воля. Воля – не чувство, а способность.

В связи со сказанным можно сформулировать следующее утверждение: физиологические потребности у человека не всегда являются непосредственными побудителями трудовой (профессиональной) деятельности, они выполняют, скорее всего, функцию ее подкрепления. Мы уже отмечали, что непосредственно физиологические потребности мотивируют у человека лишь потребительские действия. Реальным же побудителем выступают оценки профессиональной деятельности, включая и ее значимость для удовлетворения потребностей индивида. Вместе с тем, результаты и содержание профессиональной деятельности служат средством удовлетворения различных потребностей людей.

<< | >>
Источник: В.А. Костин. ТЕОРИЯ УПРАВЛЕНИЯ.

Еще по теме Концептуальные основы современных теорий мотивации:

  1. § 2 СТРУКТУРА СОВРЕМЕННЫХ ПОЛИТИЧЕСКИХ ТЕОРИЙ Концептуальные подходы в политологии
  2. Как выглядит сравнение четырех теорий мотивации?
  3. Глава 24. Экспертная деятельность и современные возможности судебных экспертиз. Общая  теория судебной экспертизы,  ее концептуальные основы и ключевые понятия
  4. 3.1.1. Анализ теорий мотивации
  5. Ядов В.А.. Современная теоретическая социология как концептуальная база исследования российских трансформаций: Курс лекций для студентов магистратуры по социологии. Изд. второе, исправл. и дополи. — СПб.: Интерсоцис. — 138 с. («Социополис»: Библиотека современного социогуманитарного знания), 2009
  6. Концептуальные основы интеграции
  7. КОНЦЕПТУАЛЬНАЯ ОСНОВА ЧАСТИ ВТОРОЙ ГРАЖДАНСКОГО КОДЕКСА
  8. Раздел I. Концептуальная основа стратегического менеджмента  
  9. § 3. Общая теория судебной экспертизы, ее концептуальные основы
  10. ГЛАВА 1. КОНЦЕПТУАЛЬНЫЕ ОСНОВЫ АНТИКРИЗИСНОГО УПРАВЛЕНИЯ
  11. ГЛАВА 2 КОНЦЕПТУАЛЬНЫЕ ОСНОВЫ УПРАВЛЕНИЯ ПЕРСОНАЛОМ ПРЕДПРИЯТИЯ