<<
>>

Семён Леви ПРОСТО СОЗДАТЕЛЬ

Строители всегда ценились на Руси и являлись попечителями, хозяевами, блюстителями порядка.

Земляк

Вся жизнь Семёна Леви — дорога к новой Перми. Он родился 7 июля 1956 года.

Одноэтажный деревянный дом на улице Попова, жизнь в привычной для пермяков неустроенности. С шести лет дрова колол, воду носил. Родители много работали и сына к труду приучили. Летом в деревне копнил, косил, лошадей выгуливал. Первые деньги заработал в 12 лет на сенокосе. Времени хватало на все — отличную учебу, спорт (золотой значок ГТО с отличием), театральную студию.

Он с детства привык побеждать и всего добиваться своим трудом.

Строитель

Пермский строительный техникум, работа мастером на заводе ЖБИ, Пермский политехнический институт, строительные отряды (не романтика, а ответственность: со второго курса — командир). Поднимались новые дома, закалялся характер.

Семёну только 24 года, а он уже назначен главным инженером завода ЖБИ и проводит преобразования по собственному дипломному проекту. Работа кипит, жизнь меняется, сотни людей идут за молодым талантливым руководителем. А он решает все более сложные задачи. В 27 лет — главный инженер крупнейшего на Западном Урале завода КПД. Семён Леви возглавляет реконструкцию и этого предприятия.

Ему тесно в кабинетах, он строит новую жизнь своими руками.

Самоотверженец

В 1987 году возвращается на родной завод ЖБИ директором. Предприятие становится рентабельным. А испытания на прочность продолжаются. Страна на распутье, люди теряют веру и перспективу. Но за Семёном Романовичем идут, его крепкому слову верят. 1991 год. Завод ЖБИ приватизирован шестым в губернии. Рабочие избирают Леви генеральным директором АО «СТРОЙ-ИНДУСТРИЯ». И делают правильный выбор. Пока другие «начальники» набивают карманы и делают ставку на спекуляцию, Семён Леви строит и вкладывает все средства и силы в создание крепкого современного самостоятельного хозяйства.

Даже пожар, поразивший завод сразу после приватизации, не смог помешать развитию.

Только три года назад он снял телогрейку и кирзовые сапоги, когда одержал победу, превратив завод в предприятие мирового уровня.

Хозяин

У него есть все — дом, большая семья (троих детей воспитывает), достаток. Он мог бы спокойно жить в Европе. Но Семён живет здесь, в России, в Перми. И с детства мечтает построить город дивной красоты. И строит. И будет строить.

Он любит уральскую природу и охоту. В свободное время сидит с удочкой над тихой рекой и увлеченно играет в большой теннис и футбол. А главная его страсть — работа.

У него всего вдоволь — испытаний, побед, любви. И много сил и желания сделать жизнь пермяков иной — лучше, краше, современнее. Он считает, что город — это огромное предприятие, которое надо заставить работать как часы. Он способен взглянуть на жизнь с высоты сокола, увидеть главное, навести порядок во всем.

Семён Леви уверен: сегодня не без завтра — у нашего города большое будущее.

Избранник

Семён Романович Леви — генеральный директор сильного предприятия и депутат Законодательного собрания. Окончил Высшую школу экономики, награжден медалью ордена «За заслуги перед Отечеством II степени», а звание Почетного академика-строителя Семён Романович получил даже раньше московского мэра.

Семён Леви — настоящий государственный человек. Его думы — об обновленной Перми и великой России. У города есть шанс получить не только Главу, но и настоящего Хозяина, Строителя, Создателя.

Фоносемантические характеристики: «яркий» (31,13), «сильный» (30,49), «возвышенный» (27,9), «прекрасный» (22,68), «бодрый» (21,01), «радостный» (20,55), «светлый» (17,04), «суровый» (10,94). Ориентация на мягкое кодирование.

Цветовые ассоциации: голубой (21, 18), белый (7,47), синий (2,98), сиреневый (2,92), желтый (1,70), зеленый (1,68).

Данный текст почти идеален как с точки зрения формы, так и содержания — ни одного случайного слова или знака, все математически, лингвистически и психологически выверено.

Остановимся на конкретных особенностях данного текста, включающего все возможности БММ:

  1. Это текст со многими степенями свободы, вбирает в себя все элементы, характеризующие лидера, предлагает своеобразный сгусток актуальных и достаточных для завершенности образа информационных фрагментов.
  2. Смоделирован на компьютерной программе  «Экспертиза текстов внушения», имеет очень высокий суггестивный потенциал. Ориентирован на мягкое кодирование. Большинством носителей русского языка неосознанно воспринимается  как   яркий,   сильный,   возвышенный,   бодрый, радостный, прекрасный, светлый.
  3. «Золотое сечение» совпадает со словами: «когда одержал победу, превратив завод». Если проанализировать фразу полностью, то она включает в себя и стигматы героя, и образ Дня Победы, и ностальгию по прошлому, и образ европейского будущего: «Только три года назад он снял телогрейку и  кирзовые  сапоги,  когда  одержал  победу, превратив завод в предприятие мирового уровня».
  4. Текст заключает в себе латентную позитивную программу, закрепленную на эмоционально-смысловом уровне: развитие — успех — сила — работа — красота созидания.
  5. Образ   творца-строителя   разворачивается   по   принципу усиления созидательной утверждающей смысловой доминанты «красной линии»: земляк — строитель — самоотверженец — хозяин — избранник. Акцентирование смысловых отрезков позволяет обеспечить многослойное восприятие с многократным обыгрыванием темы основательности, прочности, надежности, созидания.
  1. Ключевые слова базового текста:  Создатель.  Строитель. Хозяин. Земляк. Самоотверженец. Избранник. Глава. Попечитель.   Блюститель  порядка.   Победитель.   Командир. Руководитель.   Директор.   Спортсмен.   Охотник.   Рыбак. Настоящий государственный человек. Данный БММ является своеобразным ореолом над головой Героя.
  2. Хотя   слово   «создатель»   —   один   из   синонимов   слова «строитель», но оно также легко ассоциируется со словом«Спаситель»  (выше уже никого не бывает).  Поэтому в контексте именования эта мощная ассоциация чуть приглушается словом «просто» (однако здесь идет присоединение к обывателям, обожающим сериалы — еще в памяти название «Просто Мария»).
    Основная идея базового текста: герой-сокол, который может спасти город от безвластия Богатый, сильный хозяин, идет строить новый город.
  3. Активно используются все возможные ассоциации, связанные с фамилией. Например, Левитация — взлет без привлечения посторонних сил (качество Спасителя); Ленин (вождь).
  4. Реакция мозга на текст: ЭЭГ-активность. При прочтении базового текста амплитуда альфа-ритма равна 26,21 МкВ. Бета-ритм равен 8,61 МкВ. Сбалансированное воздействие на психику. Положительное восприятие текста. Высокий уровень комфорта и умеренный уровень активности вызывает оптимальное восприятие текста.
  5. Харизма. Стигматы: Телогрейка, сапоги, каска, медаль ордена «За заслуги перед Отечеством II степени», звание Почетного академика-строителя, два высших образования.
  6. Харизма.  Чуждость:   Непонятная фамилия,  упоминание об Европе.
  7. Харизма. Озарение: С детства решил строить красивые дома. Борьба с пожаром на заводе.
  8. Харизма. Борьба (образа врага): все, кто довел страну до такого состояния,  лишил народ веры.  Объединившиеся соперники. Чиновники.
  1. Харизма. Новизна: построить город-сад.
  2. Харизма. Ритуалы: Маркирующая картина (фон). Революционный шрифт. Красный цвет. Боксерский жест. Ленинский жест.
  3. Исторические и культурологические ассоциации:  Ленин — везде.  Революция (шрифт,  красный цвет).  Аркадий Гайдар (в 16 лет полком командовал). День Победы (в «золотом сечении»). Брежневские времена (новостройки).«Оптимистическая трагедия». Клятва военнослужащего. Лирика советских времен.
  1. Романтические   ассоциации:   лошади   в   ночном.   Запах свежескошенного   сена.   Красный   командир,   романтика стройотрядов. Богатырь-сокол. Самоотверженец.
  2. Воздействие на пенсионеров: Всенародный сын (рос без родительской поддержки, всего добивался сам). Из народа. Молодой, сильный. Все делает своими руками. Спаситель. Самоотверженец. Победитель.
  3. Воздействие на женщин: Самоотверженец (герой и сильный мужчина в прямом смысле слова).
    Запах свежескошенного сена. Сильные кулаки, красивые руки. Командир. Спасатель.
  4. Идея власти, подъема:  Левитация.  Полет над городом. Высота помыслов (великодержавная идея).
  5. Уникальность: Положение Создателя само по себе уникально — он выше всех. Набор редких слов,  «цепляющих» подсознание: Основа основ, самоотверженец и др. Трансовые   фразы:   «Сегодня   не   без   завтра»,   «Клянусь служить Перми и России».
  6. Использован основной символ массы  — огонь («пожар, поразивший завод»).
  7. Тиражировалось только одно изображение лидера на фоне специально созданной мифологической визуальной среды — картины «Птицы над городом» челябинского художника Павла Петровича Ходаева по мотивам базового мифологического   текста.    Это   картина,    представляющая землю  в  геометрически  правильных  линиях  (четкость, сбалансированность компонентов) с высоты птичьего полета.   Уникальность   такого   представления   обеспечила пристальное внимание к портрету и личности героя, заставила  людей   фантазировать,   приписывать   кандидату все новые и новые положительные качества. В картине представлена вся цветовая гамма, характеризующая текст, что обеспечивает особую гармонию между формой-фоном (маркирующей картиной) и содержанием-семантикой (БММ).

24) Характер агитационных материалов, созданных на основе базового текста, способствует повышению харизматичности кандидата, наиболее выгодному освещению его лидерских качеств. В неявной форме базовый и последующие тексты создают образ не только преемника главы города, но также в качестве Лужкова для Москвы и Путина для России.

БММ оказывает влияние не только на массу избирателей, но и на самого Героя (если он действительно решил победить): он меняется внешне, расправляет плечи, вырабатывает гипнотический взгляд. С другой стороны, самый идеальный текст бессилен «спасти» личность, готовую проиграть. Миф не всесилен. Хотя, по Р. Барту, «Миф есть слово избранное историей», но история и сама творит мифы, наделяя некоторых Героев особыми возможностями.

Вспомним невыразительных внешне, но внутренне готовых к Победе Гитлера, Ленина, Наполеона, Сталина...

Для мифологических текстов, созданных специалистами, показательно использование диалогических возможностей текста, установление нормативов оптимального чередования кодирующих и контактоустанавливающих фрагментов текстового образования, присутствие скрытых команд (директив), направленных на положительные и негативные действия избирателей. Кроме того, для БММ характерна расплывчатость границ целого дискурса в жанрово-функциональном плане: это и не тексты-сообщения, и не тексты-описания, и не тексты-призывы. Смоделированные тексты изобилуют многообразием аналоговых обозначений, формирующих у избирателя установки на необходимые действия и решения. Синтаксически характеристики «запрограммированных» текстов строго реализуются в соответствии с правилами применения определенных синтаксических конструкций, обусловленных их прагматической заданностью. Основу всех синтаксических отношений образует причинно-следственное моделирование (каузитивная связь), опирающееся на синтаксическое множество смыслов. В них широко распространен прием совмещения и разъединения пространства и времени, подчеркивающий косвенным образом (в виде косвенной речи, косвенных речевых актов с определенными установками) суггестивную направленность информации. С точки зрения конструктивного оформления суждений и высказываний широко используются активные и пассивные структуры, разнообразное подчеркивание коммуникативного фокуса текстового материала — образа героя.

Основные цветовые характеристики мифологических текстов следующие (в порядке убывания): голубой, белый, синий, сиреневый, зеленый, коричневый, желтый, серый, черный, красный.

Широко используется аналоговая маркировка на уровне смыслов конкретных лексем и номинализация. Практически в обязательном порядке каждый порожденный текст включает в себя неопределенные глаголы с множеством различных модальных операторов. Характерно использование словообразовательных элементов русского языка (суффиксов, префиксов и пр.) для передачи дополнительных смыслов. Широко представлены риторические и стилистические приемы типа конкретных фигур речи, а также тропы. Нередко использование иностранных слов, слов-неологизмов и слов, практически вышедших из употребления (момент фасцинации).

Для мифологических текстов характерна значительная повторяемость определенного «рисунка» текста в его динамическом развитии, проявляющаяся практически на всех уровнях языка. Чаще всего повторы наблюдаются на лексическом и фоносемантическом уровне. БММ выверены по оптимальной длине слова по его слогам.

Широко представлена возможность внутренней парадоксальности составляющих текстовое образование единиц. Наблюдаются различного рода антитезы, проявление гармонических величин типа «чисел Фибоначчи» и «золотого сечения», установлены закономерности их совпадения с местами пауз и смысловыми кульминациями (фокальными точками слияния смысла и установок) суггестивных текстов.

БММ тяготеют к художественным текстам и в большинстве своем таковыми и являются. Как и личные мифы, это, прежде всего, тексты фольклорные по своему характеру («автотексты массового сознания» по Б. А. Грушину), следовательно, «плохими» быть не могут в принципе. При этом речь идет лишь о той или иной степени художественности, которая, как показывают приведенные выше примеры, зависит скорее от социально-психологических характеристик самой личности кандидата и уровня ее гуманитарного (в широком понимании этого слова) образования.

Это тексты «мягкие» в плане воздействия и оценки, имеют много степеней свободы, позволяющие каждому избирателю найти что-то свое и сделать осознанный выбор.

БММ образны, вбирают в себя лучшее, что есть в тезаурусе кандидата и что может быть (по прогностическим оценкам специальных компьютерных программ и словарей) в тезаурусе у «среднестатистического» избирателя с учетом конкретного географического региона, характеризующегося теми или иными символами массы. Кроме того, они эмоционально насыщены, предельно метафоричны, принципиально правополушарны, а значит, магичны, сакральны (т. е. непонятны непосвященным в работу людям) и строго ориентированы на определенную личность. Отсюда следует невозможность оценки такого рода текстов родными, друзьями, знакомыми, а также при помощи «фокусных групп». БММ рассчитан не на понимание, а на воздействие. Человек же, перед которым поставлена задача что-либо «оценить», чаще всего воспринимает свою миссию через призму доминанты «выявить недостатки» и начинает фантазировать. Чем ниже уровень специального образования такого «эксперта» тем менее достоверны его суждения. А профессионалов на фокус-группы не допускают по определению... В этом опасность фокусных групп вообще.

БММ монологичен по форме, но диалогичен (полилогичен) по содержанию. Он представляет собой «диалог» личности и общества.

О герое мифа говорится в третьем лице, что в данном случае имеет смысл не только как психологическое «отстранение» лидера от своего героического образа в целях некоторой амортизации мощного внутреннего воздействия, но и создания эффекта объективности (это не он о себе, это О НЕМ так говорят современники), в отличие от публичных дискурсов, когда кандидат находится один на один с аудиторией. Прямая речь используется в редких случаях, когда действительно цитируются слова лидера, уже прозвучавшие в эфире или опубликованные в прессе (смотри, например, текст «Слово и дело Юрия Трутнева»).

Созданный в тексте «личный миф для общественного пользования» призван закрепить особую суггестивную роль Вождя (Божества) в подсознании избирателей. Для избирателя — это ясное указание на путь следования за добрым, надежным и справедливым («здоровым») Божеством-лидером. А для кандидата — возможность осознать свою уникальность, избранность (прививание искусственным путем черт и свойств лидерства), своего «лика» (образа, имиджа, роли). Таким образом, БММ выполняет двоякую терапевтическую роль — социальную и индивидуальную. Данная направленность текста подчеркивается языковыми средствами, о которых я говорила выше.

Мифологические тексты динамичны, в них заложены условия саморазвития (трансформации на необходимом этапе) текста, а, следовательно, и личности, которой посвящен сотворенный текст.

Можно выделить несколько способов формирования героических мифов кандидата:

  1. Стихийное формирование, происходящее помимо воли объекта мифы на основании его внешних проявлений и высказываний, зафиксированных  массовым  сознанием.   Элементы  такого  мифа можно найти в статьях о герое, слухах и даже анекдотах. Недостаток таких мифов, как уже указывалось, в «размытом» вербальном оформлении и невозможности контролировать его развитие.
  2. формирование мифа на основе вымышленного образа, зависящее в полной мере от степени  артистизма  коммуникатора и профессионализма команды.
  3. «Присоединение» чужому мифу (ученик Бехтеревой, «сокол Жириновского» и т. п.). Недостаток — образ-вампир, внедренный лучше образа данного героя и забирающий у него часть полезной энергии внедрения.
  4. Коррекция неудовлетворительного стихийного мифа или отрицание его на основе сохранения части информации.  Задача очень сложная, так как речь идет о смене установок.

5) Сознательное лингвистическое творение мифа методом ВМЛ, оформление его в виде БММ (базового мифологического метатекста). Этот способ требует высокого профессионализма (прежде всего лингвистического), бережного отношения к фактам биографии героя и его взглядам (говорить правду и только правду!), и включает в себя элементы четырех остальных способов формирования мифа.  Каждый кандидат должен  соответствовать именно своему мифу. Жириновский никогда не сможет выступить в роли красноармейца Сухова,  хотя Владимир Вольфович очень любил щеголять военным мундиром и разбирался в стратегических маневрах переброски войск к океану, чтобы помыть там солдатские сапоги. Заметим, что со временем облик Жириновского становится все более «штатским» и интеллигентным. Хотя в целом стратегия его поведения полностью определяется фоносемантическими признаками, характеризующими его фамилию (см. главу 2).

Напомню, что язык — кратчайший (самый тот) путь к подсознанию личности и массы. Поэтому собственно лингвистические методы «присоединения» к мифологии реципиентов позволяют более тонко и направленно зафиксировать уровень «избирательности» (прохождения) конкретного кандидата в определенной избирательной среде, а также могут использоваться в качестве способа дополнительной стимуляции динамики как личности политика, так и «среднестатистического» носителя языка. Основой для эффективного взаимодействия информативного материала с избирательским восприятием является фоносемантический (спрогнозированный при помощи программы «Экспертиза текстов внушения») способ объективации состояний, а также прогноз ЭЭГ-активности мозга (смоделированный при помощи специальной версии программы, называемой «Словодел»). Здесь недостаточно использовать только приемы так называемого нейролингвистического программирования, учитывающего только синтаксический уровень — самый «прозрачный» для носителя языка. Чем более латентные (скрытые) уровни языка учитываются при создании текста, тем выше его эффективность.

Соединение различных мифологических полей при ведущей роли осознанного (научно разработанного) мифа делает возможным повысить эффективность направленного воздействия на выбор избирателей, способствуя «экологичному» (т. е. не только без вредных последствий, но и своего рода терапевтическому) вмешательству во внутренний мир личности. Таким образом, можно произвести некоторую коррекцию личности самого вождя (как известно, идеальных людей нет, тем более что мотивы прихода в политику бывают разные), а также дать надежду людям, которые ждут героя, можно сказать, тоскуют о нем.

Грамотно смоделированный БММ может нейтрализовать любые попытки антирекламы, так как создает определенные установки в среде избирателей. Любые попытки «обидеть» героя воспринимаются как агрессия по отношению к массе, возникает неодолимое желание защитить и поддержать «своего лидера». (В этом смысле так же верно, что грамотно смоделированный миф негативного характера может свести на нет все попытки команды внедрить своего кандидата как достойного претендента на роль Вождя). Главное условие здесь — качественное и своевременное распространение информации (даже самый совершенный в лингвистическом отношении текст не может быть действенным, если он не дошел до избирателей).

При этом нет необходимости активировать воздействие негативной информацией и производить наслоение собственных проекций. Как показывает практика, «работа на позитиве» является более эффективной и позволяет получить блестящие результаты при минимуме вложенных в рекламную кампанию материальных средств. Соперники упоминаются только на уровне общих предикатов — любое упоминание их имен в собственных материалах — это внедрение конкурентов за собственный счет. Эффективнее использовать новаторским образом традиционные методы (например, свободный ассоциативный эксперимент для определения тезауруса кандидата), а результат представить в различных жанровых формах: обращение; псевдоразговор, включающий ключевые слова по тематике избирательной программы, смена имени и девизов (вторичная инициация), письма. Важно то, что какой бы метод ни был избран командой кандидата, результат в целом предсказуем (при соблюдении ряда экстралингвистических условий): наложение мифологических полей (кандидата и избирателей), облеченных в соответствующую языковую форму, обеспечивает положительный (по крайней мере — нейтральный) эффект воздействия.

Создание специальной социально-психологической роли лидера (своеобразная модификация роли Вождя-Божества) — также непременное условие успешного внедрения в массовое сознание положительного образа (лика) кандидата. И наоборот, стихийное формирование мифа на базе слухов, прессы, высказываний конкурентов приводит, чаще всего, к негативному результату.

Созданные стихийно (интуитивно), вербальные тексты-биографии похожи как близнецы-братья (то же можно сказать о попытках моделировать тексты только при помощи НЛП). Ср.: «Генерал не политик, а воин», «Спортсмену лучше заниматься спортом» и т. п. Ориентация на стандарты стимулирует, в своем большинстве, передачу лишь негативной информации. В процессе функционирования (переданная по радио, телевидению, опубликованная в газетах и листовках, высказанная в публичных выступлениях и встречах) «нейтральная» информация теряет свои информативные свойства, т. е. остается отверженной, не воспринятой носителями языка. Более того, она может приобрести даже явно отрицательные коннотации и работать против своего объекта (скучный текст воспринимается массовым сознанием как «заурядный человек, недостойный стать вождем»).

В случае работы с политиком, уже внедренным в широкие массы в определенном, уже устоявшемся образе (случай закрепления установки), такие ошибки допустимы, но нежелательны. Дело в том, что даже при проигрыше по тем или иным причинам (например, в случае силового вмешательства конкурентов, угрожающего жизни или здоровью кандидата и его близких), такой лидер остается внедренным в сознание избирателей. Такого рода поражение может быть хорошим «трамплином» для будущей победы, если об этом думать заранее и использовать этот факт для дальнейшего внедрения. Вспомним «явление» Григория Явлинского на президентских выборах 1996 года с предельно неудачным слоганом «Я пришел дать вам волю!» (это и было квинэссенцией предвыборной кампании), что, конечно, сказалось на результате выборов. Но при этом сам Г. Явлинский остался серьезной политической фигурой, правда, ошибки рекламистов приводят постепенно к тому, что авторитет этого политического лидера все снижается.

В случае первичного знакомства с кандидатом (задача средней трудности — создание установки) дело обстоит еще сложнее. Если предлагаемая информация выйдет из-под контроля и приобретет отрицательное значение, то переломить (изменить) установку электората в дальнейшем практически невозможно, даже затратив на выполнение такой задачи баснословные суммы. Ошибки рекламистов-имиджмейкеров заключаются чаще всего в их намерении воздействовать на отрицательные эмоции избирателей, например: «Защищаю ваше право на жилье! Это не предвыборный лозунг. Это суть моей ежедневной работы. Это то, чем я собираюсь заняться в Законодательном собрании». Или: «Более 25 лет строю для людей жилье. Не раз видел счастливые лица новоселов. Но видел и жестокий укор в глазах тех, кто вынужден жить в полуразрушенных бараках. И вместе с ними я испытываю боль и унижение». Представленные фрагменты создавались в разное время и для разных людей. Но информационная схема одна и та же: минимальное информирование о роде занятий и намерениях кандидатов, а затем — сгущение красок или, еще хуже, перечисление всевозможных «страшилок», связанных с победой конкурента. Стандартным является также и заключительный поток обещаний и посулов, а также предложений ответить на вопросы, которые помогут уточнить программу кандидата. Текстовики как будто забывают о том, что избиратель может задать себе вполне резонный вопрос: если политик не знает даже, чем займется, то зачем он выдвигается на выборную должность, требующую инициативы и решимости?

Конечно, в малых (сбалансированных) дозах негатив допустим. Однако создатели текста должны ясно ведать, что творят. Такой негатив может помочь присоединиться к первичным негативным эмоциям, но создатели мифа должны четко представлять, какой результат они хотят получить при помощи данного стимула. Если полной уверенности нет, лучше вообще избежать информации злобного характера или, по крайней мере, подавать ее при помощи предельно «мягкого кодирования». Интересно, что в силу отсутствия профессиональных навыков все происходит с точностью до наоборот: позитивная информация подается как «жесткая» (достоверно ее качество можно проверить лишь при помощи профессиональной программы «Экспертиза текстов внушения»).

Проиллюстрируем попытки непродуманного «оживления» текста и механического подражания образцам. Так, информация о всемирно известном ученом приняла характер почти анекдотический: «Мама — военный врач, папа — майор. Победила мама — и после школы Валерий поступил в Пермский мединститут. Сначала все было как у всех — сессии, стройотряды, первая любовь. А потом женился на первой любви и до сих пор носит свою Риту на руках. Дальше по порядку: кандидатская, дочь, докторская, сын». В конце текста сообщается, что этот кандидат «коллекционер и большой любитель анекдотов, садово-огородник на участке в Янычах, хозяин большого дога Грея». Интересно, что распространение данной листовки-биографии на территории избирательного участка и последующий опрос потенциальных избирателей выявили, что внедрение известного академика — нулевое (а между тем, листовки исправно были доставлены в каждый ящик и отличались замечательным качеством бумаги и полиграфии). Народу запомнился ...всего лишь один дог Грей. Вероятнее всего, здесь сработало любимое правило Штирлица (лучше запоминается информация, предъявленная в конце сообщения). Правда, и это обстоятельство не остановило «зоологическое» творчество рекламистов, продолжавших упорно демонстрировать любимого пса во множестве телевизионных роликов. Созданная установка превратила уважаемого человека в аналог «политического нуля». Конечно, при огромных усилиях можно было бы справиться и с этой задачей при помощи «коррекционных» текстов. Но в реальной ситуации такой шанс предоставляется очень редко — сказывается дефицит времени, средств, специалистов. При необходимости смены установок в несколько раз возрастает затратность кампании (пропорции зависят от количества ошибок, допущенных при создании материалов). Недаром в народе говорят: «скупой платит дважды» (в реальности еще больше). Наблюдения также показывают, что умение создать команду, найти профессиональных рекламистов характеризует прежде всего самого кандидата — если он не может организовать небольшую группу людей для работы на верный результат, то справиться с решением политических задач он тем более не в силах... Не может быть хороших политиков с плохой командой. Есть только случайная (а по сути, закономерная) победа, когда население выбирает «меньшее из двух зол», и одержать верх помогают еще более серьезные ошибки команды конкурента.

Итак, вернемся к коррекции мифа про «дога Грея». Сравните два варианта (сохранена «грамматика» авторов):

«Валерий Александрович Черешнев

врач, всемирно известный ученый в области экологии и иммунологии, академик Российской Академии наук, профессор, директор института экологии и генетики.

Мама — военный врач, папа — майор. Победила мама — и после школы Валерий поступил в Пермский мединститут. Сначала все было как у всех — сессии, стройотряды, первая любовь. А потом женился на первой любви и до сих пор носит свою Риту на руках. Дальше — по порядку: кандидатская, дочь, докторская, сын.

Светит звезда удачи —

В. А. Черешнев создает и становится первым директором НИИ экологии и генетики, г. Пермь. Преподает, работает, пишет.

Автор нескольких книг, более 250 научных работ — он лучше всех знает о влиянии пермской экологии на здоровье пермяков.

Десятки аспирантов, сотни студентов, тысячи и тысячи вылеченных больных.

Руководитель, организатор, ученый — при этом В. А. Черешнев — коллекционер и большой любитель анекдотов, садовод-огородник на участке в Янычах, хозяин большого дога Грея.

Инициативная группа»

Текст суггестивно нейтральный.

Цветовые характеристики: «голубой» (19,99), «синий» (1,46).

«Золотое сечение»: «Преподает, работает, пишет».

«Ну и пусть себе пишет дальше», — думает избиратель (если вообще что-то думает о хозяине дога Грея). Вроде бы завлекательно, но эффект «грузокультовых наук» — самолеты не взлетают, текст не действует.

Как говорилось в главе 2, любой текст может быть усовершенствован. Ниже привожу скорректированный вариант (но время уже упущено):

«ОТКРЫТИЕ ДОКТОРА ЧЕРЕШНЕВА

Имя академика Валерия Александровича Черешнева известно всему миру. Он знает тайну жизни и смерти. Истинный ученый. Талантливый врач. Скромный человек.

Детство

1944 год. Страна накануне Великой Победы. 24 октября в семье Черешневых родился сын. Отец — разведчик. Мама — военврач.

Оттепель. Время надежд и свершений. Молодой лидер Валерий Черешнев окончил школу с Золотой медалью. Как русский богатырь, он может «перекреститься» двухпудовой гирей. И уверенно выходит в большую жизнь.

Учителя

Хотел стать гуманитарием. Но судьба распорядилась иначе. Погибает от неведомой болезни отец. И сын выбирает самую гуманную профессию на земле — людей исцелять.

Пермский медицинский институт. Валерий Черешнев навсегда запомнил главную мудрость своих учителей: взялся лечить — вылечи.

Институт окончил с Красным дипломом. В 37 лет защитил докторскую диссертацию.

Доктор

Валерий Александрович Черешнев — один из немногих преподавателей мира, чьи лекции заканчиваются овациями студентов.

Он открыл новое направление в науке — экологическую иммунологию. Доктор Черешнев может определить состояние здоровья целых регионов и знает как бороться с недугом.

Он видит, что больное общество калечит людей. Он как никто другой понимает, что лучший доктор — тот, кто может дать квартиру, работу, деньги. Он может победить главный недуг нашего общества — беззаконие.

Закон

Он  считает,   что   нам   нужен   Закон.   Окончательный  закон. Фактический. Настоящий. Броня. И тогда будет возможно:

  1. Контролировать экологическую ситуацию в городе, а особенно в Свердловском районе.
  2. По-прежнему помогать 3-й медсанчасти и 10-й детской поликлинике.
  3. Защищать интересы врачей и учителей, инвалидов и пожилых людей. И сделать так, чтобы наши дети и внуки росли здоровыми и сильными.

Открытие

Он ведает, что творит. Он нужен нам. Он просто необходим Законодательному собранию».

Фоносемантические признаки: «яркий» (13,57), «бодрый» (11,76), «прекрасный» (11,21), «радостный» (9,63). Ориентация на мягкое кодирование.

Цветовые ассоциации: «голубой» (21,43), сиреневый (5,41), «синий» (2, 50), «зеленый» (2,44).

Золотое сечение: «здоровья целых регионов и знает как бороться с недугом».

Как видим, второй (скорректированный) вариант отличается от первого (установочного) по всем параметрам — от заголовка до фоносемантических признаков. Латентно в этом тексте представлен герой «Собачьего сердца» профессор Преображенский. В идеале, второй текст и должен был быть установочным, а потом оставалось бы только «бить в одну точку»... Интересно, что прообразом «текста про пса» послужил БММ «Слово и дело Юрия Трутнева»: тот же регион, те же люди, а эффективность отрицательная. Приведу еще один пример такого рода бездумного подражания:

 

<< | >>
Источник: Черепанова И.Ю.. Заговор народа. Как создать сильный политический текст. Издательство: КСП+; Стр. : 464. 2002

Еще по теме Семён Леви ПРОСТО СОЗДАТЕЛЬ:

  1. Вариант 2. Семён Леви ПРОСТО СОЗДАТЕЛЬ
  2. Вариант 3. Семён Леви ПРОСТО СОЗДАТЕЛЬ
  3. Семён Леви ПРОСТО СОЗДАТЕЛЬ
  4. ПИСЬМА МОЛОДЕЖИ
  5. АГИТАЦИЯ ПО РАДИО
  6. ПЛАТНАЯ АГИТАЦИЯ В ГАЗЕТАХ
  7. РЕАКЦИЯ НА АНТИРЕКЛАМУ