<<
>>

«ПАВЕЛ АНОХИН — ЖИТЬ — ЗНАЧИТ РАБОТАТЬ

Павел Викторович Анохин родился в 1962 г. В 1992 г. создал «ДАН» и вот уже 7 лет руководит этой крупнейшей финансово-промышленной компанией Урала. В основе ее успеха — личность лидера: его независимый ум, твердый характер и невероятная работоспособность.
Президент «ДАНа», депутат Законодательного Собрания Павел Анохин из той коренной российской породы, кого называют коротко и уважительно: хозяин. Из тех, кто мало говорит и много делает. Из тех, кто дав слово, держит чего бы то ни стоило.

Анохин — потомственный строитель. Его отец преподавал в строительном институте, мать до пенсии работала на заводе силикатных панелей. Сын пошел по стопам родителей. В 1985 г. с отличием окончил строительный факультет Пермского политеха. В 1991 г. защитил в Москве диссертацию и вернулся работать в Пермь. Побывал, как все, в пионерах, комсомоле, в 1985 г. вступил в КПСС, стал перспективным ученым. По этой стезе можно было идти дальше.

Однако в 1992 г. Анохин круто изменил жизненный маршрут. Вместе с другом и коллегой Михаилом Деменевым он открыл собственное дело. Друзья отказались от легких путей. Работать без кредитов, отстаивать интересы партнера, избегать посредников, вкладывать в производство — эти принципы стали главными для компании. И принесли плоды.

Цели только личного успеха давно перестали его занимать. Без рекламной помпы он помогает детским домам, школам, церкви. Его благие дела оценены по достоинству. В 1999 году Анохин стал первым пермяком, удостоенным Международного ордена святого Константина Великого — редкая и заслуженная награда.

Приход Анохина в политику был таким же решительным, как начало собственного дела. В 1997 году он стал депутатом Законодательного Собрания. Он объединил депутатов, представляющих интересы трудового большинства: пенсионеров, учителей, врачей, бюджетных работников малого и среднего бизнеса. Он создал и возглавил политическое движение «Дело Жизни».

Это единственная в Прикамье организация, созданная не по указке из Москвы: это движение пермяков для пермяков.

Политические цели Павла Анохина имеют социальный характер: это развитие отечественной промышленности и укрепление социальных гарантий. Он практик, хозяин и понимает, что разговорами дел не поправишь. Надо работать и создавать нормальные условия для работы. Что он и делает по 16 часов в сутки. Сказывается бойцовский темперамент: многолетние занятия боксом научили держать удар.

И в бизнесе, и в политике Павел Анохин представляет новый, пока еще редкий у нас тип человека. Это патриотически и социально ориентированный, государственно мыслящий отечественный политик и предприниматель. Пока таких мало во власти. Но за ними будущее. Только такие люди вытянут Россию из кризиса».

Обратим внимание на формальные характеристики данного текста: Суггестивно нейтральный. Недостаточно для суггестивного воздействия, но определяют подсознательную реакцию носителей языка следующие фоносемантические характеристики: «тяжелый» (7,10), «устрашающий» (7,55), «зловещий» (8,29).

Цветовые ассоциации: «голубой» (23,55), «белый» (7,38), «синий» (3,38), «серый» (2,75), «зеленый» (1,65).

«Золотое сечение» — Законодательного Собрания. Он объединил депутатов» (фиксирует на пройденном этапе политической карьеры Героя).

Совершенно отсутствует личностное отношение к герою. С первых строк создается впечатление, что он занялся бизнесом сразу же после рождения. Может быть, для западной ментальности это и убедительно, но для «широкой русской души», по меньшей мере, подозрительно.

Символы массы отсутствуют вовсе.

Зато налицо ошибки в номинализации. Инфинитив в заголовке определяет неопределенное отношение к жизни вообще. Смысловые отрезки текста не озаглавлены. Если бы такая попытка была предпринята, авторы увидели бы элементы тавтологии, избыточных повторов, не добавляющих ничего нового к типичному образу «нового русского», который «побывал» в пионерах, комсомоле и КПСС, а теперь делает деньги и заигрывает с церковью.

При этом совершенно непонятно, как господин Анохин — «редкий ТИП» — «вытянет» Россию (всю!) из кризиса.

В тексте отсутствует логика развития, роста (хотя семантически такие претензии выражены). И вообще создается впечатление, что человек, писавший текст, когда-то знал русский язык, но сейчас его основательно забыл либо находится в патологически измененном состоянии сознания. Но если человек — это текст, то все эти недостатки переносятся на объект описания, потому что форма и содержание неделимы. Иного же пути (кроме текста) передать значимую, конкретную информацию большому массиву людей практически не существует. На вкус и цвет, тем более, товарищей нет. «Языком не расскажешь, так пальцами не растычешь».

Как видим, вместо героического текста и героической личности случайно получилась идеальная мишень для антирекламы. Ничего и придумывать не надо — бери цитаты из текста и помещай их в другой контекст, выявляя скрытую ненависть рекламистов к богатому объекту описания.

Такого же свойства «ляпы» можно обнаружить в уже цитировавшейся в главе 2 биографии Г. А. Зюганова. Напомню концовку этого текста: «По словам Г. А. Зюганова в его семье царит мир: «У нас десять душ, с котом — одиннадцать». Да еще бесконечное множество друзей и родственников. По подсчетам Геннадия Андреевича, в семье кусок мыла исчезает меньше, чем за неделю, тюбик зубной пасты — за четыре дня, а ведро картошки — на третьи сутки. Живет и работает в г. Москве».

Именно эта информация сохранится в памяти надолго. И какие же размышления она навевает? Подсчитывающий куски мыла и тюбики пасты Геннадий Андреевич вряд ли воспринимается как любящий отец и муж... Скорее это какой-то современный Плюшкин, который «живет и работает в г. Москве»...

Чтобы избежать такого рода ошибок, мифотворец должен полюбить своего героя. Полюбить хотя бы на время, полюбить искренне — как уникальную личность с правом на ошибку. Иначе возникнет «барьер ненависти», который легко считывается подсознанием массы.

Таким образом, мы видим, что даже при удачно избранном образце для подражания, имеет большое значение профессионализм, а также осмысленность работы над текстом в целом. Идеальный БММ — математически точный текст; это стрела, попадающая точно в цель. Перечисленные выше особенности типового, содержательного и функционального планов при моделировании вербального мифа Вождя показывают, насколько глубоко и подробно должна быть на практике отработана методика порождения мифа. Ибо следует учитывать не только специфику личности лидера, но и предложить пути «внедрения» этой специфики в массовое сознание электората, и преодолеть барьеры, препятствующие восприятию, закреплению и привлекательности предполагаемого мифологического образа Героя.

Специалисты по социальному взаимодействию и теории коммуникации утверждают, что барьеры при приеме и передаче суггестивной информации бывают разного характера. Однако чаще всего в этой связи упоминают «психологические барьеры», возникающие при взаимоотношениях между людьми. Преодолеть барьер — значит, обрести волю: волю к победе, волю выйти навстречу избирателям, волю следовать за лидером и помогать ему.

Встречаются также «социальные барьеры». Они проявляются, когда, защищая собственные интересы, одни представители определенных возрастных и социальных групп навязывают другим свои правила, действуя против их воли (взрослые — детям, мужчины — женщинам, средний слой — низшему, ученые — обывателям). Тех, кто отказывается подчиняться таким правилам, подвергают остракизму, превращая их в отщепенцев и изгоев. Для этого существуют специальные операции, вынуждающие человека вытеснять несовместимые с установками среды переживания в подсознание, что бьет по его самооценке и приводит к глубинному конфликту. Но при этом обеспечивается стабильность общественных отношений. В качестве таких специальных операций, формирующих социальные барьеры, могут использоваться осмеяние и проверка на социальный статус (т. е. соответствие уровня претензий уровню достижений в конкретной социальной роли).

Барьеры — это «оградительные сооружения», проявляющиеся в ходе работы человеческой творческой мысли, когда преодолевается тормозящая функция вставшего на пути к истине затруднения. Барьеры — понятие, относящееся не только к отдельной личности, но приложимое также к целым группам, подразделяющимся по социальному уровню. У каждой группы — и группы избирателей в том числе — есть барьеры или внутреннее сопротивление к принятию, признанию определенных, неафишируемых ими сторон своей жизни, и к работе с ними.

Однако личность может отрегулировать «высоту» барьеров: сталкиваясь с внешней травмирующей ситуацией, человек (избиратель) недоволен собой и огорчен сложившимися условиями. Например, обидевшись на критику своего любимого кандидата, он усиливает свои защитные механизмы, чтобы понизить значимость вновь поступающей информации (о новом кандидате или негативные факты о «своем» кандидате).

Как показывают исследования «языка творческого бессознательного», все существующие в обществе барьеры (социальные, психологические, статусные, научно-технические, естественные и т. п.) первопричиной имеют затруднения языкового характера. Среди языковых барьеров можно выделить в первую очередь следующие: 1) барьер мифологический, 2) языковой барьер профессионализма, 3) межличностный, 4) барьер имени, 5) барьер любви и ненависти.

Обозначив природу и характер барьеров, можно обсудить и пути внедрения вербального мифа личности кандидата в массовое сознание избирателей, позволяющие избежать неэффективного воздействия и отторжения электоратом предлагаемой кандидатуры на определенный выборный пост. Существуют следующие формы внедрения: письменная, устная, визуальная. В перечисленных формах внедрения используют различные виды текстовых массивов, среди которых основным является, как мы уже говорили, базовый мифологический метатекст (БММ). В отличие от обычных, традиционных биографий БММ не просто информирует о реальных фактах жизни, а вызывает сильные эмоции. Поток информации для восприятия в СМИ (средствах массовой информации) — это неструктурированный и монотонный хаос текстовых материалов.

Его можно сравнить с шумом в помещении вокзала. Отдельная речь — не шум. Но сумма информационных материалов, достигая критического объема, может стать таким шумом. В этом главная черта СМИ: существование языка за пределами его основы как шума (из-за леса не видно деревьев). Именно поэтому СМИ — это не информирование и не воздействие, но среда (т. е. фон) для воздействия определенной суггестивной информацией.

В этой связи БММ выполняет функцию организующего начала всего вербального массива о вожде (разумеется, и о действиях его команды). Одновременно такой информационный массив может выполнять роль антирекламы конкурентов.

Созданный таким образом единый массив как композиционное целое — результат компромисса, взаимодоговаривания и профессионализма. Поэтому главный принцип создания мифотворцами мифа-биографии (в отличие от прочих текстов, созданных усилиями журналистов) состоит в том, что БММ представляет собой результат взаимодействия метода ВМЛ, команды и самого кандидата.

Дальнейшая судьба БММ — трансформация в массив сопровождающих или производных текстов: листовки, статьи, слоганы, заявления, интервью и т. п. Суть их создания заключается в воспроизведении (трансформации) ключевых смыслов мифа-биографии. Для сравнения отметим, что поскольку у конкурентов, как правило, БММ либо отсутствует, либо его создают без осознания полной перспективы реального использования, то все их тексты носят характер заявлений личного характера (а ведь вождь — явление общественное, социальное). Отсюда и впечатление от знакомства с таким информационным материалом: субъективное мнение, а не объективная необходимость. Построенный по правилам суггестивной лингвистики БММ есть объективная необходимость для всех избирателей и лидера, так как в нем отражены общие для всех (и инвариантные для каждого) свойства массового сознания избирателей в конкретном регионе.

Крайне важно предварительное внедрение БММ, ибо перед устным взаимодействием кандидата с массой избирателей должен проявиться результат компромисса многих мнений, так называемый модус взаимопонимания. Кандидат, идущий на встречи без БММ, а имеющий только традиционное текстовое автобиографическое изложение, обречен на взаимодействие с избирателями в модусе конфликта: ему постоянно приходится «оправдываться» и отвечать на вопросы избирателей: «А кто ты такой?», «Почему именно ты?», «Чем ты лучше других?», которые если и не выражены прямо, то присутствуют в подсознании.

Конфликтный модус взаимодействия с избирательской аудиторией снижает эмоциональность, убедительность, уверенность (ведь постоянно приходится учитывать необходимость убедительных «ответов» и их аргументированность), яркость от речи вообще и от личности выступающего в частности. Одним словом, кандидат без подготовленного профессионалами БММ словно бы заранее проигрывает поле предвыборного сражения — это полководец без надежного тыла. Обладая же профессионально смоделированным БММ, лидер общается с аудиторией уверенно и обстоятельно, говорит убедительно и естественно и получает многочисленные «социальные поглаживания». Чем больше таких позитивных реакций, тем ярче разгорается огонь его мифа. Остается только бить в одну точку и побеждать.

БММ — это сердце предвыборной кампании. Это Знамя победы. Это Икона для поклонения. Это нимб над головой Лидера. Разгоняя тьму, свет Героя делает отчетливой и ясной перспективу реальной Победы. Это один из самых мощных рычагов красного PR в эпоху бурного развития средств массовой информации.

Остается только профессионально зажечь массу новых управляемых огней — факелов (производных суггестивных текстов). И тогда победное шествие Героя к вершине власти неизбежно.

 

<< | >>
Источник: Черепанова И.Ю.. Заговор народа. Как создать сильный политический текст. Издательство: КСП+; Стр. : 464. 2002

Еще по теме «ПАВЕЛ АНОХИН — ЖИТЬ — ЗНАЧИТ РАБОТАТЬ:

  1. «ПАВЕЛ АНОХИН — ЖИТЬ — ЗНАЧИТ РАБОТАТЬ
  2. СЛОГАНЫ и ПРИЗЫВЫ
  3. ШТЕЙП Владимир Владимирович (1886 — после 1960)