<<
>>

§ 2.2 Правовая природа презумпций в судебном административном процессуальном праве

Наиболее распространённым и в целом общепризнанным пониманием презумпции является ее отождествление с категорией предположения. Вместе с тем, предположение, используемое в сфере права, получает свое специфическое выражение, что обусловлено сущностью и значением права как наиболее значимого социального регулятора общественных отношений.
Верно заметил Б.А. Булаевский, что определение правовой презумпции через слово «предположение» не будет отражать ее правовую сущность122. В этой связи вопрос понимания презумпций в административном судопроизводстве сводится к исследованию их правовой природы как правовых явлений, что в виду своей значимости находит довольно широкое освещение в науке, однако одновременно остается одним из наиболее дискуссионных вопросов общей теории правовых презумпций. Как уже было отмечено, вопрос правовой природы презумпций весьма неоднозначно решается в юридической науке. Предлагаются различные взгляды на обозначенную проблематику, которые наглядно можно объединить в общеправовой и процессуально-правовой подходы. Общеправовой подход отражает в целом понимание места презумпций в системе российского права, его отдельных отраслей и механизме правового регулирования. Процессуальноправовой подход касается оценки презумпций с позиций их процессуальноправового значения, роли в судопроизводстве и процессе доказывания (доказательственной деятельности). В рамках общеправового подхода можно выделить следующие точки зрения: а) презумпции - «уклонения от нормального порядка» в юридическом быту (Д.И. Мейер123) По мнению дореволюционного цивилиста Д.И. Мейера, нормальным считается порядок, когда юридические определения прилагаются к фактам, т.е. факты предшествуют приложению юридических определений. «В юридическом быту существуют уклонения от нормального порядка: определения, рассчитанные на известные факты, получают силу, хотя последних мы и не усматриваем».
К таким уклонениям Д.И. Мейер, в частности, относил предположение (презумпции) - существование факта не раскрыто с несомненностью, но оно более или менее вероятно и потому предполагается, и относящиеся к нему определения идут в ход: здесь заключение о факте называется предположением. «Признание факта существующим по вероятности, что он существует», называется предположением». Данная точка зрения является верной в ключе такого существенного признака презумпции как вероятность, но вместе с тем рассмотрение правовых презумпций в качестве «уклонения от нормального порядка» не отражает сути данного явления в современном правовом регулировании. б) правовые презумпции - своего рода логические (технические) приемы (В.И. Каминская, Я.Л. Штутин, И.М. Зайцев и др.124) В.И. Каминская считала презумпцию логическим приемом, который характерен для любой познавательной деятельности, а применительно к праву приобретает способность вызывать специальные правовые последствия125. И.М. Зайцев отождествлял презумпцию с логическим приемом (неполной индукцией), при котором из установленных фактов делается предположение о существовании или не существовании другого обстоятельства126. Рассмотрение правовой презумпции через категорию логического (технического) приема, как представляется, не отражает правовой сущности анализируемого явления, поскольку для понимания последнего используется по сути внеправовое, не юридическое понятие. Логические приемы могут находить свое применение в различных областях человеческой жизни и знаний, вместе с тем простое использование логики в праве не всегда связано с презюмированием и не влечет за собой признания за логическими приемами статуса презумпций. в) правовые презумпции - правовые средства (Б.И. Путинский, Л.А. Астемирова, И.В. Сухинина127) Б.И. Путинский рассматривает правовые презумпции как правовые средства вспомогательного характера, как особый способ, прием организации правовой деятельности. Суть данного правового средства сводится к тому, что установленные права и обязанности подлежат реализации, если субъектом не будут указаны некоторые конкретные обстоятельства, исключающие наступление обязательных последствий128.
По мнению Л.А. Астемировой, правовые презумпции являются вспомогательными юридическими средствами-инструментами, которые понимаются как модельные орудия, с помощью которых законодатель предписывает либо предлагает субъектам реализации права осуществлять социальное поведение129. Концепция понимания правовой природы презумпций в качестве правовых средств также не лишена недостатков, так как здесь, как представляется, акцент делается в большей степени не на сущности презумпции как правового явления, а на ее функциональном значении, что правильнее было бы квалифицировать и рассматривать в контексте общеправовых функций презумпций в праве. г) правовые презумпции - нормы права (О.А. Кузнецова, О.В. Жажина, М.Н. Бронникова, А.В. Аверин, А.В. Смирнов, К.Б. Калиновский130) О.А. Кузнецова выдвинула идею презумпции как нормы права, а именно автором была предложена концепция существования в праве так называемых презумптивных норм, являющихся, наряду с нормами-дефинициями, нормами- принципами, оперативными и коллизионными нормами, специализированными нормами права с позиций их роли в процессе правового регулирования. Автором была в этой связи разработана структура нормы-презумпции, которая отличается от традиционной структуры нормы права и включает в себя три элемента: гипотезу (условие действия презумпции), диспозицию (презюмируемый факт) и так называемую контрпрезумпцию (возможность опровержения диспозиции), что наглядно может быть обозначено схемой «Если А, то предполагается Б, пока не доказано иное (не Б)»131 132. Сходного мнения в юридической науке придерживается О.В. Жажина, которая признает наряду с нормами конкретного содержания (регулятивными и охранительными), существование правовых норм специального назначения, к которым, в частности, относятся правовые презумпции.133. Относительно концепции правовой презумпции как нормы права необходимо отметить следующее. Действительно, на первый взгляд может показаться, что презумпция есть правовая норма, по причине ее включенности в нормативный массив и присущего ей регулятивного воздействия на общественные отношения. Презумпции закрепляются, фиксируются в нормах права, вместе с тем, категория правовой презумпции имеет иную по сравнению с правовыми нормами как общеобязательными формально-определенными правилами поведения, сущность и содержание. Норма права - это формальноопределенное правило поведения, и оно может содержать в себе в качестве формы различные конструкции (презумпцию, фикцию, общее правило распределения бремени доказывания). В этой связи сравнивать норму права и правовую презумпцию неверно методологически. С.С. Алексеев, признавая за презумпциями статус интегративных частиц, служащих связками в нормативном материале, совершенно верно отмечал, что «сами по себе указанные интегративные частицы лишь с большой натяжкой могут быть названы нормативными предписаниями (характер нормативных предписаний имеют положения нормативных актов о презумпциях...). Вместе с тем они представляют собой явления, неотделимые от нормативного содержания правовой системы, и, возможно, одно из наиболее ярких материализованных выражений особенностей права как системного образования»134. д) правовые презумпции - элементы структуры права на уровне правового предписания, связывающем юридические факты (Н.Ф. Качур, В.В. Ярков135), нетипичные правовые предписания (В.М. Горшенев, Н.А. Никиташина136). Н.Ф. Качур указывает, что юридическое предположение не заменяет собой юридический факт, а является особым типом связи между юридическими фактами. Кроме того, автор дополняет, что предположения в сфере права не выступают средством правового регулирования, а, воспринимаются правовыми нормами и представляют собой внутренний логический механизм их действия137. В.В. Ярков говоря о необходимости разграничения презумпций и презюмируемых фактов, отмечает, что презумпция указывает на юридические факты (презюмируемые), которые в силу высокой степени вероятности их осуществления признаются действительными, истинными при условии их не опровержения138. В.М. Горшенев говорил о существовании наряду с нормами права, как классическими нормативными предписаниями, так называемых нетипичных правовых предписаний, к которым относил презумпции. Выделяя несколько видов нетипичных нормативных предписаний, презумпции наравне с фикциями автором были отнесены к группе нормативных обобщений, которые по своей характеристике содержали известную долю допущения, относительность состояния. Как отмечал В.М. Горшенев, ключевая их задача заключается в обеспечении стабильности ситуации, «когда характер фактических обстоятельств, подлежащих правовой оценке, чрезвычайно неопределенен»139. Аналогичные контраргументы как и по отношению к позиции о признании за презумпциями статуса нормы права могут быть высказаны по вопросу рассмотрения правовых презумпций в качестве нормативных предписаний вообще, и нетипичных правовых предписаний в частности. Этот подход позволяет приравнивать презумпции к общеобязательным правилам поведения, что не является верным с точки зрения соотношения презумпции, составляющей лишь содержание нормативного предписания, с формой ее внешнего выражения - самим нормативным предписанием. е) правовая презумпция - это суждение о существовании или отсутствии юридических фактов, вызывающих юридические последствия (О.С. Иоффе, М.Д. Шаргородский, В.К. Бабаев, М.П. Пронина140) О.С. Иоффе, М.Д. Шаргородский отстаивали идею, что презумпции «могут заменять или представлять собой юридические факты»141. М.П. Пронина пишет, что презумпция может выполнять функцию предполагаемого факта, однако сама по себе юридическим фактом не становится в силу того, что заключает в себе не факт, а только суждение о нем142. Сведение сущности правовых презумпций к особому типу связи между юридическими фактами или к суждениям, выполняющим роль юридических фактов, представляется в целом верным, однако такое понимание в большей степени отражает механизм действия правовой презумпции в процессе правоприменительной деятельности, а не в рамках системы права и ее элементов. Кроме того, правовая презумпция в любом случае не будет сама по себе являться юридическим фактом, а лишь той юридической конструкцией, которая данный факт восполняет143. ж) правовая презумпция - закрепленная в норме права юридическая обязанность (Н.Н. Цуканов)144. Как отмечает Н.Н. Цуканов, такая юридическая обязанность заключаются в необходимости признать определенный (презюмируемый) факт при наличии факта исходного, пока иное не будет установлено правоприменительным решением компетентного субъекта145. Критично стоит отнестись и рассмотрению правовой презумпции через призму юридической обязанности, поскольку это противоречит самому существу указанной категории. Юридическая обязанность, как известно из теории права, наравне с субъективным правом составляет юридическое содержание правоотношения. Юридическая обязанность представляет собой предписанную обязанному лицу меру необходимого поведения, которой лицу необходимо следовать в соответствии с требованиями управомоченного лица, чтобы удовлетворить его интересы146. Поэтому она никак не может отождествляться с правовой презумпцией, категорией, основанной на предположении и закрепленной в норме права. з) правовые презумпции - средства (способы) юридической техники, юридические конструкции (Г.Ф. Дормидонтов, С.С. Алексеев, Д.М Щекин, О.А. Курсова, А.П. Самсонов, Б.А. Булаевский, В.Б. Исаков и др.147) Еще дореволюционный правовед Г.Ф. Дормидонтов отметил, что в отношении юридического предположения мы также как и с фикциями в праве, имеем дело с приемом, при котором законодательными нормами предписывается принятие известного мнения о факте. Разницу ученый видел только в том, что «при фикции законом предписывается вымышлять известный факт или качество, которые заведомо не существуют, а при презумпции принимать известный возможный, но сомнительный факт или таковое же качество за доказанные»148. Так, С.С. Алексеев, рассуждая о существовании в праве наряду с нормами- предписаниями, принципами других элементов нормативной системы, говорит о так называемых «интегративных частицах» и структурах, не подпадающих под понятие нормы права, но обеспечивающих оптимальное функционирование правовой системы. Своего рода связками для нормативного материала, по мнению автора, выступают, в частности, презумпции, которые не отделимы от нормативного содержания правовой системы. В этой связи наиболее ярким выражением идеальной структуры права, кроме логических норм и регулятивной и охранительной систем права, являются такие ключевые средства юридической техники как юридические конструкции, которые находят свое выражение в нормативном материале и отражают характер (модель) связи между элементами и сторонами логических норм149. Д.М. Щекин, занимавшийся исследованием презумпций в налоговом праве, поясняет, что с помощью такого приема юридической техники как использование юридических презумпций становится возможным эффективно достичь целей правового регулирования, защиты конкретных интересов. На основании презумпции законодательно предполагается существование определенных фактов, влияющих на налоговое обязательство, что обусловлено их связью с фактом известным (основанием презумпции)150. Проанализировав основные позиции ученых в рамках общеправового подхода, стоит заметить, что наиболее оправданной и обоснованной из приведённых точек зрения на правовую природу презумпций представляется их понимание в качестве приемов (средств) юридической техники, несмотря на то, что такой подход в науке подвергался критике со стороны исследователей, как «не учитывающий всего потенциала презумпций»151. Здесь стоит отметить, что с точки зрения общей теории права, в системе юридической техники, как совокупности средств и приемов, используемых при выработке и систематизации правовых актов, юридические конструкции, наравне с терминологией, выполняют роль технических средств. По содержанию техникоюридические средства, в частности, могут относиться к тем, которые являются юридическим выражением воли законодателя. Юридические конструкции как раз и выступают одним из главных средств юридической техники указанного вида и представляют собой особое построение нормативного материала, что соответствует сложившимся типам или видам правоотношений, юридических фактов и их связи. Юридическая конструкция оценивается как наиболее значимый и развитый уровень технико-юридического выражения воли законодателя, который отражает характер (модель) связи между элементами и сторонами логических норм152. Именно разработанность юридических конструкций выступает в качестве ключевого фактора, позволяющего оценить, как степень развития нормативных предписаний, так и в целом технико-юридический уровень отрасли права. В качестве юридических конструкций, используемых законодателем в цивилистическом процессуальном праве, как представляется, можно назвать конструкцию иска, модели третьих лиц, заявляющих самостоятельные требования относительно предмета спора и не заявляющих самостоятельные требования относительно предмета спора, мировых соглашений и соглашений по обстоятельствам дела и т.д. К такого рода юридическим схемам, моделям возможно отнести и юридическую конструкцию правовой презумпции, используемую законодателем для целей правового регулирования осуществления административного судопроизводства. Таким образом, в рамках поиска правовой сущности презумпций в системе права в целом, предлагается отказаться от признания за правовыми презумпциями статуса логического приема, правового средства, нормы права, нетипичных нормативных предписаний, особого типа связи, суждения о существовании (отсутствии) юридических фактов, юридической обязанности, как не соответствующих полностью или частично правовой категории презумпции и понимать правовую презумпцию как юридическую конструкцию, основанную на предположении и находящую свое выражение в презумптивных нормах права. Следовательно, следует говорить о том, что правовая презумпция - это нормативно установленная юридическая конструкция, являющаяся средством выражения воли законодателя и основанная на предположении существования юридических фактов, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения конкретного дела в суде. Процессуально-правовой подход, как было отмечено выше, касается оценки правовых презумпций с позиций их процессуально-правового значения, роли в судопроизводстве и процессе доказывания (доказательственной деятельности). Здесь можно выделить следующие предлагаемые в юридической науке подходы: а) правовые презумпции - правовые полисистемные и моносистемные средства в условиях гражданского судопроизводства (Ю.А. Сериков). Ю.А. Сериков концентрирует внимание на функциях правовых презумпций в гражданском судопроизводстве и, придерживаясь деления презумпций на материальные и процессуальные, в этой связи приходит к выводу о том, что презумпции материального права являются правовым полисистемным средством, так находят свое применение сразу в материальной и процессуальной системах. Презумпции же процессуального права рассматриваются автором как моносистемное правовое средство по причине их функционирования только в процессуальной системе и невозможности существования вне гражданского судопроизводства153. б) правовые презумпции - процессуальные льготы (М.А. Фокина, О.В. Баулин)154. Разграничивая доказательственные презумпции, в которых отражена объективная, повторяющаяся связь между явлениями материального мира, и доказательственные презумпции, которые не основываются на такой причинноследственной связи между фактами, установленными и предполагаемыми, последние авторами указанной концепции приравниваются к своего рода процессуальным льготам, предоставляемых субъекту, претерпевшему какие-либо неблагоприятные последствия в материальном правоотношении. в) правовая презумпция - способ установления обстоятельств гражданских дел (А.Т. Боннер)155. Признавая за презумпциями (по терминологии автора - юридическими предположениями) двоякое значение в праве, одним из них ученый назвал то, что они, прежде всего, являются способом установления обстоятельств гражданских дел. Так, презюмируемый факт, хотя и не является истинным, но в силу своей высокой вероятности соответствия действительным обстоятельствам дела, может быть положен в основу решения суда при наличии соответствующих условий. г) правовая презумпция - это закрепленное специальной процессуальной нормой исключительное правило, способ распределения доказательственных обязанностей (М.Г. Авдюков, М.К. Треушников, О.В. Баулин)156 Такое специальное исключительное правило, как замечает О.В. Баулин, применяется вместо общего правила распределения обязанностей по доказыванию и на основании него при доказанности определенного состава юридических фактов допустим вывод о существовании другого связанного с ним факта. М.К. Треушников рассматривает доказательственную презумпцию как способ установления частных правил распределения обязанностей по доказыванию, признавая ее одновременно предположением о существовании факта или его отсутствия, пока не доказано иное. д) правовые презумпции - «суррогатные эквиваленты судебных доказательств» (А.Г. Коваленко157), доказательства (А. Штейнберг158). А.Г. Коваленко, рассматривая вопрос об особенностях доказательств в гражданском и арбитражном судопроизводстве, считает, что система судебных доказательств включает в себя, в частности, такие суррогатные эквиваленты судебных доказательств как презумпции, наряду с судебными фикциями, судебными признаниями (фактов) и системой привилегий (освобождением от обязанности давать свидетельские показания). Причем как отмечает автор, их существование и процессуальная природа обусловлены исключительно практическими целями, а именно «необходимостью преодоления длительных временных ограничений, негативных действий (бездействий) сторон, ситуаций неопределенности»159. Если говорить по существу, то приравнивание доказательства к категории правовой презумпции не является допустимым. Несмотря на то, что и презумпции как юридические конструкции и доказательства необходимы, прежде всего, для установления фактов, входящих в предмет доказывания по делу, это не ведет к их идентичности, поскольку они наполнены совсем различным содержанием. Точка зрения А. Штейнберга относительно понимания презумпций в качестве доказательств также представляется не состоятельной, поскольку автор приравнивает между собой разнопорядковые явления, а неточное употребление юридических терминов не может служить оправданием предложенной автором концепции и справедливо поэтому было подвергнуто критике в советское время, с которой по существу можно согласиться160. Завершая рассмотрение взглядов на правовые презумпции в рамках процессуально-правового подхода, стоит сказать, что в целом предлагаемые исследователями концепции (кроме концепций понимания правовых презумпций в качестве доказательств и суррогатных эквивалентов доказательств) не являются взаимоисключающими друг друга. Как представляется, в данном случае нет необходимости сужать понимание презумпции, сводя ее только к одной единственной позиции, поскольку наиболее продуктивным видится гибкий подход, когда в процессуально-правовом аспекте мы можем оценивать природу презумпции с разных сторон, признавая за ней, например, в функциональном значении и качество правового средства, и качество способа установления обстоятельств дела и правило распределения доказательственных обязанностей и процессуальную льготу. Данный подход применим и к правовым презумпциям в административном судопроизводстве, поскольку, действительно, основное значение презумпций проявляется не в статичном их закреплении в нормах права, а при рассмотрении конкретного административного дела в суде, т.е. в условиях судебного административного процесса. Вывод: Подводя итог исследованию правовой природы презумпций, стоит отметить, что в рамках всей системы права они выступают в качестве нормативно закрепленных юридических конструкций, которые являются средством выражения воли законодателя и основаны на предположении существования юридических фактов, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения конкретного дела в суде. Применительно к судебному административному процессу правовые презумпции имеют гибкую правовую природу и могут приобретать в условиях административного судопроизводства качества правовых средств, способов установления обстоятельств дела, правил распределения доказательственных обязанностей и процессуальных льгот. Правовые презумпции в административном судопроизводстве имеют потенциал для наиболее эффективного рассмотрения и разрешения административного дела, поскольку обязанность доказывания в силу правовой презумпции, как правило, возлагается на то лицо в судебном административном процессе, которое имеет возможность исполнить ее «наилучшим» в процессуальном плане образом. Это в полной мере отражает связь правового регулирования осуществления судопроизводства с приоритетами законодателя по защите прав, свобод и законных интересов граждан и организаций.
<< | >>
Источник: Грубцова Светлана Павловна. Правовые презумпции в судебном административном процессуальном праве. 2018

Еще по теме § 2.2 Правовая природа презумпций в судебном административном процессуальном праве:

  1. Грубцова Светлана Павловна. Правовые презумпции в судебном административном процессуальном праве, 2018
  2. в) Содержание понятия «судебные доказательства» в гражданском процессуальном и арбитражном процессуальном праве. Процессуальная форма доказательств
  3. 2.5. Правовые акты управления в российском административном праве: понятие и юридический режим действия
  4. § 4. Административно-процессуальные нормы и административно-процессуальные отношения
  5. Раздел 2. • Правовое регулирование административно-процессуальной деятельности
  6. 15.3. ВЫПОЛНЕНИЕ СУДЕБНЫХ ПОРУЧЕНИЙ И ОКАЗАНИЕ ДРУГИХ ВИДОВ ПРАВОВОЙ ПОМОЩИ В МЕЖДУНАРОДНОМ ЧАСТНОМ ПРАВЕ
  7. 2.8. ПРАВОВЫЕ ПРЕЗУМПЦИИ И ЮРИДИЧЕСКИ ЗНАЧИМЫЕ СОСТОЯНИЯ ЛИЧНОСТИ
  8. § 1. Судебное разбирательство как процессуальная функция и процессуальная стадия
  9. 5.4. Проблемы совершенствования уголовного законодательства и развития системы судебной власти после принятия Уголовно-процессуального кодекса и Кодекса об административных правонарушениях Российской Федерации
  10. А. Процессуальная природа вещественных доказательств
  11. ТЕМА 6. Процессуальные сроки. Судебные расходы. Судебные штрафы
  12. Тема 6. ПРОЦЕССУАЛЬНЫЕ СРОКИ. СУДЕБНЫЕ РАСХОДЫ И СУДЕБНЫЕ ШТРАФЫ
  13. § 9. О международном уголовно-процессуальном праве
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Акционерное право - Бюджетная система - Горное право‎ - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право зарубежных стран - Договорное право - Европейское право‎ - Жилищное право - Законы и кодексы - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История политических учений - Коммерческое право - Конкурсное право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право России - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминальная психология - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Образовательное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право интеллектуальной собственности - Право собственности - Право социального обеспечения - Право юридических лиц - Правовая статистика - Правоведение - Правовое обеспечение профессиональной деятельности - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Римское право - Семейное право - Социология права - Сравнительное правоведение - Страховое право - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Судебное дело - Судебные и правоохранительные органы - Таможенное право - Теория и история государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия права - Финансовое право - Экологическое право‎ - Ювенальное право - Юридическая антропология‎ - Юридическая периодика и сборники - Юридическая техника - Юридическая этика -