<<
>>

§ 3.5 Классификация правовых презумпций по сфере действия

Первый в отечественной правовой науке указанную классификацию правовых презумпций предложил В.К. Бабаев394. Критерием выделения общеправовых, межотраслевых и отраслевых правовых презумпций здесь стала их сфера действия в области права.
Общеправовые презумпции распространяют свое действие на весь круг общественных отношений, которые входят в предмет регулирования. Как представляется, общеправовые презумпции носят универсальный характер и не сводятся лишь к одной или нескольким отраслям права. Все отрасли российского права пронизаны действием общеправовых презумпций. Межотраслевые правовые презумпции относятся сразу к нескольким отраслям права и находят там свое применение. Как отмечалось в специальной литературе, межотраслевые правовые образования могут возникать на стыке как смежных однородных отраслей права, которые обладают общностью в предмете правового регулирования (к ним можно отнести процессуальные отрасли российского права), так и неоднородных, такой общностью не обладающих, (материальные и процессуальные отрасли)395. Отраслевые правовые презумпции охватывают только те общественные отношения, которые составляют предмет регулирования конкретной отрасли права. В основу указанной классификации правовых презумпций справедливо положены разработки общей теории права396. Как известно, характер общеправовых, межотраслевых и отраслевых могут носить не только презумпции, но и принципы права как основные начала, в которых выражается сущность и содержание права, правовые институты. С точки зрения процессуального права, например, характер общеправовых носят принцип законности, межотраслевым правовым институтом являются институт подведомственности, институт доказывания и доказательств и др397. В условиях советского права В.К. Бабаев предложил включать в данную классификацию следующие правовые презумпции: 1) Общеправовые: презумпция добропорядочности (которая находит выражение в презумпции невиновности в уголовном процессе), презумпция знания закона, презумпция истинности государственного правового акта. Данный вид презумпций по сути приравнивается автором к категории принципов права (презумпции-принципы); 2) Межотраслевые: презумпция вины причинителя вреда, действующая в гражданском и частично трудовом праве. 3) Отраслевые: презумпция отцовства, презумпция компетенции вышестоящего органа398. Позже автором к числу общеправовых была отнесена также презумпция правосубъектности граждан и организаций399. За незначительными расхождениями, данного подхода к классификации правовых презумпций по сфере действия придерживались такие ученые как В.П. Воложанин, В.А. Ойгензихт400. Они подразделяли правовые презумпции (по терминологии В.П. Воложанина - юридические предположения) на общие и частные. Общие распространяют свое действие на все отрасли права и являются ведущими в судебной деятельности, частные соответственно находят свое применение только в конкретных отраслях. Интересным представляется мнение авторов, которые считают, что неизбежным следствием проявления общеправовой презумпции на отдельную отрасль права является возникновение самостоятельной отраслевой презумпции401 402. Сходного подхода в гражданском праве придерживается О.А. Кузнецова, которая общеправовой презумпции добросовестности придает характер центральной отраслевой презумпции гражданского права в виду ее особой значимости для указанной отрасли права403.
Классификацию правовых презумпций по сфере действия на общеправовые, межотраслевые и отраслевые стоит оценивать положительно, так как она отражает связь с теорией права и позволяет увидеть весь спектр действия правовых презумпций в частности и в области судебного административного процесса. Представляется, что в рамках административного судопроизводства наибольшее значение приобретает такая общеправовая презумпция, как презумпция законности (правомерности) правового акта, которая связана с тем, что «любой акт органа государственной власти или местного самоуправления по определению изначально целесообразен и правомерен»404. В специальной литературе отмечается, что данная правовая презумпция выступает серьезной проблемой для реализации самой возможности оспаривания актов публичной власти. Эта проблема отчасти снимается тем, что процессуальным законодательством устанавливается, что обязанность доказывания соответствия оспариваемого акта закону, соблюдения порядка принятия акта, а также обстоятельств, послуживших основанием для его принятия, возлагается на орган, который принял этот акт405. Стоит полагать, что данная презумпция не является проблемой для реализации возможности оспаривания правовых актов, а наоборот приобретает особое значение для административного судопроизводства. С позиции административного судопроизводства общеправовая презумпция законности, как представляется, выступает основанием для проверки судами общей юрисдикции нормативных правовых актов (глава 21 КАС РФ). Проверка законности означает, прежде всего, оценку законности оспариваемого объекта на соответствие определенным критериям, указанным в законе (ч. 8 ст. 213 КАС РФ). Презумпции законности правового акта придается большое значение в российской правовой системе. Отдельными авторами отмечается ее роль в качестве гарантии единства последней, а также основополагающего начала развития правового государства406. Презумпция законности правового акта выступает гарантией стабильности отношений, являющихся предметом его регулирования, а также способствует установлению в правосознании граждан идеи необходимости соблюдения Конституции и принятых в соответствии с ней законов. На действие презумпции законности правового акта в рамках российской правовой системы обращалось внимание как в судебной практике, так и в доктрине407. Суть презумпции законности правового акта заключается в том, что, если правовой акт в установленном законом порядке не отменен или не признан недействительным, он предполагается законным и требующим в связи с этим неукоснительного исполнения и соблюдения. Признание недействительным правового акта в установленном законом порядке опровергает существующую презумпцию законности правового акта в конкретном случае, но не исключает ее в рамках правовой системы в целом. Механизм защиты нарушенных незаконными правовыми актами прав и свобод граждан и организаций реализуется по правилам процессуального законодательства путем их оспаривания в судах общей юрисдикции (главе 21 КАС РФ) и Суде по интеллектуальным правам как специализированном судебном органе системы арбитражных судов РФ (глава 23 АПК РФ). Правовой акт, с точки зрения теории права, представляет собой надлежащим образом (словесно-документально) оформленное внешнее выражение воли государства, его органов, отдельных лиц, выступающее в качестве носителя содержательных элементов правовой системы - юридических норм, правоположений практики, индивидуальных предписаний, автономных решений лиц1. Нормативный правовой акт, являясь видом правового акта, традиционно понимается как акт-документ правотворчества компетентного органа, содержащий юридические нормы (предписания)2. К числу основных требований, предъявляемых к нормативному акту как официальному акту, выражающему волю государства, относят: а) необходимость соблюдения компетентным органом пределов компетенции для издания такого акта; б) издание акта в предусмотренной форме; в) соответствие акта Конституции, другим законам и подзаконным актам вышестоящих органов; г) соблюдение установленных к ним правил официального опубликования и введения их в действие408. Высшие судебные инстанции дополнительно указывают, что существенным признаком, характеризующим нормативный правовой акт, в частности, является наличие в нем правовых норм (правил поведения), обязательных для неопределенного круга лиц, рассчитанных на неоднократное применение и направленных на урегулирование общественных отношений либо на изменение или прекращение существующих правоотношений409. Кроме того, в условиях современного правового регулирования, определенное значение для правовой системы приобретают такие правовые акты, как акты, содержащие разъяснения законодательства и обладающие нормативными свойствами, возможность законодательного оспаривания которых является достаточно новой для российской правовой системы. Конкретные упоминания о такого рода актах содержатся в главе 21 КАС РФ, предусматривающей порядок их оспаривания в судах общей юрисдикции. Актами, которые содержат разъяснения законодательства и обладают нормативными свойствами, являются акты федеральных органов исполнительной власти, такие как письма и разъяснения Федеральной налоговой службы, Министерства Финансов РФ, Федеральной службы по труду и занятости, Федеральной антимонопольной службы и т.д. Указанные ведомственные акты играют свою роль в правовом регулировании: они могут регулировать определенную группу общественных отношений, являются, как правило, обязательными, и рассчитаны на неоднократное применение, таким образом, оказывая воздействие на права и обязанности неопределенного круга лиц. Кроме того, данные ведомственные акты по сути являются актами официального толкования норм права, закрепленных в законе, чем вызывают необходимость следования им в деятельности органов и должностных лиц исполнительной ветви власти. Разъяснения, содержащиеся в интерпретационных актах соответствующих ведомств, могут учитываться судами при отправлении правосудия и содержаться в мотивировочной части судебных решений, тем самым влияя на правоприменительную практику. Не углубляясь в проблему понимания и разграничения правовых систем, интересно лишь отметить, что по сути органы исполнительной ветви власти путем издания таких актов официального толкования занимаются нормотворчеством, что не согласуется с конституционным принципом разделения властей в РФ. Гарантией защиты нарушенных прав, свобод и законных интересов лиц в этой связи является предусмотренная законом возможность оспаривания таких актов по правилам процессуального законодательства. Это подтверждает и Конституционный Суд РФ, который в своем Постановлении от 31.03.2015 г. № 6 - П, указал, что акты федеральных органов исполнительной власти, являющиеся актами разъяснения тех или иных законоположений и обладающие нормативными свойствами, могут быть оспорены в судебном порядке410. Возвращаясь к вопросам правовых презумпций, надо сказать, что действие презумпции законности правовых актов распространяется в этой связи и на указанные акты органов исполнительной власти, содержащие разъяснения законодательства и обладающие нормативными свойствами, о чем верно отмечалось в специальной литературе411. Основываясь на разработках теории права, относительно классификации правовых актов, презумпция законности правовых актов действует как в отношении нормативных правовых актов, актов индивидуального правоприменения, так и в отношении интерпретационных актов нормативного характера. В этой связи презумпция законности правовых актов имеет широкий спектр действия, оказывая влияние на все правовые акты ниже уровня федерального закона. Как представляется общеправовая презумпция законности правового акта имеет общий регулирующий характер и по сути отражает в себе такой основополагающий общеправовой и конституционный принцип российской правовой системы как принцип законности. Законность в деятельности субъектов, наделенных властными полномочиями, сводится к необходимости беспрекословного соблюдения ими Конституции РФ и законов. (ч. 2 ст. 15 Конституции РФ). Предположение законности в деятельности органов и должностных лиц, наделённых властными полномочиями, является гарантом обеспечения надлежащей защиты нарушенных прав, свобод и законных интересов граждан и организаций. Принцип законности как ключевая форма выражения ценности права заключается в стремлении обеспечить необходимую защиту прав, свобод и законных интересов. Законность, выступающая одновременно и элементом политического режима, и правовым принципом, связывается, в первую очередь, с общеобязательностью права в социальной жизни общества, а также идеей необходимости правомерного поведения в правосознании народа412. Если говорить о нормативно-правовых актах как предмете судебного контроля, то основания проверки, которые на сегодняшний день законодательно отражены в КАС РФ, были в значительной мере раскрыты Пленумом Верховного Суда РФ в своем Постановлении от 29 ноября 2007 г. № 48 «О практике рассмотрения судами дел об оспаривании нормативных правовых актов полностью или в части»413. В юридической литературе в этой связи высказывалось мнение, что законность как основание проверки в рамках производства по делам об оспаривании нормативных правовых актов связана с определенным комплексом критериев, к которым относятся: законность содержания самого нормативного правового акта, его форма, а также компетенция субъекта, принявшего такой акт414. Что касается первого из указанных критериев, то он сводится к оценке оспариваемого объекта на соответствие нормативным правовым актам, обладающим, с точки зрения иерархии в системе нормативных правовых актов РФ, наибольшей юридической силой и с практических позиций означает сравнение различных по юридической силе норм права, регулирующих аналогичную спорную группу общественных отношений. Как представляется, данные критерии применимы также для оценки законности актов индивидуального правоприменения и интерпретационных актов нормативного характера, о которых шла речь выше, что находит свое отражение в нормах КАС РФ. Законность играет роль не только для суда как основание проверки оспариваемых (обжалуемых) нормативных правовых актов, решений, действий (бездействия) органов, организаций и лиц, наделенных властными полномочиями, но одновременно является центральным элементом процесса доказывания для сторон. Как верно отметил С.В. Никитин, по данным делам «суд устанавливает, а заинтересованные лица доказывают законность такого акта»415. С этих позиций категория законность тесно связана с юридическими фактами, которые необходимо установить в суде для разрешения дела, то есть с предметом доказывания и проявляет свое ключевое значение при распределении доказательственных обязанностей. Выделение межотраслевых процессуальных презумпций, действующих во гражданском процессе, арбитражном процессе, судебном административном процессе, отражают единство цивилистического процесса. К их числу можно отнести, например, такие презумпции, как презумпция процессуальной дееспособности (правосубъектности), презумпция надлежащего характера ответчика, презумпция беспристрастности судьи и др. Отраслевые правовые презумпции, действующие в судебном административном процессе, характеризуются их связью с предметом судебной деятельности, которым в данным случае выступает административное судопроизводство. К таким презумпциям можно отнести презумпцию незаконности решений, действий бездействий органов, органов, организаций и должностных лиц, наделённых властными полномочиями и нарушающих права и законные интересы граждан и организаций, косвенно закрепленную в ч. 2 ст. 62, ч. 11 ст. 226 КАС РФ; правовая презумпция незаконности оспариваемых нормативных правовых актов (ч. 2 ст. 62, ч.9 ст. 213 КАС РФ). Вывод по главе: Значение классификации в области права сложно переоценить. Она позволяет более глубоко увидеть сущностные характеристики исследуемого объекта и в условиях сравнительного анализа сделать наиболее обоснованные выводы по поводу его общих и особенных признаков. Общая классификация правовых презумпций в правоведении весьма обстоятельно разработана. К классификации правовых презумпций в административном судопроизводстве применимо использование всего накопленного в общей теории права и в отдельных отраслевых юридических науках потенциала. Анализ выделяемых в юридической науке различных классификаций правовых презумпций через призму административного судопроизводства показал, что в рамках судебного административного процесса можно говорить о следующих видах правовых презумпций: 1) по факту правового закрепления - правовые, 2) характеру закрепления в норме права - прямые и косвенные, 3) по отраслевому критерию - материально-правовые и процессуальноправовые, 4) по возможности опровержения - опровержимые, 5) по сфере действия - общеправовые, межотраслевые и отраслевые. Любое правовое явление, которое подлежит классификации по определенным основаниям, может быть оценено с разных сторон и соответственно принадлежать к нескольким видам. Правовые презумпции, действующие в административном судопроизводстве, не являются исключением. Так, например, правовая презумпция добросовестности налогоплательщика, действующая при рассмотрении дел о взыскании обязательных платежей и санкций (глава 32 КАС РФ), по факту правового закрепления является правовой, по характеру закрепления в норме права - прямой, по отраслевому критерию - материально-правовой презумпцией налогового права, по возможности опровержения - опровержимой и по сфере действия - отраслевой правовой презумпцией.
<< | >>
Источник: Грубцова Светлана Павловна. Правовые презумпции в судебном административном процессуальном праве. 2018

Еще по теме § 3.5 Классификация правовых презумпций по сфере действия:

  1. Административно-правовые действия: понятие и классификация
  2. 2.4. Классификация фирм, действующих на мировом рынке, и их правовая форма
  3. 2.8. ПРАВОВЫЕ ПРЕЗУМПЦИИ И ЮРИДИЧЕСКИ ЗНАЧИМЫЕ СОСТОЯНИЯ ЛИЧНОСТИ
  4. Грубцова Светлана Павловна. Правовые презумпции в судебном административном процессуальном праве, 2018
  5. Классификация рыночных структур в коммунальной сфере, их характеристики
  6. 7.4.4. Классификации действий и процессов.
  7. Классификация социального действия
  8. § 4. КЛАССИФИКАЦИЯ НЕОТЛОЖНЫХ СЛЕДСТВЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ
  9. Нормативные административно-правовые акты: понятие, виды, порядок введения в действие и прекращения действия
  10. Лекция 10. Правовая регламентация ответственности в таможенно-правовой сфере
  11. § 2. Военные действия: начало, территория, участники, методы и средства, окончание Начало военных действий и его правовые последствия.
  12. ПСИХОПРАКТИКА В ПРАВОВОЙ СФЕРЕ.
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Акционерное право - Бюджетная система - Горное право‎ - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право зарубежных стран - Договорное право - Европейское право‎ - Жилищное право - Законы и кодексы - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История политических учений - Коммерческое право - Конкурсное право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право России - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминальная психология - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Образовательное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право интеллектуальной собственности - Право собственности - Право социального обеспечения - Право юридических лиц - Правовая статистика - Правоведение - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Римское право - Семейное право - Социология права - Сравнительное правоведение - Страховое право - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Судебное дело - Судебные и правоохранительные органы - Таможенное право - Теория и история государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия права - Финансовое право - Экологическое право‎ - Ювенальная юстиция - Юридическая антропология‎ - Юридическая техника - Юридическая этика -