<<

Некоторые проблемы этнической истории народов Юго-Восточной Европы (Балканский субстрат в традиционной одежде восточнороманских народов) В. С. ЗЕЛЕНЧУК

Народная традиционная одежда является одним из относительно стабильных элементов культуры. В отличие от костюма городского населения, часто менявшегося под влиянием моды, крестьянская одежда эволюционировала медленно, сохраняя устойчивость основных форм покроя и конструктивных приемов.

Народная одежда, формирующаяся под влиянием типа хозяйства, географических условий, исторических традиций, отражает этнические особенности культуры. Устойчиво сложившиеся части или комплексы одежды, особенности кроя и украшений, сохраняющие на протяжении многих веков древние черты, являются своеобразным историко-этнографическим источником, позволяющим выявить различные этнокультурные напластования.

В определенные исторические периоды, в частности в докапиталистическую эпоху, народная одежда, как и язык, выступает как один из наиболее устойчивых этнических определителей. Не только феодальная замкнутость, но и общественные отношения способствовали бытованию архаичных видов одежды. Правящие классы, заинтересованные в изоляции народных масс от иноземных влияний и сохранении этнической стабильности, нередко издавали законы, запрещавшие изменять традиционный костюм. По молдавским обычаям XVI в. крестьяне и жители городов должны были строго соблюдать ношение традиционной одежды, а заимствование и ношение турецкой или одежды других народов карались *.

В Дунайских княжествах, так же как и в других европейских странах, существовали законодательно установленные правила, определявшие типы одежды и украшений для различных социальных групп.

В Валахии, Трансильвании и Молдавии запрещалось всем, кроме бояр высшего ранга (боеръ де сфат), носить одежду из позолоченных или серебряных нитей, обувь желтого и красного цвета, золотые украшения. Сословные различия в костюме регламентировали, например, величину боярского головного убора ишлик, которая зависела от принадлежности бояр к тому или иному рангу.

Одной из характерных черт народной одежды восточных роман- цев был белый цвет ткани, преобладавший в летней одежде. Эта особенность имела не только этническое значение, но и социальное, так как она была присуща исключительно крестьянской одежде. Когда хотели наказать и опозорить боярина, его одевали в белые крестьянские одежды2.

Главным фактором, обусловившим сохранение древних черт в быту населения Дунайских княжеств, как и влахов Балкан, на протяжении ряда веков, явилось замедленное социально-экономическое развитие народов этого региона в результате османского господства,

Складывание традиционной одежды восточнороманских народов следует отнести к периоду формирования их этнической индивидуальности.

Наиболее древний период, по отношению к которому можно говорить о сложившемся костюме восточнороманских народов,— XIV в., хотя отдельные его элементы возникают раньше. Начиная с этого времени мы располагаем достоверными данными о терминологии костюма и его главных частях, особенностях покроя, украшений.

На протяжении веков сложились характерные закономерности в одежде, общие для всех восточных романцев,— белый цвет одежды, вырезной ворот рубахи, обязательное ношение пояса мужчинами и женщинами, свободный покрой верхней плечевой одежды. Этими чертами одежда восточнороманских народов отличалась от одежды других крупных этнических групп Центральной и Восточной Европы (например, славян, немцев), хотя в процессе формирования она испытала значительное влияние славянской культуры. Этническая специфика, в том числе и черты, отличающие восточнороманскую одежду от славянской, сложилась в более поздний период развития восточнороманского этноса.

Термин «одежда восточнороманских народов» следует рассматривать как обобщенное определение для обозначения одежды трех самостоятельных впоследствии этносов: румын, молдаван и балканских влахов. Единство происхождения и ранних этапов этнического развития этих близкородственных народов обусловило наличие в их культуре многих общих черт.

Тем не менее следует отметить, что в ходе длительного исторического и этнического развития у каждого из народов сложилась своя собственная культура, в том числе и народная одежда.

Не рассматривая проблему этнической специфики одежды каждого из восточнороманских народов, которая требует специального исследования, отметим только некоторые общие закономерности. Культура балканских влахов (македонских, истрийских и меглен- ских влахов), будучи изолированной от романизированного населения, живущего к северу от Дуная, развивалась под сильным влиянием южнославянских, албанских и греческих традиций. Из всех восточнороманских народов культура балканских влахов менее всего исследована.

В общих чертах описания одежды влахов представлены в работах Г. Вейганда, Т. Папахаджи, Т. Капидана, И. Неницеску, И. Бэ- чилэ и др. В традиционной одежде фессалийских, пиндских, македонских влахов начала XX в. выделялись типы одежды, значительно отличавшиеся от костюма молдаван и румын3.

К характерным видам мужской одежды можно отнести фес красного или белого цвета (кэчулэ, киллере, барбарусэ), длинную, нйже колен мужскую рубаху туникообразного покроя (кэмяшэ ку клине), белые штаны из тонкой хлопчатобумажной ткани (змяне), двубортную суконную нагрудную одежду без рукавов с разрезом на левую или правую сторону (джимэдане, джуминдане), тиникообразную шерстяную накидку без рукавов с клиньями на спине (ципуня, ши- гуне), суконную нагрудную одежду с рукавами, имевшими вертикальный разрез от плеча до локтя (кундуше, скурту), длинную плечевую одежду, скроенную в талию и застегивающуюся только до пояса, так чтобы нижние полы расходились (малот, тэлэган). Поверх верхней одежды повязывали один на другой шерстяной пояс (брын, бырну) и кожаный ремень (силяфе, чиляхе). Самодельная кожаная обувь (цэрухе), имея общие черты с восточнороманскими опинчъ, отличалась своим кроем и отсутствием связующих кожаных ремешков 4.

Специфический облик традиционному мужскому костюму влахов придавала длинная рубаха с многочисленными складками на полах, которая полностью скрывала штаны, так что видны были только ноги ниже колен, обтянутые в белые обертки.

В женском костюме выделялись такие части, как красный фес, который в некоторых местностях украшали лентой с монетами (ли- личе ди мэрдзяле), полотенчатообразный головной убор белого или черного цвета (балцу, шимие), белая рубаха, рукава которой украшены многочисленными поперечными вышитыми полосками (кэмя- шэ ку лиличе), суконный жилет (кептар), платье темного цвета (фустаня), шерстяной передник (поала), повязанный поясом с крупной металлической пряжкой (чупрекэ). Поверх жилета в холодное время года женщины надевали верхнюю плечевую одежду, аналогичную мужской,— ципуня, дулумэ5.

В традиционной одежде влахов выделялись древние элементы, состоявшие из меховой шапки, белой рубахи, белых штанов, безрукавки, шерстяного пояса, накидки из шерстяной ткани, верхней одежды с капюшоном из козьей шерсти6. Сравнение этих древнейших типов одежды влахов с архаичными типами одежды восточных романцев, живших к северу от Дуная, показывает их общность.

Однако взятый в целом весь комплекс традиционной влашской одежды как по внешнему облику, покрою, способам ношения, так и по терминологии значительно отличался от румынского и молдавского. Не был он похож и на одежду окружающих народов: Г. Вейганд писал, что костюм влахов настолько отличается от одежды албанцев, турок, греков и болгар, что их никогда нельзя спутать7. В то же время есть отдельные элементы и названия, общие у влахов, албанцев, греков и южных славян. Некоторые исследователи, например Т. Капидан, неоправданно отрицали в костюме влахов наличие славянских влияний8. В действительности славянский характер носят некоторые термины одежды: змяна— от славянского «смена», кундушу — от славянского «контуш», в свою очередь заимствованного от тюркского «контош». Одинаковый покрой имели болгарские и влашские мужские рубахи.

В одежде населения Валахии, Трансильвании и Молдавии имелось много общих черт Как в покроях одежды, так и в терминологии. К ним можно отнести мужские рубахи туникообразного покроя, суконные жилеты или меховые безрукавки, кожаные или шерстя-1 ные пояса, различные типы штанов (летние, зимние, кожаные), самодельную обувь, барашковые шапки и войлочные или соломенные шляпы, меховые шубы или суконные свиты с капюшоном.

В женской одежде можно отметить такие распространенные у обоих народов части, как рубаха (с цельнокроенным рукавом или туникообразная), полотняная блуза, несшитая юбка, состоявшая из одного или двух полотен, головные уборы полотенцеобразного типа или с твердой основой в комплексе с покрывалом, верхняя одежда халатообразного типа, мокасинообразная обувь, аналогичная мужской.

При общей, характерной для всех восточных романцев основе одежда каждого из народов содержала особенности, придававшие ей неповторимый облик. Эти этнические черты сформировались в условиях длительного исторического развития каждого народа в рамках самостоятельных государств — Валахии и Молдавии. Своеобразие одежды молдаван по сравнению с одеждой жителей Валахии (мун- тян) отмечалось путешественниками XVI в. Антон Веранчич писал, что мунтяне отличаются от молдаван своей одеждой. В качестве одной из главных причин этого он считал приверженность молдаван к своим традициям и в то же время проникновение турецких влияний в костюм мунтян9. Другой путешественник, Николай Олахус, ограничился констатацией того, что одежда обоих народов «в определенной мере отличается» 10.

Не рассматривая всех аспектов общностей и различий народно^ одежды молдаван и румын, которые требуют специального исследования, отметим только некоторые общие закономерности в этой области. Они могут быть сведены к нескольким морфологическим признакам: наличие различных типов одежды, существование различных вариантов одного и того же типа, разная терминология, используемая для обозначения одних и тех же типов одежды. В Молдавии не были известны некоторые типы мужской и женской одежды, распространенные в Валахии. Например, мужские суконные штаны, широкие в верхней части и сужающиеся книзу (дими), штаны с вышитым орнаментом (нэдражъ), мужские полотняные короткие и широкие штаны (гачъ), женские юбки — одноплатовые с длинной бахромой (опрег), двухплатная со сборками (вылник), женские головные уборы в форме чепца (чапсэ, конч), мужские я женские зипуны без рукавов (джубя), глухого покроя (шубэ ынфун- датэ), мужской тулуп с длинными рукавами (битушкэ). Имеются также различия в женских украшениях, в орнаментике мужского и женского костюмов.

В генезисе одежды восточнороманских народов выявляется ряд древних пластов, восходящих к культуре индоевропейской этнической общности, и в частности к ее варианту, развивавшемуся в Юго- Восточной Европе, в ареале Балканского полуострова и Карпат. Особый интерес представляет так называемый балканский субстрат — общность элементов культуры, свойственных многим народам Балканского полуострова.

Проблема выявления балканского субстрата в определенной мере связана с изучением ранних форм одежды восточных романцев в целом, их происхождения и этнической специфики. Первые попытки определения истоков происхождения костюма относятся к XVI в. Они связаны с так называемой «латинской школой» в историографии, представители которой считали влахов Трансильвании, как и другое восточнороманское население, прямыми потомками римлян. Исходя из такой посылки, они рассматривали восточнороманскую одежду как идентичную древнеримской.

Впервые эти положения были высказаны в работах саксонских историков из Трансильвании Иоганна Тростера и Лаурентиуса Топпельтинуса “. Доводы Топпельтинуса были воспроизведены в летописи Мирона Костина, который разделял эту же точку зрения. Молдавский летописец допускал, что в древности одежда предков румын (как тогда считалось, переселенцев из Рима) была римской, но впоследствии, в условиях более сурового климата, она претерпела изменения12. Что касается традиционной крестьянской обуви (опинчь) и формы мужской прически, то Костин считал их заимствованными от римлян13.

Современные этнографические исследования на основе анализа барельефов Траяновой колонны в Риме и монумента из Адамклисси (Добруджа), на которых изображены римляне и пленные геты и даки, выявили значительные различия между римской кожаной обувью (cento) и гето-дакийской обувью типа опинчь14.

Попытки подкрепить теорию о латинском происхождении восточных романцев этнографическими данными, в частности материалами по народной одежде, предпринимались и в XIX в., хотя к этому времени «латинсйая школа» уже начала утрачивать свое влияние. Г. Барициу в 1860 г. стремился доказать существование покроев античной италийской одежды, принесенных римскими колонистами15. Однако уже через несколько лет А. Одобеску заметил, что наряду с романскими заимствованиями в одежде румын имеются славянские, венгерские и «восточные» 16. В дальнейшем А. Одобеску стал одним из основоположников фракийской теории в исследованиях генезиса восточнороманской культуры. Обращение к фракийскому культурному наследию стало возможным лишь в результате достижений археологии, данные которой начали использоваться историками культуры более широко с конца XIX — начала XX в. Одновременно с этим совершенствовались методы этнографических исследований, которые давали возможность более объективно оценивать эволюцию материальной культуры.

В начале XX в. латинское направление в трактовке этногенеза восточных романцев, считавшее румын, молдаван и влахов прямыми потомками римлян, окончательно уступило место фракийскому, хотя роль романизации как определенного этапа этногенеза не отрицалась. Определяя генезис одежды, сторонники латинского направления пытались дедуктивным методом с позиций общей теории этногенеза доказать ее римское происхождение. Иначе сложилось соотношение понятий «генезис одежды» — «этногенез» в конце XIX —начале XX в. В определенной мере «фракийская теория» происхождения восточных романцев базировалась на этнографических и археологических данных. Одним из импульсов ее развития, помимо политических и идеологических факторов, явился повышенный интерес общественности к изображениям даков и гетов на античных памятниках.

Одними из первых к этим источникам обратились румынские археологи А. Одобеску и В. Пырван. Комментируя изображения гето-даков на колонне Траяна в Риме, А. Одобеску писал в 1874 г.: «Когда мы видим на колонне одежды, которые носили даки: их рубаху с рукавами, собранную в средней части, с разрезом на обеих сторонах полы; узкие белые штаны и кожаную обувь, которая покрывает их ноги; пушистый капюшон или накидку, наброшенную на плечо; длинные волосы воинов и в особенности шапка, которая надета на голове их предводителей „зарабов“, как их называет Иордан, не можем не признать в них ту же самую одежду наших мунтян» ”. К этому же выводу пришли впоследствии и другие исследователи румынской и молдавской культуры: В. Пырвап, Г. Опреску.

Если заключение Одобеску основывалось только на интуиции, то работы последующих исследователей дали возможность более аргументированно обосновать параллели между одеждой восточнороманских народов и костюмом северных фракийцев. Были высказаны предположения о более древних истоках одежды балканских народов, восходящих к эпохе бронзы. В утверждении нового методологического подхода, основывавшегося на широком использовании и смелой интерпретации арехологических данных, большую роль сыграли работы немецких историков культуры: Э. Фишера, 1'. Гирке, К. Шухардта, поставивших своей задачей реконструировать костюм древнего населения Центральной Европы и Балкан1а. В центре внимания исследователей оказались археологические находки периода неолита, бронзы, железного века, содержавшие изображения одежды. Особенно подробно были исследованы памятники начала II

в. н. э., монумент из Адамклисси и колонна Траяна, которым посвятили свои работы Г. Точилеску, А. Фюртвэнглер, О. Бендорф, Ф. Студничка, Е. Петерсен, Г. Пикар, К. Чихориус, Р. Вуйя, В. Пырван, А. Цигара-Самуркаш, Ф. Флореску и др. Хотя некоторые исследователи пытались идентифицировать фигуры пленных на барельефах как представителей германских народов, большая часть специалистов видит в них северных фракийцев — даков и гетов.

В результате анализа сравнительных материалов выявилась древность и историческая преемственность ряда элементов одежды народов Балкано-Карпатского ареала, восходящая к эпохе железного века, а некоторых — к бронзовому веку. В мужском костюме это такие части одежды, как узкие длинные штаны (ицаръ), мешковидный капюшон (глугэ), стянутая обувь из сыромятной кожи (опинчь). В женском костюме — рубаха с цельнокроенным рукавом (кэмашэ ынкрецитэ ла гыт), одноплатовая юбка (фотэ — в Валахии и катринцэ — в Молдавии).

Румынские исследователи включают в число древних элементов одежды еще некоторые, как, например, мужскую рубаху с разрезом на полах, конусообразную шапку из ткани, пояс, кафтан, короткую мужскую стрижку, женскую прическу с прямым пробором19. Однако такие части одежды, как шапка, кафтан, пояс, и манера укладки волос не могут считаться специфичными, так как они были распространены у всех народов Европы. Что касается мужской рубахи, то из барельефов римских памятников не видно покроя рубахи, а разрез на полах не может быть положен в основу классификации. Более убедительно выглядит обоснование древности других видов одежды.

На барельефах монумента из Адамклисси различаются узкие штаны, образующие поперечные складки. Этот тип одежды известен у румын и молдаван под названием ицаръ. Следует отметить, что ареал распространения узких штанов шире и включал в прошлом и славян, у которых наряду с широкими штанами (гати, шаровары) были известны и узкие (ногавицы, портяницы) 20. Если нога- вицы — это древний вид одежды, то портяницы, известные еще и под названиями гачи, порты, являлись характерной одеждой украинцев Подолии, Буковины, Галиции, Закарпатья и были распространены также у словаков и польских гуралей21. Плотно облегающие штаны белого цвета были в прошлом распространены и у албанцев (тирчи) гг. Узкие шерстяные штаны не представляли собой типа одежды, свойственного только одному этносу — северным фракийцам, а впоследствии восточным романцам. Можно предположить, что одежда типа ицарь—гачи—порты—тирчи была в прошлом распространена у фракийцев, иллирийцев, славян, населявших Бал- кано-Карпатский ареал. Для этого типа одежды характерна не столько этническая специфика, так как он полиэтничен, сколько социально-профессиональная. Это одежда горных пастухов, изготовлявшаяся из шерстяной ткани и приспособленная для условий жизни в горной местности. У славян, албанцев этот тип одежды постепенно был вытеснен другими и сохранился только у отдельных этнических групп, в то время как у румын и молдаван он получил более широкое распространение, хотя также не являлся единственным типом мужских штанов.

Характерной для фракийцев в первых веках нашей эры была стянутая кожаная обувь, идентичная восточнороманским опинчь. Исследователями античных памятников было отмечено, что у фракийцев существовала обувь двух типов: в виде коротких чулок из войлока (кэлцунъ), близких по форме римским (сакеиэ), и специфичная для фракийцев стянутая кожаная обувь. Происхождение обуви типа опинчь исследовано румынским этнографом Ф. Флореску, который установил их бытование в античный период у фракийского и иллирийского населения в двух вариантах: с равномерно стянутой передней частью (ынгрузите униформ), с острым носком (ку гургуй). Первый тип характерен для иллирийцев, второй — для фракийцев23. В качестве аналогии фракийской опинке приводится такая же обувь, обнаруженная Г. Кирлем в культурном слое I тысячелетия до н. э. на памятнике латенского периода у селения Дюрнберг в Австрии24. Вызывает сомнение вывод автора о том, что морфологическая структура восточнороманской опинки не имеет якобы аналогий у окружающих народов25. Подобная стянутая обувь из сыромятной кожи (постолы, моршунци, моршуни) была широко распространена в западных и центральных областях Украины 26.

Одним из распространенных типов женской рубахи у румын и молдаван является рубаха с цельнокроенным рукавом, имеющая ряд подтипов. По единодушному мнению исследователей, идентичный покрой четко изображен на барельефах монумента из Адамклисси. В связи с этим данный тип рубахи получил наименование «дакий- ского». В то же время некоторые другие исследователи относят его к славянам и считают подтипом рубахи с поликами27. Есть еще одно определение этого типа рубах, связанное с областью его наибольшего распространения,— «карпатский» 28. Следует отметить, что наименования «дакийский», «карпатский» неоправданно ограничивают ареал бытования данного вида рубах, который в действительности намного шире и охватывает, кроме территории восточных романцев и зоны Карпат, западные и центральные области Украины. Вряд ли правильно было бы считать рубаху с цельнокроенным рукавом происходящей от поликовой. Простота края позволяет считать ее более древним типом, чем поликовый. Учитывая частое изображение вшивной орнаментированной вставки на рубахах на древнерусских фресках и миниатюрах, можно предположить, что этот тип рубахи являлся общим для всех восточных славян.

К древним элементам восточнороманской одежды относится одно- платовая юбка, состоящая из прямоугольного куска шерстяной ткани (катрищэ, или фотэ). В другом варианте подобная юбка состоит из двух фартуков и имеет те же названия.

Археологические находки на поселении Кырна (область Крайо- ва в Румынии), относящиеся к эпохе бронзы, дали возможность определить древность бытования в Карпатском ареале женской поясной одежды типа «катринцэ-фотэ»29. Однако было бы неправильным, как и в отношении ранее упоминавшихся типов одежды (узких штанов, женской рубахи), связывать одноплатовую юбку только с фракийским этносом, а для эпохи нового времени ограничивать ее бытование исключительно территорией расселения восточных романцев. Близкий по покрою вид одежды был распространен на Ближнем Востоке. Несшитая юбка из двух передников известна у русских, украинцев, белорусов, болгар, сербов, поляков, чехов, словаков. Поневные ткани, изготовлявшиеся для несшитной поясной одежды, упоминаются в русских летописях XII в.30 Г. С. Маслова справедливо считает, что понева была наиболее распространенным типом женской поясной одежды в период формирования древнерусской народности31. В то же время ареал ее бытования в древности был намного шире и включал ряд крупных этнических общностей: иллирийцев, фракийцев, славян, ираноязычные народы.

Анализ традиционной народной одежды восточнороманских народов дает возможность заключить, что на протяжении длительного времени в ней сохранились древние элементы одежды, общие для многих народов Балканского полуострова. К общему древнему фонду можно отнести такие виды мужской одежды, как узкие белые штаны, кожаную безрукавку, широкий кожаный пояс, стянутую кожаную обувь, конусообразную меховую шапку. В женском костю- ме — рубаху с цельнокроенным рукавом, несшитую поясную одежду, полотенчатообразный головной убор.

Балканский субстрат является древним наследием фракийского и иллирийского населения Балкан и прилегающих областей Поду- навья. На рубеже I и II тысячелетий в период формирования народностей он вошел в культуру народов различных этнических групп: — славян, восточных романцев, греков, албанцев. Можно предположить, что балканский субстрат, не являясь изолированной культурой, представлял собой часть более широкого круга индоевропейской культуры, охватывавшей Юго-Восточную Европу и Малую Азию. 1

Verancsics A. Descrierea Transilvaniei, Moldovei ?i J?rii Rom?nesti.— In: ??l?tori str?ini despre J?rile Rom?ne. Buc., 1968, v. 1, p. 405. 2

Urechia V. A. Istoria rom?nilor. Buc., 1900, v. X, p. 518. 3

Weigand G. Die Aromunen. Leipzig, 1894—1895, T. І, II; Papahagi T. Images d’ethnographie roumaine. Buc., 1929; Capidan Th. Rom?nii nomazi. Dacoro- m?nia. Cluj, 1927, Anul IV, p. 183—352; Nenifescu I. De la rom?nii din Tur- cia Europeana. Buc., 1930; B?cil? I. Tipuri ?i costume. Vederi de la rom?nii din Peninsula Balcanic?. Buc., 1929. 4

Capidan Th. Rom?nii nomazi, p. 256—260. 5

Ibid-., p. 260—262.

8 Ibid., p. 262. 7

Weigand G. Die Aromunen, t. I, S. 264. 8

Capidan Th. Rom?nii nomazi, p. 267. 9

Verancsics A. Descrierea Transilvaniei, p. 405. 10

Olahus N. Hungaria.— In: C?l?tori str?ini despre T?rile Rom?ne. Buc., 1968, v. I, p. 488. 11

Tr?ster I. Das Alt-und Neu-Teutsche Dacia. N?rnberg, 1666; Toppeltinas L. Origines et occasus Transsylvanorum. Lion, 1667. 12

Kog?lniceanu M. Cronicele Rom?niei seu letopisetele Moldaviei ?i ValahieL Buc., 1872, p. 26—27. 13

Ibid., p. 27. 14

Florescu F. B. Monumentul de la Adamklissi. Tropeum Traiani. Buc., 1960, p. 539. 15

Barizia Gh. Porturile rom?ne?ti.— In: Calendariu pentru poporul rom?n... pe anul 1860.

18 Odobescu A. J. Notice sur les antiques de la Roumanie. Buc., 1867. 17

Odobescu A. J. Artele din Rom?nia ?n periodul preistoric. Opere compl?t?. Buc., 1908., v. 3, p. 198. 18

Fischer E. Die Haar und Kleidertracht vorgeschichtlicher Karpatchen und Balkanv?lkerschaften. Braunschweig, 1908; Girke G. Tracht der Germanen in der vor- und fr?hgeschichtlichen Zeit. Leipzig, 1922. Bd. I; Schuhhardt C. Die Urilyrier und ihre Indogermanierung. B., 1937. 19

Florescu F. B. Monumentul de la Adamklissi, p. 575—614.

Нидерле JI. Славянские древности. M., 1956, с. 228. 21

Матейко H. И. Український народний одяг. Київ, 1977, с. 71; Moszynskt К. Kultura ludova Slovian. Krakow, 1929, cz. 1, s. 450. 22

Народы зарубежной Европы. М., 1964, т. 1, с. 545. 23

Florescu F. В. Opincile la rom?ni. Bue., 1957. 24

Florescu F. B. Monumental de la Adamklissi, p. 597—600.

26 Ibid., p. 601. 26

Zelenin D. Russische (Ostslavische) Volkskunde. Berlin; Leipzig, 1927, S. 239. 27

Лебедева H. И., Маслова /'. С. Русская крестьянская одежда XIX — начала XX в. Русские: Ист. этногр. атлас. М., 1968. 28

Токарев С. А. Этнография народов СССР. М., 1958, с. 72. 29

Florescu F. В. Geneza costumului popular rom?nesc.— Studii ?i cercet?ri de istoria artei, 1959, N 1, p. 21. 30

Полное собрание русских летописей. СПб., 1913, т. XVIII, с. 758. 31

Маслова Г. С. Одежда в XIX — начале XX в. как материал к этнической истории народа.— СЭ, 1956, № 4, с. 23.

<< |
Источник: Арш Г.Л. и др. (ред.).. Вопросы социальной, политической и культурной истории Юго-Восточной Европы/ М.: Наука. – 433 с. (Балканские исследования. Вып. 9).. 1984

Еще по теме Некоторые проблемы этнической истории народов Юго-Восточной Европы (Балканский субстрат в традиционной одежде восточнороманских народов) В. С. ЗЕЛЕНЧУК:

  1. Этнокультурные особенности календарной обрядности народов Юго-Восточной Европы Ю. В. ИВАНОВА
  2. Арш Г.Л. и др. (ред.).. Вопросы социальной, политической и культурной истории Юго-Восточной Европы/ М.: Наука. – 433 с. (Балканские исследования. Вып. 9)., 1984
  3. Глава 25. Государство и право славянских народов центральной и юго-восточной Европы в Новейшее время (конец XIX в. - начало 40-х годов XX в.)
  4. Политика США в отношении социалистических стран Юго-Восточной Европы в послевоенные годы (Основные аспекты проблемы) А. А. ЯЗЬКОВА
  5. Процессы образования государств в Юго-Восточной Европе в XIX—начале XX в.
  6. 4. КОНСТРУИРОВАНИЕ НАРОДА: РАСА, НАЦИЯ, ЭТНИЧЕСКАЯ ГРУППА И. Валлерстайн
  7. Глава 3 СТРАНЫ ЦЕНТРАЛЬНОЙ И ЮГО-ВОСТОЧНОЙ ЕВРОПЫ
  8. 7. Конвенция о коренных народах и народах, ведущих племенной образ жизни в независимых странах
  9. 4. Репарационная проблема и отношения Японии со странами Юго-Восточной Азии
  10. НАРОДЕ УКРАЇНСЬКИЙ І ВСІ НАРОДИ УКРАЇНИ!
  11. Великое переселение народов — белое пятно истории
  12. Глава З Революция в понимании истории еврейского народа (Г. Грец)
  13. Мы - народ своеобразный, народ особый.
  14. Глава 7. Взаимодействие субрегиональных подсистем международных отношений: новые реальности Восточной и Юго-Восточной Азии
  15. ВЫБОР НАРОДА И ВЫБОР БОЛЬШЕВИКОВ. ОСЕНЬ 1917-ВЕСНА 1918 гг. ЧТО ЖЕ ВЫБРАЛ НАРОД?
  16. Право народов на самоопределение и право народов на объединение в единое государство. 
  17. Глава 2 Вечный народ и периодизация его истории (Н. Крохмал)
  18. ВЛАДИСЛАВ ВАНЧУРА "КАРТИНЫ ИЗ ИСТОРИИ ЧЕШСКОГО НАРОДА"