<<
>>

7.3.1. Договор обязательного страхования гражданскойответственности владельцев транспортных средствкак важнейший инструмент правового регулирования ОСАГО

Договор ОСАГО, а точнее, его понятие и признаки, почти ничем не отличаются от обычного договора страхования.

В гражданском праве, как правило, выделяют и анализируют лишь две стороны — страховщик и страхователь, поскольку всякий «договор страхования является соглашением между страхователем и страховщиком»[67].

Договор обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств включает в себя тоже две стороны — страхователя и страховщика. Однако они в отрыве от других участников обязательного страхования гражданской ответственности не в состоянии реализовать все, что заложено в договоре, и в конечном счете привести в действие весь механизм правового регулирования в исследуемой сфере. В этом случае необходимо рассматривать и других участников страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств.

Главной стороной рассматриваемого договора страхования является страхователь, т.е. владелец и водитель транспортного средства, заключивший договор страхования; с ним связаны застрахованные лица, потерпевшие и другие субъекты, имеющие право на возмещение вреда.

Понятие «владелец» применяется в Законе об ОСАГО для идентификации лица, на которое может быть возложена деликтная ответственность при использовании транспортного средства. Поскольку речь идет об ответственности за причинение вреда источником повышенной опасности, вопрос о владельце следует рассматривать в контексте ст. 1079 ГК РФ, а также практики применения этой статьи.

Во время движения транспортного средства его фактическим владельцем, т.е. лицом, которое в силу своей фактической власти над транспортным средством может определять его дальнейшую фактическую судьбу, является водитель — лицо, управляющее транспортным средством.

Фактическое владение подразделяется на законное и незаконное. Законное владение, в свою очередь, классифицируется на т и- тульное и нетитульное.

Титульное отличается от нетитульного тем, что первое основано на юридическом акте и законно именно в силу этого акта, а второе законно просто потому, что не противоречит закону. Примером первого может служить управление чужой автомашиной по доверенности, а примером второго — управление чужой автомашиной без доверенности, но в присутствии ее собственника.

При применении норм о деликтной ответственности ответственность за причинение вреда источником повышенной опасности возлагается только на титульного владельца. Однако не любой титул владения транспортным средством позволяет считать его обладателя владельцем в смысле абз. 4 ст. 1 Закона об обязательном страховании гражданской ответственности.

При передаче владения транспортным средством по гражданско-правовому договору без права пользования им (например, по договору хранения) лицо не может считаться владельцем в смысле абз. 4 ст. 1 указанного Закона, хотя перечень оснований владения в определении ст. 1 Закона не является исчерпывающим, однако слова «и тому подобное» ясно говорят о том, что речь может идти лишь о таком владении, которое предполагает возможность использования транспортного средства и соответственно возможность возложения на владельца ответственности согласно п. 1 ст. 1079 ГК РФ.

Возложение на лицо, не имеющее права использовать транспортное средство, ответственности по п. 1 ст. 1079 ГК РФ невозможно, поскольку у него возникает иная ответственность, предусмотренная п. 2 ст. 1079 ГК РФ, которая не подлежит страхованию в силу Закона об ОСАГО. Это подтверждается и п. 2 ст. 15 Закона, где указано, что по договору обязательного страхования может быть застрахована только ответственность владельцев, использующих транспортное средство на законных основаниях.

Закон об ОСАГО исключает из состава владельцев лиц, управляющих транспортным средством в силу исполнения своих служебных или трудовых обязанностей, в том числе на основании трудового или гражданско-правового договора.

Однако для целей возложения деликтной ответственности это исключение фактически содержится и в Гражданском кодексе РФ, но не в ст.

1079, а в ст. 1068, где предусмотрена ответственность работодателя за действия своих работников. При этом в абз. 2 п. 1 ст. 1068 ГК РФ достаточно четко сформулированы требования, которые предъявляет законодатель к взаимоотношениям между работодателем и гражданином для возложения ответственности на работодателя за действия гражданина. Ответственность возлагается на работодателя, если гражданин выполняет работу на основе трудового договора или по гражданско-правовому договору, но при этом действует или должен действовать по заданию работодателя и под его контролем для безопасности выполняемых работ.

Следовательно, для того чтобы владелец транспортного средства удовлетворял определению, данному в ст. 1 Закона, и на него в силу п. 1 ст. 4 Закона была возложена обязанность страховать риск своей деликтной ответственности, необходимо наличие юридического акта, которым транспортное средство передавалось бы данному лицу в законное владение, кроме: актов, по которым хотя и передается законное владение, но исключается возможность использования транспортного средства (например, хранение без права пользования); трудовых договоров; гражданско-правовых договоров между заказчиком и испол- нителем-гражданином, по которому предусмотрено выполнение работ и оказание услуг под контролем за безопасностью со стороны заказчика.

Именно с вступления в силу указанного акта начинается отсчет срока, предусмотренный п. 2 ст. 4 Закона об ОСАГО. На лицо, признанное владельцем транспортного средства (кроме случаев, перечисленных в п. 3, 4 ст. 4 Закона), возлагается обязанность страховать свою ответственность на условиях, установленных Законом.

Неисполнение обязанности страховать в предусмотренный Законом срок влечет: запрет использования транспортного средства; отказ в его регистрации, отказ в проведении технического осмотра (п. 3 ст. 32 Закона); взыскание в доход РФ по иску органа страхового надзора всей суммы неуплаченной страховой премии с начислением процентов по ст. 395 ГК РФ (п. 3 ст. 937 ГК РФ); возникновение регрессного требования со стороны профессионального объединения страховщиков к лицу, ответственному за вред, причиненный жизни и (или) здоровью потерпевшего (п. 1 ст. 20 Закона).

На владельца транспортного средства возлагается также обязанность сообщать страховщику при заключении договора сведения, имеющие существенное значение для определения степени риска (ст. 944 ГК РФ). В пункте 4 ст. 15 Закона приведен перечень некоторых сведений. Это не означает, однако, что предоставлением сведений, указанных в ст. 15 Закона, исчерпывается обязанность владельца, вытекающая из п. 1 ст. 944 ГК РФ. Напротив, страховщику должны быть предоставлены сведения обо всех известных владельцу обстоятельствах, влияющих на степень риска (п. 1 ст. 944 ГК РФ). Именно такое содержание данной обязанности владельца вытекает из ст. 944 ГК РФ и подтверждается в ст. 9 Закона.

Общие последствия неисполнения владельцем обязанности информировать страховщика о степени риска предусмотрены в ст. 944 ГК РФ, а специальные — в Законе об ОСАГО: недействительность договора страхования в силу ст. 179 ГК РФ, если сообщены заведомо ложные сведения, или недействительность договора в силу ст. 168 ГК РФ, если владелец умолчал об имеющихся у него сведениях, но и не сообщал заведомо ложных сведений; применение специальных коэффициентов к тарифам при расчете страховой премии (п. 3 ст. 9 Закона).

По общему правилу ответственность владельца должна быть застрахована независимо от того, кто из водителей вправе управлять транспортным средством и в какой период оно используется. Однако если страхователем является гражданин, разрешается указание в договоре перечня допущенных к управлению водителей и периода использования транспортного средства (договор с учетом ограниченного использования транспортного средства — ст. 16 Закона). Такое указание в договоре влияет на размер страховой премии (ст. 9 Закона), но не означает, что при управлении транспортным средством водителем, не указанным в договоре, или в период иной, чем определено в договоре, страховая защита не будет действовать.

Если договор был заключен с учетом ограниченного использования транспортного средства, а страховой случай наступил, когда транспортным средством управлял водитель, не указанный в договоре, или в период иной, чем определено в договоре, страховщик тем не менее обязан будет выплатить страховое возмещение. Однако в подобной ситуации в соответствии со ст. 14 Закона об ОСАГО у страховщика возникает регрессное требование к лицу, причинившему вред. В Законе предусмотрено возникновение регрессного требования страховщика не к лицу, ответственному за вред, а к лицу, его причинившему.

Если водитель, управлявший автомашиной при ДТП, работал у владельца по гражданско-правовому договору, но не был включен в договор страхования с учетом ограниченного использования транспортного средства, страховщик в порядке регресса взыщет выплаченную сумму не с владельца, а с водителя, поскольку причинителем вреда является водитель, хотя ответственность за вред возлагается на владельца (ст. 1068 ГК РФ).

Водитель — это лицо, управляющее транспортным средством, т.е. тот, кто сидит за рулем транспортного средства. Единственное исключение из этого правила предусмотрено для случая обучения управлению транспортным средством. В такой ситуации в силу установленной Законом фикции водителем считается не ученик, который сидит за рулем, а обучающее лицо.

Водитель может быть или не быть владельцем транспортного средства в том смысле, который Закон придает этому термину. Водитель может отвечать или не отвечать за вред, причиненный при дорожно-транспортном происшествии. Однако именно поведение (действия или бездействие) водителя является элементом состава гражданского правонарушения, за которое возникает ответственность, подлежащая страхованию в силу Закона, независимо от того, на кого эта ответственность возлагается.

Так, некоторые действия водителя независимо от того, выступает ли он одновременно и другим участником отношений по обязательному страхованию (владелец, страхователь, застрахованный, ответственный за вред), образуют исключение из состава страхового риска, подлежащего страхованию в силу Закона об ОСАГО.

Водитель в качестве участника отношений по обязательному страхованию несет определенные обязанности: абз. 2 п. 1 ст. 11 Закона возлагает на водителя обязанность при ДТП сообщать другим его участникам по их требованию сведения о договоре обязательного страхования, по которому застрахована гражданская ответственность владельца транспортного средства, если сам страхователь отсутствует; при неисполнении водителем этой обязанности Закон не устанавливает специальных последствий, т.е. наступают общие последствия, предусмотренные в ст. 15 и 393 ГК РФ (обязанность возместить убытки, причиненные тем, что необходимые сведения не были своевременно сообщены); в силу п. 1 ст. 32 Закона об ОСАГО водитель обязан иметь при себе страховой полис и передавать его для проверки сотрудникам милиции; неисполнение этой обязанности влечет ответственность по ст. 12.3 КоАП РФ; в силу ст. 12.37 КоАП РФ водитель не вправе управлять транспортным средством в период, не охватываемый страховым полисом, или с нарушением предусмотренного полисом условия управления этим транспортным средством только указанными в данном страховом полисе водителями; неисполнение указанной обязанности влечет ответственность, предусмотренную в указанной статье.

Владелец транспортного средства, заключивший договор обязательного страхования, становится страхователем, обладает всеми правами и несет все обязанности страхователя, предусмотренные Законом об организации страхового дела в РФ и ГК РФ. Кроме того, Закон об ОСАГО возлагает на страхователя некоторые дополнительные обязанности и предоставляет ему дополнительные права.

Перечислим специальные обязанности страхователя, установленные в Законе об ОСАГО и отсутствующие в Законе об организации страхового дела в РФ и ГК РФ. В пункте 1 ст. 11 Закона об ОСАГО на страхователя возлагается обязанность при дорожно-транспортном происшествии сообщать другим его участникам по их требованию сведения о договоре обязательного страхования, если сам страхователь является участником ДТП. При неисполнении страхователем этой обязанности Закон не предусматривает специальных последствий, т.е. наступают общие последствия, указанные в ст. 15 и 393 ГК РФ. В силу п. 2 ст. 11 Закона об ОСАГО страхователь обязан сообщать страховщику не только о случаях наступления ответственности, но и обо всех других случаях причинения вреда третьим лицам, которые могут повлечь наступление такой ответственности. Однако специальные последствия для страхователя при неисполнении им этой обязанности Законом не установлены. На основании п. 2 ст. 11 Закона об ОСАГО страхователь до удовлетворения требований потерпевших должен предупредить об этом страховщика и действовать в соответствии с его указаниями, а если страхователю предъявлен иск — привлечь страховщика к участию в деле. Неисполнение этой обязанности и удовлетворение требований потерпевших без согласия на то страховщика могут повлечь отказ в выплате, если страховщик докажет, что возмещение вреда страхователем потерпевшим было необоснованным. Согласно п. 2 ст. 12 Закона об ОСАГО страхователь обязан предоставить страховщику для осмотра транспортное средство, при использовании которого потерпевшему был причинен вред. Последствием неисполнения страхователем этой обязанности может стать отказ в выплате, т.е. отказ страхователю в страховой защите в том случае, если осмотр и экспертиза поврежденного имущества не позволили установить обстоятельства причинения вреда и (или) размер подлежащих возмещению убытков. В такой ситуации будет отказано в защите и потерпевшему, что не очень характерно для основной концепции Закона: как правило, отказывая в защите причинителю вреда, Закон сохраняет защиту для потерпевшего. В случаях, перечисленных в ст. 14 Закона об ОСАГО, страхователь обязан возместить страховщику суммы, выплаченные потерпевшему в силу возникшего регрессного требования. Если заключен договор с условием ограниченного использования транспортного средства и ограничения по каким-либо причинам нарушены, страхователь обязан незамедлительно и в письменной форме сообщить об этом страховщику и доплатить премию. Последствием неисполнения этой обязанности является возникновение у страховщика регрессного требования к лицу, причинившему вред (ст. 14 и 16 Закона об ОСАГО).

Правила ст. 939 ГК РФ, позволяющие сторонам договора страхования возложить исполнение обязанностей страхователя на потерпевшего, не могут применяться в отношении уплаты страховой премии. В силу прямого указания в п. 1 ст. 4 Закона об ОСАГО страхование должно осуществляться за счет владельца транспортного средства, т.е. за счет страхователя, а не потерпевшего.

Перечислим специальные права страхователя, установленные Законом об ОСАГО и отсутствующие в Законе об организации страхового дела в РФ и ГК РФ. Из нормы п. 3 ст. 15 Закона об ОСАГО вытекает право страхователя на получение страхового полиса и специального знака государственного образца. На основании п. 4 ст. 15 Закона об ОСАГО у страхователя есть право на получение от страховщика сведений о страховании. Определенная в ст. 17 Закона об ОСАГО категория страхователей имеет право на компенсацию части страховых премий. В силу ст. 452 ГК РФ изменение договора возможно лишь по соглашению сторон, кроме специальных случаев, предусмотренных в Законе. Статья 23 Закона об ОСАГО допускает замену страховщика по соглашению между двумя страховщиками, причем гарантирует страхователю право не давать на это свое согласие либо отказаться от продления договора страхования, если истек двухмесячный срок, предусмотренный в указанном Законе. Спорным является право страхователя на получение страхового возмещения после того, как он сам возместил потерпевшим причиненный вред. Поскольку договор страхования ответственности заключен в пользу не страхователя, а третьего лица, по правилу п. 4 ст. 430 ГК РФ для реализации страхователем права требования к страховщику необходимо, чтобы потерпевший отказался от соответствующего своего права. Фактически получение такого отказа проблематично для страхователей.

Из информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 28 ноября 2003 г. и проанализированных нами решений судов Московского округа видно, что суды в некоторых случаях удовлетворяют требования страхователей и без какого-либо участия потерпевших при наличии доказательств факта возмещения вреда, а в других ситуациях отказывают во взыскании возмещения со страховщика, мотивируя это отсутствием отказа потерпевшего и ссылкой на п. 4 ст. 430 ГК РФ[68].

К сожалению, законодатель не включил в Закон об ОСАГО правило, четко регламентирующее эти отношения, хотя абз. 2 п. 2 ст. 11 можно истолковать в том смысле, что страхователь вправе потребовать от страховщика выплаты возмещения после того, как он сам возместил причиненный вред.

В соответствии со ст. 931 ГК РФ по договору страхования деликтной ответственности может быть застрахована ответственность лица, не являющегося страхователем, т.е. застрахованного лица. В договорах обязательного страхования такими застрахованными лицами могут быть только другие владельцы транспортного средства. Более того, в отсутствие в договоре иного указания по договору обязательного страхования застрахованной считается ответственность всех лиц (как названных в договоре страхования, так и не названных), удовлетворяющих определению владельца транспортного средства, приведенному в Законе.

Застрахованные лица освобождаются от обязанности страховать свою ответственность (п. 4 ст. 4 Закона). Ни Закон об ОСАГО, ни ГК РФ не возлагают на застрахованных лиц практически никаких обязанностей, за исключением обязанности возмещать страховщику убытки при возникновении регрессного требования в случаях, предусмотренных в ст. 14 Закона. Застрахованным лицам ни данный Закон, ни ГК РФ не предоставляет никаких дополнительных прав.

Таким образом, положение застрахованного лица в договоре обязательного страхования весьма удобно: у него практически нет никаких обязанностей, а страховая защита ему предоставляется. Все обязанности, которые должны быть исполнены для того, чтобы страховая защита была обеспечена, возложены в основном на страхователя и в некоторых случаях на водителя.

Понятие «страхователь» напрямую связано, как уже отмечалось, с понятием «потерпевший», ведь первый при определенных неприятных дорожных обстоятельствах превращается во второго. Однако возникает вопрос: кого следует считать в этом случае потерпевшим и каковы его права и обязанности?

В соответствии со ст. 1 Закона об ОСАГО потерпевшим признается лицо, жизни, здоровью или имуществу которого был причинен вред при использовании транспортного средства иным лицом. Таким образом, не любое лицо, которому причинен вред при использовании транспортного средства, считается потерпевшим. Для признания лица потерпевшим необходимо наличие следующих квалифицирующих признаков: вред причинен жизни, здоровью или имуществу, а причинение иного вреда, ответственность за который возникает в силу гл. 59 ГК РФ, не дает оснований для признания лица потерпевшим для целей Закона (например, причинение морального вреда; причинение вреда в результате смерти кормильца, хотя положения Закона, относящиеся к потерпевшим, применяются и к лицам, которым причинен моральный вред, и к лицам, которым причинен вред в результате смерти кормильца (ст. 11), но потерпевшими они не являются); причинение вреда при использовании транспортного средства иным лицом, т.е. вред, причиненный при использовании транспортного средства тем самым лицом, которому причинен вред, также не дает оснований для признания лица потерпевшим, несмотря на то, что отвечать за причиненный вред может и другое лицо, например работодатель водителя).

Хотя формально, в силу Закона об ОСАГО, оба приведенных признака являются квалифицирующими для потерпевших, реальное значение для определения прав и обязанностей участников отношений по обязательному страхованию имеет только второй признак. Действительно, в силу ст. 11 положения данного Закона, касающиеся потерпевших, применяются в отношении «других лиц, которые в соответствии с гражданским законодательством имеют право на возмещение вреда, причиненного им при использовании транспортных средств иными лицами».

Под эту формулировку подпадают не только потерпевшие, но и иные лица, которые, хотя и не относятся к потерпевшим, однако имеют право на возмещение вреда, причиненного при использовании транспортного средства иными лицами. На основании Закона об ОСАГО они обладают теми же правами и несут те же обязанности, что и потерпевшие. Не вполне ясно, зачем законодатель специально выделил и назвал потерпевшими не всех, а только частных лиц, имеющих право на возмещение вреда, причиненного при использовании транспортного средства иными лицами.

Кроме того, положения Закона об ОСАГО, касающиеся потерпевших, применяются и в отношении наследников потерпевших.

В Законе об ОСАГО сформулирован ряд «обязанностей» потерпевших и специфических для данного вида отношений прав потерпевших. Причина, по которой слово «обязанности» взято в кавычки, объяснена далее.

Итак, «обязанности» включают в себя: уведомление при первой возможности страховщика о наступлении страхового случая, если потерпевший намерен воспользоваться своим правом на выплату (п. 3 ст. 11); эта обязанность может быть исполнена и страхователем (п. 2 ст. 11 Закона, ст. 961 ГК РФ); предоставление страховщику всех документов и доказательств, а также всех известных сведений, подтверждающих объем и характер вреда, причиненного жизни или здоровью потерпевшего (п. 1 ст. 12 Закона); предоставление поврежденного имущества или его остатков страховщику для осмотра и организации независимой экспертизы (оценки), если потерпевший намерен воспользоваться своим правом на выплату (п. 2 ст. 12 Закона); потерпевший не вправе ремонтировать поврежденное имущество или утилизировать его остатки до осмотра и экспертизы (оценки) страховщиком, если не истек срок для осмотра, экспертизы и оценки, установленный в Законе об ОСАГО.

Все последствия неисполнения указанных «обязанностей» сводятся к тому, что потерпевший может не получить выплату. Никакой ответственности за неисполнение этих «обязанностей» потерпевший нести не может, ибо он не является стороной договора страхования. Потерпевший выступает в договоре третьим лицом, в пользу которого договор считается заключенным (п. 3 ст. 931 ГК РФ), а обязательство не может создавать обязанности для лиц, не участвующих в нем в качестве сторон (п. 3 ст. 308 ГК РФ).

Напротив, права потерпевших вполне реальны, поскольку в силу обязательства третьи лица могут наделяться правами (п. 3 ст. 308 ГК РФ), которые перечислены ниже. Основное право потерпевшего — право требовать от страховщика выплаты страхового возмещения в качестве выгодоприобретателя по договору страхования (п. 1 ст. 430 ГК РФ). В силу Закона об ОСАГО потерпевший вправе предъявить страховщику не только договорное требование о выплате, но и деликтное требование о возмещении вреда, хотя страховщик не причинял вред и не является стороной в деликтном обязательстве. Это разрешает принципиально важный вопрос о возможности привлечь страховщика в качестве второго ответчика в деликтном иске. До появления Закона суды часто отказывали в этом потерпевшим, поскольку рассмотрение в одном процессе требований с разными основаниями невозможно. На основании Закона об ОСАГО потерпевший вправе сам обратиться за экспертизой и (или) оценкой поврежденного имущества, если страховщик не сделал этого в срок, установленный в Законе. Стоимость экспертизы (оценки) включается в состав убытков, подлежащих возмещению страховщиком. По Закону об ОСАГО потерпевшие, жизни и (или) здоровью которых причинен вред, вправе требовать от профессионального объединения страховщиков компенсационных выплат, порядок выплат которых установлен в данном Законе. Такое право предоставлено только постоянно проживающим на территории РФ, независимо от гражданства, а также иностранным гражданам, временно находящимся на территории РФ на условиях взаимности. В случаях, установленных в Законе (ст. 18), потерпевшие могут предъявить требование о компенсационной выплате только после того, как они сделали все для взыскания возмещения с лица, причинившего вред, но это оказалось безуспешным. В силу Закона потерпевший, обратившийся к страховщику за выплатой, вправе соглашаться или не соглашаться на замену страховщика в договоре страхования. Согласие потерпевшего для замены страховщика необходимо, если замена происходит после того, как потерпевший предъявил требование о выплате.

Термины «страхователь», «собственник транспортного средства», «потерпевший» и др. неразрывно связаны с термином «транспортное средство». Этот термин весьма важен при исследовании взаимоотношения сторон рассматриваемого договора обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспорта.

Термин «транспортное средство» используется законодателем для обозначения «устройства, предназначенного для перевозки по дорогам людей, грузов или оборудования». Такое определение содержат и действующие Правила дорожного движения РФ. Таким образом, под это определение подпадают не только автомобили и мотоциклы, но и мопеды и велосипеды. Так, в соответствии с ПДД велосипедом является «транспортное средство, кроме инвалидных колясок, имеющее два колеса или более и приводимое в движение мускульной силой людей, находящихся на нем», а мопедом — «двух- или трехколесное транспортное средство, приводимое в движение двигателем с рабочим объемом не более 50 куб. см и имеющее максимальную конструктивную скорость не более 50 км/ч. К мопедам приравниваются велосипеды с подвесным двигателем, мокики и другие транспортные средства с аналогичными характеристиками».

Под термином «использование транспортных средств» следует понимать «эксплуатацию транспортного средства, связанную с его движением в пределах дорог (дорожном движении), а также на прилегающих к ним и предназначенных для движения транспортных средств территориях (во дворах, в жилых массивах, на стоянках транспортных средств, заправочных станциях и других территориях)». Эксплуатация оборудования, установленного на транспортном средстве и непосредственно не связанная с участием транспортного средства в дорожном движении, не является использованием транспортного средства.

Законодатель не распространяет обязанность за свой счет страховать риск своей гражданской ответственности лишь на владельцев транспортных средств, максимальная конструктивная скорость которых составляет не более 20 км/ч; на которые по их техническим характеристикам не распространяются положения законодательства РФ о допуске транспортных средств к участию в дорожном движении на территории РФ; принадлежащих Вооруженным Силам РФ; зарегистрированных в иностранных государствах.

Таким образом, Закон об ОСАГО обязует заключить договор обязательного страхования не только авто- и мотовладельцев, т.е. владельцев механических транспортных средств (что действительно представляется оправданным), но и владельцев различного рода мопедов, мокиков (которые исходя из действующих ПДД РФ вообще не являются механическими транспортными средствами, они не регистрируются в органах ГИБДД и для управления ими не требуется получения прав) и даже владельцев велосипедов и прицепов. Ведь даже точное соблюдение положений п. 3 ст. 4 Закона не позволит исключить большинство моделей велосипедов и мопедов как имеющих конструктивную скорость свыше 20 км/ч. Таким образом, детальный и системный анализ положений законодательства может привести нас к абсурдному с точки зрения здравого смысла правилу.

Может возникнуть вопрос: действительно ли законодатель при формулировании комментируемых норм стремился к достижению подобных правовых результатов для правоприменителя? Если обратиться к зарубежным актам, регулирующим аналогичные отношения (например, к Директиве от 24 апреля 1972 г.), то мы встретим термин «любое транспортное средство с двигателем внутреннего сгорания, предназначенное для перемещения по суше, но не поставленное на рельсы и приводимое в движение механической силой, а также любой прицеп». Конечно, и такое определение нельзя назвать идеальным (с 1972 г. произошел большой научно-технический прогресс), поскольку все большее распространение получают электромобили, т.е. транспортные средства без двигателя внутреннего сгорания, а также автомобили с гибридной силовой установкой. Тем не менее оно более предпочтительно, чем формулировка российского законодателя.

Самым простым выходом из создавшихся затруднений представляется замена термина «транспортное средство» на «механическое транспортное средство», под которым следует понимать «транспортное средство кроме мопеда, приводимое в движение двигателем».

Другая сторона по договору обязательного страхования — страховщик, который Законом об ОСАГО определяется как «страховая организация, которая вправе осуществлять обязательное страхование гражданской ответственности владельцев транспортных средств в соответствии с разрешением (лицензией), выданным федеральным органом исполнительной власти по надзору за страховой деятельностью в установленном законодательством Российской Федерации порядке». По Закону об организации страхового дела в РФ страховая организация — это юридическое лицо любой организационно-правовой формы, предусмотренной законодательством РФ, созданное для осуществления страховой деятельности и получившее

в установленном законодательством порядке лицензию на осуществление страховой деятельности на территории Российской Федерации.

В дополнение к общим требованиям к страховщикам, закрепленным в ст. 938 ГК РФ и ст. 6 Закона об организации страхового дела, Закон об ОСАГО устанавливает к страховщикам, осуществляющим обязательное страхование, следующие дополнительные требования. Страховщик должен иметь в каждом субъекте РФ своего представителя (п. 1 ст. 21). Под представителем в соответствии со ст. 1 понимается либо обособленное подразделение страховщика с полномочиями рассматривать требования, предъявленные к страховщику потерпевшими, и осуществлять выплаты, либо другой страховщик, наделенный такими же полномочиями. Страховщик, являющийся представителем, должен также иметь лицензию на обязательное страхование.

Наделение перечисленными полномочиями обязательно, но представителю могут быть даны и иные полномочия, например, по сбору премии. Полномочия обособленного подразделения должны быть закреплены в положении об этом подразделении либо в доверенности, выдаваемой его руководителю, либо в обоих этих документах.

Полномочия другого страховщика должны быть оформлены договором (договор поручения, комиссии или агентский). Страховой брокер не может выступать представителем страховщика, хотя часто выполняет функции представителей страховщика как при получении премии, так и при урегулировании претензий. Он не удовлетворяет ни одному из перечисленных в указанном Законе признаков, т.е. не является ни подразделением страховщика, ни страховщиком (ст. 21). Страховщик должен иметь не менее чем двухлетний опыт страхования транспортных средств и (или) ответственности их владельцев (п. 3 ст. 21). Двухлетний опыт должен быть у страховой организации к моменту обращения за лицензией, а не к моменту начала операций по обязательному страхованию. При этом орган страхового надзора выдает лицензию примерно через полгода после обращения за ней, т.е. систематически нарушает требование о сроке выдачи лицензии. По смыслу п. 2 ст. 33 Закона страховщики могут обращаться за выдачей лицензии с момента официального опубликования Закона. Страховщик должен быть членом специализированной некоммерческой организации — профессионального объединения страховщиков (п. 2 ст. 21) со всеми вытекающими из этого членства правами и обязанностями. Страховщику необходимо иметь для головной конторы и своих представителей соответствующее помещение (ст. 21).

Закон об ОСАГО возлагает на страховщиков ряд дополнительных обязанностей (по сравнению с ГК РФ и Законом о страховом

деле в РФ) при заключении и исполнении договоров обязательного страхования. Обязанность заключать договор обязательного страхования с любым владельцем транспортного средства, который за этим обратится, поскольку договор обязательного страхования объявлен публичным (ст. 1 Закона, ст. 426 ГК РФ). При неисполнении страховщиком этого требования возможно принуждение его к заключению договора в порядке, установленном ст. 455 ГК РФ, и предъявление требования о возмещении убытков (п. 4 данной статьи). Обязательное применение издаваемых Правительством РФ типовых правил (ст. 5 Закона). В силу п. 4 ст. 426 ГК РФ договор, заключенный с отступлениями от типовых правил, является ничтожным в части этих отступлений. Однако ничтожность соответствующих условий не ведет к исчезновению страховой защиты, поскольку все существенные условия договора страхования, установленные в ст. 942 ГК РФ, сформулированы в указанном Законе. Объект страхования и страховой риск определены в ст. 6, страховая сумма — в ст. 7, срок действия договора — в ст. 10. Таким образом, отступление от требований типовых правил невыгодно прежде всего страховщику, поскольку его обязанность по предоставлению страховой защиты сохраняется, но он может быть лишен возможности ссылаться на удобные для него положения типовых правил. Обязательное использование устанавливаемых Правительством тарифов для определения страховой премии. Неисполнение этой обязанности влечет неблагоприятные последствия прежде всего для страховщика, поскольку независимо от того, какая сумма премии была уплачена, страховая защита должна быть предоставлена страховщиком в полном объеме, закрепленном Законом. Если договором будет определена и фактически уплачена премия меньше, чем предусмотрено тарифом с учетом всех коэффициентов, для взыскания ее со страхователя у страховщика отсутствуют правовые средства. Если же страховая премия будет переплачена, страхователь сможет взыскать со страховщика неосновательно полученную разницу со всеми надбавками, указанными в гл. 60 ГК РФ. Жесткое ограничение по времени обязанности осмотреть поврежденное имущество и организовать независимую оценку и экспертизу — в срок не более пяти дней с момента обращения потерпевшего, причем этот срок может быть изменен лишь по соглашению страховщика с потерпевшим. Соглашение страховщика со страхователем об ином сроке осмотра и экспертизы, достигнутое в самом договоре страхования без участия потерпевшего, практически исключено, кроме определенных Законом об ОСАГО случаев, когда подлежащее осмотру и экспертизе транспортное средство находится в труднодоступных, отдаленных или малонаселенных местах. Неблагоприятным последствием пропуска страховщиком указанного срока становится возникновение у потерпевшего права самостоятельно провести оценку и экспертизу, не представляя поврежденное имущество страховщику (п. 4 ст. 12 Закона). Ограниченный срок (15 дней с момента получения заявления от потерпевшего с требованием о выплате), в течение которого страховщик обязан произвести страховую выплату или направить потерпевшему мотивированный отказ. Этот срок не может быть изменен никакими соглашениями (п. 2 ст. 13 Закона). Течение срока начинается не с момента сообщения страховщику о страховом случае и не с момента представления имущества на осмотр и экспертизу, а с получения страховщиком от потерпевшего заявления о выплате с приложенными документами. Искусственное ограничение рентабельности операций по обязательному страхованию. При истинной рентабельности соответствующих операций в 30% указанная норма Закона снизит ее до 8%, при рентабельности в 20% она будет понижена до 6% и т.д. Как и все запретительные нормы, эта норма Закона не решит никаких проблем, а приведет к тому, что страховщики просто не будут показывать истинную рентабельность. Дополнительные обязанности в связи с членством в профессиональном объединении страховщиков таковы: соблюдать устав объединения и правила профессиональной деятельности, вносить взносы и иные обязательные платежи, принимать участие в формировании финансовых ресурсов объединения для осуществления компенсационных выплат. В отношении финансовых ресурсов объединения для осуществления компенсационных выплат в Законе определен источник их формирования — специализированные резервы, формируемые страховщиками (п. 2 ст. 27), но не приведен порядок формирования указанных ресурсов за счет названных источников, т.е. порядок и размер отчислений страховщиками части сформированных резервов профессиональному объединению.

Указанный порядок должен установить орган страхового надзора в нормативном документе, закрепляющем порядок формирования и размещения специализированных резервов страховщиков, в противном случае общее собрание страховщиков установит его самостоятельно в соответствии со ст. 29 Закона. Субсидиарная ответственность по обязательствам объединения по осуществлению компенсационных выплат конкретного страховщика будет распространяться только на обязательства объединения, возникшие после его вступления в объединение, если иное не будет предусмотрено в уставе объединения (п. 4 ст. 11, п. 3 ст. 12 Федерального закона «О некоммерческих организациях») и правилах профессиональной деятельности (ст. 26 Закона об ОСАГО).

Закон об ОСАГО устанавливает некоторые важные дополнительные права страховщиков (по сравнению с ГК РФ и Законом об организации страхового дела). Право участвовать в урегулировании требований, предъявленных к страхователю. Данное право и до выхода Закона закреплялось в большинстве правил страхования ответственности, при нарушении этого положения правил страхования предусматривался отказ в выплате. Однако отказ в выплате по данному основанию не всегда признавался судами, прежде всего потому, что это было договорное право на отказ от исполнения обязательства, а в силу ст. 310 ГК РФ право на отказ от исполнения обязательства может предусматриваться договором только для предпринимателей.

Теперь право страховщика участвовать в урегулировании требований о возмещении вреда закреплено непосредственно в п. 2 ст. 11 Закона. Здесь же предусмотрены и соответствующие последствия нарушения данного права страховщика. Он может выдвинуть в отношении предъявленного к нему договорного требования о выплате те же возражения, которые он мог бы выдвинуть в отношении деликтного требования, предъявленного к страхователю, если бы мог участвовать в урегулировании этого требования. Возможность освобождения страховщика от обязанности произвести страховую выплату в случаях, предусмотренных не только законом, но и договором обязательного страхования. Это правило, отсутствующее в ГК РФ и на первый взгляд весьма либеральное по отношению к сторонам договора, в действительности иллюзорно. В типовых правилах страхования, без сомнения, необходимо предусмотреть исчерпывающий перечень оснований освобождения от выплаты, но вряд ли он будет существенно расширен по сравнению с ГК РФ и Законом об ОСАГО. Дополнительное основание для отказа в выплате, закрепленное в п. 6 ст. 12 Закона об ОСАГО, когда невозможно установить наличие страхового случая и (или) размер подлежащих возмещению убытков из-за того, что потерпевший отремонтировал или утилизировал поврежденное имущество до его осмотра или экспертизы.

Закон предусматривает не освобождение от выплаты, а право отказать в выплате, что очень важно, поскольку при освобождении от выплаты обязательство страховщика прекращается, и он не вправе производить выплату из средств страховых резервов. При возникновении права отказать в выплате обязательство не прекращается и страховщик вправе самостоятельно решать, выплачивать возмещение или нет, причем выплата может быть произведена за счет средств страховых резервов. Важное право страховщика на получение информации от различных органов власти и управления, сформулированное в п. 1 ст. 30 Закона в виде обязанности соответствующих органов. Эта обязанность ранее была закреплена в п. 2 ст. 20 Закона об организации страхового дела, однако Федеральным законом от 31 декабря 1997 г. указанная статья была исключена, и различные органы, прежде всего ГИБДД, начали отказывать страховщику в предоставлении данных, необходимых для проведения страхового расследования. Закон об ОСАГО восстановил эту возможность. Право регрессного требования страховщика к страхователю или застрахованному лицу в случаях, перечисленных в ст. 14 Закона. Это право введено потому, что предусмотренная в ст. 965 ГК РФ суброгация не может использоваться при страховании ответственности. Действительно, при суброгации к страховщику должно переходить в части выплаченного возмещения деликтное требование, которое потерпевший имеет к причинителю вреда, т.е. в данном случае к страхователю (застрахованному лицу).

При возмещении страховщиком вреда, причиненного потерпевшему, деликтное требование потерпевшего прекращается в части полученного потерпевшим возмещения и переход не может состояться, поскольку не существует требования, которое должно перейти. Поэтому Закон вместо суброгации (перемены лица в обязательстве) вводит серьезную новеллу — регрессное требование (возникновение нового обязательства) к причинителю вреда. Это требование вводится в очень ограниченном перечне случаев, когда причинитель вреда совершил грубое, умышленное правонарушение. Перечень таких случаев так сильно ограничен именно для того, чтобы в обычных ситуациях обеспечить защиту интереса не только потерпевшего, но и причинителя вреда. Наличие в связи с членством в профессиональном объединении страховщиков следующих дополнительных прав: участвовать в управлении объединением через его органы управления в порядке, установленном в главе V Федерального закона «О некоммерческих организациях»; прибегать к внутрикорпоративным механизмам разрешения споров, которые будут созданы в соответствии с подп. «м» п. 1 ст. 26 Закона.

В соответствии со ст. 24 Закона об ОСАГО по своей организационно-правовой форме профессиональное объединение страховщиков представляет собой союз и на него распространяются все положения ГК РФ и Федерального закона «О некоммерческих организациях», касающиеся ассоциаций (союзов), со следующими дополнениями. Членство в этом объединении обязательно для страховщиков, занимающихся обязательным страхованием. Объединение открыто для вступления новых членов, и в его уставе должна содержаться соответствующая норма. Вступая в объединение, новый член объединения обязуется выполнять положения его устава, в том числе дает свое согласие на вступление новых членов, удовлетворяющих требованиям, предъявляемым к страховщикам. При создании объединения помимо согласия антимонопольного органа требуется согласие органа страхового надзора. В данном случае, видимо, получение согласия от обоих этих органов — определенная формальность, поскольку у них просто нет возможности отказать, ибо в силу требования п. 4 ст. 33 Закона об ОСАГО с 1 июля 2004 г. объединение уже должно производить компенсационные выплаты, а значит, к этому моменту оно должно быть не только создано, но и накопить соответствующие финансовые ресурсы. В отличие от обычных ассоциаций и союзов, которые не могут самостоятельно заниматься предпринимательской деятельностью, объединение вправе самостоятельно вести предпринимательскую деятельность (ст. 25 указанного Закона), поскольку это служит целям его создания. Организация, одна из задач которой — осуществление публичных функций контроля за деятельностью предпринимательских структур, сама наделена правом участвовать в хозяйственном обороте в качестве одной из таких предпринимательских структур. В связи с этим считаем, что Конституционный Суд РФ должен рассмотреть вопрос о соответствии нормы п. 2 ст. 25 Закона в ее взаимодействии с обязательным членством страховщиков в объединении положению ч. 2 ст. 34 Конституции РФ, запрещающему экономическую деятельность, направленную на монополизацию и недобросовестную конкуренцию.

У объединения четыре основных направления деятельности, определенных в ст. 25 и 26 Закона об ОСАГО: организация взаимодействия страховщиков при урегулировании требований о выплатах одним из страховщиков по договору, заключенному другим страховщиком, включая разрешение споров между страховщиками; представление и защита в органах государственной власти, органах местного самоуправления, иных органах и организациях интересов, связанных с осуществлением членами профессионального объединения обязательного страхования; аккумулирование средств для компенсационных выплат; осуществление компенсационных выплат и реализация прав требования к лицам, причинившим вред, и к страховщикам в связи с компенсационными выплатами; компенсация недостающей части активов при передаче страхового портфеля за счет средств, предназначенных для осуществления компенсационных выплат; формирование информационных ресурсов по обязательному страхованию.

Из статьи 26 Закона следует, что в п. 2 ст. 25 речь идет не о федеральных информационных ресурсах, указанных в ст. 30 Закона, а об информационных ресурсах самого объединения. Однако далее в разделе об участии государства в отношениях по обязательному страхованию показано, что, вероятнее всего, формирование и ведение федеральных информационных ресурсов будет также поручено объединению, и вряд ли объединению есть смысл формировать и вести параллельно как собственные, так и федеральные информационные ресурсы.

Тем не менее только практика применения п. 2 ст. 25 Закона покажет, будет объединение формировать и вести федеральные ресурсы и будет ли оно параллельно вести собственную информационную базу по обязательному страхованию, а также разработку и контроль за соблюдением страховщиками специальных правил профессиональной деятельности, в основе которых лежат указанные ранее порядок взаимодействия страховщиков, порядок сбора и аккумулирования средств для выплат, порядок формирования информационных ресурсов. Контроль за соблюдением этих правил будет осуществляться специальным органом профессионального объединения.

Только первое из названных направлений деятельности ориентировано на разрешение проблем самих участников обязательного страхования. Остальные три обеспечивают реализацию объединением публичных функций, в том числе и надзорных. Иными словами, для страховщиков, занимающихся обязательным страхованием, помимо уже существующего органа страхового надзора вводится еще один надзорный орган, наделенный, кроме того, правом ведения предпринимательской деятельности.

Компенсационные выплаты объединение осуществляет в силу Закона и своих учредительных документов. Однако в соответствии со ст. 19 Закона рассмотрение предъявленных объединению требований может осуществляться страховщиками, действующими за счет объединения по посредническому договору. Именно указание «за счет объединения» определяет посреднический характер договора.

Помимо посреднических функций по урегулированию требований о компенсационных выплатах, которые принимаются страховщиком добровольно на договорной основе, страховщики на основании учредительных документов объединения несут субсидиарную ответственность по его обязательствам в отношении компенсационных выплат, но не всем своим имуществом, а лишь в пределах специально сформированных резервов. Таким образом, в части компенсационных выплат в распоряжении потерпевших имеются не только финансовые ресурсы объединения, но и специально сформированные для этой цели ресурсы всех страховщиков, являющихся его членами.

Согласно п. 2 ст. 19 Закона об ОСАГО требование о компенсационной выплате предъявляется объединению в порядке, закрепленном в п. 1 ст. 13 Закона, и для его удовлетворения у объединения есть 15 дней (п. 2 ст. 13). Затем в силу п. 2 ст. 200 ГК РФ начинается течение исковой давности, предусмотренной в п. 3 ст. 18 Закона.

Серьезной проблемой для потерпевших, требования которых не удовлетворены добровольно, будет реализация их требований в судебном порядке: при предъявлении иска о компенсационной выплате неизбежно возникнет вопрос о подсудности. В силу п. 2 ст. 19 Закона об ОСАГО иск к объединению является договорным, а не деликтным; как следует из п. 2 ст. 27 указанного Закона, объединение отвечает перед потерпевшим не всем своим имуществом, а лишь определенной его частью, которая обособлена от остального имущества объединения. Для удовлетворения разных требований обосабливаются две разные части имущества. А значит, потерпевший, даже выиграв судебный процесс, но не получив удовлетворения из-за отсутствия у объединения соответствующих средств, не сможет начать процесс банкротства объединения. Он должен будет предъявлять к членам объединения требование о применении субсидиарной ответственности.

Однако и члены объединения несут указанную субсидиарную ответственность не всем своим имуществом, а в пределах соответствующих резервов, поэтому и с ними возникает та же проблема.

Таким образом, механизм ответственности по обязательствам объединения, связанным с осуществлением компенсационных выплат, в принципе позволяет объединению и его членам «гонять потерпевшего по кругу» от одного члена объединения к другому. Это может стать возможным из-за отсутствия соответствующих ресурсов у объединения в начальный период его деятельности. Предполагается, что страховщики накопят соответствующие резервы и перечислят часть из накопленных средств объединению.

Механизм компенсационных выплат представляет собой совершенно новое правовое явление. Отношения, связанные с этими выплатами, выступают не договорными, а «как бы договорными». Юридические лица (объединение и страховщики) отвечают по требованиям о выплатах не всем своим имуществом. Некоммерческая организация (объединение) должна в отношении средств, предназначенных для указанных выплат, заниматься инвестиционной, т.е. чисто коммерческой, деятельностью.

Профессиональным объединением страховщиков устанавливаются правила, обязательные для профессионального объединения и его членов и содержащие требования в отношении, например, действий членов профессионального объединения страховщиков и оформления ими документов при передаче страхового портфеля, а также дополнительных условий и особенностей передачи страхового портфеля, в том числе выбора страховщика, которому передается страховой портфель, при применении мер по предупреждению банкротства страховщика и в ходе процедур, применяемых в деле о банкротстве страховщика, порядка определения размера и выплаты страховщику, которому передан страховой портфель, соответствующего вознаграждения.

Объединение страховщиков выполняет кроме названных (взаимодействие, выработка единых правил) и такие функции, как защита членов объединения, выплата компенсаций потерпевшим (не путать со страховыми выплатами).

В отношениях страховщика и страхователя, как правило, выступает одна страховая организация. Но эта организация может быть заменена другой с согласия страхователя и Департамента страхового надзора Министерства финансов РФ. Кроме того, если уже есть потерпевшие, требующие выплат по договору обязательного страхования, то необходимо и их согласие, которое запрашивается у вышеуказанных лиц в письменной форме. Свое решение они доводят до страховщика также в письменной форме. Факт запроса страховщиком согласия у страхователя на замену дает последнему право на отказ от продления договора, даже если предусмотренный для отказа срок в два месяца до окончания договора истек. Важно, что в запросе согласия для замены страховщика должно содержаться разъяснение страхователям и потерпевшим их прав на отказ от замены страховщика и продления договора.

Замена страховщика производится на основании договора между прежним и новым страховщиком.

Департамент страхового надзора Министерства финансов РФ вправе отказать в замене страховщика в случаях, если замена страховщика влечет нарушение требований к гарантиям платежеспособности страховщиков; если новый страховщик не имеет лицензии на осуществление страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств и если условия и порядок замены страховщика не соответствуют требованиям законодательства Российской Федерации.

<< | >>
Источник: под ред. В.В. Шахова, В.Н. Григорьева, А.Н. Кузбагарова.. Страховое право: учебник для студентов вузов, обучающихся по специальностям «Юриспруденция», «Финансы и кредит». 2011

Еще по теме 7.3.1. Договор обязательного страхования гражданскойответственности владельцев транспортных средствкак важнейший инструмент правового регулирования ОСАГО:

  1. Раздел 6. Обязательное страхование гражданской ответственности владельцев транспортных средств
  2. Глава II. Страхование гражданской ответственности владельцев транспортных средств как вид обязательного страхования
  3. § 1. Субъекты отношений при страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств
  4. § 3. Третьи лица при страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств
  5. Глава V. Договор обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств
  6. § 1. Общая характеристика договора обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств
  7. § 2. Форма договора обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств
  8. § 3. Заключение договора обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств
  9. § 4. Продление договора обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств и досрочное прекращение его действия
  10. Глава VI. Исполнение договора обязательного страхования ответственности владельцев транспортных средств
  11. Глава VIII. Профессиональное объединение страховщиков, осуществляющих обязательное страхование ответственности владельцев транспортных средств
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Акционерное право - Бюджетная система - Горное право‎ - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право зарубежных стран - Договорное право - Европейское право‎ - Жилищное право - Законы и кодексы - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История политических учений - Коммерческое право - Конкурсное право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право России - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминальная психология - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Образовательное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право интеллектуальной собственности - Право собственности - Право социального обеспечения - Право юридических лиц - Правовая статистика - Правоведение - Правовое обеспечение профессиональной деятельности - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Римское право - Семейное право - Социология права - Сравнительное правоведение - Страховое право - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Судебное дело - Судебные и правоохранительные органы - Таможенное право - Теория и история государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия права - Финансовое право - Экологическое право‎ - Ювенальное право - Юридическая антропология‎ - Юридическая периодика и сборники - Юридическая техника - Юридическая этика -